Проспект андропова 37: Андропова, проспект, 37 — все заведения в доме, рейтинг дома № 37 на проспекте Андропова на карте, ближайшее метро, организации, фотографии, отзывы — Москва

Содержание

Проспект Андропова, дом 32/37 (Адреса Москвы)

#АБВГДЕЖЗИКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЭЮЯ — улицы на букву «А» —Абельмановская Застава, площадьАбельмановская улицаАбрамцевская просекаАбрамцевская улицаАбрикосовский переулокАвангардная улицаАвиаконструктора Микояна, улицаАвиаконструктора Миля, улицаАвиаконструктора Сухого, улицаАвиаконструктора Яковлева, улицаАвиамоторная улицаАвиаторов, улицаАвиационная улицаАвиационный переулокАвтозаводская площадьАвтозаводская улицаАвтозаводский 1-й, проездАвтозаводский 2-й, проездАвтозаводский 3-й, проездАвтозаводский мостАвтомобильный проездАвтомоторная улицаАдмирала Лазарева, улицаАдмирала Макарова, улицаАдмирала Руднева, улицаАдмирала Ушакова, бульварАзовская улицаАйвазовского, улицаАкадемика Анохина, улицаАкадемика Арцимовича, улицаАкадемика Бакулева, улицаАкадемика Бочвара, улицаАкадемика Варги, улицаАкадемика Виноградова, улицаАкадемика Вишневского, площадьАкадемика Волгина, улицаАкадемика Глушко, улицаАкадемика Зелинского, улицаАкадемика Ильюшина, улицаАкадемика Капицы, улицаАкадемика Келдыша, площадьАкадемика Комарова, улицаАкадемика Королёва, улицаАкадемика Курчатова, площадьАкадемика Курчатова, улицаАкадемика Люльки, площадьАкадемика Миллионщикова, улицаАкадемика Несмеянова, улицаАкадемика Опарина, улицаАкадемика Павлова, улицаАкадемика Петрова, площадьАкадемика Петровского, улицаАкадемика Пилюгина, улицаАкадемика Понтрягина, улицаАкадемика Сахарова, проспектАкадемика Семёнова, улицаАкадемика Скрябина, улицаАкадемика Тамма, площадьАкадемика Туполева, набережнаяАкадемика Хохлова, улицаАкадемика Челомея, улицаАкадемика Янгеля, улицаАкадемический проездАкулово, посёлокАлабушевская улицаАлабяна, улицаАлександра Лукьянова, улицаАлександра Невского, переулокАлександра Невского, улицаАлександра Солженицына, улицаАлександровка, улицаАлексея Дикого, улицаАлексея Свиридова, улицаАлексинская улицаАлма-Атинская улицаАлтайская улицаАлтуфьевское шоссеАлымов переулокАлымова улицаАлябьева, улицаАлёшкинский проездАмбулаторный 1-й, проездАмбулаторный 2-й, проездАмбулаторный переулокАмилкара Кабрала, площадьАминьевский мостАминьевское шоссеАмундсена, улицаАмурская улицаАмурский переулокАнадырский проездАнаньевский переулокАнатолия Живова, улицаАнгарская улицаАнгелов переулокАндреевка, улицаАндреево-Забелинская улицаАндреевская набережнаяАндреевский мостАндроновское шоссеАндроньевская набережнаяАндроньевская площадьАндроньевский проездАндропова, проспектАнненская улицаАнненский проездАнны Северьяновой, улицаАносова, улицаАнтонова-Овсеенко, улицаАпакова, проездАптекарский переулокАрбат, улицаАрбатецкая улицаАрбатская площадьАрбатские Ворота, площадьАрбатский переулокАргуновская улицаАристарховский переулокАрмавирская улицаАрмянский переулокАртамонова, улицаАртековская улицаАртюхиной, улицаАрхангельский переулокАрхивный 1-й, переулокАрхитектора Власова, улицаАсеева, улицаАстаховский мостАстрадамская улицаАстрадамский проездАстраханский переулокАтарбекова, улицаАщеулов переулокАэродромная улицаАэропорта, проездАэропортовская 1-я, улицаАэрофлотская улица — дома (219)—1А56 с16 с288 с28 с499А1010 к110 к310А11 к211 к2 с211А11Б13/3213А1515 с317 к117 к217 к317 к3 с217 к417 к517 к5 с218 к518 к718 к81919 с219А20 с120 с220 с320 с420 с420 с520 с620 с720 с1220 с1320Б2121А21Б21Б с121Б с221Г2222 с222 с322 с422 с522 с622 с722 с822 с922 с1022 с1122 с1222 с1322А/3022А/30 с22325В262727 с12828 к228А28Б2929 с229 к229 к2 с23030 с330 к230А313131 к231 к331 к431 к532/373333 к233 к33535 к235 к335А3636 с236 к236 к2 с136 к2 с236 к2 с336 к2 с436 к2 с636 к2 с736 к2 с836 к2 с936 к2 с1036 к2 с1136 к2 с1236 к2 с1336 к336 к3А36 к3 с436 к3 с536 к3 с636 к3 с93737 к237 к337 к437 к53838 с238 с338 с438 с538 к238 к2 с238 к2 с338 к2 с438 к2 с538 к2 с638 к2 с838 к2 с938 к2 с1138 к2 с1238 к338 к3 с238 к3 с338 к3 с438 к438 к4 с23939 с139 с239 с239 с339 с339 с439 с639 с739 с839 с939 с1139 с1239 с1339 с1439 с1539 с1739 с1839 с2039 с2639 с2739 с2939 с3139 с3239 с3339 с4239 с4439 с4539 с4639 с4739 с4839 с4939 с5039 с5139 с5239 с5339 с5439 с5539 с5639 с5739 с5839 с5939 с6039 с6139 с6239 с634040 с140 к240 к342 к142 к1 с242 к244 к244 к2 с246 к146 к246 к346 к446 к4 с24848 с248 с448 с648 с848 с950 к150 к250 к35158А58А с158Б60А60А с1

Louis, Москва, проспект Андропова, 37

Информация о данном заведении устарела (обновлена более месяца назад). Рекомендуем выбрать другое место для заказа. По состоянию на Субботу, 4 Сентября 2021 г.

На данной странице представлено 73 позиций меню ресторана Louis, который находится в Москве по адресу проспект Андропова, 37. Оформить заказ из данного места Вы можете через сервис доставки Яндекс Еда. Местоположение на карте можете посмотреть на этой странице.

Исполнитель (продавец): ОБЩЕСТВО С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ "ТРАСТ", 115487, Москва, пр-кт Андропова, д 37, пом X, ИНН 7707366852, рег.номер 1167746483387.

Режим работы: с 00:00 до 05:30; с 12:00 до 24:00

Поставьте рейтинг данному месту:

Проголосовавших: 1 чел.
Средний рейтинг: 5 из 5.

Список позиций меню

Обновлено в Понедельник 19 Июля 2021 г. 11:59 по Мск.

Популярные блюда

Холодные закуски

Салаты

Закуски

Супы

Паста

Бургеры

Вок

Суши

Шашлык

Горячие блюда

Гарниры

Десерты

Соусы

🍔 Как заказать

Чтобы сделать заказ перейдите на официальный сайт https://eda.yandex.ru/restaurant/louis_prospekt_andropova_37_mnzif, добавьте в корзину необходимые позиции, выбрав нужные опции, сервис определит точное время доставки и итоговую стоимость заказа. Далее нажмите кнопку «формить заказ», заполните недостающие данные, оплатите заказ и ожидайте курьера.

📱 Официальные приложения

Также оформить заказ можно через официальное приложение для ios и android. Скачать можно по ссылкам ниже.

  • Iphone
  • Android
  • Windows Phone (временно не доступно)

👛 Как оплатить

После оформления заказа, его необходимо будет оплатить. Сделать это можно несколькими способами:

  1. Наличными (в зависимости от выбранного ресторана)
  2. Картами Visa, MasterСard, Maestro и Мир
  3. С помощью Apple Pay в приложении
Добавляйте в закладки! Делитесь с друзями!

Почтовый индекс Проспекта Андропова Москвы — IndexMap.ru

1А, 5, 6, 6 стр. 1, 6 стр. 2, 6 стр. 5, 6 стр. 6, 22, 22 к. 30А, 22 к. 30А стр. 2, 22 стр. 2, 22 стр. 3, 22 стр. 4, 22 стр. 5

115533

1, 7Асоор1, 11 к. 2 стр. 1, 11Всоор1, 11Всоор2, 12соор1, 18 к. 1соор1, 20 к. 1 стр. 4, 39 стр. 30, 39соор84, 39соор85, 39соор86, 39соор87, 39соор88, 39соор89, 39соор90

26, 27, 28, 28 к. 2, 28А, 28Б, 29, 29 к. 2, 29 к. 2 стр. 2, 29 стр. 2, 29 стр. 3, 30, 30 к. 2, 30 стр. 2, 30 стр. 3, 30А, 31, 31 к. 2, 31 к. 2 стр. 2, 31 к. 3, 31 к. 4, 31 к. 5, 31А, 32 к. 37, 33, 33 к. 2, 33 к. 3, 35, 35 к. 1, 35 к. 2, 35 к. 2 стр. 2, 35 к. 3, 35А, 36, 36 к. 2, 36 к. 2 стр. 1, 36 к. 2 стр. 2, 36 к. 2 стр. 3, 36 к. 2 стр. 4, 36 к. 2 стр. 6, 36 к. 2 стр. 7, 36 к. 2 стр. 11, 36 к. 2 стр. 13, 36 к. 3, 36 к. 3А, 36 стр. 2, 37, 37 к. 2, 37 к. 2 стр. 2, 37 к. 3, 37 к. 4, 37 к. 5, 38, 38 к. 2, 38 к. 2 стр. 2, 38 к. 3, 38 к. 3 стр. 2, 38 к. 3 стр. 3, 38 к. 4, 38 к. 4 стр. 2, 38 стр. 2, 38 стр. 3, 39, 39 стр. 1, 39 стр. 2, 39 стр. 3, 39 стр. 3А, 39 стр. 4, 39 стр. 5, 39 стр. 6, 39 стр. 7, 39 стр. 8, 39 стр. 9, 39 стр. 10, 39 стр. 11, 39 стр. 12, 39 стр. 13, 39 стр. 14, 39 стр. 15, 39 стр. 17, 39 стр. 18, 39 стр. 20, 39 стр. 25, 39 стр. 26, 39 стр. 27, 39 стр. 28, 39 стр. 29, 39 стр. 31, 39 стр. 32, 39 стр. 33, 39 стр. 42, 39 стр. 44, 39 стр. 45, 39 стр. 46, 39 стр. 47, 39 стр. 48, 39 стр. 49, 39 стр. 50, 39 стр. 51, 39 стр. 52, 39 стр. 53, 39 стр. 54, 39 стр. 55, 39 стр. 56, 39 стр. 57, 39 стр. 58, 39 стр. 59, 39 стр. 60, 39 стр. 61, 39 стр. 63, 39 стр. 64, 39 стр. 65, 39 стр. 66, 39 стр. 67, 39 стр. 68, 39 стр. 69, 39 стр. 71, 39 стр. 72, 39 стр. 73, 39 стр. 74, 39 стр. 75, 39 стр. 76, 39 стр. 77, 39 стр. 78, 39 стр. 79, 39 стр. 80, 39 стр. 81, 39 стр. 82, 39 стр. 83, 40, 40 к. 2, 40 к. 2 стр. 2, 40 к. 3, 42 к. 1, 42 к. 1 стр. 2, 42 к. 2, 44 к. 2, 44 к. 2 стр. 2, 46 к. 1, 46 к. 2, 46 к. 3, 46 к. 4, 48, 48 стр. 2, 48 стр. 4, 48 стр. 6, 48 стр. 9, 50 к. 1, 50 к. 2, 50 к. 3, 51, 58Б

115487

8, 8 стр. 2, 9, 9Асоор1, 9Б стр. 1, 9Б стр. 2, 10, 10 к. 3, 10А, 11 к. 2, 11 к. 2 стр. 2, 11 к. 2 стр. 3, 11А, 11Б, 18 к. 1, 18 к. 2, 18 к. 3, 18 к. 4, 18 к. 5, 18 к. 5 стр. 1, 18 к. 6, 18 к. 7, 18 к. 8, 18 к. 9, 18 к. 9 стр. 2, 18 стр. 4, 18 стр. 5, 18 стр. 7, 20 стр. 1, 20 стр. 2, 20 стр. 3, 20 стр. 4, 20 стр. 5, 20 стр. 6, 20 стр. 7, 20А стр. 2, 20А стр. 3, 20Б, 25А стр. 1, 25А стр. 2, 25А стр. 3, 38 к. 2 стр. 9БН

115432

13 к. 32, 13А, 15, 15 стр. 3, 15 стр. 4, 15 стр. 5, 17 к. 1, 17 к. 1 стр. 3, 17 к. 1 стр. 5, 17 к. 2, 17 к. 3, 17 к. 4, 17 к. 5, 19, 19 стр. 2, 19А, 21, 21А, 23

115470

Парковка Стоянка МГСА Стрела Москва проспект Андропова

Парковка в городе Москва - довольно серьезная проблема для многих автовладельцев. Ведь число автомобилей с каждым годом растет многократно. Мест для стоянки машин в многих районах города становится все меньше.

Мы собрали самую полную информацию о парковке по адресу Москва, проспект Андропова, 37

Название:Стоянка МГСА Стрела
Адрес:Москва, проспект Андропова, 37
Режим работы:ежедневно, 5:00–1:00
Услуги: за первый час: 150 руб
способ оплаты: предоплата
цена парковки: 150 руб/сут
количество мест: 60
парковка: охраняемая, открытая, гостевая, платная
Телефон:+7 (499) 614-33-49 +7 (499) 782-36-79
Сайт:

Эта парковка очень удобно расположена как для водителей, кто приехал в этот район по делам, так и для автовладельцев, кто живет в непосредственной близости от этой парковки. Водители, имеющие инвалидность, родители многодетных семей или имеющие парковочный абонемент(проживающие в районе парковки) имеют право на льготы про оплате услуг парковки.

Парковка Стоянка МГСА Стрела на карте Москва

Отзывы о парковке Стоянка МГСА Стрела

Обязательно изучайте отзывы о данной парковке и оставляйте свои. Только проверенные автостоянки с хорошей репутацией и отзывами других автовладельцев могут гарантировать сохранность вашего автомобиля

Почтовый индекс проспект Андропова, город Москва

1154328, 8 стр.2, 9, 9А, 9Б стр.1, 9Б стр.2, 10, 10 к.1, 10 к.3, 10А, 11 к.2, 11 к.2 стр.2, 11 к.2 стр.3, 11А, 11Б, 18 стр.2, 18 стр.3, 18 стр.4, 18 стр.5, 18 стр.6, 18 стр.7, 18 к.1, 18 к.2, 18 к.3, 18 к.4, 18 к.5, 18 к.5 стр.1, 18 к.6, 18 к.7, 18 к.8, 18 к.9, 18 к.9 стр.2, 20 стр.1, 20 стр.2, 20 стр.3, 20 стр.4, 20 стр.5, 20 стр.6, 20 стр.7, 20А стр.1, 20А стр.2, 20А стр.3, 20Б, 25А стр.1, 25А стр.2, 25А стр.3, 38 к.2 стр.9БН, 38 к.4 стр.311548725В стр.1, 25В стр.2, 25В стр.3, 26, 27, 27 стр.1, 28, 28 к.2, 28А, 28Б, 29, 29 стр.2, 29 стр.3, 29 к.2, 29 к.2 стр.2, 30, 30 стр.2, 30 стр.3, 30 к.2, 30А, 31, 31 к.2, 31 к.2 стр.2, 31 к.3, 31 к.4, 31 к.5, 31А, 32/37, 33, 33 к.2, 33 к.3, 35, 35 к.1, 35 к.2, 35 к.2 стр.2, 35 к.3, 35А, 36, 36 стр.2, 36 к.2, 36 к.2 стр.1, 36 к.2 стр.2, 36 к.2 стр.3, 36 к.2 стр.4, 36 к.2 стр.6, 36 к.2 стр.7, 36 к.2 стр.11, 36 к.2 стр.13, 36 к.3, 36 к.3А, 37, 37 к.2, 37 к.2 стр.2, 37 к.3, 37 к.4, 37 к.5, 38, 38 стр.2, 38 стр.3, 38 к.2, 38 к.2 стр.2, 38 к.3, 38 к.3 стр.2, 38 к.3 стр.3, 38 к.4, 38 к.4 стр.2, 38 к.5 стр.1, 38 к.5 стр.3, 38 к.5 стр.4, 38 к.5 стр.5, 38 к.5 стр.9, 38 к.5 стр.10, 38 к.5 стр.11, 38 к.5 стр.12, 38 к.5 стр.15, 38 к.5 стр.16, 38 к.5 стр.21А, 38 к.5 стр.21, 38 к.5 стр.25, 38 к.5 стр.29, 39, 39 стр.1, 39 стр.2, 39 стр.3, 39 стр.3А, 39 стр.4, 39 стр.5, 39 стр.6, 39 стр.7, 39 стр.8, 39 стр.9, 39 стр.10, 39 стр.11, 39 стр.12, 39 стр.13, 39 стр.14, 39 стр.15, 39 стр.17, 39 стр.18, 39 стр.20, 39 стр.25, 39 стр.26, 39 стр.27, 39 стр.28, 39 стр.29, 39 стр.30, 39 стр.31, 39 стр.32, 39 стр.33, 39 стр.40, 39 стр.42, 39 стр.44, 39 стр.45, 39 стр.46, 39 стр.47, 39 стр.48, 39 стр.49, 39 стр.50, 39 стр.51, 39 стр.52, 39 стр.53, 39 стр.54, 39 стр.55, 39 стр.56, 39 стр.57, 39 стр.58, 39 стр.59, 39 стр.60, 39 стр.61, 39 стр.62, 39 стр.63, 39 стр.64, 39 стр.65, 39 стр.66, 39 стр.67, 39 стр.68, 39 стр.69, 39 стр.70, 39 стр.71, 39 стр.72, 39 стр.73, 39 стр.74, 39 стр.75, 39 стр.76, 39 стр.77, 39 стр.78, 39 стр.79, 39 стр.80, 39 стр.81, 39 стр.82, 39 стр.83, 40, 40 стр.1, 40 к.2, 40 к.2 стр.2, 40 к.3, 42 к.1, 42 к.1 стр.2, 42 к.2, 44 к.2, 44 к.2 стр.2, 46 к.1, 46 к.2, 46 к.3, 46 к.4, 48, 48 стр.2, 48 стр.4, 48 стр.6, 48 стр.9, 50 к.1, 50 к.2, 50 к.3, 51, 58Б

Электрокамины Royal Flame | Официальный сайт бренда в России

Royal Flame — это ведущий производитель электрических каминов и каминных аксессуаров. Компания появилась на рынке в 2012 году, и с этого времени предлагает своим клиентам высокое качество, широкий ассортимент и уникальную продукцию для каждого интерьера. Благодаря этому, бренд Royal Flame сегодня занимает твердую позицию на российском каминном рынке.

Основная деятельность компании – производство электрических каминов, сопутствующего оборудования, а также аксессуаров: каминных наборов, дровниц, каминных экранов.

Все аксессуары Royal Flame имеют эксклюзивный дизайн. Кованые изделия изготавливаются вручную, что делает их уникальными. В процессе изготовления используются специальные технологии, вся продукция проходит строгий контроль качества в соответствии с международными стандартами.

Электрические камины Royal Flame представлены широкой линейкой моделей, которая позволит подобрать вариант под любой интерьер. Для обладателей классических дизайнов подойдут каминокомплекты Sorrento или Bern, выполненные в сдержанном оформлении. Для любителей античного стиля хорошими вариантами станут камины Dublin и Luxemburg с греческими мотивами. Природный стиль шале украсит каминокомплект Luzern, стилизованный под камень. Выбрав модель Pierre Luxe, в оформлении которого использованы кирпич и темный дуб, можно не сомневаться, что камин станет центральным элементом интерьера. А поклонники современных или минималистичных стилей могут выбрать линейный очаг Vision, встроив его в стенную нишу и образовав дома яркую линию огня.

В очагах бренда применяется технология реалистичного пламени, которая полностью имитирует настоящий огонь. Такое пламя абсолютно безопасно, и при этом не отличается от настоящего, создавая в доме уют и гармонию.

В линейке Royal Flame есть модели, подходящие по дизайну и характеристикам для любого дома или квартиры, а удобство электрического камина доставит только комфорт при использовании.

Проспект Андропова: тройной удар по затору

Продолжаю серию отчетов о работе, проделанной отделом оптимизации дорожного движения. Осенью 2015-го разметкой и светофорами мы навели порядок на проспекте Андропова в зоне метро Коломенская и перед Коломенским проездом. Разумеется, насколько это вообще возможно с учетом реконструируемого Нагатинского моста.

Проблемами проспекта Андропова мы озаботились почти 2 года назад, провели комплексный анализ проблем магистрали («Как ускорить проспект Андропова»). Главные гнойники магистрали – узел у метро Коломенская и Нагатинский мост. В начале 2015 г. было реализовано первое светофорное предложение: по вечерам удлинили «веерную» фазу в сторону области (прямо, направо и налево в сторону области). Теперь, придя на работу в ЦОДД, мы решили ударить по пробке с новой силой.

Первый удар: разметка у метро Коломенская
Проблемы с организацией движения у перекрестка Андропова с улицами Нагатинская и Новинки разбирал в статье «Практика добрых дел (1)». Здесь не хватало рядов с обеих сторон перекрестка, разметка выводила поток в левоповоротные ряды и провоцировала перестроения правее, не был прикрыт ни въезд, ни выезд на разворотную петлю, а бестолковая разметка при съезде на набережную вынуждала проезжать через островок безопасности.

Три способа лечения этих проблем – сужение полос, направляющая разметка, прикрытие рядов островками безопасности. И в данном случае пришлось применить их все. Специалист ЦОДД Григорий Песков, проработав проект в масштабе, выжал из ширины проезжей части все резервы.

Так наше предложение выглядело в проекте (кликабельно).

А так получилось в жизни.

Хорошо видно, как 2 полосы с моста превращаются в 3 и их «уводит» правее… а слева появляется сначала прикрытая полоса для выезда с разворота, а затем и второй левоповоротный ряд.

А у перекрестка полос становится 6.

Результат переразметки оправдал ожидания: в сторону области проспект Андропова поехал куда веселей, насколько это вообще возможно при реконструируемом мосте, зауженном до 2-х полос. Прямо теперь ведут 3 полосы вместо двух, налево – 2 вместо одной. В сторону центра основной эффект - сокращение перестроений; большего до окончания реконструкции ждать не стоит.

Интересно, что нарушителей, которые бы выезжали в левый ряд для проезда прямо, оказалось не так много: видимо удобную и интуитивно-понятную разметку и нарушать как-то совестно. 🙂

Второй удар: разметка перед Коломенским проездом
Но протянуть направление в область перед Нагатинской улицей было мало; надо было еще подготовить к увеличившемуся потоку следующий узел, с Коломенским проездом. Ведь 3 общие полосы после перекрестка довольно скоро заканчиваются, и до самого Коломенского проезда их лишь две. Хотя дальше за перекрестком снова 4 полосы, благодаря недавнему уширению проезжей части (по инициативе Пробок.нет).

Чтобы убрать узкое место и подровнять пропускную способность дороги, мы разработали новый проект дорожной разметки в зоне перекрестка, за счет сужения полос сделав из трех полос четыре: 3 общие, правая – выделенная.

Вышло очень удобно: хотя зона накопления перед светофором не очень длинная, теперь стартовать на зеленый машины могут в 3 ряда, в результате увеличившийся поток со стороны метро отлично «вытягивается» в сторону области. Да и на выделенную полосу теперь выезжают гораздо реже. Ширина полосы общественного транспорта более 6 метров воспринималась многими как несправедливость, совсем другое дело – 3,5 метра.

