Торговый центр он на пролетарской: Торговый центр ON на проспекте Обуховской Обороны — отзывы, фото, цены, телефон и адрес, список магазинов и заведений — ТЦ — Санкт-Петербург

Содержание

Пролетарская — Копирка — копировальный центр

Чтобы переместить карту, проведите по ней двумя пальцами

QR-код этой страницы

Копировальный центр Копирка

Адрес:
Москва, 3-й Крутицкий переулок, д.18

Режим работы:

Тех. перерывы — с 11:30 по 12:00 и с 17:00 по 17:30.
Перерывы могут незначительно отличаться от указанных.

Телефон офиса «Пролетарская»:
+7 495 660 36 00 (доб. 129)
Электронная почта:
129@kopirka.ru

Как добраться:

Станция м. Пролетарская, последний вагон из центра, выход на 3-й Крутицкий переулок к ТЦ «Метромаркет». Из стеклянных дверей налево, подняться по первой лестнице справа.

Центр «Копирка» расположен на 2 этаже ТЦ «Метромаркет», справа от «Бытовых услуг» и операционной кассы за магазином «Розовый кролик». Будем рады видеть Вас в нашем центре.

О копировальном центре на Пролетарской

Сеть копировальных центров «Копирка» – лидер по предоставлению профильных услуг по всей Москве. Наши центры удобно расположены в пешей доступности от большинства станций метро на всех ветках.

В копицентре «Копирка» на метро Пролетарская Вы можете заказать любую услугу, в числе которых цифровая печать, изготовление календарей и широкоформатная печать А0, а также сделать штамп срочно. Оперативная полиграфия от сети «Копирка» – это всегда высочайшее качество и скорость выполнения заказов любой сложности по доступной цене.

Услуги типографии на Пролетарской:

  • Печать чертежей А1 и др. форматов;
  • Печать на холсте.
  • Ламинирование документов;
  • Сканирование документов;
  • Изготовление печатей;
  • Печать на пленке;
  • Широкоформатная печать;
  • Ксерокопия и печать документов;
  • Печать визиток;
  • Брошюровка на скобы.
  • Брошюровка на мет.пружину.

Услуги фотоателье:

  • Срочное фото на документы:
    • Фото на паспорт
    • Фото на визу
  • Оцифровка видео;
  • Часы с фото;
  • Изготовление фото магнитов;
  • Фото на кружке;
  • Фото на футболке;
  • Печать фотографий;

Метро Пролетарская на карте Москвы

остановка Метро Пролетарская (южный вход) (60 метров)

Автозаводская — 10 остановок на автобусе 766

Волгоградский проспект — 5 остановок на автобусе П46

Дубровка — 4 остановки на автобусе 766

ЗИЛ — 18 остановок на автобусе 766

Марксистская — 4 остановки на автобусе 766

Нижегородская — 18 остановок на автобусе 766

Таганская — 4 остановки на автобусе 766

Калитники — 14 остановок на автобусе 766

Нижегородская — 19 остановок на автобусе 766

остановка Стройковская улица (260 метров)

Борисово — 41 остановка на автобусе н5

Братиславская — 31 остановка на автобусе н5

Волжская — 16 остановок на автобусе н5

Домодедовская — 51 остановка на автобусе н5

Зябликово — 47 остановок на автобусе н5

Китай-город — 12 остановок на автобусе н5

Красногвардейская — 47 остановок на автобусе н5

Кузьминки — 11 остановок на автобусе н5

Люблино — 22 остановки на автобусе н5

Марьино — 36 остановок на автобусе н5

Текстильщики — 7 остановок на автобусе н5, т27

Шипиловская — 43 остановки на автобусе н5

Текстильщики — 11 остановок на автобусе т27

остановка Метро Пролетарская (270 метров)

Авиамоторная — 10 остановок на трамвае 38, 12 ; 17 остановок на трамвае 43

Автозаводская — 7 остановок на автобусе с835 ; 38 остановок на автобусе е80

Кантемировская — 13 остановок на автобусе е80

Каширская — 11 остановок на автобусе е80

Кожуховская — 15 остановок на автобусе с835

Коломенская — 8 остановок на автобусе е80

Крымская — 23 остановки на трамвае 38

Новокузнецкая — 7 остановок на трамвае А

Павелецкая — 4 остановки на трамвае А, 38

Партизанская — 25 остановок на трамвае 12

Первомайская — 32 остановки на трамвае 12

Площадь Ильича — 4 остановки на трамвае 38, 12

Римская — 4 остановки на трамвае 38, 12

Семеновская — 21 остановка на трамвае 12

Сретенский бульвар — 14 остановок на трамвае А

Технопарк — 7 остановок на автобусе е80

Третьяковская — 7 остановок на трамвае А

Тульская — 13 остановок на трамвае 38

Угрешская — 9 остановок на трамвае 43

Шоссе Энтузиастов — 13 остановок на трамвае 38

Авиамоторная — 10 остановок на трамвае 38, 12 ; 17 остановок на трамвае 43

Москва-Товарная-Павелецкая — 4 остановки на автобусе 984

Павелецкий вокзал — 3 остановки на трамвае А, 38

Серп и Молот — 5 остановок на трамвае 38, 12

остановка Динамовская улица (470 метров)

Царицыно — 20 остановок на автобусе н13

Царицыно — 21 остановка на автобусе н13

Бюро Александра Башина получило одобрение проекта ТЦ «Акфена» на месте кондитерской фабрики

Вид на ТЦ со стороны ул. Пролетарской. Источник: презентация «Архпроект Групп»

Проект архитектурных решений торгового центра по ул. Черняховского – ул. Пролетарской – Озерному проезду был одобрен на заседании градсовета в четверг, 25 февраля. Объект будет строиться на участке, который принадлежит холдингу «Акфен». До этого концепция административно-торгового центра на месте снесенных корпусов кондитерской фабрики рассматривалась уже два раза и отправлялась членами градсовета на доработку. В частности, у службы охраны памятников и ее руководителя Евгения Маслова возникли опасения по поводу того, что не все мероприятия по проекту регенерации исторической среды завершены.

Варианты архитектурных решений представлял руководитель бюро «Архпроект Групп», экс-главный архитектор Калининграда Александр Башин. Его компания занялась объектом на Озерном проезде после того, как не были согласованы архитектурные решения ТЦ авторства Игоря Ли.

По словам Александра Башина, сейчас проект регенерации учитывает основные параметры, в частности, отметки высот здания. Это порядка 19–25 метров. Проект Игоря Ли не получил одобрение, так как высота запланированного объекта составляла 25 метров, что выше допустимых параметров. При этом максимальный процент застройки на участке по Озерному проезду площадью чуть более 7 тыс. кв. м, как и минимальный процент озеленения, сейчас не устанавливается. У бюро Башина процент застройки будет достигать 75 %, озеленения — 20 % соответственно. Минимальный отступ от границ участка совпадает с красными линиями.


«По сути, ул. Пролетарская достаточно широкая. Фасад там отступлен от красной линии. Фасады по Озерному проезду стоят на красной линии и идут ровно параллельно ему. Отступ там минимальный, 1 метр, чтобы сделать основные конструкции по низу. При этом границы земельного участка у нас чуть больше. По ГПЗУ, который нам выдали, там вообще пятно застройки полностью позволяет размещаться в нем. Поэтому мы по ул. Пролетарской отступили метр, поставили свой фасад», — объяснил Башин решение по отсутствию отступов от красных линий на 5 метров.

Кроме того, проектанты указали в докладе, что учли основной принцип регенерации — «воссоздание части городской среды в соответствии с градостроительной идеологией, сложившейся в конце XIX начале –XX века», и «создание кварталов в духе сложившейся исторической застройки Калининграда – Кёнигсберга». Указанные режимы проекта регенерации были ранее представлены бюро «Архпроект Групп» в службу охраны памятников и утверждены

Евгением Масловым.


Три варианта архитектурного решения и фасадов для торгового центра на Озерном проезде — ул. Пролетарской — ул. Черняховского. Источник: презентация «Архпроект Групп»

Как пояснил Александр Башин, холдинг «Акфен» заказывал консалтинговой компании JLL комплексный анализ функционального использования будущего торгового центра на предмет загрузки, подъездов, входов, выходов и комплексной оценки всех городских функций. 

«По плану на цокольном этаже — торговый центр, на первом этаже имеем торговую галерею, со входом с ул. Черняховского и выходом на угол ул. Баранова. Техническая часть с заездом со стороны ул. Пролетарской. Второй этаж частично торговый. Правая сторона (угол ул. Черняховского) полностью становится офисной, часть здания на Пролетарской тоже офисная. Третий этаж большую часть занимает парковка, частично офисы по обозначенным сторонам, четвертый и пятый этажи аналогичные», — рассказал архитектор.

Членам градсовета были представлены три варианта архитектурно-градостроительных решений по новому торговому центру на месте снесенной кондитерской фабрики.

Во всех вариантах фасадов ТЦ использовались как керамика, кирпич, черный композитный материал, так и светлый дрезденский песчаник. Калининградские архитекторы Олег Васютин, Сергей Гулевский, Вячеслав Генне высказались за второй вариант, предполагающий фасад со стороны ул. Пролетарской в кирпиче и создающий единый общий ансамбль с башней «Врангель». На фасадах на углу ул. Черняховского и Озерного проезда в этом варианте применена светлая песочная керамика с подрезкой последнего этажа и выделением графитом и композитным материалом, совмещенным со стеклом. Фасад со стороны Озерного проезда будет поделен на две части. Темными ламелевыми конструкциями будут обозначены этажи с парковками для корреляции здания с соседним ТЦ «Z-Форт» и 8-этажной гостиницей Mercure. Нижняя торговая галерея будет исполнена в кирпиче.


Председатель регионального отделения Союза архитекторов России Петр Черненко указал на то, что высота 19-25 метров для торгового центра избыточна в этой части исторического центра Калининграда, однако «если она задана, то надо соблюдать».

«Здесь эти слова про регенерацию исторической среды странно звучат, а так объект хороший сам по себе. По вариантам по Пролетарской лучший вариант — это 2020 года. Потому что та часть по Озерному проезду больше сочетается с гостиницей Mercure, чем последний вариант. Как-то там улица формируется», — высказал мнение Черненко.

По технико-экономическим показателям общая площадь здания, которое будет построено на участке между ул. Черняховского и Пролетарской, достигает 27, 8 тыс. кв. м. При этом торговля и магазины займут только 1,8 тыс. кв. м, бытовое обслуживание — 1,68 тыс. кв. м. Большая часть отводится на парковку — 8,28 тыс. кв. м., и, конечно, офисы — 4,88 тыс. кв. м. Машиномест предусмотрено 223, дополнительно учитываются еще 34 уличных места у отеля Mercure. Всего по планам «Архпроект Групп» ТЦ будет располагать 257 местами при нормативах градостроительного проектирования 242 машиноместа.


Советник губернатора Вячеслав Генне отметил важность и масштабность нового объекта вблизи реконструированной ул. Баранова, подчеркнув необходимость очного сбора членов градсовета, так как впереди предстоит обсуждение центральной части Калининграда и Дома советов. По словам Генне, ул. Профессора Баранова имеет проектное продолжение по Озерному проезду в плане типа покрытий, малых архитектурных форм, мебели и т. д. Генне также высказал просьбу бюро Александра Башина учесть эти проектные решения при будущем благоустройстве Озерного проезда.

В итоге председатель градсовета Евгений Костромин озвучил резолюцию об утверждении второго варианта архитектурных решений для будущего ТЦ «Акфена» на Озерном проезде. Проектировщикам рекомендовали доработать подсветку здания и учесть наработки ул. Баранова. В дальнейшем будет согласован паспорт всех фасадов нового торгового центра.

Торговый центр на улице Малой Пролетарской в Ярославле безопасен для эксплуатации

Здание у Толбухинского моста, где ранее располагался торговый центр «Карусель», теперь в собственности о компании «МСИ», работающей под маркой «МебельМаркт». Новые владельцы взялись за ремонт торгового центра основательно, и недавняя госэкспертиза показала, что здание абсолютно безопасно для эксплуатации.

— Я работал с прежним владельцем здания, поэтому, можно сказать, знаю этот торговый центр изнутри. Капитальный ремонт, которую мы сейчас проводим, делается с соблюдением всех норм и требований. В конце июля мы прошли внеплановую проверку Инспекции государственного строительного надзора. Проверка проходила 14 часов. Во время проверки подводилась фотосъемка. В результате специалисты Госстройнадзора заключили, что здание пригодно для эксплуатации. Об этом свидетельствует акт от 30 июля 2020 года, — рассказал главный инженер ООО «МСИ» Борис Рыбаков. По его словам, новый собственник провёл большую работу по укреплению перекрытий и отказался от идеи разгрузки фур непосредственно в здании ТЦ, как это было ранее. По окончании ремонта техническое состояние здания будет полностью соответствовать ГОСТам.

В настоящее время на объекте кипит работа. Делается всё, чтобы ремонт завершился в короткий срок.

— Сейчас мы восстанавливаем стены, делаем стяжку пола, в ближайшее время притупим к монтажу инженерных сетей, а затем — к внутренней отделке помещений. Конечно, это большая работа, поскольку площадь торгового центра — около 24 тысяч квадратных метров, но это не первый наш объект подобного масштаба. Четко скоординированная работа профессиональной команды позволит в максимально короткие сроки сдать объект в эксплуатацию, — отметил Борис Рыбаков.

Собственник заверяет, что новый мебельный центр будет не только безопасным, но и удобным, а его торжественное открытие с обширной развлекательной программой обещает стать настоящим праздником для жителей города.