Третий удар: светофорная регулировка у метро и в Нагатинской пойме
Как правило, работа со светофорами не столь медийна, как связки, уширения, разметка. Но в некоторых случаях по эффективности ей нет равных. Мониторинг транспортной ситуации у метро Коломенская выявил тяжелейшую ситуацию: перекресток регулярно "завязывался" в такую вот классическую мертвую петлю.

Причин тому две. Первая: всего 2 полосы движения на мосту не позволяют потоку с перекрестка «втягиваться» на мост, хвост оставался на перекрестке и блокировал пересекающие улицы, Нагатинскую и Новинки; усугубляли ситуацию трамваи с высоконагруженной линии, которые помогали заблокировать уже проспект Андропова, а довершали дело автобусы, маневрирующие здесь в большом количестве. Вторая: 2 пешеходных светофора в Нагатинской пойме работали вразнобой и к тому же в коротком цикле 120-160 секунд, из которых 27 отдавалось пешеходам.

Решение первой проблемы: нужно было ввести такую длительность работы зеленого, чтобы он сравнялся с пропускной способностью моста и чтобы «красный» проспекту включался точно после заполнения пространства за перекрестком! Если уж Андропова в центр стоит, пусть едут хотя бы все остальные направления. Но одно дело придумать принцип, а другое – разработать повременную программу для разного времени суток, ведь и утром поток неравномерен! Чтобы решить проблему, Григорию Пескову, коллеге по отделу, пришлось ускорить освоение работы с ИТС города. И примерно за 2 недели скрупулезной работы он не только разработал специальный набор распределения фаз, но и опытным путем, с наблюдением по камерам, подобрал оптимальный алгоритм применения, исключающий самозапирание перекрестка. После подборки и "обкатки" все это внесено в программу управления АСУДД города.
Кстати, помогла и вечерняя «веерная» фаза в область (прямо-налево-направо), которую мы протягивали еще в начале года: она включается теперь с 12 дня, позволяя оптимально двигаться всем направлениям.

Решение второй проблемы: синхронизировать два светофора в Нагатинской пойме и увеличить цикл и длительность транспортного зеленого. На прошлой неделе по моему предложению коллеги выдали техническое задание на регулировку, и теперь с 7 до 16 часов оба светофора будут работать в синхронном режиме «153 сек. транспорту, 27 сек. пешеходам». В сторону области это не помогло, зато еще немного улучшило движение в центр, лично оценил эффект уже в пятницу.

В общем и целом, можно в очередной раз констатировать, что грамотная оптимизация дорожного движения и тонкая работа со светофором принесла плоды. Вечерняя пробка перед перекрестком пропала как явление: после съезда с моста скорость движения до Коломенского проезда 20-25 км/ч. Конечно, мост пока держит движение в область, а пробка в Нагатинской пойме поражает воображение. Но по нашим наблюдениям, перекресток с Нагатинской улицей имеет очень неплохой запас пропускной способности – а значит, справится и с выросшим после открытия моста потоком. Эффект в утренний час пик тоже есть: едущие прямо остаются в своих полосах без перестроений, порядка в движении стало больше. Но главное, перекресток уже больше 2-х недель не завязывается в узел даже без ручного вмешательства (единственное исключение - застрявший недавно трамвай), а значит, оптимальный режим работы подобран для всех времен суток. Тем не менее, ситуация продолжает находиться под контролем операторов Ситуационного центра.

Напоследок немного о перспективах проспекта Андропова
1. Скоро откроют станцию метро «Технопарк» на зеленой ветке. Это сделает удобными поездки в ТЦ «Мегаполис» и Технопарк на подземке, немного снизит транспортную нагрузку на проспект.

2. Главной проблемой остается сужение Нагатинского метро-моста из-за реконструкции. Стройка идет своим чередом: пару недель назад закончили первую треть и перебросили на нее движение в центр, теперь работы ведут в центральной части. Ожидать окончания работ не стоит раньше конца 2016 года. Все, что можно выжать из моста сейчас – немного поправить разметку, вывести ею обе полосы в 2 левых ряда. Это чуть-чуть разгонит мост в сторону области.

[На схеме нужный участок красным]

3. В Нагатинской пойме, наконец, открыли надземный пешеходный переход у остановки «Южный речной вокзал». Это значит, что светофор рядом с ним скоро демонтируют. Но перспективы второго перехода у ТЦ Мегаполис пока неизвестны, так что второй светофор в ближайшие годы останется на месте.

Особая благодарность специалисту отдела ЦОДД Григорию Пескову за подготовку проекта, управлению ЦОДД по светофорному регулированию за содействие в корректировке работы светофоров, Пробок.нет за фотографии.

Работа по оптимизации движения в Москве продолжается. Сейчас отдел проектирует переразметку нескольких десятков перекрестков в Москве. Надеюсь за зиму все согласовать и передать в ГБУ «Автомобильные дороги» к сезону разметки. Но об этом в другой раз.

Если вам понравилась статья, добавьте мой блог в друзья или подпишитесь на него в Facebook или Twitter.

SGS в России | SGS Россия

SGS Vostok Limited - российская дочерняя компания SGS S.A. и входит в группу SGS.

Мы работаем в стране с 1981 года, и сейчас в компании работает более 4800 человек. Наша штаб-квартира находится в Москве, а сеть офисов и лабораторий охватывает более 70 городов Российской Федерации. Мы разбиты на пять регионов с центральными офисами в Санкт-Петербурге, Новороссийске, Новокузнецке, Чите и Находке.

Постоянно развиваясь в соответствии с потребностями клиентов и расширяя географию своего охвата, мы предлагаем действительно услуги в масштабах всей Федерации.Благодаря нашей существующей инфраструктуре мы можем быстро задействовать опытный и квалифицированный персонал, чтобы предоставить вам быстрые и эффективные услуги, где бы вы ни находились. Это означает, что вы можете воспользоваться уникальным набором локальных решений и глобальных услуг независимо от вашего местоположения.

Наша офисная сеть дополняется более чем 60 лабораторными объектами и парком мобильных лабораторий, которые могут принести наш опыт прямо к вашим дверям.

Скромное начало

Изначально, работая за пределами Москвы, мы предлагали в основном инспекционные услуги: контроль количества и качества импорта и экспорта.Проверки проводились в сотрудничестве с тогдашней Торгово-промышленной палатой СССР.

В 1990 году в результате этого сотрудничества было создано совместное советско-швейцарское предприятие Sojex между SGS и Союзэкспертиза, членом Торгово-промышленной палаты СССР (ТПП). Одним из первых крупных инспекционных проектов Sojex было участие в контроле товаров, прибывающих в страну в рамках продовольственной помощи, предоставленной Европейской комиссией в 1991–1992 годах. За это время мы расширили нашу сеть офисов на основные морские порты Советского Союза.

Рост и независимость

В 1993 году на базе СП Sojex было создано новое юридическое лицо SGS Vostok Limited, 100% дочерняя компания SGS SA Сегодня мы предлагаем полный спектр дополнительных услуг, чтобы помочь вашей организации снизить риски и повысить эффективность практически во всех отраслях экономики России.

Обратитесь в местный офис SGS, чтобы узнать, как мы можем поддержать вашу организацию.

Время работы

Наши офисы в России открыты с 9:00 до 18:00 по будням с понедельника по пятницу.
Часы работы наших испытательных центров различаются, некоторые работают 24 часа в сутки, 7 дней в неделю.

Юридическая информация

  • Название организации: Акционерное общество «СЖС Восток Лимитед»
  • ИНН: 7703007980
  • КПП: 772501001
  • ОГРН: 1027739312182
  • ОКПО: 201
  • Юридический адрес: Российская Федерация, 115432, г. Москва, проспект Андропова, 18, корпус 7, помещение XI - комнаты 1, 2, 4, 5, этаж 6
  • Почтовый адрес: Российская Федерация, 115432, г. Москва, проспект Андропова, 18, корп.7
  • Генеральный директор: Абасов Теймур Рафик Оглы
  • Исполнительный директор: Озеров Олег Борисович
  • Главный бухгалтер: Лебедева Юлия Васильевна

Советское решение о вторжении в Афганистан - Портфолио Сабрины

Пример группового мышления: советское решение вторгнуться в Афганистан

Для класса профессора Кэтлин Пауэрс по международной политике и психологии (19S)

Афганистан издавна называют «кладбищем империй.«Неудачи в Афганистане привели армию Александра Македонского к мятежу, вынудив Александра повернуть вспять и положить конец расширению крупнейшей империи в истории. [1] Великобритания потеряла бы тысячи военнослужащих в общей сложности в трех войнах между 1838 и 1919 годами, которые не смогли защитить Афганистан от российского влияния [2]. Тем не менее, несмотря на многочисленные исторические примеры неудавшихся афганских вторжений, в декабре 1979 года Советский Союз принял решение ввести войска в Афганистан в ответ на политические беспорядки и угрозы со стороны антикоммунистических мусульманских партизан внутри государства, которые поставили под угрозу существующее советско-афганское государство. альянс.

Возникает вопрос, почему Советский Союз решил вторгнуться в Афганистан, несмотря на существующую советскую политику третьего мира, не одобряющую развертывание советских войск в развивающихся странах, и несмотря на существующие знания о недружественной территории и этнической структуре Афганистана. [3] Ученые предложили множество ответов на этот исторический вопрос. Сюда входит аргумент о том, что стратегический военный паритет с Соединенными Штатами привел к тому, что Советы рационально рассудили, что советские военные смогут осуществить успешное вторжение и достичь многих из своих геостратегических целей.[4] Некоторые ученые предполагают, что вторжение было совершено в соответствии с доктриной Брежнева или потому, что Советы опасались исламского экстремизма в Афганистане. [5] Еще одно возможное объяснение состоит в том, что теория перспектив препятствовала процессуальному процессу принятия решений и привела к поведению, склонному к риску.

В этой статье я буду утверждать, что решение о вторжении в Афганистан было принято в первую очередь потому, что ответственный орган, принимающий решения, был поражен болезнью группового мышления, как это определил Ирвинг Дженис.Эта группа, состоящая из небольшого кружка Политбюро ЦК КПСС, состоящего из Леонида Брежнева, Дмитрия Устинова, Юрия Андропова, Андрея Громкё и Михаила Суслова, обладала всеми тремя предшествующими условиями, которые делали ее предрасположенной к групповому мышлению [6]. Впоследствии в группе проявились все три типа симптомов группового мышления: переоценка группы (с точки зрения военных возможностей и морали), замкнутость (очернение генерального секретаря Афганистана Хафизуллы Амина) и стремление к единообразию (самозваные охранники и общие иллюзии). единогласия).Как следствие, дефекты, характерные для группового мышления, подрывали процедурную рациональность в их процессе принятия решений и заставляли группу выбирать вариант вторжения из-за существенной переоценки его вероятности успеха.

Структурное обоснование: советское военное преимущество над Соединенными Штатами

Есть аргумент, что Советы решили вторгнуться в Афганистан в результате структурных соображений. В конце концов, были определенные геостратегические цели, которые были бы достигнуты, если бы вторжение было успешным.Эти цели, которые увеличили бы относительную мощь Советского Союза по сравнению с США в биполярной международной структуре времен холодной войны, включали (но не ограничивались) путь к портам с теплой водой, безопасность вдоль иранской и пакистанской границ, доступ к афганским природным территориям. газ и вход на Индийский субконтинент. [7]

Кроме того, уже существовало чувство растущего доверия к советской военной мощи, которое привело бы Советы к разумному обоснованию высокой вероятности успеха варианта вторжения.Например, к концу 1970-х годов Советский Союз считал свои военные возможности стратегически эквивалентными или превосходящими возможности США [8]. Более того, в то время как США вдвое сократили свои военно-морские силы с 1968 по 1978 год, Советский Союз расширил свои военно-морские возможности за счет добавления ударных подводных лодок и удвоения размеров своих крейсеров [9]. В более широком смысле, США сократили весь свой оборонный бюджет до 5% от своего ВНП к 1978 году, в то время как советский оборонный бюджет достигнет пика в 18% в 1980 году.[10] Таким образом, Советы считали, что США, самая грозная потенциальная оппозиция, будут в значительной степени неспособны и не желают сопротивляться советскому вторжению в Афганистан. [11]

Однако маловероятно, что рациональная оценка советских военных возможностей и конкретных структурных ограничений заставила Советы предпочесть вторжение как наиболее жизнеспособный вариант. Во-первых, вторжение представляло собой отход от существующей политики СССР в отношении третьего мира, которая строго предостерегала от размещения советских войск в развивающихся странах, находящихся под советским влиянием.[12] Органу, принимающему решения, также была предложена обширная информация из исторических источников и советских официальных лиц, предполагающих, что вторжение имело чрезвычайно низкий уровень успеха. Одним из таких источников была книга генерала Андрея Снесарева, в которой подробно описывалось, как этнический, географический и военный состав Афганистана может превратить вторжение в кошмар даже для самой могущественной державы [13]. Кроме того, в документах КПСС, фиксирующих процесс принятия решений, мало представлен анализ тактической военной стратегии.Вместо этого эти документы демонстрируют неоднократное признание неопределенности относительно количества повстанцев и общей наземной ситуации. [14] Таким образом, необходимо искать альтернативные объяснения.

Теория перспектив: угроза советско-афганским связям

Вместо структурного рационального объяснения потенциальное психологическое объяснение состоит в том, что решение было принято на основании теории перспектив. В конце концов, в том же году все пять ключевых лиц, принимавших решения среди других советских чиновников, категорически выступили против вмешательства, включая самого Брежнева, который заявил на заседании Политбюро 18 марта -го 9999 годов, что «вмешательство наших войск нанесет вред не только нам. , но в первую очередь [афганцы].[15] Сдвиг в сторону интервенции произошел только после того, как просоветский генеральный секретарь Тараки был убит 8 октября -го 9999 годов. Его преемник, Хафизулла Амин, был утвержден генералом Гореловым, главным военным советником в Кабуле, другом Советского Союза и человеком, с которым Советский Союз мог продолжать работать [16]. В конце концов, Амин держал фотографию Сталина спереди и в центре на своем столе. [17] Следовательно, замена Тараки Амином не представляет собой значительного структурного изменения, которое оправдало бы полный отказ от существующей политики путем развертывания советских войск.

Напротив, формирование ситуации вокруг Амина отчетами КГБ могло привести к тому, что лица, принимающие ключевые решения, увидели себя в сфере потерь. [18] В этих отчетах подробно рассказывается, как сотрудники Амина критиковали Советский Союз на собраниях и обвиняли Амина в обещаниях племенных лидеров, что он «дистанцируется от Советского Союза». [19] Что еще хуже, они предполагали, что Амин, вероятно, переориентирует себя на Запад. Таким образом, с сохранением влияния в Афганистане в качестве ориентира, Андропов, среди прочих, теперь рассматривал ситуацию как «неблагоприятную» и «усугубленную».[20] Таким образом, неприятие потерь, продемонстрированное комментарием Громкио «ни при каких обстоятельствах мы не можем потерять Афганистан», привело к тому, что ключевые лица, принимающие решения, выбрали очень рискованную игру вторжения, поскольку она предлагала высокую полезность результата: «это позволило бы нам решить вопрос о защите завоеваний Апрельской революции […] и укреплении наших позиций в этой стране »[21]

Однако решение о вторжении в Афганистан было принято единогласно всем органом, принимающим решения, и нет достаточных доказательств, позволяющих предположить, что отчеты КГБ втолкнули каждого члена в сферу потерь так же, как и Андропова.На фоне растущей уверенности в советском военном потенциале невозможно предположить, что каждый член имел пессимистические взгляды или даже придавал эмоциональное значение ситуации в Афганистане [22]. Скорее, даже в том случае, если теория перспектив и неприятие потерь вынудили нескольких членов поддержать вторжение, требуется дополнительное объяснение, чтобы объяснить, почему этот вариант воплотился в единогласно одобренное групповое решение. Что касается этого дальнейшего объяснения, я предлагаю теорию группового мышления Яниса.

Пример группового мышления

Ирвинг Дженис определяет групповое мышление как «способ мышления, которым люди занимаются, когда они глубоко вовлечены в сплоченную группу, когда стремление членов к единодушию преобладает над их мотивацией реалистично оценивать альтернативные варианты действий» [23]. Эта тенденция Поиск согласия явно присутствовал в директивном органе, который принял решение вторгнуться в Афганистан. Стремление к единодушию привело к тому, что группа неадекватно собирала и оценивала информацию, тем самым подавляя процедурную рациональность и переоценивая вероятность успешного вторжения.

Предыдущие условия

Первым и главным предварительным условием, которым обладала группа и делало ее восприимчивой к групповому мышлению, была высокая сплоченность. [24] Брежнев, в отличие от своего предшественника Хрущева, применил технику «коллективного лидерства» в процессе выработки политики [25]. Коллективное руководство подразумевает, что каждое принимаемое решение должно иметь консенсус всей группы, принимающей решения, будь то избранная группа, ответственная за вторжение в Афганистан, или все Политбюро.[26] Теоретически «коллективное руководство» подразумевает, что каждое должностное лицо на любом уровне будет иметь право голоса, но реалистичная постановка и нормы против инакомыслия означают, что этот метод обеспечивает единый голос и единую линию партии. Кроме того, Брежнев способствовал сплочению группы своих советников, создавая семейную атмосферу и продвигая себя как заботливую отцовскую личность. Например, он ежедневно звонил своим министрам, спрашивая об их личной жизни, отраслевых планах и политике.[27] Он также обращался почти ко всем своим коллегам с неформальным местоимением вторичного лица ty , чтобы создать иллюзию знакомства. [28] Таким образом, ответственный орган, принимающий решения, представлял собой сплоченную группу, связанную друг с другом квазисемейными узами.

Структурные особенности группы также сделали ее склонной к групповому мышлению. Во-первых, группа состояла только из избранного круга членов ЦК и принимала решения в секретном процессе без ведома остальной части Политбюро.[29] Таким образом, группа была сильно изолирована. Во-вторых, существовала традиция беспристрастного лидерства, поскольку Брежнев ценил безоговорочное повиновение и был известен тем, что часто рассматривал лишь узкий круг вариантов [30]. В-третьих, хотя у нас нет полных подробных отчетов о содержании закрытых заседаний органа, принимающего решения, ответственного за афганское вторжение, вероятно, не хватало процедурной методологии, поскольку решение в основном было принято в рамках одной встречи в декабре. 8-е [31]

В органе, принимающем решения, присутствовали не только предшествующие условия сплоченности и групповая структура, но и ситуативный контекст, способствующий групповому мышлению.Некоторые члены группы, вероятно, рассматривали беспорядки в Афганистане как кризис для Советского Союза, такие как Андропов, который, как ранее описывалось, правдоподобно рассматривал себя в области потерь в соответствии с теорией перспектив. Таким образом, поскольку Янис утверждает, что стресс кризисной ситуации создает желание присоединиться к группе, эти члены, вероятно, чувствовали сильную потребность подчиняться, чтобы быть принятыми в группу. [32] Однако маловероятно, что все члены рассматривали ситуацию в Афганистане как тяжелый кризис для Советского Союза, потому что, за исключением короткой границы, разделяемой СССР и Афганистаном, прямой угрозы внутренней безопасности не существовало.Вместо этого, на фоне чувства уверенности в относительно превосходящих советских военных возможностях по сравнению с США, члены группы могли быть склонны к совместному рискованному поведению из-за восприятия возможности, которую Харт классифицирует как групповое мышление типа 2 [33]. Эта тенденция помогает объяснить, почему орган, принимающий решения, склонен к групповому мышлению и выбрал, казалось бы, оппортунистический вариант вторжения без определенного наличия кризисной ситуации.

Симптомы

Первый тип симптома группового мышления, переоценка группы, присутствовал в оценках группы их военного потенциала.[34] Что касается переоценки своих военных возможностей, Андропов и Устинов нелогично пришли к выводу, что два советских батальона, уже дислоцированные в Кабуле, смогут обеспечить успешное вторжение. [35] Кроме того, даже когда высокопоставленные советские чиновники предупредили членов группы, что военные вряд ли смогут стабилизировать ситуацию, члены группы отказались отказаться от своих первоначальных переоценок советского военного потенциала. Например, когда начальник Генштаба Н.В. Огарков назвал приказ Устинова о развертывании от 75 до 80 тысяч военнослужащих в Афганистане «безрассудным» и невнимательным к культурным или географическим ограничениям, Устинов быстро упрекнул его: «Собираетесь ли вы учить Политбюро?» [36] Как очевидно, группа не занималась переоценкой шансов своих военных на успех или даже своих моральных оснований для вторжения.

Группа также проявила ограниченность, второй тип симптома группового мышления, особенно в своем поношении Амина.[37] Андропов, в частности, распространял в группе идею о том, что Амин мог иметь связи с ЦРУ, поскольку он мог быть завербован еще в 1960-х годах, когда учился в Колумбийском университете в Нью-Йорке. [38] Это обвинение предполагало причастность Амина к предполагаемой, по слухам, цели ЦРУ по созданию «новой Великой Османской империи» в Средней Азии, угрожающей южным республикам СССР [39]. В дополнение к сильным подозрениям в том, что Амин замышляет заговор с Западом, угрожая существующему союзу Советского Союза с Афганистаном, внутри группы существовали также представления о том, что правительство Амина становится все слабее и неспособным.По правде говоря, к середине октября Амин контролировал только двадцать процентов страны [40]. Однако члены группы наложили на режим Амина дополнительные недостатки, включая ослабление армии (Брежнев), плохое решение «многих вопросов» (Устинов), плохие телекоммуникационные системы (Андропов) и использование казней, чтобы заставить замолчать политических оппонентов (Андропов). [41] Таким образом, группа продолжала оправдывать свои усилия и выбранный вариант вторжения тем, что они пытались победить злого врага, которого можно было легко победить.

Наконец, третий тип симптома группового мышления, давление в сторону единообразия, присутствовал в прямом давлении на несогласных, самозваных стражей и общей иллюзии единодушия. [42] Основываясь на своих разговорах с Громкио, который еще в октябре считал, что отправка войск в Афганистан «недопустима», Георгий Корниеко пришел к выводу, что на Громкё оказали давление, чтобы он поддержал выбор группы со стороны Устинова и Андропова [43]. Корниеко подозревал, что Устинов несет основную ответственность за давление на несогласные взгляды Громкё; на самом деле, есть также свидетельства того, что Устинов служил самопровозглашенным «охранником».[44] Роль Устинова в качестве защитника очевидна в его отказе передать остальной группе ценную информацию от Огаркова, касающуюся конкретных географических, этнических и культурных обстоятельств в Афганистане, которые сделали бы вторжение намного более рискованным и менее благоприятным по сравнению с дипломатическими средствами. . [45] Точно так же на встрече генерала Заплатина, Огаркова и Устинова Устинов быстро опроверг оценку Заплатина о том, что афганская армия может справиться с беспорядками в одиночку, на том основании, что «вы, люди в Кабуле», постоянно меняли свои оценки, которые он поэтому считал ненадежными.[46] Таким образом, эта информация никогда не доходила до более широкой группы, принимающей решения. Вдобавок общая иллюзия единодушия, питаемая брежневской практикой «коллективного лидерства», создавала ощущение, что консенсус является самоцелью. В частности, в рамках «коллективного лидерства» членов группы соблазняли участвовать в «ритуале консенсуса», чтобы вознаградить их чувством принятия и ощущаемой властью. [47] Таким образом, стремление к единообразию наряду с наличием двух других типов симптомов группового мышления, переоценки и ограниченности, демонстрируют, что процесс принятия решений о вторжении в Афганистан, очевидно, был омрачен групповым мышлением.