В ТПУ «Нагатинская» появится офисно-торговый центр с кино и бассейном — Комплекс градостроительной политики и строительства города Москвы

Выдано разрешение на строительство офисно-торгового центра площадью почти 230 тыс. кв. метров в составе транспортно-пересадочного узла (ТПУ) «Нагатинская» на юге столицы, сообщили в Мосгосстройнадзоре.

«Здание возводится на средства инвестора в Нагорном районе рядом со станцией метро «Нагатинская» Серпуховско-Тимирязевской линии. Разрешение на строительство действует до июля 2023 года», – сообщили в пресс-службе Мосгосстройнадзора.

Высота офисно-торгового центра будет от 10 до 16 этажей с тремя этажами подземного паркинга. Помимо офисов, там разместится торговый комплекс, кафе, рестораны, многозальный кинотеатр, фитнес-центр с бассейном и развлекательной зоной. Около здания предусмотрена наземная автостоянка.

ТПУ «Нагатинская» объединит под одной крышей три вида транспорта: железнодорожную платформу, станцию метро «Нагатинская» и городской автотранспорт нескольких маршрутов.

Транспортный узел будет построен по принципу «сухие ноги» – он обеспечит пассажирам пересадку с электричек на автобусы и метро по комфортным теплым переходам. Это значительно сократит время в пути для пассажиров и улучшит транспортную ситуацию на Варшавском шоссе при движении из центра города.

Начать просмотр

ВОПРОСЫ   #3

Транспортно-пересадочные узлы: что это и зачем они нужны городу?

ТПУ – транспортно-пересадочный узел, который объединяет в единую систему все виды общественного транспорта: метро, железную дорогу, Московское центральное кольцо (МЦК) и наземный городской транспорт. Чаще всего пересадка с одного вида транспорта на другой осуществляется по приницпу «сухие ноги», то есть по крытому надземному или подземному переходам. Они защищают от дождя и холода и сокращают пассажирам время в пути.

 

Назад

Это многофункциональное здание, которое предназначено не только для пересадок, но и для организации торговли, досуга, точек питания. Также в ТПУ размещают коммерческие, социальные, спортивные объекты и создают рабочие места.

Для комфортного пребывания ТПУ оснащено лифтами, подъемниками и специализированными кассами для маломобильных людей. Автомобилисты могут оставить машину на перехватывающей парковке и пересесть на общественный транспорт.

 

Назад

Перехватывающие парковки расположены вблизи самых востребованных станций метрополитена, МЦК и МЦД. Они позволяют автомобилистам экономить время в пути: водитель может оставить здесь машину и пересесть на общественный транспорт.

В соответствии с условиями тарифа, парковками можно воспользоваться бесплатно с 05:30 до 02:00 при совершении не менее двух поездок на метро, МЦК или МЦД, первая из которых – от ближайшей к парковке станции.

Если автомобилист, припарковавшийся на перехватывающей парковке, не пользуется общественным транспортом, для него действует специальный тариф. 

Назад

На данный момент:

В Москве реализуется 96 ТПУ. Из них 26 строят на строящихся станциях метро (16 на БКЛ) и 30 на построенных.

 

Назад

В апреле 2019 года открылся один из крупных ТПУ – «Саларьево». Он находится в поселении Московский, на пересечении Киевского шоссе и строящейся магистрали Солнцево – Бутово – Варшавское шоссе.

Площадь ТПУ — 15,5 га, пассажиропоток — 115 тыс. человек в сутки. В состав узла вошли:

ТПУ включает торгово-развлекательный центр «Саларис».

В Северном округе ТПУ «Ховрино» объединил метро, международный автовокзал и новую станцию будущего третьего маршрута Московских центральных диаметров «Ленинградско-Казанский» (МЦД-3).

Назад

В 2016 году в Нью-Йорке открыли самый дорогой в мире ТПУ – World Trade Center. На его строительство ушло 12 лет и 4 млрд долларов. Сложный многоуровневый подземный комплекс объединяет между собой несколько линий метро и подземной железной дороги (PATH).

Растянувшийся между небоскребами 100-метровый павильон из стальных криволинейных ребер задумывался архитектором как «белоснежный голубь, выпущенный на волю». На уровне хаба соединяются строящиеся башни на площадке Всемирного торгового центра, размещены магазины. Главный элемент проекта – световой фонарь, накрывающий собой площадь.

Назад

В ТПУ создадут все условия для людей с ограниченными физическими возможностями. Там появятся пандусы, разметки, лифты и другие удобства.

«По поручению мэра Сергея Собянина Мосгосстройнадзор уделяет особое внимание качеству и безопасности строительства столичных объектов. Инспекторы составят программу проверок, которая охватит все этапы строительства. При участии специалистов Центра экспертиз проведут комплекс лабораторно-инструментальных исследований по качеству работ», – отметил председатель Мосгосстройнадзора Олег Антосенко.

Начать просмотр

ВОПРОСЫ   #3

Центр экспертиз в строительстве

ГБУ «ЦЭИИС» – Государственное бюджетное учреждение города Москвы «Центр экспертиз, исследований и испытаний в строительстве». Оно создано согласно распоряжению правительства Москвы № 498-РП от 4 сентября 2012 года.

Специалисты учреждения проводят обследования, лабораторные и другие испытания, а также экспертизы для выявления и предупреждения нарушений при строительстве и реконструкции капитальных объектов в Москве.

Также ГБУ «ЦЭИИС» проводит работы по оценке показателей энергетической эффективности объектов капитального строительства, включая проведение инструментального обследования для определения класса энергетической эффективности зданий и сооружений при вводе объектов в эксплуатацию.

Функции и полномочия учредителя ГБУ «ЦЭИИС» осуществляет Комитет государственного строительного надзора города Москвы (Мосгосстройнадзор).

 

Назад

Директор ГБУ «ЦЭИИС» – Егоров Виктор Николаевич

Заместители директора:

  • Никулин Василий Александрович
  • Фузеев Вячеслав Анатольевич
  • Дурасов Юрий Михайлович
Назад

Адрес организации: Рязанский пр-кт, д. 13

Время работы:

ПН-ЧТ: с 8-00 до 17-00

ПТ: с 8-00 до 15-45

Суббота и воскресенье — выходной

Единый телефон: +7 (499) 170-51-62

Назад

Что построят в районе Нагорный

 

Все о строительстве ТПУ в Москве

 

Офисы, кинотеатр и бассейн появятся в ТПУ «Нагатинская»

Информационная служба портала Стройкомплекса

О «Пролетарском опыте» Клода Лефора

Завод Renault, Булонь-Бийанкур (Рене-Жак, 1951).

Схема, которая упорядочила концепцию революции в «Социализме или варварстве», основывалась на тщательном изучении опыта рабочего класса. Это поставило группу на малоизвестную территорию. Несмотря на то, что традиционный марксизм ставил пролетариат в концептуальный и политический центр своих интересов, его трактовка рабочего класса как воплощенного выражения абстрактных экономических сил исключала возможность тщательного анализа конкретных производственных отношений.Это также сняло вопросы о том, как пролетариат может действовать как революционный агент, понимая революцию как квазиавтоматический результат противоречий, которые разыгрываются на уровне «объективных сил». Французские «гуманитарные науки» еще не начали производить исследователей, которые считали французский рабочий класс законным объектом изучения. На протяжении 1950-х годов в антропологии, с одной стороны, доминировали исследования «экзотики», а с другой — конфликт между структурной антропологией и философией, из-за которой дисциплина «владела» эпистемологией.Социология по большей части работала в зоне исследований, которая колебалась между политикой и университетом. В то время как ученики Жоржа Фридмана, как и Ален Турен, проводили исследования французского рабочего класса способами, совершенно отличными от промышленной социологии американского стиля, только после того, как рабочие не выступили против Голлистской Пятой республики в 1958 году, академическая дисциплина… представленная, в частности, Туреном, Сержем Малле и Мишелем Крозье, занималась «судьбой» французского рабочего класса.Только производственные отношения и промышленная социология серьезно относились к проблеме производственного опыта. Однако в этой области доминировали американские исследователи, которые в основном рассматривали производственные конфликты как социальное выражение психологических отклонений. Эта эпистемологическая позиция была прямым перекодированием политического мировоззрения, характерного для капиталистов, которые их использовали.

Даже ранние работы Маркса мало что предлагали в плане исторически конкретного подхода к опыту рабочего класса.Лефорт утверждает, что это следует из двойного образа пролетариата у Маркса. Пролетариат — порождение капитализма, стоящее на переднем крае технологического и организационного развития. Она действует одновременно внутри господствующей буржуазной рациональности в силу ее обобществления и вне ее в силу опыта реальности эксплуатации, которую господствующая рациональность узаконивает и одновременно скрывает. Именно эта уникальная ситуация позволяет пролетариату развить рациональность, выходящую за рамки буржуазии, и стать исторической движущей силой социализма.Эта позиция сопоставляется с другой, согласно которой безжалостная эксплуатация и массовое отчуждение низвели рабочих до статуса недочеловеков. Лефорт утверждает, что этот второй образ симметричен представлению о революции как о взрыве и о социализме, который не требует внутренней артикуляции на уровне теории, потому что он просто заменит капитализм «от негатива к позитиву». Это образ пролетариата, который стал господствующим у Маркса.

Работая против этого преобладания, Лефорт берет версию первой, но помещает ее в особый контекст капитализма после 1945 года.Его подход обусловлен предположением, что отчуждение — это тенденция, а не достижение. Это предположение коренится во взглядах Socialisme ou Barbarie на основное противоречие бюрократического капитализма, согласно которому капиталистическая управленческая идеология и практика имеют тенденцию исключать рабочих из творческого взаимодействия со своей работой, в то время как творческое взаимодействие постоянно требуется для того, чтобы решить множество проблем, возникающих в процессе производства.Если бы рабочие были полностью отчуждены, то были бы невозможны не только революционные действия, но и остановилось бы само капиталистическое производство. В использовании концепции бюрократического капитализма подразумевается более фундаментальное утверждение о том, что модальности эксплуатации, конфликта и творчества изменчивы и исторически специфичны. Положение на бюрократических капиталистических предприятиях отличается от положения на предприятиях прежних периодов, и опыт производства специфичен не только для этого типа организации, но и для специфической ситуации рабочего движения.Даже если бы у раннего Маркса существовал вполне четко сформулированный подход к этому реестру опыта рабочего класса, он мог бы служить лишь образцом. Проблемы анализа все равно придется ставить снова.

«Пролетарский опыт» подчеркивает радикальное творчество рабочего класса и исторически случайный характер этого творчества. Отчасти следуя своей позиции в отношении революционной организации, Лефорт утверждает, что только рабочие могут знать и писать о своем опыте: революционная теория должна ограничиваться анализом и интерпретацией того, что они пишут.Используя «Американский рабочий» Пола Романо и «Témoinage: La vie en usine» Эрика Альбера в качестве отправной точки, Лефорт намечает программу исследования «пролетарской точки зрения», которая должна выделить и описать значения, которые структурируют пролетарское поведение. Эти анализы будут дополнены критическими отчетами о действиях автономных рабочих, которые будут функционировать как заявления о политическом горизонте и как широко синтетические анализы современного капитализма. Лефорт также представляет собрание этих нарративов основой для широкомасштабной социологии рабочего класса «изнутри», которая включала бы все аспекты взаимодействия рабочего с доминирующей культурой и сосредоточивалась на вопросе о том, существовала ли специфическая « mentalité ouvrier» и как это может выглядеть.Рабочие нарративы должны были стать частью продолжающегося диалога между группой и рабочим авангардом, который должен был стать центром деятельности «Социализма или варварства», как это представлял себе Лефорт. Но он так и не стал образцом для группы или журнала, потому что, несмотря на запросы на статьи, которые часто появлялись в Socialisme ou Barbarie (а также в связанных проектах, таких как Tribune Ouvrière ), рабочие просто не писали.

Акцент Лефорта на описаниях и интерпретациях второго порядка вытекает из его позиции, выработанной в периодических дебатах в Socialisme ou Barbarie по «организационному вопросу.Точкой консенсуса внутри группы было видение революции как кульминации процесса, посредством которого рабочий класс, действуя автономно, сознательно возьмет на себя руководство производством и, соответственно, обществом. Позиционируя себя в целом в традициях всеобщей забастовки, члены SB подчеркивали содержание социализма, а не модальности перехода. При этом группа отбросила более милитаризованные концепции революции, возникшие в рамках марксистской традиции в ответ на насильственное подавление Парижской Коммуны, которые послужили логической основой для ленинизма.Этот шаг был в значительной степени результатом общей озабоченности группы исторической судьбой ленинизма. По основному анализу разногласий не было. Авангардная партия была военной организацией, которая в своем разделении между партией и массами воспроизвела характерное для бюрократического капитализма разделение интеллектуального труда в целом, отделившее dirigeant от exécutant , мышление от действия, тех, кто концептуализирует, от тех, кто несет заказы.Именно это, а не вопросы собственности, определило результаты революционного движения. Последствия были очевидны в траектории, выбранной СССР.

В то время как существовало согласие по поводу критики ленинизма, «Социализм или варварство» не были едины во мнении о том, как лучше всего избежать повторения проблемы партии «Авангард» в своей деятельности. Корнелиус Касториадис утверждал, что группа должна быть организацией, которая генерирует революционную теорию, направленную на расширение возможностей рабочего авангарда, и не беспокоится о том, что может показаться, что она повторяет ленинский раскол между теоретиками (теми, кто думает) и массами (теми, кто следует инструкциям).Теория развивалась в диалоге с рабочим авангардом: она представляла собой дополняющую, а не обособленную форму деятельности. Социальные отношения внутри организации можно рассматривать как своего рода лабораторию революционной общительности, разворачивающейся в своем собственном, особом регистре. Для Лефорта проблема бюрократизации была первостепенной. Проблемой была не только революционная организация сама по себе, но и теоретическое производство должно было не попасть в ловушку, говоря рабочим, что они «на самом деле делают».Для Касториадиса это сделало бы политическую работу невозможной, потому что та или иная версия этого отношения встроена в природу самой теории. «Пролетарский опыт» можно рассматривать как попытку Лефорта выйти из этого практического тупика. Проект, намеченный , стал революционным действием. Мы увидим во второй части этой статьи, что это желание не говорить рабочим, чем они на самом деле занимаются, имело последствия для отбора текстов, которые должны были составить «пролетарскую документальную литературу».

Как мы видели, вслед за Марксом Лефорт (и группа в целом) рассматривали пролетариат как порождение капитализма, стоящего на переднем крае технологического и организационного развития. Пролетариат одновременно находится внутри господствующей рациональности в силу обобществления и вне ее в силу опыта в момент производства реальностей эксплуатации и иррациональности, которые господствующая рациональность легитимирует и скрывает. Теоретически конфликты в точке производства сделали бы рабочих источником альтернативной рациональности, которая могла бы наполнить социализм, но, поскольку они также являются участниками господствующей рациональности, элементы этой рациональности будут фрагментарными, а рабочие неустойчивыми в своих способностях. распознать их.Та же проблема повторяется в усугубленной форме у теоретика, чья способность генерировать теорию предполагает определенную подготовку и навыки, связанные именно с той рациональностью, которую теория стремится ниспровергнуть. Индивидуальные нарративы, написанные рабочими и подробно описывающие их опыт на производстве, открывают активистам доступ к этим конфликтам и производственным реалиям, которые их обуславливают. Феноменология этих нарративов будет использовать сравнительный подход, основанный на идее эйдетической редукции, для создания описаний второго порядка структурирующих характеристик рабочего опыта в целом.Эти описания второго порядка указывают на скрытое содержание этого опыта, отделяя универсальные подструктуры с революционным политическим потенциалом от случайности частного и возвращая их рабочему авангарду через посредство журнала.

Это отношение к рабочим-писателям и, в более широком смысле, к рабочему авангарду составляло революционное действие отчасти потому, что, следуя тому пути, которым он был чувствителен к проблемам объективации рабочего класса, Лефорт был склонен не различать внутри Это.Это фактически устранило любое пространство для боевых действий: не было задач, которые должны были выполнять боевики внутри рабочего класса. Нужно было быть либо с рабочими, что было хорошо, либо быть в стороне, что было плохо. Можно быть либо рабочим, либо боевиком, но не тем и другим одновременно. Общефеноменологический подход к рабочим нарративам был симметричен этой точке зрения: революционные активисты могли собирать рабочие нарративы и создавать интерпретации этих нарративов в рамках продолжающегося диалога с рабочим авангардом.Но эта роль, а вместе с ней и диалог, будут постепенно стираться по мере развития способностей пролетариата к руководству, проявляющихся в революционных действиях.

На протяжении всего «Пролетарского опыта» Лефорт доказывает, что анализ пролетарской точки зрения должен быть насквозь историческим. Он не может генерировать трансцендентные утверждения или овеществлять рабочий опыт. Результаты анализа должны учитывать повседневный опыт в момент производства с точки зрения его специфических исторических детерминант.Он обрисовывает то, что поставлено на карту, ссылаясь на теорию социальных изменений Маркса, используя хорошо известную схему перехода от феодального господства к буржуазии, изложенную в «Коммунистическом манифесте» , и более сложную версию в Немецкая идеология , как пункты. отъезда. Возможно, одна из причин, по которой революцию не будут показывать по телевидению, заключается в том, что революцию нельзя понять посредством анализа отдельных событий. Наоборот, такая революция, которая заменяет одну историческую форму другой, есть результат прогрессивного развертывания потенций, выработанных в предшествующей общественно-исторической формации:

.

Маркс не говорит, но позволяет сказать, что буржуазия с самого начала своего возникновения есть то, чем она будет, эксплуататорский класс, сначала, правда, непривилегированный, но обладающий с самого начала всеми чертами, которые ее история только развила. .Развитие пролетариата совершенно иное; сведенная только к своей экономической функции, она представляет собой категорию, еще не обладающую своим классовым смыслом/направлением [ sens ], смыслом/направлением, составляющим ее исходное поведение, которое в своей окончательной форме есть борьба во всех классах. -конкретные формы внутри общества против враждебных слоев. Это не значит, что ролью класса в производстве следует пренебрегать, — напротив, мы увидим, что роль рабочих в обществе, которую они призваны играть, чтобы сделать себя его хозяевами, прямо основана на их роль производителей, — но существенно то, что эта роль не дает им никакой фактической власти, а только все более сильную способность руководить [производством и обществом].

Вступительная строка Лефорта воспроизводит проблему марксизма, которую «Социализм или варварство» подробно критиковал в другом месте: обращение с буржуазией так, как если бы она была неспособна к творчеству или преобразованиям. Такой взгляд конструирует буржуазию по образу ее рациональности, а затем переходит к утверждению, что буржуазия всегда, по своей сути, была тем, чем она станет, когда станет господствовать. История ничего не изменила, кроме своего положения. Но точка зрения Лефорта не сосредоточена на этом схематическом анализе буржуазии и ее прихода к власти; скорее, он обеспечивает как фон, на котором он начинает ставить проблему понимания природы рабочего класса, так и упрощенный способ представить настоящее как обусловленное господством буржуазии.

Строки Лефорта делают явными предположения о формировании классов, которые проходят через большую часть коллективных оценок независимых действий рабочих в «Социализме или варварстве». Как класс сам по себе, пролетариат занимает общее положение в процессе производства, который продает свою рабочую силу за заработную плату, участвует в определенных типах конфликтов в процессе производства и т. д. Сдвиг в рефлексивность, в класс для-себя, обусловлен осознанием того, что связывает людей, занимающих общее положение в производственном процессе, и возникающие при этом конфликты, а также интересами и политическими проектами, вытекающими из этого признания. .Строго говоря, оба регистра являются историческими, поэтому обе формы можно понимать как наделенные определенным значением и/или чувством направления ( sens ). Но, следуя изложенной выше логике, класс в-себе ограничен своим непосредственным положением. Возможности перехода в класс для себя и были бы фрагментарны и разбросаны. Для Лефорта превращение рабочего класса в класс для себя зависит от усвоения им всеохватывающего телоса — его «возрастающей способности управлять производством.И телос, и процесс ассимиляции обусловлены типами конфликтов, характерными для бюрократического капитализма. Таким образом, есть один уровень направленности, который может раскрываться в повседневном опыте и конфликте, и другой, связанный, но не идентичный, вытекающий из тех же переживаний, переработанных через различные значения. Отношения между этими регистрами перекликаются с концепцией социального развития Вико, когда история понимается как спираль, круговое движение, растянутое во времени и, в принципе, прогрессивно, что допускает как повторение, так и изменение.Борьба приобретает свое значение по отношению к общему (революционному) проекту (здесь синоним направления), а общий проект, в свою очередь, постоянно деформируется отдельными видами борьбы. Роль революционных активистов в возвращении описаний и интерпретаций общих черт, связывающих рабочий опыт, основанных на внимательном чтении трудовых писаний, состоит в том, чтобы способствовать переходу к такому коллективному самосознанию. И в соответствии со своей критикой дедуктивизма Лефорт утверждает, что это подталкивает анализ к тщательному изучению того, какие социально-исторические условия формируют и наполняют рабочий опыт, и уводит от пьянящего эфира диалектики.

Чтобы получить доступ к этому опыту, революционные активисты должны были бы позиционировать себя «внутри» его, но им мешает их социальное положение. Из этого вытекает центральная роль нарративов, написанных рабочими о своем опыте в точке производства. Как отмечалось ранее, активисты могут привнести в диалог, который связывает их с рабочим авангардом (за который выступают рабочие-писатели), активисты сравнительного анализа нарративов, которые обеспечили бы связное описание «спонтанного поведения» рабочих в контекст промышленного труда, предпосылка для понимания «пролетарской точки зрения», характерной для данного периода.В чем состоит эта феноменология, теперь должно быть ясно. Он будет использовать сравнительные чтения, основанные на революционной теории, чтобы изолировать и интерпретировать типы конфликтов, практик или других паттернов, которые проявляются как универсальные (и политически связные) в рамках описаний пролетарского опыта. Использование методов, взятых из трансцендентальной феноменологии, было бы свободным, но предположения аналогичны. Редукции, разработанные Гуссерлем, были методом выделения универсальных аспектов значения, придаваемого понятию, из изменяющейся области употребления.Редукции проходят через ряд шагов сравнения экземпляров, чтобы произвести интерсубъективно проверяемые наборы необходимых предикатов, сгруппированных вокруг «определимого x». Но есть принципиальное различие между объектами и социальными группами или процессами как объектами познания. Феноменология трансформировала эмпирические объекты в трансцендентальные в поисках достоверности. Для Лефорта целью сравнительного чтения является определение, трансформация и (революционная) политизация того, что Касториадис позже назовет социально-воображаемыми значениями, формирующими рабочий опыт.

Эти предпосылки объединяются в анализе того, что Лефорт называл «пересмотром субъективного элемента классообразования». Этот вопрос был ключевым для раннего Маркса, но оставался недостаточно разработанным, потому что сведение истории к игре объективных сил сделало ее эпифеноменальной. Для «Социализма или варварства» это был основной аналитический и политический вопрос. Революция просто так не происходит. Революцию совершают люди, которые сознательно и коллективно берут на себя контроль над своей жизнью, своим окружением и обществом, в котором они живут.Они могут сделать это только на основе своего опыта. Здесь опыт относится к явному содержанию опыта, переработанному посредством переосмысления того, что является, по крайней мере на уровне рабочих нарративов, их скрытым политическим содержанием. Субъективно ориентированное переформулирование трансформации класса в себе в класс для себя, переосмысление этого латентного измерения дает рабочим предпосылку(и) революционного сознания, условие(я) возможности революционной деятельности.Таким образом, «субъективное» занимало центральное место в революционной теории. Термин «субъективный» используется в особом смысле:

Если верно, что ни один класс никогда не может быть сведен только к его экономической функции […], то тем более пролетариат нуждается в подходе, позволяющем следить за его субъективным развитием. С некоторыми оговорками в отношении значения этого термина, тем не менее, он лучше, чем любой другой, резюмирует доминирующую черту пролетариата. Оно субъективно в том смысле, что его поведение не является простым следствием условий [объективно формирующих его] существование или, глубже, условий, требующих от него постоянной борьбы за преобразование.[Нельзя определять рабочий класс,] постоянно различая его краткосрочную судьбу. [Скорее] борьба за выяснение идеологических [предпосылок], делающих возможным это различение, составляет опыт, посредством которого класс конституирует себя.

Субъективное обозначает то, что устраняется сведением рабочего класса к простой экономической категории, полностью определяемой его положением в промышленности, способами, которыми рабочие приспосабливаются к своему положению и борются за его преобразование.Для Лефорта субъективное — это область, в которой практически вырабатываются основы рабочего класса «для себя». Опять же, этот класс для себя есть предтеча революционера «для себя», который учреждает социализм. Анализ этой субъективной области поставил методологическую проблему выделения конкретных аспектов повседневного опыта в цехе, подлежащих анализу. Это также создало проблему с данными.

Повседневный опыт, связанный с социализмом или варварством, имел место в неформальных коллективах, формировавшихся в цехе и вахтовым методом в современной промышленности.Коллективы — это сцены, из которых возникает данное «спонтанное поведение перед лицом производственной работы» или структура горизонта. Анализ этих коллективных комплиментов продолжает переосмысление интенциональности, начатое Мерло-Понти в «Феноменология восприятия» , особенно в разделе «Тело как выражение и речь». Мерло-Понти перенес рамки Гуссерля непосредственно на проблему субъективной ориентации в социально-историческом. Для Мерло-Понти гуссерлевский трансцендентальный субъект становится исторически сложившимся, воплощенным субъектом, который движется и конституирует осмысленный мир.Интенциональность, направленность/конституция мира отображается на теле как источник пространственной ориентации и место, на котором записываются культурные смыслы. Это ставит интенциональность между личным и социальным. К семинарам середины 1950-х годов, в контексте более общего отхода от предметно-центрированного мышления, Мерло-Понти сделал интенциональность эксплицитно социальной, переработав ее через понятие института. Субъект учреждается тем, что он артикулирует себя и свой мир посредством специфических предсуществующих форм деятельности, управляемой правилами; субъект устанавливает, что такое взаимодействие никогда не бывает просто пассивным принятием, но одновременно операционализацией правил и творческим созданием окружающей их среды.Характеристики того, что стало считаться пролетарской документальной литературой, отражают это в предпочтении чувства воплощенного рассказчика, который использует подходящий рабочий язык в настоящем времени, фиксируя линии взгляда и ощущение движения через инсценированные пространства.

Лефорт рассматривал рабочий класс «для себя» как практическое творение, вырабатываемое на постоянной основе посредством игры общих моделей ассимиляции и конфликтов, характерных для опыта в точке производства при бюрократическом капитализме.Представление о том, что « sens » опыта рабочего класса — это его «все возрастающая способность управлять», послужило предпосылкой и своего рода фильтром, позволившим Лефорту упорядочить опыт как аналитическую проблему. Лефорт утверждает, что конкретный рабочий класс «для себя» проявляет себя как точка зрения, непосредственно связанная с конкретными практиками. Понятие практики можно разбить на две составляющие: узкий или имманентный уровень и другой, имплицитный уровень, объединяющий практики и задающий им направление.На более имманентном уровне это относится к фактической работе на машине, репертуару движений и решений, необходимых для выполнения данной задачи. Этот имманентный уровень расположен в более широком ансамбле социальных отношений и практик, которые социально и неформально регулируют, информируют и организуют как отношения между работниками, так и выполнение работы. Эти практики формируют развертывание навыков как коллективного атрибута, темп работы и так далее. Этот же регистр практики формирует отношения между рабочими и представителями фабричной администрации: мастерами, временщиками (хроносом) и промышленной организацией в целом.Центральным элементом приобретения этих практик был процесс социализации, сформировавший отношения рабочих друг с другом, с производством и с политикой. Рабочие, работающие в среде, сформированной этими паттернами социализации и ограниченной этими практиками, занимают установленную и закрепляющую «пролетарскую точку зрения».