Болезнь группового мышления проявляется в многочисленных дефектах в процессе принятия решений, которые Янис определил как характерные для группового мышления. Например, группа не смогла придумать план действий в чрезвычайных обстоятельствах, в данном случае план организованного вывода, если вторжение окажется безуспешным. [48] Кроме того, группа не смогла изначально предложить и / или честно переоценить ряд возможных альтернативных вариантов, таких как продолжение военной помощи или дипломатические переговоры. Группа также была склонна к избирательной предвзятости при обработке информации, примером чего может служить использование ею отчетов КГБ, в которых Амин критиковался, чтобы охарактеризовать его мотивы, и в то же время отвергать профили других советских официальных лиц, которые указывали, что Амин был лоялен Советскому Союзу и с ним можно было работать.[49] Таким образом, эти недостатки подрывают процедурную рациональность в процессе принятия решений и приводят к тому, что группа сильно переоценивает вероятность успеха вторжения в Афганистан.

Заключение

12 декабря 9998-го 9999 года решение избранной группы было вынесено на Политбюро ЦК и единогласно одобрено. Единодушное одобрение в более широком Политбюро, вероятно, было также связано с той же практикой «коллективного руководства» и коллективного сокрытия, которая имела место в пределах избранной группы, принимающей решения.[50] Фактически, Александр Ляховский, генерал-майор и помощник Устинова, даже прямо заявил, что «каждый член Политбюро знал, как будет принято несогласие с мнением Генерального секретаря, и поэтому все предложения были приняты единогласно. . »[51] Таким образом, ошибочный план вторжения группы был принят без каких-либо дальнейших вопросов. Кроме того, резолюция, одобренная Политбюро, поручила исполнительный контроль над вторжением Афганистана Андропову, Устинову и Громкё, сохранив право принятия решений в пределах первоначальной избранной группы.[52]

Грубая переоценка вероятности успешного вторжения в результате группового мышления станет очевидной в ближайшие годы. В то время как Советскому Союзу первоначально удалось захватить Кабул и установить на место поддерживаемого Советским Союзом эмира Бабрака Кармаля, эти победы в конечном итоге были сорваны усилиями ЦРУ по координации и вооружению армии бойцов сопротивления в Афганистане, известной как моджахеды [53]. ] Лето 1986 года стало поворотным моментом в войне, когда моджахеды получили возможность сбивать советские самолеты зенитными ракетами «Стингер».[54] К 1988 году Горбачев и другие советские официальные лица осознали, что их авантюра в Афганистане провалилась, и, как следствие, подписали Женевские соглашения о выводе войск из Афганистана 15 февраля -го 9999 г. [55]. Неудачное вторжение стоило Советскому Союзу жизни 75 000 человек, 5 миллиардов рублей в год, разочарование сторонников жесткой линии и серьезный удар по международному престижу Советского Союза [56].

Присутствие группового мышления в решении вторгнуться в Афганистан требует дальнейшего изучения того, присутствовало ли групповое мышление в других советских политических решениях, принятых при Брежневе и его практике «коллективного лидерства».Кроме того, возникает вопрос, не существовало ли более общего феномена группового мышления в процессе принятия решений в Советском Союзе в целом, поскольку даже по сей день политические решения в России принимаются скрытно и конфиденциально. Таким образом, потенциальная связь между групповым мышлением и структурой советского правительства могла бы помочь в дальнейшем объяснении распада Советского Союза и марксизма-ленинизма в целом.

Банкноты

[1] Милтон Берден, «Афганистан: кладбище империй», Foreign Affairs 80, no.6 (ноябрь / декабрь 2001 г.): 17.

[2] Там же. 18.

[3] Джеймс Д. Дж. Браун, «На нефтяном топливе ?: Советское вторжение в Афганистан», Постсоветские дела 29, вып. 1 (2013): 57.

[4] А. З. Хилали, «Советское решение о вмешательстве в Афганистан и его мотивы», The Journal of Slavic Military Studies 16, no. 2 (2003): 131-133.

[5] Там же. 128, 130-131.

[6] Александр Ляховский, Трагедия и доблесть афганцев , Перевод Светланы Савранской (М .: ГПИ Искон, 1995), 109.

[7] Хилали, «Советское решение о вмешательстве в Афганистан и его мотивы», 126, 134; «Заседание Политбюро ЦК Коммунистической партии Советского Союза» 17 марта 1979 г .; Родрик Брейтуэйт, Afghantsy (Нью-Йорк: Оксфордский университет, 2011), 29.

[8] Хилали, «Советское решение о вмешательстве в Афганистан и его мотивы», 131.

[9] Там же, 132.

[10] Там же.

[11] Там же, 133.

[12] Браун, «На нефтяном топливе ?: Советское вторжение в Афганистан», 57.

[13] Braithwaithe, Afghantsy , 28–29.

[14] «Заседание Политбюро ЦК Коммунистической партии Советского Союза», 17 марта 1979 г.

[15] Там же.

[16] Braithwaithe, Afghantsy , 74.

[17] Там же, 75.

[18] Braithwaithe, Afghantsy , 59, 75; Роуз Макдермотт, «Теория перспектив в международных отношениях: иранская миссия по спасению заложников», Политическая психология 13, вып.2 (июнь 1992 г.): 245-246.

[19] Braithwaithe, Afghantsy , 71; «Личная рукописная записка Андропова Брежневу», перевод Светланы Савранской, декабрь 1979 г.

[20] Там же.

[21] «Заседание Политбюро ЦК Коммунистической партии Советского Союза», 17 марта 1979 г .; Макдермотт, «Теория перспектив в международных отношениях: иранская миссия по спасению заложников», 253; «Личная рукописная записка Андропова Брежневу», перевод Светланы Савранской, декабрь 1979 года.

[22] Барбара Фарнхэм, «Рузвельт и мюнхенский кризис: выводы из теории перспектив», Политическая психология 13, вып. 2 (июнь 1992 г.): 227-229.

[23] Ирвинг Л. Дженис, Групповое мышление: Психологические исследования политических решений и фиаско, , (Бостон: Houghton Mifflin, 1972), 9.

[24] Пол'т Харт, «Жертвы группового мышления Ирвинга Л. Джениса», Политическая психология 12, вып. 2 (июнь 1991 г.): 257.

[25] Сюзанна Шаттенберг, «Доверие, забота и близость в Политбюро: сценарий власти Брежнева», Критика: Исследования в истории России и Евразии 16, вып.4 (осень 2015 г.): 836-837.

[26] Там же, 837.

[27] Там же, 854.

[28] Там же, 855.

[29] Кондолеза Райс, «Меняет ли Горбачев правила принятия оборонных решений?» Журнал международных отношений 42, вып. 2 (весна 1989 г.): 381.

[30] Там же; Ляховского, Трагедия и доблесть афганцев , 111.

[31] Там же.

[32] Янис, Групповое мышление: психологические исследования политических решений и фиаско , 12-13.

[33] Харт, «Жертвы группового мышления Ирвинга Л. Джениса», 266.

[34] Янис, Групповое мышление: психологические исследования политических решений и фиаско , 174.

[35] Braithwaithe, Afghantsy , 79; «Личная рукописная записка Андропова Брежневу», перевод Светланы Савранской, декабрь 1979 г.

[36] Ляховский, Трагедия и доблесть афганцев , 109–110.

[37] Янис, Групповое мышление: психологические исследования политических решений и фиаско , 174.

[38] Braithwaithe, Afghantsy , 77.

[39] Ляховский, Трагедия и доблесть афганцев , 109.

[40] Braithwaithe, Afghantsy , 76.

[41] «Заседание Политбюро ЦК Коммунистической партии Советского Союза», 17 марта 1979 г.

[42] Янис, Групповое мышление: психологические исследования политических решений и фиаско , 175.

[43] Георгий Михайлович Корниенко, Холодная война: свидетельство участника , перевод Светланы Савранской (М .: Международные отношения, 1994), 193.

[44] Там же.

[45] Ляховский, Трагедия и доблесть афганцев , 110–111.

[46] Braithwaithe, Afghantsy , 75.

[47] Шаттенберг, «Доверие, забота и знакомство в Политбюро: сценарий власти Брежнева», 853.

[48] Янис, Групповое мышление: психологические исследования политических решений и фиаско , 175.

[49] Там же; Брейтуэйт, Афганцы , 75.

[50] Ляховский, Трагедия и доблесть Афганистана , 111.

[51] Там же.

[52] «Постановление ЦК КПСС о положении в« А »» от 12 декабря 1979 г.

[53] Берден, «Афганистан: кладбище империй», 19–20.

[54] Там же, 22.

[55] Там же.

[56] Браун, «На нефтяном топливе ?: Советское вторжение в Афганистан», 65-66

Библиография

Берден, Милтон. «Афганистан: кладбище империй». Министерство иностранных дел 80, нет. 6 (ноябрь / декабрь 2001 г.): 17-30.

Брейтуэйт, Родрик. Афганцы . Нью-Йорк: Оксфордский университет, 2011.

.

Браун, Джеймс Д. Дж. «На нефтяном топливе ?: Советское вторжение в Афганистан». Постсоветские дела 29, вып. 1 (2013): 56-94.

Фарнем, Барбара. «Рузвельт и мюнхенский кризис: выводы из теории перспектив». Политическая психология 13, вып. 2 (июнь 1992 г.): 205-235.

Hart, Paul’t. «Жертвы группового мышления Ирвинга Л. Джениса». Политическая психология 12, вып.2 (июнь 1991 г.): 247-278.

Харт, Паулт, Эрик К. Стерн и Бенгт Сунделиус. За пределами группового мышления: динамика политических групп и формирование внешней политики. Анн-Арбор: Мичиганский университет, 1997.

Хилали, А. З. «Советское решение о вмешательстве в Афганистан и его мотивы». Журнал славянских военных исследований 16, вып. 2 (2003): 113-144.

Янис, Ирвинг. Жертвы группового мышления: психологическое исследование внешнеполитических решений и фиаско .Бостон: Хоутон Миффлин, 1972 г.

Калиновский, Артемий. «Принятие решений и советская война в Афганистане: от интервенции к отступлению». Журнал исследований холодной войны 11, вып. 4 (осень 2009 г.): 46-73.

Корниенко Георгий М. Холодная война: свидетельство участника . Перевод Светланы Савранской . Москва: Международные отношения, 1994.

.

Ляховский Александр. Трагедия и доблесть Афганистана . Перевод Светланы Савранской.Москва: ГПИ Искон, 1995. https://nsarchive2.gwu.edu/NSAEBB/NSAEBB57/r8.pdf .

Макдермотт, Роуз. «Теория перспектив в международных отношениях: иранская миссия по спасению заложников». Политическая психология 13, вып. 2 (июнь 1992 г.): 237-263.

«Заседание Политбюро ЦК КПСС», ЦХСД, Ф. 89, пер. 25, Док. 1. (17 марта 1979 г.) https://nsarchive2.gwu.edu/ NSAEBB / NSAEBB57 / r1.pdf.

«Постановление ЦК КПСС о положении в« А »» ЦХСД, Ф.89, пер. 14, Док. 31. (12 декабря 1979 г.). https://nsarchive2.gwu.edu/NSAEBB/NSAEBB57/r9.pdf.

Райс, Кондолезза. «Меняет ли Горбачев правила принятия оборонных решений?» Журнал международных отношений 42, вып. 2 (весна 1989 г.): 377-397.

Шафер, Марк и Скотт Кричлоу. «Антецеденты группового мышления: количественное исследование». Журнал разрешения конфликтов 40, no. 3 (сентябрь 1996 г.): 415-435.

Шаттенберг, Сюзанна. «Доверие, забота и знакомство в Политбюро: сценарий власти Брежнева. Критика: Исследования в истории России и Евразии 16, вып. 4 (осень 2015 г.): 835-858.

% PDF-1.4 % 312 0 объект > эндобдж xref 312 93 0000000016 00000 н. 0000002211 00000 н. 0000002371 00000 н. 0000002522 00000 н. 0000003713 00000 н. 0000004702 00000 н. 0000004741 00000 н. 0000004902 00000 н. 0000005061 00000 н. 0000005113 00000 п. 0000005165 00000 н. 0000005217 00000 н. 0000005269 00000 н. 0000005321 00000 п. 0000005373 00000 п. 0000005425 00000 н. 0000005477 00000 н. 0000005529 00000 н. 0000005581 00000 п. 0000005633 00000 п. 0000005685 00000 н. 0000005737 00000 н. 0000005789 00000 н. 0000005841 00000 н. 0000006032 00000 н. 0000006457 00000 н. 0000006509 00000 н. 0000006561 00000 н. 0000006742 00000 н. 0000006794 00000 н. 0000006824 00000 н. 0000006846 00000 н. 0000007231 00000 п. 0000007253 00000 н. 0000007534 00000 н. 0000007556 00000 н. 0000007830 00000 н. 0000007852 00000 п. 0000008128 00000 н. 0000008317 00000 н. 0000008699 00000 н. 0000008721 00000 н. 0000008997 00000 н. 0000009019 00000 н. 0000009478 00000 п. 0000009500 00000 н. 0000009988 00000 н. 0000010010 00000 п. 0000010361 00000 п. 0000010530 00000 п. 0000010637 00000 п. 0000010748 00000 п. 0000010859 00000 п. 0000010970 00000 п. 0000011143 00000 п. 0000011250 00000 п. 0000011428 00000 п. 0000011535 00000 п. 0000011607 00000 п. 0000011681 00000 п. 0000011792 00000 п. 0000011964 00000 н. 0000012141 00000 п. 0000012314 00000 п. 0000012491 00000 п. 0000012664 00000 п. 0000012837 00000 п. 0000013010 00000 п. 0000013183 00000 п. 0000013262 00000 н. 0000013469 00000 п. 0000013657 00000 п. 0000013845 00000 п. 0000014033 00000 п. 0000014221 00000 п. 0000014409 00000 п. 0000014635 00000 п. 0000014858 00000 п. 0000015081 00000 п. 0000015306 00000 п. 0000015531 00000 п. 0000015756 00000 п. 0000015981 00000 п. 0000016206 00000 п. 0000016431 00000 п. 0000016656 00000 п. 0000016879 00000 п. 0000017107 00000 п. 0000017295 00000 п. 0000017483 00000 п. 0000017671 00000 п. 0000002662 00000 н. 0000003691 00000 н. трейлер ] >> startxref 0 %% EOF 313 0 объект > эндобдж 314 0 объект > / Кодировка> >> / DA (/ Helv 0 Tf 0 г) >> эндобдж 315 0 объект > эндобдж 403 0 объект > транслировать Hb``f`Jc`g`0f` @

ASIJ Stories: Twentieth Century Man

Мэтт Уилс рассказывает о невероятной жизни профессионального дипломата Олега Трояновского '37 и его роли в некоторых крупных событиях 20-го века .

«Никита Хрущев, лицом к лицу», - голос диктора звучит громче, когда на телеэкраны зрителей заполняются черно-белые кадры Красной площади. Сейчас 2 июня 1957 года. В офисе Совета Министров СССР пятеро мужчин неловко сидят за большим столом напротив первых американских телекамер, которым разрешено вести трансляцию из Кремля. Рядом с Никитой Хрущевым, советским премьером, сидит корреспондент CBS Стюарт Новинс, который будет модерировать интервью. Би Джей Каттлер, московский корреспондент New York Herald Tribune , нервно поднимает голову, когда диктор представляет его.Вопросы Катлеру задает Дэниел Шоу, сотрудник CBS в Москве. В стороне, за кадром, сидит Олег Трояновский 37-го года. Новинс делает свое вступительное слово, и интервью начинается с унылого вопроса Шоу о сельскохозяйственной политике. Хрущев начинает говорить, но голос, транслируемый зрителям по всей Америке, не его - скорее, слегка акцентированный, нюансированный английский Олег Трояновский становится голосом лидера коммунистов.

Родословная Олега сделала его идеальным выбором для ответственной работы по синхронному переводу в прямом эфире.Сын Александра Антонина Трояновского, первого советского посланника в Вашингтоне, Олег провел детство за пределами СССР. Семья впервые переехала в Токио в 1927 году, когда Сталин отправил своего отца в Японию, чтобы он стал послом. Эксперт по внешней торговле, Трояновский-старший считался подходящим кандидатом на эту должность, и его дипломатические способности были проверены натянутыми отношениями с СССР из-за действий Японии в Китае и антикоммунистических настроений в японской прессе. Трояновский также должен был наблюдать за строительством нового посольства и переездом из Ура Касумигасеки в нынешнее расположение посольства рядом с токийским американским клубом в Роппонги.Новое здание должно было представлять собой удлиненное двухэтажное белое бетонное строение с большими окнами, окруженное пышной зеленью и опирающееся на массивную сейсмостойкую бетонную площадку.

Олег поступил в четвертый класс Американской школы в Японии в 1929 году и, похоже, хорошо учился в классе из 13 учеников, пропустив пятый класс и сразу перейдя в шестой. К седьмому классу он был одним из семи учеников своего класса, в который входили Джон Холтом, Элизабет Игелхарт, Ганс Крамер, Гомер Пирс и Джули Шатин.Яркими моментами в школе в том году стали визит игрока New York Yankees Лу Герига и участие в праздновании двухсотлетия Вашингтона. К сожалению, Олег не смог продолжить обучение в этой группе до окончания неполной средней школы, так как его отец был переведен в Вашингтон в 1933 году.

Из ASIJ Олег перешел в школу Sidwell Friends School, где он был увлеченным теннисистом и описан в ежегоднике. как «всегда тактичны и вежливы ... наделены обаянием [и] уверенностью доставить удовольствие.Он разбирается в самых разных вещах, но мы думаем, что он станет дипломатом ». Прогноз оказался точным. По окончании учебы Олег сначала на год поступил в Swarthmore College в Пенсильвании, где изучал английский язык и сохранял свои академические и теннисные способности, прежде чем семья вернулась в Россию. После окончания престижного Института советских иностранных языков, он некоторое время работал в официальном информационном агентстве ТАСС и Советском информационном бюро во время Второй мировой войны, прежде чем в 1944 году поступил на работу в Министерство иностранных дел.Его отправили в Лондон, чтобы работать атташе в посольстве, работая в объединенном англо-американском и советском комитете по психологической войне против Германии. В конце войны его попросили присоединиться к советской делегации, участвовавшей в переговорах по уставу предстоящего Нюрнбергского процесса по военным преступлениям, в котором он затем принял участие в качестве секретаря советских судей. В 1946 году ему было поручено переводить на Парижской мирной конференции, которая привела к разработке мирных договоров между союзниками и Италией, второстепенными державами Оси и Финляндией.Затем Олег взял на себя более заметную роль рупора министра иностранных дел СССР Вячеслава Молотова, который назвал своим именем зажигательный коктейль Молотова, переводя для него во время визита госсекретаря США Джорджа Маршалла в 1947 году. Во время визита его также пригласили переводить для Иосифа Сталина - старого знакомого его отца.

За шесть лет до рождения Олега в 1919 году Сталин нанес визит отцу Олега Александру в Вене. Это было вскоре после Нового года в 1913 году, когда Сталин появился в большой уютной квартире Трояновских на Шенбрунершлосс-штрассе, 30.В прошлом месяце Сталин, Ленин и Трояновский участвовали в исторической секретной конференции в Кракове, на которой присутствовали несколько большевиков в Думе. Ленин, хорошо знавший Трояновского еще со времен его ссылки в Париж, по сообщениям, рекомендовал Сталину остаться с Александром со словами «хорошие люди ... у них есть деньги». В тот январь по улицам Вены бродило множество будущих диктаторов - неудавшийся художник Адольф Гитлер и автомеханик Daimler Йосип Броз, который позже стал маршалом Тито, тоже жили в городе.

Александр, красивый дворянин и ветеран русско-японской войны, и его красивая, политически активная первая жена Елена Розмирович принимали Сталина несколько недель, пока он работал над своим основополагающим эссе «Марксизм и национальный вопрос». Трояновские активно участвовали в создании и финансировании большевистского журнала Просвещение , что привело к дружбе с Максимом Горьким. Журнал публиковал развернутую статью Сталина серийно в течение трех месяцев с марта 1913 года.Биограф Сталина Саймон Сибаг Монтифьоре описывает пребывание Сталина у благородных Трояновских - первый опыт Сталина в семье в западном стиле - как «откровение». Когда Сталин не работал над диссертацией, он гулял с парой по вечерам в парке Шенбрунн, покупал сладости для их дочери, флиртовал с няней, которую просил помочь ему с немецкими переводами, играл в шахматы и встречался с другими большевиками, такими как Николай Бухарин. Сталин будет любить Трояновского на протяжении всей своей жизни, даже щадя Александра в его чистках, после его отзыва из Вашингтона и несмотря на иногда публичную критику бывшего хозяина.

Много лет спустя Сталин отплатил за гостеприимство сыну Александра. 26-летний Олег был отправлен министерством иностранных дел в Гагру для перевода для Сталина, который встречался с группой британских депутатов от британской лейбористской партии

на своей даче . Сталин сразу же обрадовался Олегу и пригласил его остаться в качестве своего гостя после ухода британцев. «Почему бы тебе не остаться и не пожить у нас какое-то время? Мы напоим тебя, а потом посмотрим, что ты за человек », - вспоминал Олег Сталин.Не имея возможности отклонить неожиданное приглашение, Олегу ничего не оставалось, как остаться, хотя у него не было желания «быть обузой для товарища Сталина». Олега несколько раз приглашали поиграть с хозяином в бильярд, а также на обеды с членами Политбюро. Сталин вспомнил о времени, проведенном в Вене с отцом Олега, и призвал Олега отдохнуть. Однако пребывание в гостях у Сталина было отнюдь не успокаивающим. Спустя девять ночей Олег нашел в себе смелость спросить, можно ли ему уехать, объяснив, что он хочет вернуться в Москву, чтобы стать членом партии.Это была хитрая уловка, и Олегу удалось бежать, не обидев Сталина, который отправил его с корзиной фруктов и пожеланиями «удачи».

После смерти Сталина в 1953 году Олег был назначен заместителем министра иностранных дел, и его языковые навыки были использованы для выполнения других важных заданий. Он сопровождал Никиту Хрущева и Николая Булганина, Председателя Совета Министров СССР, во время их визита в Соединенное Королевство в апреле 1956 года, первой международной поездки преемников Сталина.После прибытия в Портсмут на крейсере Орджоникидзе группа отправилась в Лондон, где остановилась в роскошном отеле Claridges. Затем последовали обстоятельные переговоры с британскими хозяевами, в том числе несколько встреч с премьер-министром Великобритании Энтони Иденом на Даунинг-стрит для обсуждения таких тем, как Ближний Восток и ядерное разоружение, а также ужин с сэром Уинстоном Черчиллем и аудиенция у Ее Величества королевы Елизаветы. II в Виндзорском замке. Без сомнения, это был суровый график для Олега, который переводил на каждой сессии.

Мало ли Трояновский знал, что его карьера позже будет наполнена гораздо более суровыми и важными переводческими задачами.

/////////////////////////////////////////////

Президент США, все еще в пижаме и тапочках, сидит на краю кровати в Белом доме с фотографией. 14 октября 1962 года советник по национальной безопасности Макджордж Банди всю ночь ждал, чтобы передать президенту Джону Ф. Кеннеди фотографии, сделанные разведывательным самолетом U-2 над Кубой.Президент, находившийся в предвыборной поездке в Пенсильванию до 1:40 утра, внимательно рассматривает фотографии, на которых запечатлено строительство советских ракетных стартовых площадок. «Вероятно, нам придется их бомбить, - говорит он.