Другой, латентный регистр рабочего опыта частично определяется степенью знакомства рабочих (точнее, рабочих-писателей) с историей рабочего движения, которая заменяет знакомство с марксистским дискурсом, который ориентировал эту историю как политический проект.Эта более широкая история контрастирует с институционализированными проявлениями версии этой истории в (бюрократических) профсоюзах и основных политических организациях, которые используют версии того же самого дискурса — PCF и CGT, в частности, во французском контексте. Знакомство с этой более широкой традицией обеспечивает пространство для альтернативных «активаций» сильно отложенного языка, который своим отложением обеспечивает ощущение легитимности. Примером этого является роль, которую сыграли в 1953 году в Восточном Берлине июньские дни учебные кружки, посвященные чтению Маркса и Ленина напрямую, а не через официальные катехизисы.В анализах, опубликованных в «Социализме или варварстве» , эти коллективные прочтения сформировали горизонт установленных означающих, которые позволили выразить политические позиции революционным языком вне поля зрения основных бюрократических организаций. Что касается социализма или варварства, то повторное присвоение этого языка было условием возможности автономного рабочего действия и показателем того, в какой степени группа понимала его в то время как естественный горизонт, на фоне которого эти действия могли формироваться.Таким образом, автономные действия рабочих установили альтернативные интерпретации языка, который структурировал историю рабочего движения. В этом они были пролетарскими двойниками Socialisme ou Barbarie.

Socialisme ou Barbarie никогда прямо не говорил, кто были эти рабочие: мы вернемся к этому пункту во второй части этой статьи. Однако ясно, что, когда «Социализм или варварство» упоминали о рабочем классе, они имели в виду в первую очередь полуквалифицированных рабочих, таких как машинисты и токари.В условиях, когда преобладало конвейерное производство, эти рабочие постоянно подвергались нападкам. Полуквалифицированные рабочие работали в коллективах, а не по индивидуальному образу фордизма. Они сохраняли некоторую автономию в концепции и выполнении своей работы, хотя степень этой автономии значительно варьировалась от фабрики к фабрике и в пределах одной фабрики в зависимости от места цеха в фабричной иерархии. Эта автономия позволила этим магазинам развить типы общительности, которые по большей части были связаны с передачей навыков.Однако по мере того, как французская тяжелая промышленность во главе с Renault в 1950-х годах все больше перенимала американскую промышленную организацию, борьба этих рабочих за сохранение своей автономии и навыков становилась все острее. Взрывы, вызванные этой борьбой, были одними из самых интенсивных и яростных за десятилетие.

Эти конфликты из-за автономии полуквалифицированных рабочих в рамках массового производства были продолжением того, что Бенджамин Кориа называл войной фордизма против навыков, которая, как он утверждает, была определяющей чертой его способа промышленной организации.Гениальность Генри Форда, с капиталистической точки зрения, заключалась в том, что он переосмыслил мастерство как препятствие для накопления. Методы Форда не развивались изолированно, а представляли собой сжатое выражение экспериментов в организации, возникших при монополистическом капитализме. Раньше мастерство было монополизировано рабочими. Эта монополия лежала в основе договорных отношений между ними и работодателями: работодатели были обязаны рабочим как фактическому источнику богатства, а рабочие были обязаны работодателям как поставщикам средств для применения своих навыков.Автомобильная промышленность, продукт монополистического капитализма, сыграла решающую роль в развитии механизмов, с помощью которых осуществлялось наступление на квалификацию. Генри Форд лидировал в этой области, стремясь производить недорогие автомобили. Стандартизация продукта позволила стандартизировать производственный процесс, что, в свою очередь, сделало возможной сборочную линию. Сборочный конвейер инициировал массовую передачу инициативы от рабочих к руководству и уничтожил прежде священные ограничения на рационализацию производства.Наиболее показательным для этой модели был тот факт, что фордистская промышленная организация поощряла пространственное отделение исследований и разработок от производства, размещая их в разных зданиях и часто в разных городах в соответствии с более общей тенденцией вертикальной интеграции.

Технологические разработки внимательно следили за этими организационными нововведениями в разграничении положения полуквалифицированных рабочих при фордизме. Станки все чаще разрабатывались как разновидности токарного станка.Научившись поворачиваться, рабочий мог относительно легко пересаживаться на другой станок и усваивать нужные движения. Оглядываясь назад, становится ясно, что стандартизация конструкции инструментов была первым шагом как к стандартизации, так и к рутинизации задач. Во французской тяжелой промышленности середины 1950-х внедрение промышленного фордизма быстро изменило общий дизайн производства; во введении управления; и в навязывании нового разделения труда, разделяющего интеллектуальный и физический труд.Изменения в конструкции инструментов способствовали раздроблению самой фабрики на изолированные подразделения, заинтересованные в максимальной рационализации того, что изначально было составными частями более крупного производственного процесса. Стандартизация задач и усиление специализации технологий вновь открыли политику ставок заработной платы и скорости производства. Это также вызвало, с большей политической изменчивостью, движение к интеграции и деполитизации профсоюзов через механизм коллективных переговоров. В этих более широких контекстах судьба машинистов играла небольшую, но символически важную роль.

«Социализм или варварство» коллективно считали, что относительная профессиональная автономия полуквалифицированных рабочих позволила им развить тип неформальной производственной культуры, предполагаемый любым революционным проектом, не предполагающим вмешательства партии «Авангард». Поэтому, когда группа исследовала рабочий опыт, они ссылались на полуквалифицированных рабочих в контексте фордистского массового производства, самой передовой формы промышленной организации того периода. В этом они соответствовали общей тенденции французских левых. Les métallos были по большей части французскими, очень политизированными и нестабильными. Французская тяжелая промышленность нанимала и все больше полагалась на иммигрантскую рабочую силу на сборочном конвейере. Эта политика привела к политическим, культурным и профессиональным расколам на фабрике, о чем член «Социализма или варварства» Даниэль Моте (Жак Готра) откровенно писал в 1956 году. Отсутствие навыков и коллективной жизни в контексте производства, а также характер самой поточной работы были важнее, чем множественность этнических групп, национальностей и языков, в том, что эти рабочие не могли действовать коллективно.Как и большинство французских левых организаций, «Социализм или варварство» не фокусировался на неквалифицированных рабочих ОС.

О рабочих рассказах и пролетарском опыте

Текст означает ткань; но если до сих пор мы всегда принимали эту ткань за продукт, готовую завесу, за которой скрывается более или менее скрытый смысл (истина), то теперь мы подчеркиваем в ткани порождающую идею о том, что текст создается , вырабатывается в вечном переплетении; затерянный в этой ткани — в этой текстуре — субъект разрушает себя, подобно пауку, растворяющемуся в созидательных выделениях своей паутины.Если бы мы любили неологизмы, мы могли бы определить теорию текста как гипологию (гифос — ткань и паутина).

Рабочие нарративы, которые предполагал собрать Socialisme ou Barbarie, будут сочетать наблюдение от первого лица за производственным опытом с антропологическим взглядом на процессы, сформировавшие этот опыт, и социологическим взглядом на промышленную организацию. Создатель/писатель таких нарративов должен был быть вовлечен в описываемый опыт и отстранен от него.Рассказы должны были быть автобиографическими и описывать рабочий опыт в целом. Описания, предоставляемые любым нарративом, будут иметь очевидные ограничения в отношении полноты и универсальности. Многие нарративы, собранные вместе, могут преодолеть эти ограничения. Феноменология этих текстов дала бы общую структуру поведения рабочих в момент производства, воспроизведенную в этих нарративах и сформированную их жанром. «Социализм или варварство» хотел открыть окно в фабричный опыт, которое позволило бы им увидеть, как рабочие воспринимают структурные условия как горизонты.Кроме того, Socialisme ou Barbarie хотел получить доступ к взаимодействию присвоения и сопротивления, составляющему пролетарскую точку зрения. Анализ приобретет свое значение благодаря более крупному революционному проекту.

В «Пролетарском опыте» Лефорт доказывает, что особенностью «коренного своеобразия пролетариата» является то, что он может быть познан только сам по себе. Следовательно, другие могут понять рабочий класс только с его точки зрения и на его языке. Из этой посылки вытекает необходимость интерпретации рабочего письма.Однако и эти тексты не обошлись без проблем:

Это не значит, что мы будем претендовать на определение того, чем является пролетариат в его действительности, с этой точки зрения, отвергнув все другие представления о его состоянии, которые рассматривают его либо через деформирующую призму буржуазного общества, либо через призму Стороны, которые утверждают, что представляют его. Свидетельство рабочего, каким бы выразительным, символичным и спонтанным оно ни было, остается обусловленным ситуацией его источника.Мы имеем в виду не ту деформацию, которая может исходить от индивидуальной интерпретации, а ту, которую повествование обязательно навязывает своему автору. Рассказ обязательно не является действием и даже предполагает разрыв с действием, трансформирующим его смысл. Рассказ о забастовке совершенно отличается от участия в забастовке хотя бы потому, что тогда известен результат, а простая дистанция размышления позволяет оценить то, что в данный момент еще не зафиксировалось в своем значении.На самом деле это гораздо больше, чем простое изменение мнения: это изменение отношения, то есть трансформация способа реагирования на ситуации, в которых человек оказывается. К этому следует добавить, что нарратив ставит индивидуума в изолированное положение, что также не является для него естественным […] Критика свидетельства должна как раз давать возможность увидеть в установках индивидуума то, что подразумевает поведение группы. Однако в конечном счете первое не совпадает в точности со вторым, и мы имеем доступ только к неполным знаниям.

Для Лефорта основной вопрос не в том, чтобы определить, что такое пролетариат, и не в том, чтобы заменить существующее новым, лучшим представлением, потому что класс не может быть объектом такого рода познания. Он утверждает, что «знать» рабочий класс — значит больше «быть с ним». Это образное преобразование, осуществляемое посредством чтения и критики. Знание рабочего класса превращает читателя в зеркального «участника-наблюдателя».

Опосредованному «приобретению» пролетарской точки зрения и составляющих ее практик препятствует необходимая неполнота любого данного нарратива.Такая незавершенность является результатом перспективизма и отказа от «естественной установки», заложенной в акте письма. Перефразируя приведенный выше отрывок: «Писать о действии — это не значит действовать внутри него и предполагает разрыв с действием, трансформирующим его смысл». Для рабочего принять антропологическое отношение к своему собственному опыту, поскольку рабочий помещает его внутри и вне этого опыта одновременно. Писатель ретроспективно упорядочивает опыт, записывая его: опыт больше не является открытым отношением к контексту со стороны встроенного субъекта, который интерпретирует и выносит о нем суждения на основе неполной информации.Следствием этого ретроспективного характера является превращение случайных аспектов человеческого опыта в необходимые элементы путем придания опыту драматической или повествовательной формы. Это убирает пространство для творчества. Письмо не только обязательно является ретроспективным, но оно определенным образом переупорядочивает и пространственно распределяет окружающую среду и ре-темпорализует опыт в соответствии с критериями, внутренними для процесса повествования и типа производимого повествования. Хотя Лефорт признает эти опосредования, реальный вопрос для него не касается разрыва, который может быть таким образом установлен между текстом и опытом.Скорее, главная проблема, стоящая перед критиком/читателем, состоит в том, чтобы распознать и преодолеть пропасть, отделяющую «неестественно изолированного» пишущего работника от обязательно социального характера того, что описывается. Роль феноменологического анализа состоит в том, чтобы искать следы коллективного поведения в индивидуальных фрагментарных отчетах.

Для Лефорта рабочий-писатель — сообщник феноменолога, который разбирает, сравнивает и редуцирует. Он (почти всегда он) превращает опыт в данные, из которых критика второго порядка может извлечь фрагменты «аутентичного» опыта.В то же время рабочий-писатель остается рабочим, пишет как рабочий, описывая фабричные условия в узнаваемой «проло» манере. Рабочий-писатель — двойник критика: критик наблюдает, как наблюдает рабочий; критик присваивает то, что описывает рабочий. Пишущий рабочий — это средство идентификации активиста/критика с рабочими, идентификации, имеющей содержание через открытие их практик, принятие их точки зрения и теоретизирование их самопроизводства.Преследуемый страхом вернуться к форме ленинизма, Лефорт ограничивает революционного активиста ролью феноменологического наблюдателя. Однако эта же идентификация поощряется и усугубляется формальными характеристиками нарративов, которые Лефорт рассматривает как первичные доказательства. Чтобы показать, как работает эта часть схемы, мы возьмем два текста, которые Лефор считал образцовыми: «Американский рабочий» Пола Романо 1947 года и «Témoignage: la vie en usine» Эрика Альберта 1952 года.