Олег Трояновский со своей матерью Ниной в советском посольстве на первой фотографии, опубликованной после их прибытия в Вашингтон в 1934 году. (International News Photo)

Сообщения о наращивании советских вооруженных сил на Кубе начали поступать летом, но с За исключением директора ЦРУ, Кеннеди и его советники отказывались верить, что Советы развертывают ракеты, способные достичь Соединенных Штатов.Имеющиеся доказательства показали, что Хрущев, похоже, готовился бросить вызов американцам на их собственном заднем дворе. В течение нескольких дней Кеннеди и его команда ExComm - Исполнительный комитет Совета национальной безопасности - встречались тайно, обсуждая гипотетические сценарии и стратегии, пытаясь разработать ответ. «Мы должны предположить, что Хрущев знает, что мы знаем о его ракетных развертываниях, и поэтому он будет готов к запланированному ответу», - предположил президент.

Кеннеди слишком доверял ему, и правда заключалась в том, что Хрущев на самом деле не был готов к ответу Соединенных Штатов и не имел плана противодействия этому.

Когда в мае Трояновский узнал о плане размещения ракет на Карибском острове от своего коллеги, он был «ошеломлен» тем, что Хрущев подумывал о таких масштабах бряцания оружием. Убежденный сторонник улучшения отношений с Соединенными Штатами, Трояновский выразил обеспокоенность ситуацией, которая, по его мнению, превратилась в «кошмар». Хрущев прислушался к его совету, но отклонил его, заявив, что он просто делал то, что делали американцы, когда они размещали свои собственные ракеты в Турции и других стратегических точках вдоль советских границ.Трояновский чувствовал, что его начальник «полностью проигнорировал настроения в Соединенных Штатах и ​​возможную реакцию США».

Хрущев считал, что «если мы установим ракеты тайно, а затем Соединенные Штаты обнаружат ракеты после того, как они будут установлены и готовы к удару, американцы дважды подумают, прежде чем пытаться ликвидировать наши объекты военными средствами». Пока он сохранял способность стрелять хотя бы одной или двумя ракетами, американцев отговорили бы от военных действий против Кубы.Трояновский посчитал этот гамбит смехотворным. «Это вне моего понимания, - сказал он, - как ... можно всерьез надеяться сохранить это в секрете, в то время как его успех полностью зависел от того, чтобы преподнести сюрприз». Трояновский провел все лето, в течение которого ракеты были доставлены на Кубу, чувствуя себя так, как будто он находится в машине, «потерявшей рулевое управление». 15 октября, один в кабинете советского лидера в Кремле, он снова заговорил на эту тему с Хрущевым. «Скоро разразится буря», - сказал ему Хрущев.«Будем надеяться, что лодка вообще не перевернется», - возразил Трояновский. Хрущев на мгновение задумался: «Теперь уже поздно что-либо менять», - ответил он. Советский премьер пришел, подумал Трояновский, к осознанию того, что зашел слишком далеко.

Годом ранее, в 1961 году, Кеннеди опроверг утверждение Хрущева о том, что у СССР был арсенал межконтинентальных баллистических ракет, готовых уничтожить Соединенные Штаты, с доказательствами того, что в боевом состоянии находится лишь горстка ракет. Когда позже он дал интервью, в котором указывалось, что Соединенные Штаты рассмотрят вариант первого удара, если того потребуют обстоятельства, Хрущев был потрясен.«Хрущев всегда беспокоился о нашем престиже, он боялся, что американцы заставят нас куда-то отступить», - сказал Трояновский « Правде » в 1997 году. «Он слишком долго работал со Сталиным и хорошо помнил его слова« Когда я уйду ». , они задушат тебя, как котенка ». Хрущева не собирались задушить, и его уловка по размещению ракет средней дальности на Кубе фактически удвоила количество боеголовок, которые могли поразить крупные американские города. Трояновский вспомнил, как Юрий Андропов, будущий генеральный секретарь Коммунистической партии, сказал советскому лидеру: «Как только это будет сделано, мы сможем нацелить их на мягкий живот Соединенных Штатов.

22 октября, после многодневных дискуссий с ExComm, Кеннеди объявил о блокаде Кубы. «Целью этих баз может быть не что иное, как обеспечение ядерного потенциала против Западного полушария», - предупредил он. Хотя записи ExComm показывают, что в частном порядке он думал, что развертывание было политическим, а не военным наступлением.

Почти в 5000 милях от Москвы, услышав, что Кеннеди обратится к своему народу, Хрущев собрал Политбюро.Покрасневший и взволнованный, он ждал, чтобы узнать реакцию американцев, сомневаясь в том, будет ли остров подвергнут вторжению или нападению на СССР. «Дело в том, что мы не собирались развязывать войну. Мы просто хотели запугать их, чтобы сдержать антикубинские силы », - сказал он в зале. Напряжение было ощутимым. За час до выступления Кеннеди со своими согражданами-американцами, в час ночи по московскому времени, МИД передал английский текст письма, отправленного президентом по дипломатическим каналам, вместе с текстом его речи.Трояновский перевел письмо для остальных членов Политбюро. Их настроение мгновенно изменилось, и Трояновский напомнил, что первой реакцией Хрущева было «облегчение, а не беспокойство». Блокада не выглядела как ультиматум или нападение, заставившее советского лидера воскликнуть: «Мы спасли Кубу!»

Олег, справа внизу, в Чочине 1933 года

Однако конфликтный потенциал был далеко не исчез. В течение следующей недели каждый день крутил винт, усиливая напряжение между сверхспособностями.Скрытая дипломатия, письма, официальные заявления, наблюдение, разведывательные данные - все возможные средства для вывода и выработки стратегии выхода из противостояния использовались обеими сторонами. Трояновский присутствовал там в течение дней и ночей дебатов и переговоров, играя жизненно важную роль переводчика для Хрущева и Политбюро, опираясь на свои знания об американском мировоззрении. Перспектива войны и возможность достижения компромисса, казалось, висели на волоске, слегка сдвигаясь каждый день и с каждым взаимодействием между двумя странами.Но вот-вот настал самый мрачный момент перед рассветом решимости.

Около полудня 27 октября самолет-шпион U2, пилотируемый майором Рудольфом Андерсоном, отважился пролететь над Кубой. Кубинцы, которым Фидель Кастро приказал стрелять по любому самолету, нарушающему их воздушное пространство, не смогли поразить U2. Генерал-лейтенант Степан Гречко, командующий советской противовоздушной обороной на Кубе, попросил Москву разрешения на поражение любого вражеского самолета и поставил свои ракеты класса «земля-воздух» в резерв. Когда самолет майора Андерсона влетел в воздушное пространство Кубы, Гречко или один из его людей отдал приказ открыть огонь, будучи убежденными, что битва вот-вот начнется.

Когда новости достигли Вашингтона, ответные меры были поддержаны. Кеннеди наложил вето на любые немедленные действия.

Была середина ночи в Москве, и Трояновский, ночующий в здании ЦК на Старой площади, получил телеграмму в 01.10. Это было от Кастро. Трояновский немедленно позвонил Хрущеву и передал содержание, которое должно было убедить Хрущева в неизбежности американского вторжения и необходимости остановить американский ядерный первый удар.Письмо Кастро не попало в цель. «Фидель совершенно не понял нашей цели ... удержать Соединенные Штаты от нападения на Кубу», - сказал Хрущев, и не начинать нападение на Соединенные Штаты.

Президент Кеннеди встречается с Хрущевым 4 июня 1961 года перед официальными переговорами на саммите в Вене (Центральное разведывательное управление).

Утром 28 октября новости о сбитом U2 достигли Хрущева и Политбюро. Встречаясь на даче под Москвой, Трояновский и другие сидели за длинным обеденным столом в панике от новостей.«Москва узнала об этом только тогда, когда на земле выгорело обломок», - сказал он позже Правде . Трояновский охарактеризовал атмосферу как «очень напряженную», когда все «с самого начала были на грани». Только Хрущев говорил долго, остальная часть Политбюро хранила молчание, «как бы говоря Хрущеву:« Ты втянул нас в это, теперь ты вытащи нас », - подумал Трояновский. «Вся большая, долгая работа по поиску компромиссов была почти сорвана ... Хрущев был очень встревожен», - вспоминал он позже в интервью.«В ситуации, когда все были на пределе привязанности, одна искра могла вызвать взрыв», - отметил Трояновский.

Хрущев попросил Трояновского зачитать вслух последнее письмо Кеннеди - тот факт, что в подписи пропущено обычное «Искренне», был воспринят как плохой знак. Прежде чем кто-либо успел отреагировать на письмо, Трояновского вызвали к телефону, чтобы заслушать отчет посла Анатолия Добрынина о его встрече с генеральным прокурором США Робертом Кеннеди. «Весь смысл слов Роберта Кеннеди указывает на то, что время расплаты наступило», - писал позже Трояновский

.Вскоре зал принял решение принять условия президента, и ответ был составлен. Хрущев согласился убрать военные объекты с Кубы в обмен на заверения Кеннеди в том, что он не вторгнется на остров, и на секретное обещание удалить свои ракеты из Турции.

/////////////////////////////////////////////

Теннис Как и дипломатия, это игра стратегии, выносливости и мастерства, поэтому неудивительно, что Трояновский преуспел в обоих направлениях.Сохранив юношескую страсть к теннису на всю жизнь - Олег познакомился со своей женой Таней на корте, и пара регулярно играла вместе микст-пары. После переезда в Токио в 1967 году, чтобы занять старую должность своего отца в качестве посла Советского Союза в Японии, Олег и его жена стали постоянными членами теннисного клуба на лужайке в Хироо. Джейн Риз, светская львица, давний обозреватель The Japan Times и Asahi Evening News и мать Рики '62 и Робина '64, вспоминала, как играла против них в парном разряде.Олег был известен как сильный игрок и занимал пост президента клуба с июля 1971 года по апрель 1976 года.

Трояновский в общей сложности проработал девять лет в качестве посла в Токио, намного дольше, чем его предшественники, и оказался особенно успешным на этой должности. . Как и его отец, он стал деканом дипломатического корпуса и был любимым членом международного сообщества. После неоднозначной истории отношения между Японией и СССР улучшились, несмотря на сохраняющийся вопрос о спорных северных территориях.От огромного павильона на Экспо-70 в Осаке, который возвышался над остальной частью парка, до первого советско-японского саммита в Москве в 1973 году, время Трояновского в Токио ознаменовалось большими успехами в экономическом сотрудничестве и инициированием нескольких крупных совместных проектов. . Тогда шла дискуссия о том, посетит ли советский посол свою альма-матер, но было решено не направлять приглашение в ASIJ, если это будет неудобно для Трояновского. Вполне вероятно, что он отнесся бы к любому предложению с добротой, как это было в случае, когда его позже пригласили присоединиться к довоенному воссоединению выпускников в 1989 году, его ответ телеграммы послал вежливое сожаление, что его график в качестве посла в Китае не позволяет ему присутствовать.

Посол Трояновский выступает на официальном открытии советского павильона на ЭКСПО 70 (СПУТНИК / Алами)

Когда Трояновский был назначен послом СССР в Организации Объединенных Наций в 1977 году, он встретил своего соперника - в Совете безопасности и на теннисном корте. Посол США в ООН Эндрю Янг и его жена часто играли Олега и Таню во время их пребывания в ООН - даже обмениваясь парными партнерами, чтобы моделировать разрядку. Дипломатия на корте перешла в Совет Безопасности, и в результате Советы не наложили вето на американское предложение в тот период, когда и Троянвоски, и Янг были послами и соперниками по теннису.

Трояновский проявил себя в Нью-Йорке как спокойный, способный и трудолюбивый дипломат. В то время как его сотрудники выполняли увеличивающийся объем работы, работая долгие часы, достойные японского наемного работника, под его руководством команда работала без сбоев. Один бывший коллега вспоминал, что «с Трояновским мы вошли в золотой век, достойный Екатерины Великой». Благодаря расширенному календарю протокольных мероприятий в посольстве проводились многочисленные приемы, завтраки и ужины, на которых Трояновский мог собирать гостей, которые были интересны и полезны друг другу.Это была важная возможность укрепить его контакты и прояснить свою позицию, они включали самых разных гостей, от финансистов, таких как Дэвид Рокфеллер, до автора

Нормана Мейлера. Уравновешенность и сообразительность Трояновского были проверены в печально известной встрече с марксистским диссидентом в Организации Объединенных Наций, который пробрался в Совет Безопасности под видом журналиста. Когда Трояновский оказался облит малиной краской, он перевернул лозунг эпохи Маккарти с ног на голову и пошутил: «Лучше быть красным, чем мертвым!»

Последнее дипломатическое назначение Трояновского состоялось в 1986 году в Пекине, где он проработал четыре года послом.Завершил свою карьеру высококлассного дипломата, получив два ордена Ленина (1976, 1982), орден Октябрьской революции (1979), три ордена Трудового Красного Знамени (1951, 1966, 1989) и орден Почета. (1969). После выхода на пенсию в 1990 году Трояновский вернулся на Родину, где он писал и читал лекции по международным отношениям, а также работал над своими мемуарами. От пап до президентов, от военных преступников до королев, диктаторов и дипломатов, у Трояновского был целый ряд известных людей и несколько жизней, на которые он мог опираться.Проведя свою жизнь с креслом в первом ряду для создания истории, он выбрал кстати название - My 20th Century .

Дебаты Сахарова и Медведева о разрядке и правах человека | Журнал исследований холодной войны

В этой статье исследуются дебаты между советскими диссидентами Андреем Сахаровым и Роем Медведевым в 1970-х годах относительно поправки Джексона-Вэника и разрядки. Хотя оба диссидента выступали за разрядку между Востоком и Западом и демократизацию советской системы и верили в возможность диалога с советскими лидерами до 1970 года, позже они разошлись во взглядах на методы действий.Когда Сахаров потерял веру в возможность влияния на советский режим во главе с Леонидом Брежневым, он перешел на более радикальную позицию, приняв язык прав человека и обратившись к западным политикам и общественному мнению как к аудитории для своих звонков. Публичное признание Сахаровым поправки Джексона-Вэника соответствовало его защите свободы эмиграции и его убеждению в том, что Запад должен пойти на уступки в области прав человека, прежде чем предоставлять торговые льготы Советскому Союзу.Медведев, напротив, утверждал, что поправка контрпродуктивна, поскольку чревата риском отчуждения советских лидеров и спровоцированием неблагоприятных результатов. Он считал, что разрядку следует поощрять ради нее самой, в надежде, что со временем она подстегнет демократизацию в стране. Аргумент Медведева имел много общего с идеей западногерманского лидера Вилли Брандта об «изменениях через сближение» - концепции, использованной в качестве обоснования для концепции Ostpolitik Брандта. Хотя положение Сахарова принесло ему Нобелевскую премию мира, Хельсинкские соглашения показали, как разрядка может служить делу прав человека даже в условиях продолжающейся холодной войны.

В начале 1970-х годов поддержка советскими диссидентами разрядки между Советским Союзом и Западом могла казаться само собой разумеющейся. Андрей Сахаров, которого обычно считают «отцом» советской водородной бомбы, стал ярым сторонником «конвергенции» двух блоков после публикации в 1968 году своего эссе «Размышления о прогрессе, сосуществовании и интеллектуальной свободе» , которое быстро привлекло внимание общественности. внимание всего мира. 1 В 1970 году вместе с историком-диссидентом Роем Медведевым и физиком Валентином Турчиным Сахаров опубликовал открытое письмо к руководству Коммунистической партии Советского Союза (КПСС) с требованием постепенной демократизации советского режима. 2

Медведев развил свою программу реформ в соответствии с реформаторскими коммунистическими принципами в своем эссе О социалистической демократии , опубликованном на Западе в 1972 году. 3 Оба текста передают идею о том, что демократизация Советского Союза приведет к разрядке напряженности и, таким образом, создаст основу для прочного мира. Однако ни Сахаров, ни Медведев не предполагали, что процесс разрядки начнется на узко коммерческой основе, который не будет предшествовать демократизации советской системы и не станет предпосылкой для дальнейшего сближения. Начало разрядки, которое совпало с возобновлением репрессий, направленных против советского инакомыслия, поставило двух активистов перед моральной и политической дилеммой, которую они решили по-разному.По мнению Медведева, разрядка сама по себе является положительным явлением - явлением, которое в конечном итоге приведет к демократизации режима, - в то время как Сахаров считал, что серьезное сближение между двумя блоками будет невозможно, если западные правительства сначала не пойдут на уступки со стороны Советского Союза. Союз по правам человека.

В этой статье исследуются дебаты двух диссидентов о разрядке напряженности и правах человека в Советском Союзе.Эти дебаты, которые продолжались в течение 1970-х годов, были инициированы поправкой Джексона-Вэника к Закону о торговле 1974 года. В открытом письме в Конгресс США в сентябре 1973 года Сахаров выразил поддержку поправки, в соответствии с которой был предоставлен режим наибольшего благоприятствования. Статус страны для стран с нерыночной экономикой обусловлен либерализацией их эмиграционной политики. 4 Два месяца спустя Медведев публично заявил о своем несогласии с позицией Сахарова и поправкой в ​​статье, опубликованной в западной прессе. 5 Сахарова и Медведева отличали не только их цели, но и предлагаемые ими стратегии их достижения. Следует ли Соединенным Штатам продемонстрировать твердость в важных моральных вопросах и использовать свои экономические рычаги, чтобы заставить Советский Союз уважать права человека? Или такие меры были контрпродуктивными? Следует ли вместо этого надеяться на прогрессивную демократизацию советской системы за счет расширения контактов с западным блоком? Различные ответы, которые эти двое мужчин дали на эти вопросы, отражали различия в их подходах к политическим изменениям в Советском Союзе.В то время как Сахаров вместе со многими советскими диссидентами использовал язык прав человека и поддерживал связь международных и внутренних вопросов, Медведев верил в системные реформы - в рамках монополии КПСС на власть - для достижения более гуманного коммунизма и выступал за «перемены». через сближение »в союзе с левыми силами на Западе. 6

Дебаты по поправке Джексона-Вэника стали поворотным моментом (не только в траектории Сахарова, но и для советского правозащитного движения в целом) от веры в прогрессивную либерализацию советского общества посредством реформ сверху и разрядки напряженности к более наступательная «стратегия бумеранга», основанная на косвенном давлении со стороны противников СССР по холодной войне и международных организаций с целью добиться согласия Советского Союза в области прав человека. 7 Этот поворот стал возможным благодаря глобальному сдвигу в осознании нарушений прав человека и к гуманитарной дипломатии, примером которого является интенсивная общественная мобилизация от имени советских евреев, которая побудила США принять поправку Джексона-Вэника. Исследование, представленное в этой статье, основано на теории Сэмюэля Мойна о росте прав человека как глобальной идеологической парадигме в 1970-х годах. 8 В отличие от Мойна, который объясняет этот подъем, указывая на провал социалистических утопий после 1968 года, я подчеркиваю стратегический аспект этого сдвига.Советские диссиденты, которые изначально полагали, что либерализация режима может быть результатом реформистской политики на внутренней и международной арене, впоследствии обратились к западным политическим игрокам и группам, чтобы оказать давление на советских лидеров.

Хотя продолжающаяся пропаганда разрядки Медведева сделала его меньшинством в диссидентском движении, его видение все еще пользовалось поддержкой в ​​Западной Европе 1970-х, особенно в социалистических кругах, и провозглашенный успех проекта Вилли Брандта Ostpolitik свидетельствует о привлекательности этого подхода. «наведения мостов» между Востоком и Западом.В конечном итоге Хельсинкские соглашения увенчались успехом благодаря как процессу разрядки, который сделал их заключение возможным, так и активности правозащитных групп, которые призвали советское правительство выполнить положения Хельсинкского Заключительного акта. Однако обещания разрядки не могли быть выполнены до тех пор, пока к власти в Советском Союзе не пришло новое поколение лидеров. Правдоподобность такого сценария была центральной в дебатах между Сахаровым и Медведевым в середине 1970-х годов, но в те годы «перестройка», начатая сверху, казалась маловероятным исходом для поколения диссидентов, ставших свидетелями подавления Пражской весны. Советские войска в августе 1968 года.

10 июля 1968 г. Сахаров позвонил Медведеву и попросил его включить BBC. По радио транслировалось эссе Сахарова Размышления о прогрессе, сосуществовании и интеллектуальной свободе . 9 Первоначально избегая публичных дебатов, он стал более активным в 1950-х и 1960-х годах, лоббируя Никиту Хрущева, чтобы он прекратил атмосферные испытания термоядерного оружия и выступал против ложных биологических теорий Трофима Лысенко и реабилитации Иосифа Сталина. 10 Дружба Сахарова с Медведевым, независимым историком, проводившим исследования сталинизма, еще больше открыла ему глаза. 11 Когда Сахаров решил изложить свои взгляды на современные проблемы в эссе, в начале 1968 года Медведев предоставил обратную связь и техническую помощь, напечатав и разослал текст среди своих друзей для сбора отзывов и комментариев. 12 Сахаров переработал текст и отправил его лидеру КПСС Леониду Брежневу, но более ранние версии широко распространялись в самиздате и пересекли «железный занавес».Эссе было опубликовано в голландской газете 6 июня 1968 года, а две недели спустя - в The New York Times . 13 Издание принесло Сахарову всемирную известность. В тот год студенческих потрясений его манифест за мир во всем мире получил отклик: за первый год было продано 18 миллионов копий. Всего вышло 65 изданий эссе с переводами на семнадцать языков. 14

В эссе Сахаров впервые представил свои идеи о мире во всем мире, разрядке и сближении капиталистической и коммунистической систем.Будучи новатором в области ядерного оружия, Сахаров лучше, чем кто-либо другой, понимал разрушительную силу современного ядерного оружия. Он утверждал, что «уже накоплено достаточно боеголовок, чтобы многократно уничтожить человечество» и что невозможно создать эффективную систему защиты, и он пришел к выводу, что единственное решение для человечества - «преодолеть свои разногласия». 15 На международной арене он указал на две больные точки: Вьетнам и Ближний Восток, где две великие державы вели прокси-войны и способствовали нестабильности.Вместо того чтобы рассматривать международные отношения как игру с нулевой суммой, два лагеря должны сотрудничать для обеспечения мира во всем мире. Это подразумевало уважение прав человека и право на самоопределение повсюду, отказ от иностранного вмешательства, направленного на содействие революции или борьбу с ней, или на расширение зоны своего влияния, а также взаимную экономическую и организационную помощь для ослабления международной напряженности. Среди опасностей, с которыми сталкивается человечество, Сахаров назвал фашизм и милитаристско-националистические режимы, такие как Китай Мао Цзэдуна; голод и перенаселение в слаборазвитых странах; загрязнение окружающей среды; и угроза интеллектуальной свободе, исходящая от цензуры и политических репрессий.Таким образом, разрядка была насущной необходимостью, а диалог между двумя блоками был условием выживания человеческой жизни.

Сахаров предсказал, что два блока, ведущие мирное соревнование с целью повышения экономической и моральной привлекательности своих моделей, будут постепенно сближаться друг с другом. Социалистическая система демократизируется и претерпевает экономические реформы, а капиталистическая система проводит социальные реформы, и оба лагеря затем повернутся к «мирному сосуществованию».Затем два блока станут союзниками для борьбы с проблемами, вызывающими всеобщую озабоченность, такими как голод в мире и охрана окружающей среды. В конечном итоге это сближение привело бы к созданию мирового правительства.

Сахаров написал свое эссе весной 1968 года, в то время, когда в Чехословакии проводились далеко идущие реформы, которые, казалось, подтверждали его модель конвергенции. Идея Сахарова о мирном сосуществовании черпала вдохновение в концепции, выдвинутой Владимиром Лениным и развитой Хрущевым, и он подчеркивал, что его взгляды были социалистическими, хотя его отстаивание конвергенции ясно разделяло его взгляды с идеологической точки зрения. 16 Его вдохновение пришло из научного мира; а именно из философских концепций, разработанных западными учеными и гуманистами Альбертом Эйнштейном, Нильсом Бором, Лео Сцилардом, Бертраном Расселом и Альбертом Швейцером. 17

Рой Медведев в целом был согласен с взглядами Сахарова. 18 Его комментарии к эссе в его самиздатском журнале Политический дневник подчеркивают близость предложений Сахарова к его собственной программе демократизации советского режима. 19 Во время Пражской весны Медведев начал писать длинный очерк политической философии под названием О социалистической демократии , который был опубликован на Западе в 1972 году . Его программа демократизации режима предусматривала усиление внутрипартийной демократии, повышение роли выборных исполнительных и законодательных органов, демократическую и независимую судебную систему, большую свободу слова и печати, свободу передвижения внутри страны и за рубежом, экономическую и политические реформы, приведшие к децентрализации принятия решений и большей автономии, а также к борьбе с бюрократией.В международной сфере Медведев выразил убежденность в том, что «демократизация советского общества окажет огромное влияние не только на жизнь внутри страны, но и на внешнюю политику и положение Советского Союза в мире в целом». 20 Процесс принятия решений станет более прозрачным и демократичным, с открытым обсуждением различных вариантов внешней политики. Демократизация в СССР укрепила бы доверие на международной арене; укреплять позиции коммунистических партий на Западе, повышая вероятность их вступления в коалиции с социал-демократами; и в конечном итоге способствовать решению такой международной проблемы, как разоружение. 21

В марте 1970 года Сахаров, Медведев и физик Валентин Турчин направили советским лидерам общий призыв к постепенной демократизации советского общества. 22 Основная идея меморандума заключалась в том, что научно-техническая революция сделала свободу информации важнейшим условием технических инноваций и эффективного управления. Если Советский Союз должен был догнать западный блок, он должен был проводить курс на прогрессивную демократизацию и экономические реформы.Подписанты рекомендовали ряд мер в международной сфере: прекращение глушения иностранных радиопередач, свободная продажа иностранных публикаций, присоединение СССР к Всемирной конвенции об авторском праве, увеличение международного туризма в СССР и из него, а также расширение международная почтовая и прочая связь. 23 Кроме того, они подчеркнули необходимость «широкого международного сотрудничества» между двумя блоками: «настойчивый поиск линий сближения в научно-технической, экономической, культурной и идеологической областях; и принципиальный отказ от оружия массового уничтожения. 24 Ядерные державы должны были публично попытаться не применять ядерное оружие первыми, а демократизация Советского Союза, в свою очередь, оказала бы положительное влияние на советскую внешнюю политику и ее понимание общественностью. 25

Линия, которую защищал этот призыв, была линией примирения и компромисса с властями. Обычно в то время подписавшие не призывали к многопартийной системе и стремились лишь к постепенным изменениям, а не к радикальной реформе.Сюзанна Шаттенберг указала, что содержание обращения поразительно похоже на собственный дискурс Брежнева. 26 Сахаров приписал этот подход «наведения мостов» Турчину, но он соответствовал желанию подписавших его сторон лоббировать изменения в советских властях через два года после подавления «Пражской весны». 27 Начало разрядки, казалось, оправдало надежды на то, что советские лидеры откроют советские границы и что активизация обменов через «железный занавес» будет способствовать демократизации режима.

В отчете Комитета государственной безопасности (КГБ) от 26 августа 1968 года отмечается, что некоторые иностранные дипломаты полагали, что Reflections Сахарова были намеренно переданы КГБ на Запад, чтобы подготовить мировое общественное мнение к предстоящему американо-советскому сближению. 28 Предложения, содержащиеся в эссе Сахарова, были частично реализованы на международной арене благодаря политике разрядки, разработанной Брежневым и его западными собеседниками в начале 1970-х годов.После смерти Сталина Хрущев перешел к политике «мирного сосуществования». Однако его пылкий характер спровоцировал несколько опасных столкновений с Западом, включая Берлинский кризис 1958–1961 годов и Кубинский ракетный кризис 1962 года. По мере того, как Брежнев укреплял свою личную власть после свержения Хрущева в октябре 1964 года, он стремился оставить свой след во внешней политике и отказался от хрущевского балансирования на грани ядерного оружия. Под влиянием опыта военного времени Брежнев был полон решимости предотвратить войну с западным блоком. 29 Чтобы заручиться одобрением своих коллег по Политбюро КПСС, некоторые из которых выступали за примирение с Китаем Мао и возобновление конфронтации с Западом, Брежнев подчеркнул экономические выгоды, которые может принести разрядка. 30

На Западе президент Франции Шарль де Голль был первым, кто выступил за разрядку с Советским Союзом. Теории конвергенции пользовались большой популярностью во Франции с конца 1950-х годов.Однако для де Голля конвергенция означала уравновешивание влияния США через сближение с советским блоком, своего рода «негативный конвергенцизм», который подчеркивал национальные интересы в ущерб идеологии. Призыв де Голля 1959 года к «Европе от Атлантики до Урала» и его решение вывести французские войска из объединенного военного командования Организации Североатлантического договора (НАТО) в 1966 году соответствовали этим идеям, которые продолжали информировать в какой-то степени внешняя политика его преемников. 31

Следующим, кто начал политику разрядки с Москвой, был президент США Линдон Б. Джонсон, который надеялся заручиться поддержкой Москвы в урегулировании войны во Вьетнаме. Эта молчаливая поддержка, в свою очередь, позволила сформулировать западногерманскую политику Ostpolitik под руководством канцлера Брандта и его главного советника по внешней политике Эгона Бара. 32 Одним из краеугольных камней Ostpolitik было признание границ после Второй мировой войны, в частности, между двумя Германией.Бар продемонстрировал свою готовность пойти на компромисс по этому поводу, согласившись с тем, что со временем восстановление диалога с Восточной Германией может привести к воссоединению двух государств. 33 После подписания западногермано-советского пакта о ненападении в августе 1970 года и западногермано-польского договора о признании границы Одер-Нейсе в декабре следующего года, наконец, было подписано соглашение об урегулировании статуса Западного Берлина. четыре оккупационные державы в сентябре 1971 года.

Западная Германия Ostpolitik провозгласила своего рода разрядку, в которой человеческие контакты через «железный занавес» рассматривались как фактор долгосрочных изменений, следуя формуле Бара «изменение через сближение».Эта политика, которая потенциально могла дестабилизировать советский блок и спровоцировать советское вмешательство с целью «укротить» мятежное государство-сателлит, противоречила тому типу разрядки, который отстаивал президент США Ричард Никсон, который подчеркивал необходимость стабильности в Восточном блоке. для прочного мира. 34 Как показал Дуглас Селведж, политика Никсона - которая в конечном итоге оказалась неэффективной - заключалась в поощрении независимости коммунистических партий Восточной Европы от Москвы, а не в поощрении народного сопротивления режимам Восточного блока. 35

Тем не менее, в начале 1970-х годов сближение Никсона с Москвой, ускоренное нормализацией отношений между Пекином и Вашингтоном, казалось плодотворным. 36 Его визит в Москву в мае – июне 1972 года привел к подписанию пакета соглашений: Временного соглашения об ограничении стратегических наступательных вооружений, Договора по противоракетной обороне и заявления об «Основных принципах Отношения », положив в основу У.С.-советская разрядка. Подписание в октябре 1972 года американо-советского торгового соглашения, которое предоставило Советскому Союзу статус наиболее благоприятствуемой нации, было воспринято Москвой как экономическое благо. Политическое сближение через торговлю было политикой, долгое время поддерживаемой сторонниками конвергенции, а также сторонниками свободной торговли. Напротив, противники свободной торговли и разрядки объединились с правозащитниками в своем противодействии Закону о торговле. После Уотергейтского скандала эта совместная либерально-консервативная оппозиция воспользовалась ослабленной позицией Никсона и выразила свое несогласие с «тихой дипломатией» Генри Киссинджера, которая, по их мнению, не смогла предотвратить нарушения прав человека в СССР.

Центральным камнем преткновения в американо-советских отношениях была эмиграция советских евреев. После Шестидневной войны 1967 года, которая привела к возобновлению антисионистской кампании в СССР, еврейская эмиграция из Советского Союза превратилась в серьезное гуманитарное дело в Соединенных Штатах. Советские еврейские активисты, которые все больше отождествляли себя с Израилем и еврейской культурой, после 1969 года раскололись на сионистское большинство, выступающее за эмиграцию, и меньшинство, призывающее к возрождению еврейской культурной и религиозной жизни внутри СССР. 37 Отчасти по внутренним причинам, отчасти для получения уступок от Соединенных Штатов, советские власти разрешили увеличение эмиграции в Израиль по причине воссоединения семей. Число эмигрантов подскочило с 1000 в 1970 году до 14000 в 1971 году и 31 500 в 1972 году, достигнув максимума в 33 500 человек в 1973 году. 38 В США массовые группы, поддерживающие свободу эмиграции для советских евреев, сыграли решающую роль в повышение осведомленности общественности об этом вопросе и включение этого пункта в политическую повестку дня, несмотря на нежелание администрации Никсона поднимать этот вопрос в ходе переговоров с Москвой.При поддержке членов Конгресса, стремящихся продвигать все более популярное дело, еврейские активисты и правозащитники сумели сместить дипломатическую повестку дня США с разрядки на права человека. 39

Предел был достигнут в августе 1972 года, когда советские власти приняли закон, облагающий эмигрантов «налогом на дипломы», который компенсировал государству стоимость их высшего образования.Перспектива того, что КПСС пытается предотвратить эмиграцию евреев, при этом успокаивая Запад пустыми обещаниями получить западные кредиты, вызвала возмущение далеко за пределами еврейской общины. Несмотря на многочисленные льготы, предоставленные в ответ на международный протест и молчаливую приостановку «налога на дипломы» в марте 1973 года, шумиха способствовала формированию единого либерально-консервативного фронта противодействия разрядке. 40

Сенатор Генри Джексон (D-WA) был одним из первых политиков, который в декабре 1971 г. призвал к «увязке» торговли и прав человека.На фоне общественного протеста, вызванного «налогом на дипломы», ему удалось создать мощную коалицию вокруг проекта поправок к Закону о торговле, сделав определенные положения обусловленными увеличением эмиграции из Советского Союза. В Сенате Джексон выдвинул 72 соавтора, а Чарльз Вэник (штат Огайо) спонсировал поправку в Палате представителей. 41 Защита прав человека Джексоном была вдохновлена ​​как моральными, так и политическими соображениями. Как подчеркнул Джефф Бладворт, сенатор был «либеральным интернационалистом», который верил в США.С. Долг распространять демократические ценности по всему миру и бороться с коммунизмом. Как либеральный «воин холодной войны», он лоббировал увеличение военных расходов, но также стремился вести войну на поле битвы за права человека. С точки зрения Джексона, разрядка Никсона нанесла ущерб стратегическим интересам США и моральной миссии страны. 42 Но он также имел президентские амбиции, и его методы конфронтации были рассчитаны на получение политической выгоды.

Поправка Джексона-Вэника отбросила Никсона и Брежнева в сторону разрядки.Хотя Киссинджер действительно верил в связи, он стремился добиться от Москвы компромиссов в области внешней политики. Отказав ему в «прянике» в виде экономических стимулов, поправка подорвала его внешнеполитическую стратегию. 43 В январе 1973 года, после переизбрания Никсона, он попытался добиться от Москвы уступок, которые убедили бы Джексона отозвать свою поправку. Однако молчаливого снятия «налога на дипломы» и неписаных обещаний Москвы о том, что 95,5% просьб советских евреев об эмиграции будет удовлетворено, было недостаточно, чтобы успокоить сенатора.Попытки Никсона оказать давление на лидеров еврейской общины, чтобы они прекратили поддержку Джексона, также потерпели неудачу, и Никсон проиграл битву за общественное мнение. 44 11 декабря 1973 года Палата представителей большинством в четыре пятых голосов приняла поправку. 45

После этого единственной надеждой Никсона было убедить Джексона отозвать свою поправку, но успех Джексона в отмене «налога на диплом» укрепил его веру в то, что Советский Союз уступит дальнейшему давлению.Однако для Киссинджера,

, для Советского Союза было одно дело - уступить место одному административному акту, и совсем другое - разрешить иностранному государству навязывать политику в вопросах, которые международное право явно помещает во внутреннюю юрисдикцию государства. суверенное государство - и, чтобы усугубить ущерб, сделать это публично. 46

Советский посол Анатолий Добрынин позже утверждал, что компромисс мог быть достигнут, если бы не постоянная эскалация Джексоном своих требований. 47 Весной 1974 года Джексон объявил, что отменит поправку в обмен на обещание Советского Союза достичь 100 000 еврейских эмигрантов в год, но советские лидеры неохотно согласились на получение до 45 000 выездных виз. 48 Этот разрыв между ожиданиями США и Советского Союза нашел отражение в насмешливом замечании министра иностранных дел СССР Андрея Громыко о том, что советское правительство «не хотело ставить себя в положение, когда оно должно было набирать граждан. эмигрировать, чтобы выполнить моральный долг перед Соединенными Штатами. 49 Когда Джеральд Форд, хорошо известный своей поддержкой Израиля и советских евреев, сменил Никсона после отставки последнего, он добился от Добрынина неписаного обязательства предоставить квоту в 50 000 выездных виз.

Тем временем Киссинджер и Джексон достигли соглашения об условиях, при которых поправка будет отменена: обязательство выдавать 60 000 виз ежегодно и положить конец преследованиям еврейских эмигрантов.Хотя Громыко предупредил госсекретаря, что Советский Союз не примет никаких официальных квот, Джексон решил обнародовать соглашение в форме обмена письмами с Киссинджером, выпущенного 18 октября 1974 года. В письме Киссинджера содержалось лишь туманное обещание, что снятие барьеров приведет к тому, что эмиграция «быстро вырастет с уровня 1973 года», но в ответе Джексона упоминается квота в 60 000 выездных виз. 50 Смущенный публичным раскрытием информации Джексоном, Белый дом опубликовал заявление, в котором утверждалось, что Москва не привела конкретных цифр. 51 Этот инцидент вызвал новый дипломатический кризис, поскольку Брежнев отверг цель Джексона - 60 000 советских эмигрантов в год, цифру, которая, по его словам, намного превышает реальное число советских претендентов, и Громыко написал официальное письмо протеста Киссинджеру. 52 Однако госсекретарь держал письмо в секрете и создавал впечатление, что вопрос эмиграции был решен с Москвой, возможно, надеясь, что советские лидеры «проглотят пилюлю» в обмен на подписание стратегических ядерных вооружений. соглашение о контроле. 53 18 декабря советское информационное агентство ТАСС опубликовало письмо Громыко, подчеркнув, что «руководящие круги» в СССР «категорически отвергают» любые попытки извне вмешиваться во внутренние дела СССР. 54

После двухлетней борьбы поправка была в конечном итоге принята обеими палатами Конгресса 20 декабря и подписана президентом Фордом как часть Закона о торговле 1974 года 3 января 1975 года.Однако вскоре после этого Советский Союз отказался от торгового соглашения от октября 1972 года с Соединенными Штатами, заявив, что поправка представляет собой вмешательство в его внутренние дела. Поскольку растущие торговые отношения и кредиты, предоставляемые Западной Европой, к тому времени затмили экономические связи с Соединенными Штатами, Советский Союз мог позволить себе такой шаг с экономической точки зрения. 55 Неблагоприятным результатом принятия поправки стало сокращение еврейской эмиграции, которая упала до 13 000 выездов в 1975 году. 56 Президент Форд в своем первом обращении о положении дел в стране менее чем через две недели после принятия Закона о торговле выразил сожаление по поводу того, что «законодательные ограничения, нацеленные на наилучшие мотивы и цели, могут иметь противоположный результат, поскольку мы в последний раз видели наши торговые отношения с Советским Союзом ». 57

Некоторые историки подчеркнули недостатки этой поправки, которая оставалась в силе до 2012 года.По мнению Джеффри П. Левина, «принятие поправки Джексона-Вэника было моментом« хорошего настроения »для большинства американских проэмиграционных активистов», но ее результаты в последующие годы оспаривались даже внутри еврейской общины. 58 По мнению Полины Перец, поправка была обречена на провал по ряду причин: отказ Джексона пойти на компромисс и позволить Советскому Союзу «сохранить лицо»; отсутствие конфиденциальности переговоров; и несоответствие между амбициозной целью, имеющей значительный дестабилизирующий потенциал для советского общества и советских союзников на Ближнем Востоке, и средствами ее достижения.Более того, отсутствие приоритетности этого вопроса для внешней политики США, конкуренция между исполнительной и законодательной властями и избирательный контекст, который подтолкнул Джексона к контрпродуктивной демонстрации силы, еще больше подорвали переговоры. 59 Наконец, поправка была основана на неправильном понимании баланса сил: еврейская эмиграция начала сокращаться еще до принятия поправки в результате меньшей зависимости Советского Союза от импорта США и растущей оппозиции внутри Советского Союза. Политбюро пошло на дальнейшие уступки Вашингтону. 60

Эти более поздние оценки, однако, упускают из виду природу дебатов 1973–1974 годов, которые были сосредоточены не столько на эффективности, сколько на морали. По мере того как дискуссия сместилась с дипломатической на гуманитарную, центральное место заняли новые действующие лица. Подрыв президентства США в результате войны во Вьетнаме и Уотергейтского скандала позволил Конгрессу играть все более важную роль во внешней политике. 61 Соответственно, решающее влияние имело лоббирование еврейских активистов, а также советских диссидентов, от имени которых они выступали.

Обращение Сахарова к Конгрессу США в сентябре 1973 года - результат прогрессивной эволюции его взглядов с 1968 года - стало для него важной вехой. На протяжении своей диссидентской карьеры Сахаров обращался с бесчисленными призывами к советским политическим лидерам и имел прямые контакты в 1950-х и 1960-х годах с Хрущевым, Брежневым и главой КГБ Юрием Андроповым. 62 Репутация Сахарова как ученого изначально давала ему некоторое влияние, но по мере того, как разрыв между его просьбами и готовностью советских властей учитывать их увеличивался, он все более скептически относился к возможности убедить высшее руководство обуздать политические репрессии и демократизация страны. Более того, его дискурс сместился с акцента на внутренние реформы в область прав человека. В конечном итоге эта эволюция повлияла не только на его цели, но и на методы его действий.

В марте 1971 года, все еще надеясь встретиться с Брежневым, Сахаров направил новый меморандум руководству КПСС. 63 В тексте повторяются его предыдущие призывы, но с новым акцентом на права человека. Сообщив властям, что он вместе с Валерием Чалидзе и Андреем Твердохлебовым создали Комитет по правам человека, он еще раз призвал к «диалогу с руководством страны и откровенному и публичному обсуждению прав человека». 64 Власти не только не приветствовали протянутую руку Сахарова, но и усилили репрессии против инакомыслия. В 1972 году были арестованы такие знаковые фигуры движения, как Петр Якир и Виктор Красин, которые были вынуждены отказаться от своих взглядов на советском телевидении в сентябре 1973 года. Когда Сахаров решил опубликовать свой меморандум на Западе в июне 1972 года, он добавил. более резкий «постскриптум», подчеркивающий его растущее разочарование. 65 В последующие месяцы он выпустил многочисленные обращения от имени политических заключенных.К ноябрю 1972 года он заявил в интервью Newsweek , что больше не считает себя социалистом. «Я бы назвал себя либералом», - заявил он. 66 Публикация меморандума стала симптомом эволюции стратегии действий Сахарова, отражая более широкую тенденцию среди советских диссидентов. Советские правозащитники неуклонно теряли веру в возможность диалога с властью и обращались к Западу как к аудитории для своих звонков.Обращаясь к западной общественности, Сахаров посылал советским лидерам сигнал, что он может использовать рекламу в западных СМИ, чтобы придать вес своим требованиям.

Для своего «бумеранга» защиты прав человека Сахарову нужны были политические союзники на Западе. Конвергенция была особенно очевидна в вопросе еврейской эмиграции. Как подчеркнули Яаков Рой и Джошуа Рубинштейн, сотрудничество между еврейским движением «отказников» и движением за права человека не было чем-то само собой разумеющимся, особенно потому, что Израиль советовал советским евреям не общаться с диссидентами.Тем не менее, многочисленные личные связи через семейные и социальные связи привели к сильной солидарности между двумя движениями. 67 В 1970 году Сахаров познакомился со своей будущей женой Еленой Боннер, правозащитницей с еврейско-армянскими корнями, которая стала его незаменимым «политическим партнером». 68 Благодаря ей и через контакты с другими диссидентами, многие из которых были еврейского происхождения, он остро осознал тяжелое положение не только советских отказников, но также немцев Поволжья и крымских татар.Его отстаивание свободы эмиграции сыграло значительную роль в превращении вопроса репатриации на историческую родину из партикуляристского требования определенных этнических групп в универсальное дело прав человека. 69

7 октября 1971 года Сахаров направил обращение в Верховный Совет о либерализации эмиграции. Это была ключевая «духовная свобода», и Сахаров утверждал, что лишь небольшое число советских граждан воспользуется ею.Но, добавил он, это важно само по себе, поскольку «свободная страна не может напоминать клетку, даже если она позолочена и снабжена материальными вещами». Он призвал принять новое законодательство, позволяющее советским гражданам не только эмигрировать, но и вернуться, а также амнистировать тех, кто осужден за попытку побега. 70 Сахаров также был лично заинтересован в этом вопросе, поскольку к этому моменту он начал затяжную борьбу за разрешение своим приемным детям эмигрировать в Соединенные Штаты. 71

К 1973 году Сахаров начал предупреждать Запад об односторонней разрядке, которая пойдет на пользу только Советскому Союзу, и его позиция все больше сходилась с позицией сенатора Джексона и его сторонников.В марте 1973 года, когда СССР объявил о своем намерении присоединиться к Всемирной конвенции об авторском праве, Сахаров и пять других диссидентов предупредили, что советские власти могут злоупотребить Конвенцией, чтобы подвергнуть цензуре авторов-диссидентов. 72 В июле 1973 года в интервью шведскому журналисту Сахаров выразил свой скептицизм по отношению к социализму в целом и его применению в Советском Союзе в частности. Он также подтвердил свою убежденность в том, что страна, которая не допускает эмиграцию, является «неполноценной, закрытой книгой, в которой все процессы развиваются иначе, чем в открытой системе.” 73

После этого интервью в еженедельнике «Литературная газета » появилась статья, в которой Сахаров назван «распространителем клеветы», и 15 августа его вызвали к заместителю генерального прокурора Михаилу Малярову. Сахаров обнародовал содержание разговора в западной прессе и 21 августа созвал пресс-конференцию с иностранными журналистами. 74 Он впервые публично заявил о своей поддержке поправки Джексона-Вэника и предупредил об опасности безоговорочной разрядки. Хотя он по-прежнему выступал за конвергенцию как единственную альтернативу войне, он воспринимал ситуацию как более сложную, чем он осознавал в 1968 году. Главный вопрос заключался в следующем: будет ли сближение сопровождаться демократизацией, или Запад просто примет советские правила мира. игра, не требуя оплаты за услугу?