Член Socialisme ou Barbarie Филипп Гийом представил свой перевод книги Пола Романо «Американский рабочий» словами: «Мы представляем здесь беспрецедентно ценный документ о жизни американских рабочих.Ценность брошюры, утверждает Гийом, заключалась, прежде всего, в разрушении иллюзии «Голливуд и Ридерз’ Дайджест » о том, что американский рабочий, богатый и лишенный классового сознания, является живым примером преимуществ классового сотрудничества. Более того, Гийом утверждает, что Романо создал первый образец новой «пролетарской документальной литературы». Эта документальная литература является зеркалом для рабочих, которое отражает (политически) значимые элементы их опыта обратно им на их родном языке.Брошюра обращается к читателю, прося признания. Гийом повторяет этот жест, а затем повторяет его несколько раз, прежде чем повествование Романо действительно начнется. Гийом пишет:

Каждый рабочий, независимо от «своей национальности» эксплуатации, найдет в ней образ своего пролетарского существования. Есть на самом деле глубокие и непротиворечивые черты пролетарского отчуждения, не знающего ни границ, ни режимов… Сам переводчик этой небольшой брошюры проработал несколько лет на заводе.Он был поражен точностью и важным смыслом каждой строки. Работник не может оставаться равнодушным к этому чтению. На наш взгляд, не случайно такой образец пролетарской документальной литературы поступает к нам из Америки, и также не случайно он в некоторых наиболее глубоких своих аспектах является первым в этом жанре.

Ближе к концу этой цитаты Гийом повторяет марксистскую аксиому о том, что самые передовые промышленные условия порождают самые передовые формы сопротивления рабочих.Эти передовые формы оппозиции и их возможности для новых модусов классового сознания отражаются в создании новой формы письменного выражения. Эта новая форма выражения сама по себе отражает переход внутри промышленного рабочего класса от более традиционных типов политического (революционного) действия, что сводится к постулированию того, что новый революционный авангард развивается из рабочего опыта технологии, традиционных политических партий. , профсоюзы и так далее, на месте производства.Все это скрыто в заявлении Гийома, но ясно выражено в «Реконструкции общества» Рии Стоун, расширенном теоретическом эссе, которое сопровождало повествование Романо в его оригинальном американском издании.

С самого начала Романо представлен как часть новой «революционной волны», поднимающейся в американском рабочем классе. Выделение частного в общее становится еще более привлекательным благодаря использованию им псевдонима или «военного имени». Эти имена были обычным явлением среди антисталинистских левых как в США, так и в США.С. и Франции. В Socialisme ou Barbarie принятие псевдонима было просто вопросом тактической необходимости. Следует иметь в виду, что революционная политическая деятельность среди интеллигенции происходила в полуподпольной зоне. Группы находились под наблюдением политического подразделения парижской полиции, «Renseignements Généraux». Социализм или варварство включал в себя ряд иностранцев, которые активно участвовали в политической деятельности, которая могла привести к их депортации, например, Касториадис и Альберто Мазо (Вега).Эти группы также подвергались слежке и репрессиям со стороны ФКП. Антисталинская политика в среде, где доминировали ФКП, как, например, завод Renault в Бийанкуре, могла представлять реальную физическую и карьерную опасность для тех, кто в ней участвовал. Это давление по-разному сказывалось на разных людях, и Лефорт интересен в этом отношении. Днем профессор философии, он первоначально опубликовал в Socialisme ou Barbarie под именем К. Монталь. Он стал чаще использовать свое настоящее имя после ухода из Les Temps Modernes в 1952 году и исключительно после 1956 года.

Имена берут на себя и другую, вполне самостоятельную функцию в чтении этих нарративов. О Поле Романо, авторе памфлета, было предоставлено скудное количество информации. Даже в 1972 году в предисловии к новому изданию брошюры Мартин Глаберман только сказал, что Романо активно участвовал в Тенденции Джонсона-Форест и работал на заводе General Motors в Нью-Джерси, где работало около 800 производственных рабочих. Во введении к первому изданию, подписанном JH, Романо описывается как:

.

сам фабричный рабочий, [который] в значительной степени способствовал такому пониманию [того, «что рабочие думают и делают во время фактической работы на станке или на линии»] своим описанием, основанным на многолетнем изучении и наблюдении за жизнь рабочих современного массового производства.Глубина вклада Романо заключается не в том, чтобы сделать какое-то новое открытие, а в том, чтобы увидеть очевидное — постоянное и ежедневное негодование рабочих против унизительных и угнетающих условий их жизни на фабрике; и в то же время их творческое и стихийное стремление перестроить общество на новом, более высоком уровне.

Собственные вступительные абзацы Романо повторяют эту операцию несколько более сложным образом:

Я молодой рабочий, мне далеко за 20.Последние несколько лет застали меня в производственном аппарате самой высокоиндустриальной страны мира. Большую часть своих трудовых лет я провел в отраслях массового производства среди сотен и тысяч других рабочих. Их чувства, тревоги, возбуждение, скука, истощение, гнев — все они в той или иной степени были моими. Под «их чувствами» я подразумеваю те, которые являются прямой реакцией на современное высокоскоростное производство. Настоящее застает меня все еще на фабрике — одной из гигантских корпораций в стране.

Эта брошюра адресована рядовому рабочему и имеет целью выразить те самые сокровенные мысли, о которых рабочий редко говорит даже своим товарищам по работе. Ведя, так сказать, дневник будничной фабричной жизни, я надеялся вскрыть причины глубокого недовольства рабочих, достигшего своего апогея в последние годы и выразившегося в последних стачках и стихийных забастовках.

Черновой вариант этой брошюры был роздан рабочим по всей стране.Их реакции были как одна. Они были удивлены и удовлетворены, увидев в печати опыт и мысли, которые они редко выражали словами. Рабочие возвращаются домой с фабрики слишком измученными, чтобы читать больше, чем ежедневные комиксы. Тем не менее, большинство рабочих, прочитавших брошюру, не спали до глубокой ночи, чтобы закончить чтение, начав его.

Первые три предложения содержат всю конкретную информацию, которую нам дают. С этого момента индивидуальное растворяется в коллективном, и наоборот.Например, Романо утверждает, что описывает «самые сокровенные мысли, о которых рабочий редко говорит даже своим коллегам по работе». Точность такого описания, говоря гуссерлианским языком, интерсубъективно проверяется, устанавливается квазинаучно, путем опроса «рабочих по всей стране», которые не ложились спать, чтобы прочитать его, потому что они (кто? где?) узнали себя. в письменной форме. «Пол Романо» сам по себе — почти произвольное имя, имя собственное, которое не означает, не ограничивает, не помогает установить некую точку отсчета, вокруг которой стабилизируется подвижная граница между опытом и письмом о опыте.Автор, Пол Романо, представляет собой пустую функцию, порождающую пропозиции в форме «рабочий чувствует х…»; «Рабочие видят тебя… каждый день». Нам предъявляют претензию на своего рода «боковую проверку». Рабочие поздно ложились спать, чтобы прочитать эти предложения.

Романо по-другому разграничивает свою целевую аудиторию через абзацы об интеллектуалах. Брошюра представляет собой беседу между рабочими: интеллигенция, «настолько оторванная от повседневного опыта трудящихся масс», не могла сочувствовать ее содержанию.Романо утверждает, что: «Они чувствовали себя обманутыми», потому что было «слишком много грязи и шума». Эта характеристика ставит феноменолога-революционера-активиста, который, по всей вероятности, романтически привязан к идее грязи и шума, в двусмысленное положение. Он кажется похожим на подслушивающего, подслушивающего телефонный разговор между двумя другими, во время которого они начинают делать пренебрежительные замечания, которые могут относиться к молчаливому третьему лицу. Есть определенный вуайеризм, который сопровождает наблюдение за «стихийным драйвом» рабочего класса в процессе чтения.В то же время читателю предлагается встать на сторону рабочих, отправиться в путешествие в сопровождении надежного туземного информатора.

Военное название превращает автора в бессодержательную переменную, в наблюдательную машину, которая генерирует шлейф суждений о фабричной жизни. Выше я утверждал, что существует структурное удвоение воина/критика в пишущем работнике и мощные политические причины для того, чтобы первый проецировал себя на позицию, доступную в рамках нарративов последним.Произвольность имени собственного в этом контексте устраняет любой тормоз, который мог бы в противном случае быть поставлен на эту идентификацию информацией об эмпирической жизни автора. Эта идентификация, инсценированная на уровне отношений между воинствующим/критиком как феноменологом и рабочим-писателем, поддерживается использованием в нарративе языка «проло». Филипп Гийом снова коснулся этого вопроса в своем кратком предисловии к переводчику и некоторых проблем, с которыми он столкнулся при переводе Романо с английского:

.

Работник не может оставаться равнодушным к этому чтению.Тем более невозможно перевести такой текст равнодушным или даже рутинным образом. В некоторых случаях необходимо было значительно отойти от буквы английского текста, чтобы обеспечить действительно точный перевод. Некоторые американские популярные выражения имеют точное соответствие во французском языке, но встроены в другие образы. Даже в своем описательном стиле Романо использует пролетарскую оптику.

 Проблема перевода с переходом от популярного американского к параллельному французскому языку, не растворяя при этом «пролетарскую оптику» Романо, была решена таким образом, что версия, опубликованная в Socialisme ou Barbarie , стала интересным букварем французского «prolo» для американца. читатель.Он также функционирует как легитимация второго порядка статуса Романо как рабочего, что само собой разумеется, если брошюра фактически передавалась от рабочего к рабочему. Для кого определять «пролетарскую оптику»?

Различные предисловия и введения к брошюре Романо важны, потому что они делают явным то, что обычно остается недосказанным в этих повествованиях, и вырабатывается на уровне стиля и посредством манипулирования определенными условностями. После этих вступлений мы сталкиваемся с собственно повествованием Романо.Здесь мы переходим к более структурному анализу, читая Romano вместе с «Témoignage: la vie en usine» Эрика Альберта, опубликованной в июльском выпуске Les Temps Modernes за 1952 год, чтобы выделить несколько общих черт, которые действуют как жанровые маркеры, информирующие/формирующие «пролетарская документальная литература», собранная или созданная «Социализмом или варварством».

Повествование Альберта во многом отличается от повествования Романо. Она была написана для другой аудитории — образованной, прогрессивной буржуазной читательской аудитории Les Temps Modernes .Журналистское разоблачение условий на фабриках нового типа в сочетании с элементами повествования о путешествии документирует опыт Альберта в качестве оперативника. (неквалифицированный рабочий). Альберт работал на двух разных фабриках, принадлежащих одной и той же кабельной компании недалеко от Парижа. Первый, в котором Альберт изучает свою работу, старше, примерно на порядок Бийанкура; второе — более поздняя постройка и пример фордистской организации порядка Флинса.

Суть повествования Альберта проявляется в контрасте между его опытом работы на двух фабриках, которые представляют собой символ прошлого и будущего фабричного дизайна.Первый допускал свободу действий для автономии рабочих и, таким образом, создание типов неформальных магазинов и посменных коллективов, которые находятся в центре внимания произведений Романо. Последний не предлагает такой маржи. Его компоновка полностью подчинена тому, что Альберт называет «геометрическими требованиями машины». Альберт использует свой опыт, чтобы показать бесчеловечность и политическую опасность для левых фордистского фабричного проектирования с точки зрения неквалифицированного рабочего. Рассказ Романо, с другой стороны, состоит в основном из подробных описаний неформальных производственных сообществ с точки зрения полуквалифицированного рабочего (который находится в диапазоне P1-P3 согласно французской профессиональной иерархии).Романо использует эти описания, чтобы отсеять политические последствия их коллективной жизни.

Таким образом, существуют значительные расхождения между двумя нарративами, которые Лефорт берет за образец в «Пролетарском опыте». Была огромная пропасть, которая отделяла опыт О.С. от работника P1-P3. Отчеты были написаны для разных предполагаемых аудиторий. Между ними есть и политическая разница. Трудно точно определить политическую точку зрения Альберта.Временами он кажется анархо-синдикалистом старого образца, политика которого восходит к периоду до Второй мировой войны и который до сих пор привержен традициям «рабочей аристократии». В других случаях он, кажется, просто читал много материалов, таких как «Esprit du syndicalisme » Мишеля Коллине 1950 года . Принадлежность Романо к «Переписке» приблизила бы его к «Социализму или варварству».

Тем не менее, повествования, тем не менее, имеют ряд общих формальных характеристик, хотя каждое из них раскрывает эти особенности в разном порядке.Эта вариация может служить показателем политической принадлежности или устремлений писателя. Например, рассмотрим расположение сцены инициации. Повествование Романо начинается:

год.

Заводской рабочий живет и дышит грязью и маслом. По мере того, как машины ускоряются, шум становится больше, напряжение больше, труд больше, хотя процесс упрощается. Большинству современных станков для резки и шлифовки стали требуется смазка для облегчения обработки материала. Обычно утром надевают чистую одежду и к полудню буквально пропитываются маслом.У большинства работников моего отдела на руках и ногах масляные прыщи, сыпь и язвы. Обувь промокает, и в результате возникает устойчивый микоз. Черные точки заполняют поры. это чрезвычайно отягчающий набор эффектов. Мы часто говорим о сидении и погружении в горячую ванну с водой, чтобы размягчить грязь и облегчить заразные угри.

На большинстве заводов рабочий мерзнет зимой, потеет летом и часто не имеет горячей воды, чтобы смыть с тела дневную грязь…

Этот абзац вводит две основные характеристики повествования Романо и этих повествований в целом.Всеобщее и частное переплетаются сложным образом. Всеобщее выступает через пропозициональную форму «рабочий живет…»; «у большинства работников моего отдела жирные прыщи…»; «мы часто говорим…» Частное проявляется через вызывание боли Романо. Такое использование боли несколько удивительно, учитывая ее крайнюю особенность, ее непередаваемость, ее тенденцию «отменять мир» доступным субъекту, заставляя тело (примерно следуя представлению Мерло-Понти о теле как социальной и пространственной ориентации для субъект) обратно на себя.Боль другого человека наиболее далека от тебя.