Такое сближение было бы опасным в том смысле, что оно не решило бы на самом деле ни одной из мировых проблем и означало бы просто капитуляцию перед реальной или преувеличенной советской властью….Я думаю, что если бы сближение происходило совершенно без оговорок, на советских условиях, это было бы серьезной угрозой для мира в целом…. Это означало бы культивирование и поощрение закрытой страны, где все происходящее может быть скрыто от посторонних глаз, страны, носящей маску, скрывающую ее истинное лицо. Я бы не пожелал никому жить рядом с таким соседом, особенно если он при этом вооружен до зубов. 75

Изображение Сахаровым Советского Союза как опасной, ненадежной державы стало сигналом к ​​разрыву с его предыдущей стратегией.После того как его попытки лоббировать советские власти потерпели неудачу, он перешел к прямой конфронтации. По его мнению, угроза миру во всем мире, представляемая Москвой, оправдывала получение уступок как компромисса для разрядки. Таким образом, поправка Джексона-Вэника была всего лишь «минимальным шагом», хотя и имела значительное символическое значение. 76

В ответ советский пропагандистский аппарат ответил на Сахарова яростной клеветой.В письме, опубликованном в газете « Правда », сорок членов Академии наук СССР выразили свое возмущение позицией Сахарова в отношении разрядки. Они обвинили его в «фактическом присоединении к наиболее реакционным империалистическим кругам» в активном противодействии разрядке, «развитию научного и культурного сотрудничества [и] укреплению мира между народами». 77 Это письмо было первым в ежедневном потоке писем официальных СМИ, организованных Управлением пропаганды КПСС от имени «возмущенных» рабочих и ученых. 78

14 сентября Сахаров напрямую обратился к Конгрессу США. В своем письме он недвусмысленно выразил поддержку поправке Джексона-Вэника, которая, как он утверждал, защищает «право на свободу проживания в стране по своему выбору», провозглашенное Всеобщей декларацией прав человека. Помимо достоинств гарантии этого права каждому советскому гражданину, Сахаров подчеркнул символическое значение поправки для разрядки в целом.Он отрицал, что поправка подорвет советский престиж или будет истолкована как вмешательство во внутренние дела страны. При этом разрядка напряженности не подвергнется опасности. Напротив, он указал на опасность отказа от защиты международного права. Такая «полная капитуляция демократических принципов перед лицом шантажа, обмана и насилия» имела бы непредсказуемые последствия для «международного доверия, разрядки и всего будущего человечества». В заключение он призвал Конгресс США «осознать свою историческую ответственность перед человечеством» и поддержать поправку. 79

17 сентября сенатор Джексон представил Сенату письмо Сахарова со следующими словами:

Ни разу за более чем 30 лет своего пребывания в Палате представителей и Сенате я не видел письма, которое так сильно бросает вызов совести Конгресс или так глубоко апеллирует к духу американского народа, как это смелое письмо, опубликованное в субботу в Москве Андреем Сахаровым.

Высоко оценив храбрость и моральную позицию Сахарова и сославшись на его призыв, Джексон завершил:

Господин Президент, Сахаров, выступая в тот момент, когда и он сам, и движение за права человека находятся под серьезной угрозой со стороны всей власти Советского государства. , поставила каждого из нас на более высокий уровень совести и ответственности. 80

Сахаров в своих воспоминаниях назвал это заявление одним из самых известных и действенных своих обращений. 81 Союз с Джексоном стал смелым политическим шагом и успешно продемонстрировал способность Сахарова создавать коалиции с политическими партнерами на Западе. По словам Уильяма Кори, поддержка Сахаровым поправки привела к неожиданному расширению коалиции Джексона. Многие воинственные голуби, которые с подозрением относились к агрессивному поведению сенатора Джексона, теперь призвали поддержать его поправку. Коалиция приобрела все более гуманный характер; ее больше нельзя было оспаривать как просто трезвую и антидетантную. 82

Несколько видных интеллектуалов были убеждены в защите Сахарова: «Всегда доверяйте человеку на линии огня», - писал Артур М. Шлезингер-младший в The Wall Street Journal . 83 Киссинджер, с другой стороны, считал письмо Сахарова ошибочным. Хотя Киссинджер понимал, что строгие моральные стандарты диссидентов «заставляли их возмущаться постепенностью, присущей дипломатическим методам», он считал, что

«люди на линии огня» не были лучшими свидетелями для разработки американской стратегии.С точки зрения Клаузевица, дипломатия может быть продолжением войны другими средствами, но у нее есть своя собственная подходящая тактика. Он признает, что в отношениях между суверенными государствами даже самые благородные цели обычно могут быть достигнуты только на несовершенных этапах. 84

Тем не менее, Сахаров постарался защитить себя от обвинений в саботаже разрядки. В ответ на коллективное письмо ученых Института физики АН СССР, где он работал, он отрицал, что выступает за «вмешательство в наши личные дела».«Что действительно подорвало разрядку и советский престиж, - утверждал он, - это позорная кампания, развернутая против него в советских СМИ. 85 В октябре Сахаров также ответил на открытое письмо в Le Monde Самуэля Писара, открытого сторонника разрядки. 86 В ответ на обвинения Писара в том, что он был против экономических отношений между двумя блоками и за ультиматумы советскому режиму, Сахаров повторил, что его главная забота - избежать ядерной войны, что он выступает за развитие экономических отношений. и что он не разделял «чрезмерно оптимистических прогнозов об обязательных последствиях экономических контактов для демократизации советского общества».Хотя он выступал против ультиматумов между государствами, он «был убежден, что настоящая разрядка, настоящее сближение подразумевает рост взаимного доверия, взаимопонимания, большую открытость общества, публичную информацию и демократический контроль». 87

В следующем году Сахаров неоднократно подтверждал свою поддержку поправки Джексона-Вэника, призывая советских и американских лидеров предпринять дальнейшие шаги в направлении либерализации советского режима.В июне 1974 года во время визита Никсона в Москву Сахаров объявил голодовку в знак протеста против обращения с политическими заключенными и повторил свой призыв к свободе эмиграции. 88 21 октября 1974 года физик публично приветствовал соглашение, достигнутое между Джексоном и Киссинджером, и призвал принять специальный закон, который гарантировал бы не только эмиграцию, но и право на возвращение и выезд за границу. 89 Несоблюдение соглашения не поколебало его убеждений.Выступая впоследствии по американскому телевидению, Сахаров выразил убежденность в том, что «Конгресс США не изменит своей принципиальной позиции…». Поддаться давлению, пойти на компромисс по такому принципиальному вопросу было бы не только постыдно, но и губительно для процесса разрядки ». 90

Поддержка Сахаровым поправки Джексона-Вэника стала поворотным моментом в биографии диссидента.После многих лет «тихой дипломатии», стремящейся повлиять на советских лидеров с помощью писем и призывов к демократизации и правам человека, Сахаров впервые вступил в политические дебаты на международной арене. Как влиятельный общественный интеллектуал с мировым именем, он поддержал Джексона своим весом, чтобы оказать давление на советское правительство. Эта смелая стратегия соответствовала усилению прав человека на международной арене, что дало дополнительный голос «людям на линии огня» и их союзникам в США.С. Конгресс. И наоборот, традиционные дипломатические каналы, которые полагались на секретность переговоров и необходимые компромиссы, подвергались критике за то, что не соответствовали растущим моральным стандартам. Обвинение Сахарова в разрядке Никсона-Брежнева, направленное на узкие экономические цели и в значительной степени игнорирующее права человека, отражало широко разделяемое мнение. Тем не менее, европейские лидеры показали, что возможен и другой вид разрядки: Брандтский Ostpolitik , подчеркивающий человеческие контакты между двумя блоками, был более привлекательным для тех, кто не потерял веру в сближение.Медведев был в их числе, не в ладах с большей частью советского правозащитного движения.

В отличие от Солженицына, Медведев не был противником эмиграции из СССР. В своих работах он, как и Сахаров, призывал к либерализации в этой области. По его словам, свобода выбора места жительства является «общепринятой демократической свободой в большинстве цивилизованных стран мира». Он разделял уверенность Сахарова в том, что соблазн покинуть СССР возникнет лишь у меньшинства.Однако возможность сделать это в целом улучшит политический климат, «не потому, что в результате некоторые« неловкие »граждане уедут», как надеялись советские власти, «а потому, что страх« утечки мозгов »вынудит государство и партийные органы более серьезно относиться ко всем демократическим правам и свободам, которые официально провозглашаются принадлежащими всем советским гражданам ». 91

Медведев и Сахаров расходились во мнениях относительно стратегии действий.Публичная поддержка последней поправки Джексона-Вэника вынудила Медведева занять определенную позицию по этому поводу. В сентябре 1973 года он написал своему брату-близнецу Жоресу, что ему пришлось вмешаться, чтобы «отмежеваться» от взглядов Сахарова. 92 Он утверждал, что Сахаров не только не акцентировал внимание на правильных вопросах, но и обращался не к той аудитории. По словам Медведева, Конгресс США не заинтересован в развитии экономически сильного и демократического Советского Союза. 93 Жорес Медведев, который к тому времени жил в изгнании в Англии и только что был лишен советского гражданства, был более настроен на публичные дебаты на Западе. Он предостерег своего брата от такого вмешательства, которое, как он опасался, не будет «правильно понято». 94

Тем не менее, Рой Медведев реализовал свой план и опубликовал на Западе статью под названием «Проблемы демократизации и разрядки». 95 В нем он воздал должное «мирному наступлению», которое Брежнев начал вместе со своими западными партнерами, несмотря на оппозицию в Политбюро. Однако он признал, что эти изменения на международной арене не привели к либерализации внутри страны; Напротив, репрессии против диссидентов усилились после 1968 года, и этому обстоятельству он дал различные возможные объяснения. 96 Он также высоко оценил смелость диссидентов, выступавших в защиту прав человека, хотя и сожалел об их отсутствии реализма: они «начали выражать все больше и больше экстремистских взглядов, выдвигать все менее и менее конструктивные предложения, движимый больше эмоциями, чем соображениями политической эффективности. 97 Он счел несколько недавних заявлений Солженицына, Сахарова и других контрпродуктивными и назвал поддержку Сахаровым поправки Джексона-Вэника «ошибочным шагом как в тактическом, так и по существу». 98 Маловероятно, что принятие поправки приведет к появлению советского законодательства, разрешающего неограниченную эмиграцию; Более вероятным исходом было ухудшение американо-советских отношений с негативными последствиями для эмиграционной политики.

С другой стороны, Медведев считал, что разрядка представляет собой благотворный процесс, который следует поощрять ради самой разрядки.«Разрядка, сотрудничество, торговля и туризм» были, по мнению Медведева, «важными благами сами по себе», которые в конечном итоге «способствовали бы расширению демократических прав и свобод», придавая дополнительный вес внутренним и внешним протестам. 99

Ибо именно в периоды разрядки эффективность общественного мнения значительно возрастает в формировании внутренних дел каждой крупной державы. Напротив, страна, которая изолирована и отрезана от внешнего мира различными преградами времен холодной войны, становится нечувствительной к протестам и взглядам за пределами своих границ ...В этом смысле следует сказать, что ослабление международной напряженности само по себе является очень важной предпосылкой, хотя и не единственной, для развития демократии в советском обществе. 100

Он призвал рассматривать преимущества разрядки в долгосрочной перспективе: в настоящее время руководство КПСС готово идти на уступки во внешней политике, но не во внутренних делах.Ультиматумы, требующие выполнения предварительных условий для разрядки и экономического сотрудничества, были «нереальными». Тем не менее со временем разрядка будет иметь побочный эффект на внутреннем уровне.

Медведев не был оптимистичен в отношении способности советского гражданского общества инициировать изменения самостоятельно. Он утверждал, что, несмотря на повсеместное недовольство, интеллигенция остается изолированной, а массы пассивными. Хотя внешнее давление могло показаться заманчивым решением этой головоломки, Медведев счел это палкой о двух концах и предостерег от возможных неблагоприятных последствий.Он по-прежнему считал, что изменения могут быть инициированы сверху прогрессивными силами в руководстве. В частности, он надеялся, что текущая работа над советской конституцией приведет к «значительным улучшениям в разделах, касающихся гражданских и политических прав советских граждан и конституционных гарантий этих прав», включая право на эмиграцию и возвращение на родину. . 101 Поскольку правозащитное движение основывало свою пропагандистскую деятельность на стратегии «законничества», призывая правительство уважать свои собственные законы, включение новых свобод в конституцию, как настаивал Медведев, было бы важным шагом вперед. 102

Обращения к западным политическим лидерам, защищающим интересы правящих классов своих стран, по мнению Медведева, не могли не дать результата. Он утверждал, что эти лидеры не заинтересованы в продвижении демократизации в Советском Союзе и, наоборот, стремились использовать советские слабости и дискредитировать коммунизм в своих собственных целях. Вместо этого Медведев рекомендовал обратиться к левым силам на Западе. 103

Участие братьев Медведевых в дебатах по поправке Джексона-Вэника не прекратилось в 1973 году. В октябре 1974 года Жорес Медведев был приглашен сенатором Уильямом Фулбрайтом (Демократическая Республика), председателем комитета Сената США по международным отношениям, для дачи показаний. по теме разрядки и советской эмиграции. Во время предыдущего пребывания в Вашингтоне в мае 1974 года Жорес также встретился с Джексоном и объяснил свою позицию и позицию своего брата по этому вопросу.Сенатор сказал ему, что вносить существенные изменения в поправку уже поздно. 104

В 1975 году, после того как Советский Союз отказался ратифицировать торговое соглашение с США от октября 1972 года, Рой Медведев выразил надежду, что это послужит уроком для обеих сторон. Он воздал должное усилиям Киссинджера и Джексона по получению уступок от СССР. Однако, как он сожалел, они были подорваны попыткой Джексона «достичь невозможного» и «представить только что достигнутый трудный компромисс в унизительной для СССР форме», в то же время используя результаты коллективных действий для «своих претенциозных целей». самореклама. 105 В ответ на эту резкую критику Джексон назвал Медведева «подхалимом [советского] руководства», сродни евреям, которые поддерживали Гитлера в нацистской Германии. 106

Вмешательство Роя Медведева в дебаты о поправке Джексона-Вэника было мотивировано не принципиальным противодействием ее целям, а его убеждением в том, что позиция Джексона и Сахарова контрпродуктивна.И Сахаров, и Медведев понимали, что разрядка открыла новые возможности для правозащитного движения и что диссиденты могли получить больше рычагов влияния, если бы советские власти были заинтересованы в соблюдении прав человека с экономической точки зрения. Вопрос, однако, заключался в степени принуждения, которое можно было разумно применить против Москвы.

Хельсинкские соглашения традиционно считались успешным примером продуктивного давления в области прав человека. 107 В то время как надежды Медведева на советскую конституцию оказались ошибочными, Хельсинкские соглашения неожиданно позволили советским и западным правозащитникам разработать «законническую» стратегию действий, сочетающую массовый активизм с международным давлением через механизм регулярных последующих встреч. предусмотрено Заключительным актом. Такое развитие событий во многом было обусловлено разрядкой напряженности и новой ролью прав человека в мировой политике.

Сэмюэл Мойн утверждал, что права человека приобрели известность в качестве глобальной идеологии в 1970-х годах благодаря упадку «социализма с человеческим лицом» и альтернативных интернационалистских взглядов.Это произошло, «потому что идеологический климат созрел для заявлений о том, чтобы изменить ситуацию не через политическое видение, а за счет выхода за рамки политики. Нравственность, глобальная по своему потенциальному размаху, может стать стремлением человечества ». 108 Принятие правозащитной риторики было особенно заметно в случае Советского Союза. Как показал Бенджамин Натанс, первым диссидентом, принявшим стратегию «гражданского повиновения», призывая советский режим уважать собственные законы, был Александр Есенин-Вольпин. 109 Постепенно растущее диссидентское движение перешло от лоялистской риторики и призывов к прекращению общественной реабилитации Сталина к более широким призывам к правам человека и против политических репрессий. Следующим шагом было создание правозащитных групп: «Инициативная группа по защите прав человека», основанная в 1969 году, таким образом, предшествовала Московской Хельсинкской группе.

В эссе, написанном в 1978 году, Сахаров определил «социально-политическую идеологию» прав человека как «по сути плюралистическую, допускающую различные возможные формы социальной организации и их сосуществование.» 110 Предлагая« человеку максимальную свободу выбора », права человека могут дать людям« прямое ощущение личного счастья »и помочь им решить свои проблемы. Но «всемирная защита прав человека» также была «необходимой основой международного доверия и безопасности; это фактор, который может сдерживать разрушительные военные конфликты, даже глобальные термоядерные конфликты, которые угрожают самому существованию человечества ». 111 Таким образом, права человека и разрядка напряженности были двумя нераздельными понятиями, которые вместе гарантируют личное счастье и мир во всем мире.

Видение Сахарова привлекло большинство советских диссидентов. В открытом письме Сахарову, написанном за два дня до обращения в Конгресс США, Есенин-Вольпин высоко оценил его позицию, выразив надежду, что вмешательство Сахарова вынудит Никсона и Киссинджера полностью рассмотреть вопрос о правах человека в СССР на переговорах. над разрядкой. 112 5 сентября Солженицын выдвинул Сахарова на соискание Нобелевской премии мира.Через несколько дней Игорь Шафаревич, Александр Галич и Владимир Максимов последовали их примеру, назвав физика «выдающимся борцом за настоящую демократию, за права и достоинство человека, за подлинный, а не иллюзорный мир». 113

Это общее одобрение позиции Сахарова в диссидентском сообществе предсказуемо сопровождалось негативной реакцией на статью Медведева.Долгосрочный взгляд историка на преимущества разрядки вызывал большие сомнения. Более того, критика Медведевым Сахарова и Солженицына, которые только что стали мишенью клеветнических кампаний в советских СМИ, вызвала недовольство его коллег-инакомыслящих. Наиболее бурно отреагировал Максимов, писатель-диссидент, которого Медведев раскритиковал в своей статье. В открытом письме Максимов обвинил братьев Медведевых в нападении на «моральную гордость России, академика Сахарова и Александра Солженицына» именно тогда, когда их жизни были в опасности. 114 Медведевы не имели морального права судить Сахарова, чья пропаганда советской эмиграции уже помогла множеству людей, и они не должны иметь ничего, кроме благодарности человеку, чье заступничество спасло Жореса Медведева от психиатрического заключения. 115 Писатель многозначительно спросил: «На кого ты работаешь?» Сахаров в публичном заявлении поддержал Максимова. «Медведевы своим прагматизмом противопоставили себя тем, кто сегодня ведет моральную борьбу за право человека жить и мыслить свободно.” 116

Другие диссиденты напали на то, что они охарактеризовали как наивные ожидания Медведева в отношении советских лидеров. Солженицын высмеял взгляды Медведева в своем интервью 19 января 1974 года телеканалу Time :

Братья Медведевы предлагают нам терпеливо подождать, стоя на коленях, пока где-нибудь «наверху» не появятся мифические «левые», о которых никто не знает. имена, победите так называемых правых, или пока не появится «новое поколение лидеров»….Это полная чушь. 117

Дмитрий Панин, бывший сокурсник Солженицына, также счел абсурдной идею борьбы за власть внутри руководства. Вера Медведева в такой миф продемонстрировала, что он был «кабинетным академиком», оторванным от реальности. Советские люди не были пассивными, а вели «скрытую экономическую борьбу», саботируя сельское хозяйство и промышленность. Демократизация Советского Союза была невозможна; единственный выход - свергнуть режим. 118 Более умеренную критику высказал Михаил (Мелик) Агурский, считавший, что разрядка вряд ли приведет к демократизации. Он отмечал, что сближение Сталина и Франклина Д. Рузвельта во время Второй мировой войны никак не повлияло на либерализацию советского режима. Кампании протеста на Западе, напротив, доказали, что внешнее давление может вызвать изменения в советской политике. 119 Агурский также входил в группу из трех советских еврейских активистов, которые выступили с заявлением, осуждающим позицию Медведева за нанесение ущерба делу еврейской эмиграции. 120

В интервью российскому эмигрантскому еженедельнику Русская мысль Жорес Медведев выразил сожаление по поводу того, что за дискуссией, инициированной его братом, последовали атаки ad hominem, напоминающие сталинские антиеврейские кампании против «космополитизма». 121 Чалидзе, соучредитель с Сахаровым Комитета по правам человека, также выразил сожаление по поводу тона этой дискуссии.Несмотря на то, что он был не согласен с Медведевыми, он сожалел, что их оппоненты постулировали «необходимость единства взглядов среди диссидентов» и «моральный запрет дискуссии с инакомыслящими властями». 122 Несмотря на эти предостерегающие слова, в последующие годы поляризация только усилилась. Умеренная позиция и известность Роя Медведева, которые позволили ему оставаться невредимым на протяжении всего советского периода, даже когда другие были заключены в тюрьмы или сосланы, побудили многих из его противников обвинить его, по крайней мере, в молчаливой поддержке советских лидеров или даже в прямом сотрудничестве с режимом. 123

Однако не только диссиденты поддержали Сахарова, и его позиция вызвала широкий консенсус в либеральных кругах на Западе. Уже 20 сентября под призывом в поддержку Солженицына и Сахарова со стороны «Специального комитета по интеллектуальной свободе», восхваляющего их «мужественные усилия во имя мира и свободы», подписали 65 видных американских интеллектуалов и борцов за гражданские права. 124 Американский ПЕН-клуб и Американская ассоциация ученых также выразили свою поддержку диссиденту, причем первая специально призвала президента США увязать права человека с разрядкой напряженности. 125 26 сентября 1973 года политолог Уолтер К. Клеменс-младший присоединился к друзьям Сахарова и выдвинул его на соискание Нобелевской премии мира:

Труды и действия Андрея Д. Сахарова, возможно, больше, чем кто-либо другой. живущие сегодня, подчеркнули неделимость мира и его взаимозависимость с другими гуманными ценностями: интеллектуальной свободой, экономическим прогрессом, социальной справедливостью и экологическим благополучием.Как за свою теорию, так и за свою практику Сахаров заслуживает Нобелевской премии мира. 126

Эти слова были повторены в заявлении Нобелевского комитета, который год спустя присудил Сахарову премию: «Сахаров убедительно подчеркнул, что незыблемые права человека могут служить единственной надежной основой для подлинного и долгосрочного система международного сотрудничества. 127 10 декабря 1975 года Боннер получила награду от имени своего мужа и прочитала его Нобелевскую лекцию под названием «Мир, прогресс, права человека». В документе подтверждается его приверженность разрядке, идущей рука об руку с уважением прав человека:

Я убежден, что международное доверие, взаимопонимание, разоружение и международная безопасность немыслимы без открытого общества со свободой информации и свободой информации. совесть, право публиковаться, а также право путешествовать и выбирать страну, в которой он хочет жить. 128

Присуждение Сахарову Нобелевской премии сразу после подписания Хельсинкских соглашений, которые многие интерпретировали как дипломатический триумф советской политики разрядки, вряд ли кажется случайным. В Соединенных Штатах Хельсинки широко рассматривался как новая «Ялта», признавшая советское господство над Восточной Европой. 129 Однако, как подчеркивал Майкл Морган, Заключительный акт не сделал никаких существенных уступок Москве: «во всех важных пунктах преобладал Запад. 130 Советские лидеры стремились добиться признания послевоенного геополитического порядка и настаивали на принципе невмешательства в свои внутренние дела. В обмен, однако, они должны были на словах соблюдать обязательства в области прав человека, изложенные в «первой корзине», и положения о контактах с людьми из «третьей корзины», призванные положить конец изоляции Восточной Европы. И снова вопрос свободы передвижения занимал видное место в повестке дня Запада, но на этот раз Советский Союз пошел на определенные уступки, потому что компромиссы были значительными, а ставки в достижении успеха переговоров были значительными.Несмотря на то, что обязательства по «третьей корзине» казались советским лидерам просто пустыми формулами, они давали больше рычагов советским диссидентам. Некоторые западные ученые, такие как Сара Снайдер, утверждали, что Хельсинкский Заключительный акт был более эффективным, чем Декларация прав человека ООН, потому что Закон предусматривал периодические последующие встречи, которые служили своего рода механизмом оценки. 131

К 1977 году, когда к власти пришел Джимми Картер с провозглашенной целью отстаивать права человека в мире, Сахаров и другие советские активисты получили союзника.Вновь избранный президент ответил на письмо Сахарова 1977 года, в котором диссидент призвал президента США привлечь Москву к ответственности за выполнение взятых на себя Хельсинкских обязательств на предстоящей встрече СБСЕ в Белграде. Картер повторил свое обещание бороться за права человека в Советском Союзе. 132 Однако его действия в области прав человека были эффективны только до тех пор, пока длилась разрядка. В эссе 1978 года Сахаров изложил свою философию относительно соответствующих средств борьбы за права человека.Он согласился с администрацией Картера в том, что переговорам по ограничению стратегических вооружений следует уделять «абсолютный приоритет» и рассматривать их отдельно от вопросов прав человека. Что касается бойкотов, будь то научный, культурный или экономический, Сахаров полностью поддерживал их, но признавал, что это «сложный и противоречивый вопрос»:

Несомненно, вопрос престижа на мировой политической арене, борьба за достижение и сохранение власть, особенно в контексте закулисной борьбы, и сами традиции сильной державы не позволяют лидерам тоталитарных государств напрямую реагировать на оказываемое на них давление.Также несомненно, что в то же время бойкоты ослабляют реально полезные контакты и уменьшают количество рычагов, которые можно использовать для оказания давления в будущем. 133

Поэтому крайне важно избегать бойкотов с помощью ультиматумов, поскольку они могут привести к тому, что противоположная сторона может загнать «в« тупик », из которого она не сможет выбраться, не потеряв лица». Более того, Сахаров говорил о «необходимости сочетания различных впечатляющих общественных кампаний с энергичной и вдумчивой тихой дипломатией». 134 Что касается Олимпийских игр 1980 года в Москве, он согласился с позицией Московской Хельсинкской группы, которая осуждала подавление инакомыслия, но не призывала к бойкоту.