Собирательные местоимения первого лица в тексте Романо переносят идентификацию на очень непосредственный уровень. Читателю/боевику/критику предлагается спроецировать себя в пустое пространство, очерченное автором как генератор суждений, но оставленное пустым из-за произвольности имени собственного. Тон описаний примерно такой: мы с вами знаем чрезмерный шум, напряжение, вызванное ускорением машины; сыпь и прыщи, вызванные неадекватными помещениями и плохой вентиляцией.Читатель прямо на полу магазина. Повествование Альберта начинается со структурно похожей «редукции субъекта». Поскольку произведение не рассчитано так явно на то, чтобы вовлечь читателя в описываемый опыт, хотя и не лишено ярких моментов, посвящение читателя в Текстовую Фабрику может быть более абстрактным. Опыт Альберта преподносится как универсальный несколько иначе: у меня кончились деньги. Я должен был устроиться на работу. Меня наняли в этом месте. Вот что произошло: «Когда человек больше не знает, что делать, чтобы зарабатывать на жизнь, все, что остается, это найти работу в качестве О.С.. Вот почему я оказался однажды на улице за большими дверями кабельного завода, вместе с еще примерно двадцатью мужчинами…»

Переплетение всеобщего и частного повторяется на уровне обрамления информации. Текст Романо содержит чрезвычайно подробные отчеты о реакции рабочих на конкретные проблемы (использование стальной трубы, чтобы разбить закрытые окна, которые должны быть открыты, чтобы обеспечить вентиляцию) и сопротивление (неофициально организованные замедления, сопровождающие прибытие людей, изучающих время, хронос на французском языке). , потому что все знают, что работа на высокой или сверхскорой скорости обречена на провал и приводит только к увеличению производственных квот и частот).В разделе «Почему такая неэффективность?» Романо дает описание цеховой точки зрения на общую промышленную организацию. Эти учетные записи расположены в «цехе», который сам по себе лишен контекста. Читателю не предоставляется никакой информации о том, где происходят эти акты, ни в пределах географии завода (просто это делают рабочие), ни в мире (ни слова).

Однако цех расположен довольно осторожно по отношению к Абстрактной Фабрике, которая производится внутри или посредством текста.Абстрактная фабрика разрабатывается по одному из двух основных направлений. В трудах Альбера и Вивье социологизирующий взгляд осматривает всю Фабрику сверху донизу и вырабатывает типологию рабочих слоев и различных типов личности. В другом шаблоне абстрактная фабрика описывается с точки зрения конкретного магазина. Для Романо и Моте функция «Абстрактной фабрики» состоит в том, чтобы легитимировать и наполнить содержанием «пролетарскую точку зрения», которая является нарративной позицией.Среда Factory размещает считыватель в цехе. Представление других рабочих с этой нарративной точки зрения также является представлением типов, но оно служит для заполнения читательским опытом текстового цеха. В своих текстах, опубликованных в Socialisme ou Barbarie несколькими годами позже, Моте смог пойти гораздо дальше, чем Романо, как будет показано в следующих частях этой диссертации, потому что выдающееся положение Бийанкура в парижской левой политике позволило ему избежать необходимость инсценировать «Абстрактную фабрику» полностью, а также потому, что его сочинения представляли собой серию статей, в которых часто фигурировали одни и те же магазины и персонажи.Читатели Моте чувствуют себя с ними почти комфортно: они составляют что-то вроде репертуарной труппы.

Момент, когда рабочий вступает в реальную жизнь цеха, также является моментом, когда читатель входит «внутрь». Сцена инициации в «Американском рабочем» является ретроспективной и представляет собой рассказ об отношениях между новичком и политической культурой магазина:

Организация рабочих

Я прибыл на завод через несколько недель после окончания «Большой забастовки».Ситуация была напряженной в течение нескольких недель. Вскоре после забастовки на новичков смотрели с подозрением как рабочие, так и компания. Мой первый день на заводе застал меня в ожидании мастера в одном из цехов. Ко мне подошел рабочий. В очень краткой беседе он попытался определить мое отношение к профсоюзам. Я оттолкнула его, и он ушел. Его речь ясно дала понять, что он настроен против профсоюзов. Мужчины из Союза отличились тем, что избегали новичков.

Романо держится на этом пороге всего один абзац: пройдя первоначальный тест, он вскоре интегрируется в политическую структуру магазина.Это ключевой отрывок в брошюре, поскольку он знаменует собой нечто большее, чем проникновение Романо в глубь цеховой жизни. Раздел, в котором это начало, быстро переходит к подробному обсуждению разрыва, отделяющего профсоюзную иерархию от цеха. Это также демонстрация и аргумент в пользу существования классовой перспективы, связанной с этой производственной жизнью. и не зависит от профсоюзной организации и идеологии. Только установив эту перспективу, Романо предпринимает свой обзор Абстрактной Фабрики: функция этого обзора — легитимация точки зрения, с которой он проводится.Политические последствия положения сцены инициации можно увидеть, противопоставив Романо Альберту. Повествование Альберта гораздо более явно соответствует условностям повествования о путешествии: встреча, пороговый момент, непредвиденное испытание и переход внутрь происходят в начале. Этот проход внутрь явно связан с приобретением мастерства, где эта связь остается широко распространенным предположением, явным образом выраженным только на последних страницах Романо.

На этом месте, в качестве заключения, подведение итогов.Эссе Лефорта имеет основополагающее значение для понимания усилий «Социализма или варварства» получить доступ к рабочему опыту и осмыслить его как основу политической работы, не подчиняющей этот опыт Высшей исторической мудрости партии. Подход Лефорта к нарративам рабочих и его феноменология рабочего опыта, которая его обрамляет, сочетали бы тщательный сбор и сопоставление текстов с сложной теорией чтения. Его теоретическая основа также была пронизана проблемами неконтролируемой идентификации/проецирования.Попытки контролировать этот прогноз были затруднены из-за узости выборки, которую группа смогла собрать. Этот небольшой набор данных означал, что, пока феноменологический аппарат был на месте, сами по себе редукции действительно не могли быть предприняты. Остается возможность того, что более подробное феноменологическое описание «пролетарской точки зрения», основанное на редукциях, выполненных с большим набором данных, могло бы значительно уменьшить или устранить пространство для проекций. Поскольку проект Socialisme ou Barbarie принадлежит прошлому, мы не можем этого знать.

Подход Лефорта к вопросу об интерпретации нарративов рабочих как окна в производственный опыт ставил в качестве центральной проблему знания о социально-исторических явлениях, понимаемых как пространственно и временно сплетенные процессы, которые влекут за собой или производят смысловые структуры или то, что Касториадис позже назовет социальными. — мнимые значения. Использование Лефортом феноменологии для анализа этих текстов идет двумя путями. Сосредоточив внимание на них в терминах, определяемых ситуацией их производства, он позволил развить некоторые интересные и плодотворные концепции, особенно в размышлениях о практике, которую «Социализм или варварство» хотел проанализировать как повседневную «основу» своей деятельности. революционный проект.Расположение практики и то, как она разворачивается как в имманентном, так и (потенциально) революционном контексте, одновременно проясняют ориентацию революционной теории по отношению к настоящему. В то же время сосредоточенность Лефорта на условиях их производства и проявлениях рабочего творчества, закономерностях самоорганизации и ориентации на будущее повлекла за собой любопытное пренебрежение этими текстами как текстами и опытом их чтения. В то же время феноменология нарративов рабочих формализовала проективное отношение между аналитиком/критиком/активистом и рабочим, позволив изолировать потенциалы революционного творчества.Это проективное отношение, повторяющееся внутри текстов, в промежутках, которые отделяли их крайнюю точность в отношении конкретного производственного опыта и его представление в деконтекстуальной, абстрактной манере, — именно так эти нарративы дали «Социализму или варварству» как читательскому сообществу. (как и мы), доступ в цех, пролетарская точка зрения и «игры», в контексте которых эта точка зрения была установлена.

Феноменологический подход Лефорта к рабочим нарративам с самого начала исключал возможность того, что этот тип саморефлексивного письма был в такой же степени литературной конструкцией (набором жанровых правил и ожиданий), как и описанием реального опыта.Рассматривая эти нарративы как феноменологические данные для серии редукций, которые никогда не осуществляются, подход Лефорта настраивает «Социализм или варварство» на полное смешение означаемого нарративного дискурса с референтом, принимая за «объективную» историю то, что в высшей степени опосредуются и обрабатываются с помощью определенных языковых и родовых соглашений. Означаемым будет внутренний мир повествования, Абстрактная фабрика, деконтекстуализированный цех, Рабочие как типы или как отдельные атомы, поднимающаяся революционная волна, захлестнувшая американский рабочий класс, формирование классового сознания, тесно связанного с производство значений в цехах вне существующего рабочего движения и в прямом противоречии с ним.Референтом может быть фактический фабричный опыт Пола Романо или Эрика Альберта. Отношения между ними было бы достаточно трудно установить, даже если бы Романо и Альбер присутствовали в «Социализме или варварстве», как это будет видно на примере Готра/Моте. Здесь отношение неразрешимо. Тот факт, что «Социализм или варварство» воспринял эти нарративы как непосредственное изложение опыта, чей сконструированный характер является просто функцией временного разрыва, отделяющего рабочего в конкретной ситуации от того же рабочего, пишущего об этой ситуации, свидетельствует о силе того, что Ролан Барт назвал «эффект реализма» этих нарративов.

Пролетарская революция – обзор

Современная диктатура

Неурядицы, сопровождавшие конец Первой мировой войны, породили волну революционного брожения, охватившую Восточную и Южную Европу (Lee, 1987). В России революционеры свергли сначала монархию Романовых, а затем временное демократическое правительство Александра Керенского, чтобы установить в 1917 году «диктатуру пролетариата» под руководством В.И. Ленин.

Согласно постулатам классического марксизма (марксизму Карла Маркса и Фридриха Энгельса), диктатура пролетариата должна была стать переходной формой правления меньшинства, обозначившей дистанцию ​​между «буржуазной демократией», какой ее считали марксисты, на самом деле «диктатура буржуазии» — и коммунистическая демократия.Ленин взял на себя полную власть над формирующейся политической системой, которая последовала за «пролетарской» революцией (90–155, см. Революцию 90–156), узаконив ее, апеллируя к идеологическому обоснованию (Furet, 1999).

Примерно в то же время, в 1922 году, Бенито Муссолини возглавил сбор революционеров против парламентского и монархического правительства полуостровной Италии (De Felice, 1965). Первоначально казавшееся переходным правительством, призванным избавить страну от кризисов, последовавших за Первой мировой войной, правительство Муссолини быстро приобрело черты современной диктатуры.Благодаря реформам, начавшимся еще в 1925 году, фашистский режим Муссолини приобрел свойства постоянного правления меньшинства под эгидой одной партии (De Felice, 1968).

Пролетарская диктатура Ленина и фашизм Муссолини представляют собой синдром черт, которые специфически характеризуют современную диктатуру (Johnson, 1991). В обоих случаях харизматический лидер осуществляет почти полный контроль над последователями, а также над национальным сообществом, из которого они вышли. Лидерство в обоих случаях носит эпистемартический характер.Другими словами, лидерство в отсутствие всенародных выборов легитимируется предполагаемым обладанием лидером идеологии, которая является безошибочным руководством к политике, удовлетворяющей потребности коллектива (соответственно, пролетариата или нации). Безошибочная идеология формирует систему убеждений организации верующих, которую обычно называют «авангардом» революционной истины. Со временем этот авангард становится «унитарной партией» политической системы – исключая альтернативы.Безошибочность идеологии и сопутствующей ей политики, в свою очередь, используется для оправдания контроля над любым политическим инакомыслием (которое в сложившихся обстоятельствах могло быть только ошибочным) и любыми инициативами, независимыми от авангардного руководства (Манойлеску, 1941). .

Как правило, современные диктатуры поддерживают военное дополнение к унитарному партийному правлению. В случае с большевиками таким дополнением была Красная Армия. В случае с фашистской революцией таким дополнением была милиция чернорубашечников. В случае с национал-социализмом Адольфа Гитлера таким дополнением был «Schutz Staffel» (СС).В то время как военная сила остается последним средством защиты системы, современные диктатуры имеют склонность к популизму. Они добиваются плебисцитарного подтверждения через контролируемые выборы. Лидерство в современных диктатурах, поскольку оно характерно «харизматично», пользуется пожизненным сроком полномочий. Примером такой системы является Корейская Народно-Демократическая Республика (Северная Корея). После Второй мировой войны Куба Кастро и Китай Мао стали показательными примерами. Система правления Гамаля I Абд эль-Насера ​​в Египте и Гане при Кваме Нкруме приобрела многие из тех же черт.Они приобрели свойства современной диктатуры, однако их реальная практика не полностью удовлетворяла критериям приема в класс.

В большинстве случаев современные диктатуры, каков бы ни был их первоначальный характер, приобретали черты подчеркнутого национализма. Начавшись как идеология, основанная на классе, большевизм, как частный случай, очень быстро прибегнул к «патриотизму», чтобы поддержать приверженность народа. Ожидалось, что все классы и сегменты классов в Советском Союзе будут поддерживать то, что безошибочно является национальными целями, какими бы «пролетарскими» они ни были.

Точно так же, учитывая черты, характерные для такого класса политий, все они не допускали того, что парламентская и конституционная системы понимают под добровольным объединением, формальной оппозицией, свободными выборами, разделением законодательной, судебной и исполнительной власти, а также как народная свобода самовыражения и индивидуального передвижения. Практически во всех случаях уставные конституции таких систем меняются с определенной регулярностью (конституции КНР, например, менялись при каждой смене руководства), а их положения подлежат неограниченному толкованию (положения конституции фашистской Италии, например, регулярно перетолковывались Муссолини и Большим советом фашизма).

Дни пролетариата

«Этот искусно аннотированный сборник спасает от забвения жизнь и мысли стойкого транснационального агитатора, который яростно боролся за реанимацию анархизма в США после жестоких государственных репрессий. — Эндрю Корнелл, автор книги «Непослушное равенство: анархизм США в 20-м веке»

.

«Ипполит Гавел был бескомпромиссным революционером, историком, пропагандистом и немалым социальным и культурным критиком, который насчитывал среди своих хороших друзей некоторых виднейших радикалов и художников мира.Эта тщательно аннотированная коллекция дает нам захватывающий, калейдоскопический взгляд на бурный мир и времена Гавела, увиденные его собственными глазами». – Кеньон Циммер, автор книги «Иммигранты против государства: идиш и итальянский анархизм в Америке»

«Наконец-то! Если Эмма Гольдман была ступицей в центре американского анархистского колеса, то Гавел был одной из его самых прочных спиц. Благодаря кропотливым исследованиям Натана Джуна колесо катится, и поездка становится более плавной, чем когда-либо прежде.Главное достижение». — Дана Уорд, заслуженный профессор политических исследований Питцер-колледжа

.

В этом первом изданном сборнике сочинений Ипполита Гавела (1871–1950) Натан Джун возвращает исторический центр важной, но почти забытой революционной фигуре. Гавел был чешским анархистом, находившимся в центре политических и творческих кругов Нью-Йорка на рубеже двадцатого века. Он был редактором многочисленных публикаций, в том числе «Мать-Земля» Эммы Гольдман, и его влияние на нескольких писателей, художников и интеллектуалов (включая Юджина О’Нила, Джозефа Стиглица и Садакичи Хартманна) помогло сформировать американский модернизм.«Дни пролетариата» дают яркое представление о человеке и его времени.

Натан Джун — адъюнкт-профессор и координатор философской программы Среднезападного государственного университета. Он автор книги «Анархизм и политическая современность».
Барри Пейтман ранее курировал архив документов Эммы Голдман в Калифорнийском университете в Беркли.

Как доехать до Proletariat в Cambridge на автобусе, метро или поезде?

Общественный транспорт до Пролетариат в Кембридже

Не знаете, как доехать до Proletariat в Cambridge, Соединенные Штаты Америки? Moovit поможет вам найти лучший способ добраться до Пролетарий от ближайшей остановки общественного транспорта, используя пошаговые инструкции.

Moovit предоставляет бесплатные карты и маршруты, которые помогут вам ориентироваться в городе. Открывайте расписания, маршруты, часы работы, и узнайте, сколько займет дорога до Пролетариат с учетом данных реального времени.

Ищете остановку или станцию ​​около Пролетариат? Посмотрите на этот список остановок, ближайших к вашему месту назначения: JFK St @ Eliot St; Гарвардская площадь; Элиот-стрит @ Беннетт-стрит; Массачусетс-авеню @ Холиок-стрит; Маунт-Оберн-стрит @ Юниверсити-роуд; Портье; Бэбкок-стрит.

Вы можете доехать до Пролетариат на автобусе, метро или поезде. Это линии и маршруты, рядом с которыми есть остановки: Автобус: 1, 66, 86 Поезд: FITCHBURG, FRAMINGHAM/WORCESTER Метро: КРАСНАЯ ЛИНИЯ

Хотите узнать, есть ли другой маршрут, который приведет вас туда в более раннее время? Moovit поможет вам найти альтернативные маршруты или время.Получите инструкции, как легко доехать до или от Пролетарий с помощью приложения или сайте Moovit.

Мы упростили поездку до Пролетариат, поэтому более 930 миллионов пользователей, включая жителей Кембриджа, доверяют Moovit как лучшему транспортному приложению. Вам не нужно загружать отдельное приложение для автобусов или поездов, Moovit — это ваше универсальное транспортное приложение, которое поможет вам найти лучшее доступное время автобуса или поезда.

Информацию о ценах на автобусы, метро и поезда, а также стоимость проезда до Пролетариата можно найти в приложении Moovit.

Пролетарский Китай Иван Франческини, Кристиан Сорас: 9781839766336

О пролетарском Китае

Век сложных отношений между коммунистами и рабочими в Китае

В 2021 году Коммунистическая партия Китая отметила столетие своего существования. Со времени скромного зарождения партии в марксистских группах республиканской эпохи до ее нынешних глобальных амбиций одно не изменилось для лидеров Китая: их претензии представлять авангард китайского рабочего класса.
 
От ночных занятий для рабочих, организованных студенческими активистами в Пекине в 1910-х годах, до трудовой борьбы в 1920-х и 1930-х годах; от беспорядков Культурной революции до социальных потрясений эпохи реформ и глобального продвижения Китая сегодня — эта книга реконструирует противоречивую историю труда в Китае с начала двадцатого века до наших дней (и далее).
 
Это будет достигнуто с помощью серии эссе, написанных учеными в области китайского общества, политики и культуры, каждое из которых будет вращаться вокруг определенного исторического события, в мозаике различных голосов, точек зрения и интерпретаций. что представлял собой опыт работы в Китае в прошлом веке.

Авторы: Кори Бирнс, Крейг А. Смит, Сюй Гоци, Чжоу Жуйсюэ, Линь Чун, Элизабет Дж. Перри, Тони Сайч, Ван Кан, Гейл Хершаттер, Апо Леонг, С.А. Смит, Александр Ф. Дэй, Иге Донг, Сын — Джун Ли, Лу Ян, Джошуа Ховард, Бо Эренлунд Соренсен, Брайан ДеМаре, Эмили Хониг, По-чиен Чен, И-хун Лю, Джейк Вернер, Малкольм Томпсон, Роберт Кливер, Марк В. Фрейзер, Джон Уильямс, Кристиан Сорас, Чжу Жуйи, Иван Франческини, Чен Фэн, Бен Киндлер, Джейн Хейворд, Тим Райт, Кодзи Хирата, Джейкоб Эйферт, Аминда Смит, Фабио Ланца, Ральф Литцингер, Джонатан Унгер, Ковелл Ф.Мейскенс, Мэгги Клинтон, Патриция М. Торнтон, Рэй Йеп, Андреа Пьяццароли Лонгобарди, Джоэл Андреас, Мэтт Голуэй, Мишель Боннин, А. С. Беккер, Мэри Энн О’Доннелл, Тяньтян Чжэн, Жанна Л. Уилсон, Минг-шо Хо, Юэран Чжан , Анита Чан, Сара Биддалф, Джуд Хауэлл, Уильям Херст, Дороти Дж. Солинджер, Чинг Кван Ли, Хлоя Фруассар, Мэри Галлахер, Эрик Флоренс, Цзюньси Цянь, Крис Кинг-Чи Чан, Элейн Сио-Иенг Хуэй, Дженни Чан, Эли Фридман, Аарон Халегуа, Ваннин Сан, Марк Блечер, Хуан Юй, Манфред Эльфстром, Даррен Байлер, Карлос Рохас, Чен Цюфань.

предприятий при коммунистическом строе | Безграничный бизнес

Коммунистическая экономическая система

Коммунистическая экономическая система — это система, в которой классовые различия устранены, а общество в целом владеет средствами производства.

Цели обучения

Объясните, каким образом коммунистическая экономическая система является репрезентативной для командно-плановой экономики

Ключевые выводы

Ключевые моменты
  • Карл Маркс и Фридрих Энгельс написали Коммунистический манифест в 1848 году в ответ на плохие условия труда рабочих по всей Европе.Цель состояла в том, чтобы установить систему, в которой классовые различия были бы устранены, а средства производства принадлежали бы массам.
  • Недавние попытки создать политические экономические системы привели к созданию управляемой государством авторитарной экономики с неподотчетными политическими элитами, что еще больше вырвало власть из рук масс.
  • Командная экономика характеризуется коллективной собственностью на капитал: собственность принадлежит государству, уровень производства определяется государством с помощью передовых механизмов планирования, а не спроса и предложения, а цены регулируются и контролируются.
Основные термины
  • буржуазия : В социологии и политологии буржуазия (фр.: [buʁ.ʒwa’zi] | англ.: /bʊrʒwɑziː/) и прилагательное буржуазный — это термины, описывающие исторический диапазон социально-экономических классов. С конца 18 века в западном мире буржуазия описывает социальный класс, который характеризуется владением капиталом и связанной с ним культурой. В современных академических теориях термин буржуазия обычно относится к правящему классу в капиталистических обществах.В марксистской теории неизменной характеристикой этого класса является их собственность на средства производства.
  • Командная экономика : Большая часть экономики планируется центральным правительственным органом и организована по принципу нисходящего управления, где решения относительно требований к объему производства и инвестиций принимаются планировщиками наверху или почти наверху цепочки управления. команда.
  • пролетариат : Пролетариат (от латинского proletarius, гражданин низшего класса) — термин, используемый для обозначения низшего социального класса, обычно рабочего класса; член такого класса — пролетарий.Первоначально это были те люди, у которых не было никакого богатства, кроме их детей.

Коммунистическая экономическая система

Коммунистическая экономическая система — это экономическая система, в которой теоретически экономические решения принимаются обществом в целом. В действительности, однако, попытки установить коммунизм закончились созданием управляемых государством авторитарных экономик и режимов, которые приносят пользу однопартийной политической элите, не подотчетной народу или обществу.

Коммунистическая теория была разработана немецким философом Карлом Марксом в 1800-х годах. Он считал, что единственный способ создать гармоничное общество — поставить рабочих во главу угла. Эта идея зародилась во время промышленной революции, когда со многими рабочими несправедливо обращались во Франции, Германии и Англии.

Коммунистическая идеология : Серп и молот представляет собой общение крестьянина и рабочего.

Маркс не хотел, чтобы существовало различие в экономических классах, и он хотел, чтобы классовая борьба была устранена.Его главная цель состояла в том, чтобы отменить капитализм (экономическая система, в которой правит частная собственность). Маркс ненавидел капитализм, потому что пролетариат эксплуатируется и несправедливо представлен в политике, а также потому, что капитализм позволяет буржуазии контролировать непропорционально большое количество власти. Поэтому он думал, что если бы все было общим и принадлежало всем, можно было бы достичь рабочего рая или утопии.

Вместе с Фридрихом Энгелем, немецким экономистом, Маркс написал брошюру под названием «Коммунистический манифест».Он был опубликован в 1848 году и выражал идеи Маркса о коммунизме. Однако позже стало понятно, что коммунизм не работает. Большинство интерпретаций или попыток установить коммунизм закончились созданием управляемых государством авторитарных экономик и режимов, которые приносят пользу однопартийной политической элите, которая вообще не подотчетна народу.

Командная плановая экономика

Экономика, характеризующаяся командным планированием, отличается несколькими отличительными чертами:

  1. Коллективная или государственная собственность на капитал: капитальные ресурсы, такие как деньги, имущество и другие физические активы, принадлежат государству.Частной собственности нет (или очень мало).
  2. Затраты и выпуск определяются государством: в штате имеется тщательно продуманный механизм планирования, который определяет уровень и пропорции вложений, которые должны быть направлены на производство товаров и услуг. Местные органы планирования получают планы на 1 год, 5 лет, 10 лет или, в случае Китая, до 25 лет. Затем местные органы власти реализуют эти планы, встречаясь с государственными предприятиями, в результате чего разрабатываются дальнейшие планы для конкретного бизнеса.Вводы распределяются в соответствии с планами, и устанавливаются цели на выходе.
  3. Труд распределяется по государственным планам: в командно-плановой экономике выбор профессии отсутствует; когда ребенок учится в школе (с самого раннего возраста), система потокового вещания распределяет людей по определенным отраслям.
  4. Частная собственность невозможна: в системе командного планирования физическое лицо не может владеть акциями, недвижимостью или любой другой формой физического или нефизического актива. Государство выделяет жильё людям.
  5. Цены и оплата товаров и услуг: цены полностью регулируются государством без учета фактических затрат на производство. Часто в командно-плановой экономике валюты не существует, а когда она существует, ее основная цель — бухгалтерский учет. Вместо того, чтобы платить за товары и услуги, когда вам нужно их купить, вам выделяют товары и услуги. Это часто также называют нормированием.

В западных демократических и капиталистических обществах ценовой механизм является основным оператором распределения ресурсов.Законы спроса и предложения взаимодействуют, цена товаров (и услуг) посылает сигналы как производителям, так и потребителям, чтобы определить, какие товары и количества будут произведены, и помогает определить, каковы будут будущие спрос и количества.

Закон спроса гласит, что чем выше цена товара или услуги, тем меньшее количество этого товара или услуги будет потреблено. Другими словами, объем спроса на товар или услугу увеличивается, когда цена падает, и падает, когда цена растет.

Преимущества коммунизма

Идеология коммунизма поддерживает повсеместное всеобщее социальное обеспечение, включая улучшение здравоохранения и образования.

Цели обучения

Объясните, как теоретические преимущества коммунизма могут привести к более справедливому обществу

Ключевые выводы

Ключевые моменты
  • Теоретические преимущества коммунизма строятся вокруг равенства и сильных социальных сообществ.
  • Коммунистическая идеология выступает за всеобщее образование с упором на развитие у пролетариата знаний, классового сознания и понимания истории.
  • Коммунизм поддерживает эмансипацию женщин и прекращение их эксплуатации.
  • Коммунистическая идеология делает акцент на развитии «Нового человека» — сознательного, знающего, героического, пролетарского человека, преданного труду и социальной сплоченности, в отличие от антитетического «буржуазного индивидуалиста», связанного с культурной отсталостью и социальной атомизацией.
Основные термины
  • пролетариат : Рабочий класс или низший класс.
  • противоположные : диаметрально противоположные.
  • буржуа : Относящийся к капиталистической эксплуатации пролетариата.
  • Коммунизм : политическая философия или идеология, выступающая за коллективное производство ресурсов

Преимущества коммунизма

Теоретически коммунистическое общество может принести много пользы. Коммунистическая идеология поддерживает повсеместное всеобщее социальное обеспечение. Улучшение здравоохранения и образования, обеспечение ухода за детьми, оказание государственных социальных услуг, предоставление социальных льгот теоретически будут способствовать повышению производительности труда и продвижению общества в его развитии.Коммунистическая идеология выступает за всеобщее образование с упором на развитие у пролетариата знаний, классового сознания и понимания истории. Коммунизм поддерживает эмансипацию женщин и прекращение их эксплуатации. Как культурная, так и образовательная политика в коммунистических государствах делала упор на развитие «нового человека» — сознательного, знающего, героического, пролетарского человека, преданного работе и социальной сплоченности, в отличие от антитетического «буржуазного индивидуалиста», связанного с культурной отсталостью. и социальная атомизация.