Рой Медведев выступил против бойкота Олимпиады по тем же причинам, утверждая, что такие международные события способствовали разрушению изоляции советского общества и, следовательно, его либерализации. Он заключил: «Сочетание сотрудничества с критикой, сочетание открытой критики и методов так называемой« тихой дипломатии »- все это будет способствовать постепенному улучшению внутренней атмосферы как в странах Востока, так и в странах Запада. 135 Напротив, он предсказал, что конец разрядки приведет к усилению репрессий против инакомыслия, потому что советские лидеры больше не будут чувствовать себя обязанными идти на уступки Западу.

Позиция Сахарова в отношении бойкота Олимпийских игр показала, что он осознал важность человеческих контактов как фактора долгосрочной либерализации советского общества. С другой стороны, он не изменил своей позиции в отношении поправки Джексона-Вэника.В 1979 году, когда Конгресс США обсуждал возможность предоставления СССР отказа, поскольку Китай только что получил его, Сахаров заявил о своем несогласии с таким ходом. 136 Однако для Джеффри П. Левина это была еще одна упущенная возможность: в контексте переговоров по контролю над стратегическими вооружениями, поощряемые пряником улучшения торговых отношений, Советский Союз допустил рост еврейской эмиграции. Однако, когда Конгресс США не смог вознаградить Москву отказом от права, в результате резко сократилось количество выездных виз всего за несколько месяцев до того, как вторжение в Афганистан положило конец разрядке. 137 К январю 1980 года, когда советские власти сослали Сахарова в закрытый город Горький, разрядка практически прекратилась, и Москва больше не была заинтересована в улучшении своих прав человека.

Полный потенциал механизмов последующей деятельности СБСЕ не мог быть реализован до тех пор, пока на сцене не появилось новое поколение советских лидеров - лидеров, которые больше не воспринимали открытость для Запада и либерализацию советского общества как страшную угрозу своей власти и власти. которые были более склонны соблюдать обязательства в области прав человека как способ положить конец изоляции СССР.Сложная динамика между давлением снизу и инициативой сверху была центральной в дебатах, вызванных статьей Медведева.

Центральный вопрос, поднятый в статье Медведева 1973 года, касается импульса к демократизации советского режима: будет ли он исходить от давления снизу, со стороны реформистских сил внутри аппарата или внешних действий? Отметив, что прогрессивные силы внутри интеллигенции и аппарата были изолированы и бессильны, Медведев пришел к выводу, что «любой сдвиг в сторону более последовательной демократизации… в настоящее время возможен в СССР только в результате определенных инициатив« сверху »,« поддерживаемых »снизу. , но не в результате давления снизу.’” 138 Эта идея противоречила подходу снизу вверх, характерному как для массового активизма правозащитного движения, так и для традиционного марксистского видения, приписывающего массам ключевую роль в социально-политических изменениях.

Медведев подробно остановился на своих взглядах во второй статье, в которой он утверждал, что в СССР не было массового движения за демократизацию не только потому, что советские люди были дезинформированы, но и потому, что они были больше озабочены нехваткой продовольствия, чем нехваткой демократических средств. свободы, к которым они никогда не привыкли.Тем не менее Медведев считал, что демократическое движение может добиться от властей некоторых уступок и тем самым заложить основу для расширения движения. 139 Медведев признал, что «критические заявления западного общества против нарушений гражданских прав в СССР имеют большое значение; в некоторых случаях они оказывают давление, на которое внутреннее демократическое движение пока не способно ». 140 Необходимое сотрудничество между великими державами не исключает идеологической борьбы или давления, но он настаивал на том, что «оказывая это давление, всегда необходимо оставаться в разумных пределах, превышение которых может снова привести к неконтролируемым и неконтролируемым действиям. деструктивная эскалация недоверия и конкуренции. 141 Поэтому он предпочел методы Брандта и Киссинджера методам Джексона.

Статья Медведева 1973 года вызвала бурные дебаты среди западных левых, которые нашли выход на страницах сборника эссе, отредактированного в 1975 году Кеном Коутсом, левым активистом и директором Фонда мира Бертрана Рассела. В том под названием «Разрядка и социалистическая демократия: дискуссия с Роем Медведевым » вошли реакции на статью Медведева, опубликованную в ноябре 1973 года, со стороны видных левых мыслителей и активистов по обе стороны «железного занавеса». 142 Хотя авторы расходились по таким вопросам, как влияние разрядки на советскую систему или роль масс в социально-политических изменениях, все согласились с необходимостью системного подхода к проблеме, выходящего за рамки простой защиты прав человека. права человека. Многие авторы считали разрядку позитивным процессом, который в конечном итоге приведет к реформе Советского Союза, но они сожалели, что она была инициирована советскими бюрократами и западными «правыми» государственными деятелями, которые не были заинтересованы в демократизации СССР.По мнению британского историка Э. П. Томпсона, советская бюрократия была вынуждена рассматривать разрядку как «момент острой опасности» и вводить новые меры контроля, «чтобы предотвратить это неконтролируемое и самопроизвольное освобождение (в первую очередь) интеллектуальных и культурных сил, которое могло бы: в конце концов, поставьте под сомнение саму бюрократию ». 143

По вопросу о стратегиях действий и соответствующих ролях масс и руководства в инициировании изменений мнения широко разделились.Джордж Новак, американский троцкист и марксист, критиковал Медведева за его элитарный взгляд на реформистский процесс и недоверие к массам. Существующий рекорд в Восточной Европе показал несостоятельность реформистского бюрократизма, что заставило Новака задуматься, «как Медведев твердо придерживается его эффективности и необходимости для СССР». 144 Для Тамары Дойчер, вдовы Исаака Дойчера, взаимодействие между давлением снизу и реформой сверху было сложным. Во всем советском блоке изменения были инициированы массами: в Восточном Берлине в 1953 году, в Польше и Венгрии в 1956 году, в Чехословакии в 1968 году.«И все же это давление снизу стимулировалось или инициировалось сверху: либерализация СССР после смерти Сталина, после XX съезда партии, была первым прорывом в гласисе сталинизированных режимов». 145 В настоящее время советские массы были пассивными, но они несли «мощный динамический заряд недовольства и неудовлетворенности». 146

В заключение Коутс опубликовал новое эссе Медведева, в котором развил некоторые из его идей о разрядке и демократизации.Медведев приветствовал процесс объединения Европы, который создал условия для социалистических преобразований и послужил «барьером на пути развития реакционных политических тенденций в Советском Союзе». Принимая идею конвергенции Сахарова, Медведев утверждал, что, хотя Советский Союз нуждался в демократизации, Западу нужен социализм. «Объединение именно этих внешне различных тенденций может стать фундаментом, на котором может быть построено жизнеспособное и процветающее сообщество наций на нашей планете.” 147

Другой центральной идеей эссе Медведева была его вера в то, что советское руководство не было монолитным. Помимо группы реакционеров, стремившихся к возврату к сталинизму, в руководящие органы КПСС входили более умеренные политики, в том числе Брежнев и Андропов, озабоченных в основном стабильностью. Умеренные добились многого во внешней политике с 1970 года, но значительно меньше - внутри страны.Их забота о стабильности привела к экономической стагнации, что укрепило позиции «технократов» в руководстве.

Это относительно молодые лидеры, которые хотят модернизировать управление экономикой и наукой, хотят более тесных связей с Западом и более терпимой внутренней политики. Эти люди лишены многих предрассудков и комплексов старшего поколения, и они способны проводить реформы, которые, даже если они не изменят основного облика нашего общества, откроют более широкий путь к прогрессу и демократии. 148

В авторитарной обстановке Советского Союза личности сыграли решающую роль в определении политического курса страны - к лучшему или к худшему.

В конце 1970-х Медведев все еще считал, что «в конечном итоге любые серьезные изменения в такой стране, как СССР, будут зависеть не столько от давления извне, сколько от внутренних процессов, включая действия и инициативу« тех, кто находится наверху ».’” 149 Внутри аппарата были силы перемен. Хотя их и не было в большинстве, они могли добиться большего изнутри системы, чем извне. 150 Но реформы этих предполагаемых прогрессивных лидеров увенчались бы успехом только в том случае, если бы внутри партии была построена сильная база прогрессивных сил, чего еще не было. 151

Заявление Медведева о том, что новое поколение прогрессивных советских лидеров однажды придет к власти, было оправдано его связями с поколением будущих «внутрисистемных» реформаторов 1960-х годов.Его контакты Георгий Шахназаров, Александр Бовин и Юрий Красин работали в Международном отделе КПСС, игравшем ключевую роль в советской внешней политике. У отдела были тесные связи с исследовательскими институтами международных отношений, в том числе с некоторыми относительно непредубежденными исследователями, которых смущало насильственное подавление Пражской весны Советским Союзом. Хотя в целом отдел был догматичен и почти три десятилетия возглавлял бескомпромиссный секретарь КПСС Борис Пономарев, не весь реформаторский персонал был изгнан. 152 По словам французского ученого Мари-Пьера Рей,

, большая часть из mejdurnarodniki [специалистов по международным делам], когда они стали руководителями в 1965–1975 годах, действительно составляла специфическая среда, которая продвигала идею разрядки между Востоком и Западом как способ улучшить советскую систему, а также обновленный социализм с человеческим лицом. И десять лет спустя они, естественно, образовали теплицу новых идей и людей, преданных духу реформ для горбачевской перестройки . 153

Контакты Медведева разделяли некоторые его реформистские взгляды и с интересом читали его книги, время от времени давая ему информацию. 154 Шахназаров был редактором журнала World Marxist Review , базирующегося в Праге, а позже стал советником Горбачева. 155 В своих мемуарах он подчеркивает близость своих взглядов и взглядов Медведева, отмечая, что Медведев «никогда не был стопроцентным диссидентом, задолго до перестройки он представил вполне разумную концепцию реформ. 156 Что касается Бовина, то он был спичрайтером Брежнева, но его независимое положение привело к тому, что в 1972 году его понизили до должности в газете Известия . Когда Медведеву требовалась помощь - например, во время психиатрического заключения его брата в 1970 году - он знал, что может обратиться к этим людям. 157

По словам Медведева, Андропов впервые услышал о своем исследовании сталинизма через Шахназарова в 1964 году.Будущий генсек КПСС якобы попросил прочитать рукопись Медведева и встретиться с ним, выражая заинтересованность. 158 Четыре года спустя, после своего назначения главой КГБ, Андропов выступал за то, чтобы использовать историка-диссидента для целей режима, а не репрессировать его. 159 Медведев даже полагал, основываясь на свидетельских показаниях инсайдеров и архивных данных, что будущий глава КГБ и генсек спас его от ареста в 1983 году. 160 Если на самом деле эти связи и защита существовали, они предполагают, что Медведев был ближе к системным реформаторам, чем ко многим советским правозащитникам.

Поскольку «старая гвардия» Советского Союза постепенно сошла со сцены и к власти пришло новое поколение реформистов, прогресс в области прав человека больше не казался табу. С этой целью Горбачев позвонил Сахарову 15 декабря 1986 года в Горький и сообщил, что диссидент освобожден и может «вернуться к своим патриотическим делам». 161 В течение следующих трех лет, вплоть до своей смерти в 1989 году, Сахаров стал одним из самых влиятельных союзников и критиков Горбачева, побуждая его проявлять большую смелость на внутренней и международной арене.Горбачев понимал, что его планы демократизации советского общества несовместимы с продолжающимися репрессиями против диссидентов. В какой-то степени он даже стал рассматривать их как потенциальных союзников как против своих консервативных оппонентов в Политбюро, так и в переговорах с Западом. Когда Медведев и Сахаров были избраны народными депутатами в 1989 году, первый безоговорочно поддержал Горбачева против консервативной фракции партии, получив место в ЦК КПСС в 1990 году.Сахаров оказался скорее соперником, чем сторонником, и в конечном итоге стал одним из лидеров зарождающейся либеральной оппозиции.

Хотя надежды Горбачева на то, что демократизация укрепит коммунизм, оказались неоправданными, разрядка на международной арене достигла апогея с роспуском коммунистических диктатур в Восточной Европе, воссоединением Германии и окончанием холодной войны. Такое развитие событий стало возможным благодаря ориентации Горбачева на Западную Европу как на модель модернизации Советского Союза и его убежденность в том, что панъевропейское сближение («общий европейский дом») было бы невозможным без улучшения положения в области прав человека в Советском Союзе. 162

В 1960-е годы Сахаров и Медведев были сторонниками сближения двух блоков. Они считали, что демократизация Советского Союза и сближение с Западом - это два тесно связанных процесса, которые необходимы в результате модернизации и необходимы для обеспечения мира во всем мире. Однако разочарование Сахарова, вызванное отказом Кремля от его призывов к переменам, его растущей озабоченностью нарушениями прав человека и сопутствующим ростом гуманитарной дипломатии в Соединенных Штатах, привело к изменению стратегии действий Сахарова, что привело к его общественной поддержке. поправки Джексона-Вэника в сентябре 1973 г.

Споры между Сахаровым и Медведевым по поводу поправки имели гораздо более широкие последствия, чем простой вопрос еврейской эмиграции из СССР. Для Сахарова методы действий Джексона представляли собой наиболее эффективную стратегию для получения уступок от Советского Союза в области прав человека. Только обеспечив выполнение Советским Союзом своих обязательств в этом отношении, можно было добиться реальной разрядки в отношениях с Западом.Однако для Медведева поправка была ошибочной. Хотя преследуемые цели были благородными, формулировка ультиматумов должна была иметь неприятные последствия и, в конечном итоге, поставить под угрозу разрядку и причину либерализации в Восточном блоке.

В краткосрочной перспективе эрозия и конец разрядки и сокращение еврейской эмиграции, казалось, подтвердили точку зрения Медведева, но последующие события показали, что внешнее давление на советский режим может в некоторых случаях побудить советских лидеров проявлять большее уважение к правам человека.Хельсинкский процесс, в частности, показал, что в рамках взаимовыгодного соглашения, заключенного в разгар разрядки, и через механизм обзора СБСЕ, может быть оказано давление, чтобы попытаться заставить Москву соблюдать свои обязательства в области прав человека.

Сахаров и Медведев также разошлись во взглядах на то, как демократизация будет происходить в Советском Союзе. Для первого перемены были бы результатом комбинированного давления, оказываемого на советских лидеров снизу и извне, тогда как последний верил во взаимодействие между инициативой, как он считал, реформистских сил в советском руководстве, давлением снизу и умеренным и тактическим подходом. приложенное внешнее давление.Наступление перестройки и решающая роль Горбачева в прекращении холодной войны доказали, что инициатива сверху действительно может изменить баланс, но такой исход никоим образом не был гарантирован. Первоначально Сахаров разделял оптимизм Медведева по поводу способности Горбачева трансформировать систему, но он также понимал, что давление со стороны западных лидеров и активистов на местах будет иметь решающее значение. Его неутомимая защита ядерного разоружения и прав человека как внутри страны, так и в контактах с западными лидерами, а также его все более радикальная поддержка демократических реформ, таким образом, побудили Горбачева к более смелым действиям.

Историческое сознание современного российского общества

Her Russ Acad Sci. 2021; 91 (2): 111–117.

Андреев А.Л.

Федеральный исследовательский социологический центр Российской академии наук, Москва, Россия

Федеральный исследовательский социологический центр Российской академии наук, Москва, Россия

Для корреспонденции.

Поступило 11.01.2021 г .; Пересмотрено 18 января 2021 г .; Принята 5 февраля 2021 г.

Copyright © Pleiades Publishing, Ltd. 2021, ISSN 1019-3316, Вестник Российской академии наук, 2021, Т. 91, № 2, с. 111–117. © Pleiades Publishing, Ltd., 2021. Русский текст © Автор (ы), 2021, опубликовано в Вестнике Российской академии наук, 2021, т. 91, № 4, стр. 335–343.

Эта статья сделана доступной через Подмножество открытого доступа PMC для неограниченного повторного использования в исследованиях и вторичного анализа в любой форме и любыми средствами с указанием первоисточника. Эти разрешения предоставляются на период, пока Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) объявила COVID-19 глобальной пандемией.

Реферат

Какова современная оценка сравнительной значимости исторических событий в массовом сознании россиян? Из каких источников наши соотечественники черпают знания о прошлом страны? Можно ли говорить о «хороших» и «плохих» эпохах в развитии России? На основе материалов эмпирического исследования автор статьи предпринимает попытку анализа динамики особенностей исторического сознания российского общества.По его мнению, трансформация представлений людей об историческом пути страны может рассматриваться как один из аналитических инструментов для ранней диагностики изменений, происходящих в обществе. Кроме того, формулируется вывод о том, что российское общество демонстрирует выраженную потребность в выработке устойчивых исторических ориентиров и интерпретаций, некоего единого исторического нарратива.

Ключевые слова: историческое сознание, исторические компетенции, образы истории, историческая правда, интерпретация истории

Образы истории многозначны, и в них часто можно увидеть прототипы современности - в той степени, в которой историческая память влияет эмоциональные ‒ концептуальные структуры идентичности и через них влияют на массовое сознание и политическое поведение.В то же время исторические идеи образуют особую когнитивную структуру, которую можно определить как исходную матрицу понимания , которая позволяет первично эмоционально окрашенную идентификацию явлений, процессов и символических лидеров, возникающих в социальной сфере. Соответственно, когда в каком-либо обществе по какой-либо причине (например, социальной или геополитической) снова возникает потребность в поиске своей идентичности, возникает также запрос на определенные образы истории, иногда совершенно новые.

Этому есть много примеров: увлечение древностью в эпоху Возрождения, подражание римским республиканцам во время Французской революции, интерес романтиков в средние века, якобинство русских большевиков, конфуцианские реминисценции в современном Китае и османские реминисценции. в современной Турции - историографические эксперименты и историческое мифотворчество «новых демократий» Восточной Европы, а также активно продвигаемый пересмотр истории США с точки зрения «расовой справедливости» и политкорректности.Можно предположить, что мутации в концептуальной структуре являются ранними симптомами новых социальных требований и тенденций. В таком случае мониторинг восприятия истории может служить одним из инструментов социальной диагностики и политического прогнозирования.

Как известно, русское историческое повествование неоднократно менялось, отражая зигзаги пройденного нами пути. Соответственно изменились и представления об исторической правде. Куда этот неоднозначный и противоречивый путь привел нас в долгосрочной перспективе, и как российское общество сегодня представляет себе свое прошлое и свою связь с настоящим? Для ответа на этот вопрос воспользуемся материалами Всероссийского социологического опроса, проведенного Федеральным исследовательским социологическим центром РАН осенью 2020 г., –1, а также данными ряда других исследований.

ЧТО ТАКОЕ ПРОИСХОЖДЕНИЕ МАССОВЫХ ИСТОРИЧЕСКИХ ВИДОВ?

Отметим, что довольно много людей в нашей стране интересуются историей (гораздо больше русской, чем зарубежной историей), и россияне хорошо понимают значение исторических взглядов в жизни общества. Судя по данным, полученным в нашем исследовании, от четверти до трети населения страны считает историческое прошлое одним из основных факторов, объединяющих нацию и государство. В России, как и в других странах, потребность знать и понимать прошлое чаще характерна для людей среднего и старшего возраста, чем для молодежи.Однако в еще большей степени эта потребность определяется уровнем образования. Так, среди наших респондентов, имеющих только школьный аттестат, 43% интересуются (постоянно или время от времени) мировой историей, 57% - отечественной историей, а среди окончивших вузы - 68 и 80%. соответственно. На эти показатели заметно влияет и степень активности в Интернете: у респондентов, которые пользуются им ежедневно, показатели выше, чем у тех, кто редко или никогда не выходит во всемирную паутину.

Несмотря на то, что в средних и высших учебных заведениях абсолютно все граждане России изучают историю достаточно долго, от семи до восьми лет, наши респонденты утверждают, что вклад школьного и высшего образования в формирование их взглядов на историю довольно умеренный. : лишь немногим более 20% респондентов считают его наиболее важным источником информации. Однако у молодых людей до 30 лет этот показатель оказался примерно в 1,5 раза выше среднего по выборке: видимо, свежие воспоминания об учебе действительно сказались, и они еще не успели познакомиться с другими источниками. .Однако чаще всего представители практически всех социально-демографических групп получают разнообразную историческую информацию через кино и телевидение. Почти 45% респондентов назвали главным источником знаний об истории исторические художественные фильмы и сериалы, а 40% - историко-документальные фильмы. Только молодежь до 30 лет упоминает Интернет наравне с историческими художественными фильмами (но опережает документальные). К списку экранных жанров следует добавить различные специализированные программы и телевизионные ток-шоу, хотя их упомянули лишь 13%.

Похоже, что предпочтения россиян в исторических фильмах, которые запоминаются, в какой-то мере отражают эмоциональную тональность восприятия событий прошлого. Соответствующий вопрос задавался в открытой форме (то есть участники опроса должны были отвечать на него сами, а не выбирать из предложенных вариантов), а всего респонденты назвали около 320 фильмов и сериалов. Таким образом, люди смотрят исторические фильмы, только каждый пятый респондент ими не интересовался. Однако предпочтения 80% желающих довольно расплывчаты.

В целом обращает на себя внимание абсолютное преобладание отечественных фильмов в составленном списке. Иностранные фильмы (даже с учетом тех, которые были сняты совместно с российскими кинематографистами) составляли в лучшем случае 11% от этого списка. Костюмированные блокбастеры, такие как «Рим », «Гладиатор», «Троя » или «». Золотой век преобладают среди зарубежных фильмов, отмеченных нашими респондентами, хотя среди них есть и фильмы о Великой Отечественной войне с сильным моральным подтекстом. Отечественные фильмы представлены в самом широком диапазоне - от неувядающей классики довоенного советского кино («Броненосец« Потемкин »,« Александр Невский »и др.).) к произведениям последних лет ( «Битва за Севастополь», «Адмирал», «28 Панфиловцев», и др.). Победителем зрительского выбора стал фильм классика мирового кино Сергея Бондарчука « Война и мир », объединивший значимость изображаемой эпохи; верность исторической правде, добросовестная точность в бытовых деталях; философская глубина великого романа Л.Н. Толстой; и выдающееся руководство Бондарчука. Вслед за этим фильмом рейтинговые позиции с практически таким же результатом заняли историческая драма Петр Великий: Завет и уже ставший классикой военный фильм А зори здесь тихие .