Другие теоретически полезные идеи, характерные для коммунистических обществ, включают:

  1. Люди равны . При коммунистическом режиме к людям относятся одинаково в глазах правительства, независимо от образования, финансового положения и так далее. Экономические границы не разделяют и не классифицируют людей, что может помочь снизить уровень преступности и насилия.
  2. Каждый гражданин может сохранить работу . В коммунистической системе люди имеют право на работу. Поскольку правительству принадлежат все средства производства, оно может обеспечить работой по крайней мере большую часть населения.Каждому в коммунистической стране предоставляется достаточно возможностей для работы, чтобы жить и выживать. Однако каждый гражданин должен вносить свой вклад в развитие экономики, чтобы получать заработную плату и другие трудовые льготы.
  3. Существует внутренне стабильная экономическая система . При коммунизме правительство диктует экономическую структуру; следовательно, об экономической нестабильности не может быть и речи. Каждый гражданин обязан работать, чтобы получать льготы, а те, кто не имеет соответствующих санкций.Это создает стимул для участия и поощрения экономического роста.
  4. Созданы сильные социальные сообщества . В коммунизме есть определенные законы и цели, которые определяют распределение ресурсов и ответственности. Если граждане соблюдают эти законы, это приводит к гармоничному духу разделения одной цели. Следовательно, это создает более сильные социальные сообщества и еще более сильную экономику.
  5. Конкурс не существует . В коммунистическом обществе каждый может работать слаженно, не наступая друг другу на пятки.Работа, ответственность и вознаграждение распределяются поровну между гражданами. Если у людей нет чувства зависти, ревности или амбиций, противоречащих целям государства, то можно поддерживать гармоничное экономическое развитие.
  6. Эффективное распределение ресурсов . В коммунистическом обществе чувство сотрудничества позволяет эффективно распределять ресурсы. Это очень важно, особенно в трудные времена и в чрезвычайных ситуациях.

Недостатки коммунизма

Предприятия при коммунистической системе имеют очень строгие ограничения в отношении того, что они могут и чего не могут делать, что может препятствовать производительности и инновациям.

Цели обучения

Обобщите, как строгие правила, установленные для бизнеса в коммунистической экономической системе, могут привести к социальным волнениям

Ключевые выводы

Ключевые моменты
  • В коммунистической системе центральная власть диктует средства и количество производства и устанавливает строгие правила для бизнеса.
  • Поскольку между фирмами нет конкуренции, каждая из них получает одинаковую сумму денег и каждому рабочему платят одинаково, с одинаковыми ожиданиями от каждого.
  • Все предприятия в конечном итоге принадлежат государству.
  • С населением обычно обращаются однородно, а это означает, что общие цели или наборы правил не будут применяться к различным сегментам населения и сообщества.
  • Без механизма ценообразования спрос и предложение трудно сбалансировать во времени.
Основные термины
  • Ценовой механизм : Экономический термин, относящийся к покупателям и продавцам, которые договариваются о ценах на товары или услуги в зависимости от спроса и предложения.Механизм ценообразования или рыночный механизм относится к широкому спектру способов согласования покупателей и продавцов посредством нормирования цен.

Недостатки коммунизма

Экономическая и политическая система коммунизма эффективно диктует, что можно и что нельзя делать в сфере бизнеса. Существуют определенные ограничения на сумму, которую может произвести бизнес, и на то, сколько денег он может заработать.

В дополнение к прямому контролю над средствами производства, коммунизм устанавливает строгие правила в отношении того, как бизнес должен работать таким образом, чтобы рождалось бесклассовое общество.В какой бы сфере ни специализировался бизнес, каждому будет выделено одинаковое количество средств, и каждый работник получит одинаковую сумму денег. Это может вызвать эмоциональные волнения между работниками, которые хотят получить особое признание за свою работу. Она может служить созданию некомфортных условий для работников общества без звания и разной специальности. Наконец, он может подавлять предпринимательский дух, который является ключом к экономическому росту и развитию страны. США, капиталистическая нация, извлекли большую пользу из этой атмосферы малого бизнеса и предпринимательства, которая является фоном для американской мечты.

Точнее, в коммунизме:

  • Правительству принадлежат все предприятия и имущество (средства производства).
  • Нет свободы слова.
  • Большие или географически обширные группы населения, как правило, отличаются разнообразием, что затрудняет достижение общей цели или набора правил для совместных усилий и ресурсов.
  • Централизованное планирование трудно осуществить.
  • Не учитываются потребности потребителей.
  • Трудно достичь производительности и эффективности без мотива получения прибыли для рабочих.
  • Трудно достичь внутреннего баланса между спросом и предложением без ценового механизма.

Кремль : Только правительство имеет право голоса в планировании производства при коммунистической системе.

Детство, Корея и исторический авангард — UH Press

КАКУЮ ИНФОРМАЦИЮ МЫ СОБИРАЕМ?

University of Hawaiʻi Press собирает информацию, которую вы предоставляете при регистрации на нашем сайте, размещении заказа, подписке на нашу рассылку новостей или заполнении формы.При заказе или регистрации на нашем сайте, в зависимости от обстоятельств, вас могут попросить ввести: имя, адрес электронной почты, почтовый адрес, номер телефона или информацию о кредитной карте. Впрочем, Вы можете посетить наш сайт анонимно.
Файлы журнала веб-сайта собирают информацию обо всех запросах страниц и файлов на веб-серверах этого веб-сайта. Файлы журнала не собирают личную информацию, но фиксируют IP-адрес пользователя, который автоматически распознается нашими веб-серверами. Эта информация используется для обеспечения правильной работы нашего веб-сайта, выявления или расследования любых ошибок и удаляется в течение 72 часов.
University of Hawaiʻi Press не будет пытаться отслеживать или идентифицировать отдельных пользователей, за исключением случаев, когда есть обоснованные подозрения, что предпринимаются попытки несанкционированного доступа к системам. В отношении всех пользователей мы оставляем за собой право пытаться идентифицировать и отслеживать любое лицо, которое обоснованно подозревается в попытке получить несанкционированный доступ к компьютерным системам или ресурсам, работающим как часть наших веб-сервисов.
В качестве условия использования этого сайта все пользователи должны дать разрешение University of Hawaiʻi Press на использование журналов доступа для отслеживания пользователей, которые обоснованно подозреваются в получении или попытке получения несанкционированного доступа.

ДЛЯ ЧЕГО МЫ ИСПОЛЬЗУЕМ ВАШУ ИНФОРМАЦИЮ?

Любая информация, которую мы получаем от вас, может быть использована одним из следующих способов:

Для обработки транзакций

Ваша информация, общедоступная или частная, не будет продаваться, обмениваться, передаваться или передаваться какой-либо другой компании по какой бы то ни было причине без вашего согласия, кроме как для явной цели доставки приобретенного продукта или запрошенной услуги. Информация о заказе будет храниться в течение шести месяцев, чтобы мы могли выяснить, есть ли проблемы с заказом.Если вы хотите получить копию этих данных или запросить их удаление до истечения шести месяцев, свяжитесь с Синди Йен по адресу cyen@hawaii.edu.

Для администрирования конкурса, рекламной акции, опроса или другой функции сайта

Ваша информация, общедоступная или частная, не будет продаваться, обмениваться, передаваться или передаваться какой-либо другой компании по какой бы то ни было причине без вашего согласия, кроме как для явной цели предоставления запрошенной услуги. Ваша информация будет храниться только до завершения опроса, конкурса или другой функции.Если вы хотите получить копию этих данных или запросить их удаление до завершения, свяжитесь с uhpbooks@hawaii.edu.

Для отправки периодических электронных писем

Адрес электронной почты, который вы предоставляете для обработки заказа, может использоваться для отправки вам информации и обновлений, относящихся к вашему заказу, в дополнение к получению периодических новостей компании, обновлений, информации о связанных продуктах или услугах и т. д.
Примечание. Мы храним информацию о вашей электронной почте. в файле, если вы выберете нашу рассылку по электронной почте. Если в любое время вы захотите отказаться от получения писем в будущем, мы прилагаем подробные инструкции по отказу от подписки внизу каждого письма.

Для отправки каталогов и других маркетинговых материалов

Физический адрес, который вы предоставляете, заполняя нашу контактную форму и запрашивая каталог или присоединяясь к нашему физическому списку рассылки, может использоваться для отправки вам информации и обновлений в прессе. Мы храним информацию о вашем адресе в файле, если вы решите получать наши каталоги. Вы можете отказаться от этого в любое время, связавшись с нами по адресу uhpbooks@hawaii.edu.

КАК МЫ ЗАЩИЩАЕМ ВАШУ ИНФОРМАЦИЮ?

Мы применяем различные меры безопасности для обеспечения безопасности вашей личной информации, когда вы размещаете заказ или вводите, отправляете или получаете доступ к своей личной информации.
Мы предлагаем использование защищенного сервера. Вся предоставленная конфиденциальная/кредитная информация передается с помощью технологии Secure Socket Layer (SSL), а затем зашифровывается в базе данных наших поставщиков платежных шлюзов, чтобы быть доступной только тем, у кого есть специальные права доступа к таким системам, и они обязаны сохранять конфиденциальность информации. После транзакции ваша личная информация (кредитные карты, номера социального страхования, финансовые данные и т. д.) не будет храниться на наших серверах.
Некоторые службы на этом веб-сайте требуют, чтобы мы собирали личную информацию от вас.В соответствии с Положением о защите данных мы обязаны сообщить вам, как мы храним информацию, которую собираем, и как она используется. Любая информация, которую вы отправляете, будет надежно храниться и никогда не будет передана или продана какой-либо третьей стороне.
Однако вы должны знать, что доступ к веб-страницам, как правило, создает записи журнала в системах вашего интернет-провайдера или поставщика сетевых услуг. Эти объекты могут иметь возможность идентифицировать клиентское компьютерное оборудование, используемое для доступа к странице. Такой мониторинг будет осуществляться поставщиком сетевых услуг и не входит в сферу ответственности или контроля University of Hawaiʻi Press.

ИСПОЛЬЗУЕМ ЛИ МЫ ИСПОЛЬЗОВАТЬ ФАЙЛЫ COOKIES?

Да. Файлы cookie — это небольшие файлы, которые сайт или его поставщик услуг передает на жесткий диск вашего компьютера через ваш веб-браузер (если вы нажмете, чтобы разрешить установку файлов cookie), что позволяет системам сайтов или поставщиков услуг распознавать ваш браузер, а также собирать и запоминать определенную информацию. .
Мы используем файлы cookie, чтобы запоминать и обрабатывать товары в вашей корзине. Вы можете увидеть полный список файлов cookie, которые мы устанавливаем, на странице нашей политики в отношении файлов cookie.Эти файлы cookie устанавливаются только после того, как вы согласились с ними через наш виджет согласия на использование файлов cookie.

РАСКРЫВАЕМ ЛИ МЫ ЛЮБУЮ ИНФОРМАЦИЮ ВНЕШНИМ ЛИЦАМ?

Мы не продаем, не обмениваем или иным образом не передаем вашу личную информацию третьим лицам, кроме тех доверенных третьих лиц, которые помогают нам в работе нашего веб-сайта, ведении нашего бизнеса или обслуживании вас, до тех пор, пока эти стороны соглашаются хранить это информация конфиденциальная. Мы также можем раскрывать вашу личную информацию тем лицам, раскрытие которых требуется для соблюдения закона, обеспечения соблюдения политик нашего сайта или защиты наших или чужих прав, собственности или безопасности.Однако информация о посетителях, не позволяющая установить личность, может быть предоставлена ​​другим сторонам для маркетинговых, рекламных или других целей.

КАЛИФОРНИЯ СОБЛЮДЕНИЕ ЗАКОНА О ЗАЩИТЕ КОНФИДЕНЦИАЛЬНОСТИ В ИНТЕРНЕТЕ

Поскольку мы ценим вашу конфиденциальность, мы приняли необходимые меры предосторожности в соответствии с Законом штата Калифорния о защите конфиденциальности в Интернете. Поэтому мы не будем передавать вашу личную информацию третьим лицам без вашего согласия.

СОБЛЮДЕНИЕ ЗАКОНА О ЗАЩИТЕ КОНФИДЕНЦИАЛЬНОСТИ ДЕТЕЙ В ИНТЕРНЕТЕ

Мы соблюдаем требования COPPA (Закон о защите конфиденциальности детей в Интернете), мы не собираем никакой информации от лиц моложе 13 лет.Наш веб-сайт, продукты и услуги предназначены для лиц старше 13 лет.

ТОЛЬКО ПОЛИТИКА КОНФИДЕНЦИАЛЬНОСТИ В ИНТЕРНЕТЕ

Эта политика конфиденциальности в Интернете применяется только к информации, собранной через наш веб-сайт, а не к информации, собранной в автономном режиме.

ВАШЕ СОГЛАСИЕ

Используя наш сайт, вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности нашего веб-сайта.

ИЗМЕНЕНИЯ В НАШЕЙ ПОЛИТИКЕ КОНФИДЕНЦИАЛЬНОСТИ

Если мы решим изменить нашу политику конфиденциальности, мы опубликуем эти изменения на этой странице и обновим дату изменения политики конфиденциальности.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.