Достаточно богатую информацию для рассмотрения восприятия истории и свойств исторической памяти дает анализ тематического распределения фильмов, отмеченных нашими респондентами. Наибольшую долю среди них (около пятой части) составляют советские и российские фильмы о Великой Отечественной войне, что еще раз подтверждает системообразующую роль этого исторического события в коллективном сознании россиян. Историко-революционная тема и события Гражданской войны и их отголоски в жизни страны нашли отражение в 6–7% списка, составленного в соответствии с предпочтениями аудитории.Обратите внимание на почти полное забвение кино-ленинианы, созданного в советское время. Хотя, как показывает наш опрос, россияне продолжают считать Ленина великой фигурой, из всех фильмов, посвященных ему, наши респонденты назвали только один, Ленина в октябре , но у него было лишь несколько поклонников (0,1% от общего числа). общее количество респондентов).

На этом фоне следует отметить рост интереса к фильмам, посвященным русской императорской династии. Это Петра Великого ; телесериал Великий , рассказывающий о юности Екатерины II; и документальный телепроект «Романовы » (который, кстати, по популярности идет сразу после выявленной в нашем обзоре тройки лидеров российского исторического кино).Не лишним будет сравнить этот интерес с массовыми посещениями жителей российских городов на выставках, а также с другими мероприятиями 2013 года, приуроченными к 400-летию Дома Романовых.

Но не только экран…. Отметим, что российская публика традиционно любит исторические романы, хотя, по мнению наших респондентов, как источник знаний и представлений о прошлом они значительно уступают экранным произведениям. Очевидно, что люди старше 40-50 лет читают легче, чем молодежь.Среди респондентов в возрасте 50+ около 30% черпают историческую информацию из литературных произведений, тогда как в возрастной группе до 30 лет только 20%. Конечно, это отнюдь не незначительная цифра. Однако заметно, что среди молодежи роман, новелла, рассказ как повествовательные формы мысленного представления истории заменяются формами клипов, в частности, хаотичным поиском информации в Интернете, который в этой группе превзошел книга по популярности примерно в 1,5 раза (тогда как в старших возрастных когортах соотношение оказалось с точностью до наоборот).Еще один способ ощутить влияние ушедших эпох - это посещение выставок и музеев, туристические поездки и экскурсии (об этом отметили почти 25% респондентов).

В то же время модные сейчас компьютерные игры с историческими сюжетами служат путеводителем в мир истории лишь для 3,5% россиян, в основном молодежи: среди молодежи до 30 лет около 9% черпают свои исторические идеи из игр. Однако даже в этой группе компьютерные игры как источник исторических образов и информации занимают последнее место, уступая по значимости фильмам, учебникам, художественной литературе, музеям и рассказам родственников в 2–3 раза.Важно отметить этот результат, имея в виду, что в последние годы некоторые специалисты предлагают более широкое использование игровых методов изучения истории, в том числе использование компьютерных игр. Такой подход, в частности, считают перспективным американские методисты, работающие по программам Фонда Вудро Вильсона [1]. Наверное, было бы полезно провести дальнейшие исследования в этом направлении, но данные нашего обзора заставляют относиться к такому подходу с некоторым скептицизмом, по крайней мере, в российских условиях.

Отметим, что, отдавая должное экрану и книге, многие россияне высоко ценят различные способы личного прикосновения к прошлому - воспоминания о близких, семейные легенды и архивы, бережно хранимые предметы старины. Этот источник исторической информации в глазах наших респондентов оказался почти таким же важным, как экранные изображения истории: он упоминался в ответах около трети наших респондентов. Несомненно, именно на основе эмоционального сопряжения истории страны с рассказами конкретных семей возникли такие социально значимые символические акции последнего времени, как «Бессмертный полк» и «Последнее обращение».

Конечно, неудивительно, что люди гораздо охотнее обращаются к истории, отраженной в живых и визуальных образах, запечатленных в разного рода артефактах, чем к сухим научным текстам или даже научно-популярным публикациям. Тем не менее, следует отметить, что в российском обществе существует определенное ядро ​​серьезных любителей истории, ярко выделяющихся в общей массе, для которых основным источником знаний является научная литература, вплоть до сугубо специальных исследований. По самооценкам и самоотчетам респондентов можно констатировать, что это ядро ​​составляет не менее 12% россиян, а, возможно, превышает 15%.Присутствие людей этого типа в российском обществе, на мой взгляд, стало одним из важных факторов, заблокировавших широкое распространение в нашей стране различных фальсификаций российской истории, а также переформатирование исторического сознания россиян в России. стиль народной истории, «новая хронология» и т. д.

ПРОБЛЕМА ИСТОРИЧЕСКОЙ КОМПЕТЕНТНОСТИ

Возникает вопрос: насколько эффективно работает комплекс различных источников информации и насколько функционально их использование с точки зрения получение достаточных знаний с точки зрения социальных потребностей и запросов и адекватного понимания социально-исторических процессов? В последнее время мы столкнулись с серьезными проблемами.Эксперты в разных странах отмечают снижение исторической компетентности массовых слоев населения, и это во многом способствует распространению такой специфической черты современной политической культуры, как так называемые исторические войны.

Американский совет попечителей и выпускников (ACTA) опубликовал в 2000 году панический доклад по этой теме под характерным названием «Потеря памяти Америки» [2]. Сформулированные в нем выводы были подтверждены последующими социологическими исследованиями, проведенными различными исследовательскими структурами, университетами и общественными объединениями.Например, исследование 2012 года, проведенное Фондом Вудро Вильсона, показало, что значительная часть американцев не знает, с кем их страна воевала во Второй мировой войне. Только в четырех штатах из пятидесяти доля тех, кто правильно ответил на этот вопрос, достигла 60%, тогда как во многих, в том числе в наиболее густонаселенных, она составила 50% и менее (в Луизиане - 43%) [3]. Это заметно хуже аналогичных российских показателей. Для сравнения: согласно опросу, проведенному Всероссийским центром изучения общественного мнения (ВЦИОМ) в начале сентября 2020 года, 77% россиян уверенно ответили, что Германия была главным противником Советского Союза в Великой Отечественной войне [4].

Результаты недавних исследований показали характерную закономерность: исторические компетенции снижаются по мере смены поколений. Этот процесс характерен практически для всех стран. В частности, американцы старшего возраста гораздо правильнее отвечают на конкретные вопросы по истории США, чем молодые люди, в том числе выпускники университетов и колледжей [5, с. 161]. Заметно и снижение исторических компетенций в России, особенно среди молодежи. Его проявления, эмпирически фиксируемые социологической диагностикой, четко коррелируют с переходом от советской школы к постсоветской школе, основанной на принципе оказания «образовательных услуг» [6].Американские эксперты справедливо сетуют на то, что во многих штатах США девять из десяти (а в Кентукки - десять из одиннадцати) опрошенных граждан не могли правильно ответить, когда был написан священный для национальной исторической памяти Конституция США [3]. Но нас также совсем не порадовал тот факт, что каждый шестой россиянин не смог назвать российского императора, при котором было отменено крепостное право, Александра II, что выявило исследование, проведенное осенью 2020 года, и каждый седьмой имел не знаю кто Ю.В. Андропов был.

К сожалению, в нашем распоряжении нет сравнительных данных, которые позволили бы сопоставить мнения россиян об их исторических знаниях на протяжении многих лет. Однако в настоящее время наши соотечественники явно оценивают себя в этом смысле умеренно критически. Примерно один человек из девяти-десяти считает себя полностью компетентным в этой области, а это, отметим, в два раза меньше, чем доля респондентов, которых, по их мнению, интересуют события прошлого.Более половины считают, что имеют какое-то общее представление о российской истории. Однако довольно много и тех, кто считает себя недостаточно осведомленными в этих вопросах - около трети опрошенных.

ВОСПРИЯТИЕ ERAS И СОБЫТИЙ В МАССОВОМ СОЗНАНИИ

Тем не менее, на вопрос, какие события оказали наибольшее влияние на историю России (из 20 предложенных ответов можно было выбрать до пяти), россияне ответили довольно уверенно; в нашем опросе только один человек из десяти затруднился высказать свое мнение по этому поводу.Наши респонденты поставили Великую Отечественную войну на первое место среди значимых исторических событий (60% голосов), что было вполне ожидаемо. И все же тот факт, что христианизация Руси оказалась на втором месте с результатом около 33%, нетривиально, особенно если учесть довольно безразличное отношение большинства наших граждан к религии. Отметим также, что Креститель Руси - Святой Князь Владимир, равноапостольный, был признан вторым по значимости в довольно обширном списке деятелей, оказавших положительное влияние на историческую судьбу России (после Петра Великого). .

Вслед за Великой Отечественной войной в нашем рейтинге следует ряд событий, которые отметили 20-25% респондентов: освобождение России от татаро-монгольского ига, отмена крепостного права, создание Российской империи, Октябрьская революция 1917 г., создание и распад Советского Союза, Ю.А. Космический полет Гагарина. Эти субъективные оценки более или менее соответствуют объективному значению исторических явлений. Однако и здесь были сюрпризы.Например, россияне, похоже, недооценивают значение перехода к рыночной экономике: только 11% респондентов упомянули об этом в своих ответах. Только 7–8% отметили такие вехи, как Собирание земель Москвой, освобождение Москвы от польских захватчиков в 1612 году, а также демократизацию и ликвидацию «железного занавеса» между Советским Союзом и Западом. Очень мало голосов (менее 5%) за включение в список важнейших исторических событий Крестьянской войны под руководством Емельяна Пугачева; восстание декабристов; и, наконец, Февральская революция, которую многие историки и политические публицисты считают поворотным моментом для вступления России в сообщество «нормальных», «цивилизованных» демократий.Удивительно, что наши респонденты довольно пренебрежительно отнеслись к воссоединению Украины с Россией в 1654 году: менее 4% респондентов признали высокую историческую значимость этого международного акта, хотя отделение Крыма от Украины и его воссоединение с Россией в 2014 г. Напротив, к важным событиям приписали 20%.

В ходе нашего исследования в течение нескольких лет задавался диагностический вопрос, позволяющий охарактеризовать не только ценностную ориентацию исторического сознания россиян, но и косвенно связь исторического сознания и современности, включая современные социальные идеи и политические взгляды граждан страны.А именно, мы попросили их выбрать, какие периоды исторического развития страны больше всего соответствуют их идеалам и в каких они хотели бы жить. Этот вопрос периодически задавался нашим респондентам на протяжении двух десятилетий, что позволяет сделать определенные сравнения, характеризующие динамику исторического сознания российского общества.

По данным ряда наших опросов, россияне отнюдь не склонны искать свои идеалы в далеком прошлом.Подавляющее большинство наших сограждан не заглядывают за горизонт того, что можно назвать актуальной историей , отраженной в их жизненном мире и впечатлениях, которые они оттуда черпают - как собственных, так и непосредственных очевидцев. В начале 2000-х годов и позже выбор большинства респондентов делился на два этапа этой непосредственно пережитой истории - «золотое падение» советской власти, сохранившееся в памяти миллионов людей (в основном при Л.И. Брежневе), и нынешнее время. период, олицетворяемый, в первую очередь, действующим Президентом Российской Федерации В.В. Путин. Соответственно, респонденты оценили этих двух государственных деятелей примерно одинаково: доля респондентов, считавших, что эти два человека сыграли положительную роль в истории нашей страны, составила 36% (Брежнев) и 40% (Путин). Кроме того, около половины респондентов считают, что в деятельности этих политических лидеров есть как положительные, так и отрицательные стороны. Однозначно отрицательно относятся к Брежневу и / или Путину относительно немногие - не более 10–12%. Таких оценок нет ни у одного другого лидера советской эпохи.Например, лишь немногим более четверти респондентов одобряют такие всемирно-исторические личности, как Ленин и Сталин, а более половины респондентов оценивают их отрицательно. Еще меньше энтузиазма россияне относятся к заслугам Н.С. Хрущев, Ю.В. Андропов и тем более о М.С. Горбачев, Б. Ельцин, Э. Гайдар: доля респондентов, признающих хоть какие-то заслуги лидеров перестройки и постперестроечных реформ, не превышает 5–6%, а категорически не согласных с ними в 8–10 раз больше.

Неудивительно, что ностальгия по брежневскому «развитому социализму» в основном достается старшему и отчасти среднему поколению, а молодые люди, не видевшие ту эпоху или увидевшие ее только в раннем детстве, эмоционально идентифицируют себя с ней. настоящее, которое, как многим кажется, недаром открывает перед ними хорошие перспективы. Однако все поколения россиян сходятся в одном: они полностью отвергают и перестройку, и интерлюдию «священных 1990-х» с характерным для них доминированием олигархии, безудержной коррупцией, бандитизмом, финансовыми пирамидами, крахом высокотехнологичных отраслей и распродажа национального богатства - все, что почти не оставляло шанса на достойную самореализацию трудолюбивым, образованным и законопослушным гражданам.Однако в обществе по большей части исключается откат к сталинскому «порядку», когда даже простая невнимательность при исполнении служебных обязанностей, не говоря уже о каких-то более серьезных проступках, каралась строжайшими репрессиями.

Таким образом, взгляд наших сограждан на логику исторического развития России на рубеже ХХ веков в целом устойчив. Однако есть некоторые сдвиги в пропорциях, обусловленные как естественной сменой поколений (сокращается количество граждан, живших в советское время), так и некоторыми конъюнктурными факторами.Например, пандемия коронавируса, которая, похоже, не имеет ничего общего с историческим сознанием общества, на самом деле может влиять на него, стимулируя пессимистические настроения и, соответственно, добавляя негатива к опыту настоящего момента.

Несомненно, эмоциональная связь российского общества с брежневской эпохой постепенно угасает. Конечно, это естественно. Однако этот процесс отнюдь не является примитивным монотонным уменьшением соответствующего показателя; его конфигурация более сложная.В начале 2000-х годов до 35% респондентов выбрали именно этот период в качестве предпочитаемого времени, тогда как в опросе 2014 года соответствующий показатель лишь незначительно превышал 19%; к настоящему времени, однако, его падение либо остановилось, либо замедлилось до прежнего уровня - 19%. По результатам нашего опроса, количество респондентов, идеалы которых не выходят за рамки сегодняшнего или вчерашнего, составило более 40%. Это примерно в два раза больше, чем сумма ответов, склонных к идеализации некоторых других периодов.

Несколько удивительно, что современное российское общество практически совсем не очаровано романтикой шестидесятых, несмотря на неувядающую популярность бардовской лирики того времени и замечательного телесериала Оттепель , посвященного тому времени (который , кстати, не попал в список фильмов, по которым россияне «учат историю»).Даже сталинский период, критика которого когда-то способствовала возвышению Хрущева, в глазах наших сограждан кажется более достойным уважения, хотя условных «сталинистов» среди опрошенных немного (по последним данным чуть более 4 %). Можно предположить, что в беспорядочном и противоречивом Хрущеве современные россияне видят предшественника Горбачева и Ельцина, разрушивших Советский Союз. Перестройка, как и эпоха Ельцина, до сих пор полностью отвергается российским обществом.Судя по всему, количество их приверженцев за последние несколько лет уменьшилось еще больше, хотя мы не можем утверждать это с уверенностью, так как при значениях соответствующих показателей, которые мы получаем в ходе опросов, небольшие колебания в одну сторону или другой подход в пределах статистической ошибки.

Несмотря на попытки популяризировать имперское прошлое, его идеализация все еще нехарактерна для современного российского общества. По крайней мере, на сегодняшний день. В то же время эта эпоха оценивается россиянами выше, чем любой период советской истории до «брежневской эпохи».«Наши респонденты голосовали за царскую Россию в 2,5 раза чаще, чем за хрущевскую оттепель, почти в пять раз чаще, чем за перестройку, и в 11 раз чаще, чем за рыночные реформы начала 1990-х годов. Интересно, что последние российские императоры, в том числе Николай II, правление которого закончилось разрушением государства и за которым последовали многолетние беспорядки, сейчас воспринимаются россиянами гораздо более благосклонно, чем вожди перестройки и архитекторы рыночных реформ. В частности, баланс полярных оценок Николая II по результатам опроса, проведенного осенью 2020 года, составил + 12% (25% респондентов считали, что он имеет определенные заслуги перед Россией, а 13% признали его роль. в истории как несомненно отрицательный), тогда как для Горбачева, Ельцина и Гайдара значения этого показателя значимо отрицательные (51, ‒55 и 43% соответственно).

Отметим, что своего рода историческая реабилитация имперского прошлого, видимо, не является сугубо российским трендом. Например, несколько лет назад, изучая особенности исторического сознания турецких студентов, я заметил их позитивную переоценку исторической роли последнего суверенного турецкого султана Абдулхамида II: он долгое время считался реакционером и тираном. становится примером «хорошего правителя», много сделавшего для модернизации своей страны. (Трудно избавиться от впечатления, что эта тенденция в эволюции исторического сознания стала одним из культурных и психологических столпов или, по крайней мере, коррелятом нынешнего неоосманизма Эрдогана.)

Отметим, что доля затруднившихся с ответом или ответивших, что ни один из периодов российской истории не соответствовал их идеалу, очень велика - более 43%. Мы регулярно получали аналогичные результаты в прошлом. Это говорит о том, что исторический консенсус в современном российском обществе относителен, отнюдь не стабилен и может претерпеть определенные изменения в будущем. Это, по всей вероятности, может иметь конкретные политические последствия, открывая, в том числе, перспективу некоторого переформатирования высших институтов государственной власти.

Посмотрим, что изменится, если мы сформулируем практически тот же вопрос несколько иначе: «Если бы это зависело от вас, в какую эпоху российской истории вы бы хотели жить?» В данном случае мы говорим уже не об идеале, а о «хорошем обществе» [7] или, по крайней мере, приемлемом обществе. Как оказалось, доля двух наиболее популярных периодов в этом случае увеличивается - в первом случае на 6%, во втором - на 12%, а доля остальных уменьшается, так что привлекательность «брежневской эпохи» , »С одной стороны, а« эпоха Путина »- с другой, еще более заметна.Правда, доля представителей старших возрастных когорт (старше 50 лет), которые предпочли бы вернуться во времена «развитого социализма», превышает 40%, а среди тех, кто практически не видел 1970-е, 40% не ощущают нужно экспериментировать с «машиной времени» и не променять нынешнюю эпоху ни на какую другую. Подводя итог, и советская действительность, и путинская Россия - это, конечно, не рай на Земле, но ничего лучшего для нас пока не изобретено ().

Таблица 1.

В какие исторические эпохи предпочли бы жить россияне,% от числа опрошенных


484

0

0

0 –30 лет

7 915 старый 1 916 912 3 9112 916 916 916 912 91 1
Социально-демографические
характеристики
В современной России В Советском Союзе в
брежневский период
В России в последней трети
19 века и
начале 20 века
В Советском Союзе
года сталинского периода
В период горбачевской перестройки
В России
ельцинских времен
В другом период
(укажите какой)
Затрудняюсь ответить
Итого 34 25 4 3 1 1 1 31

0

31
41 8 5 5 1 1 3 37
31–40 лет 44 15 4 2 1 - 1 32–
41–
34 23 4 4 - - 1 33
51–60 лет 22 4116 3609 4116 - 1 30
60 лет и старше 25 42 3 2 - 1 2

0

Неполное среднее образование 34 28 2 3 2 2 2 28
Общее среднее образование 9160 9 29 30 3 4 1 1 2 30
Среднее специальное 34 26 26 1 33
Высшее, в том числе бакалавриат 37 21 6 3 1 - 2 9168 9168 Ежедневно 37 20 5 3 1 - 2 32
Несколько раз в неделю 3116 28 1609 9- 1 33
Несколько раз в месяц 29 31 2 4 - 2 - 31
Несколько раз в год 33 33 - - - -59 Никогда 23 44 2 4 - 1 2 23
Финансовое положение
900 47 Очень хорошее916 93212 900 13 5 2 2- 2 29
Удовлетворительно 36 24 3 39 1 21609 916 916 9169 9 91 260
Скорее плохо, плохо 23 33 4 4- 1 1 3 4
Затрудняюсь ответить 39 25 5- 2- 2 28

ИСТОРИЧЕСКАЯ ИСТИНА КАК ЦЕННАЯ ССЫЛКА

Попытки убедить нас в необходимости пересмотра и переоценки российской истории на основе ее версий, которые разрабатываются и продвигаются сейчас на Западе, мягко говоря, не встречают ни понимания, ни сочувствия в русском языке. общество.Судя по данным нашего исследования, более половины населения страны убеждено, что наше общее будущее зависит от интерпретации прошлого, а потому борьба за прошлое имеет большое политическое значение, в том числе международное.

Россияне настаивают на противодействии искажению исторической правды, особенно когда речь идет о Великой Отечественной войне. Более 37% респондентов заявили о себе как о сторонниках решительных споров с теми, кто подменяет исторические факты, а 34% считают необходимым популяризировать наше понимание истории в фильмах и литературе, а также в СМИ и социальных сетях.Всего это более 70% опрошенных. Около 8% россиян предпочитают игнорировать наших недоброжелателей (вероятно, по принципу «собаки лают, а караван идет»), и примерно столько же полагаются на научную объективность и надеются свести воедино разные версии исторической памяти. через обсуждение ученых спорных вопросов. Только один из двадцати пяти участников опроса ответил, что нужно безоговорочно принять критику в адрес нашей страны и соответственно переосмыслить некоторые события нашей истории.Но если мы сосредоточимся на справедливости критики, то такая позиция не обязательно противоречит мнению большинства: она может означать лишь различия в отношении к мнению оппонентов и их аргументам. В конце концов, одно дело - это точно проверенные факты и реальные действия определенных исторических личностей, а совсем другое - предположения о намерениях, домыслах и произвольных реконструкциях, вроде утверждений о том, что летом 1941 года Красная Армия потерпела поражения из-за того, что Сталин потерпел поражение. планировал нападение на Германию и готовился к наступательным действиям, а потому не готовил войска к обороне.

В этой связи, конечно же, сразу возникает вопрос об интеллектуальной ответственности. Защищаем ли мы версию истории, принятую в России, просто потому, что она «наша», удовлетворяет нашу гордость и узаконивает политический курс российского государства? Или здесь важнее, чтобы это соответствовало реальной ситуации?

В ходе нашего исследования была предпринята попытка получить ответ на эти вопросы. Респондентам был предложен выбор между двумя вариантами: «дать полную и правдивую картину истории, упомянув не только яркие и героические моменты, но и ее темную, неприглядную сторону» или «не вскрывать трагические страницы истории, поскольку она раскалывается. общества и препятствует его консолидации.Другими словами, нужна ли нам сложная и многогранная историческая правда или только героические мифы? Откровенно говоря, сторонников второго варианта в российском обществе немало, чуть менее 30%. И все же доля сторонников исторической правды, какой бы горькой она ни была, оказалась примерно в два раза выше. Отметим, что картина по всем основным социально-демографическим группам (по возрасту, образованию, социальному статусу) оказывается достаточно ровной: значения соответствующих показателей отклоняются от среднего по выборке не более чем на 5%.Следовательно, нет оснований говорить, что российское общество склонно к самоослеплению и нарциссизму; в то же время, однако, предпочитает воздерживаться от самобичевания.

В значительной степени россияне понимают, что историческое знание имеет определенную специфику и не может дать нам вечных истин. Около 39% наших респондентов согласились с тем, что оценки исторических личностей и событий могут со временем меняться. Однако более 48% подчеркнули и другое - необходимость выработки единого взгляда хотя бы на основные исторические события.Таким образом, в российском обществе очень остро ощущается потребность в устойчивых ориентирах, в общепринятой картине мира и масштабном историческом повествовании, вписанном в эту картину.

ФИНАНСИРОВАНИЕ

Статья поддержана Российским научным фондом, грант No. 20-18-00505.

Примечания

1 Опрос проводился в сентябре 2020 года во всех территориальных и экономических регионах Российской Федерации (по зонированию Росстата).Выборка репрезентативная, размер выборки - 2000 человек. Ниже результаты этого опроса приведены без ссылки, указаны только результаты других опросов.

Андрей Леонидович Андреев, д-р техн. Кандидат философских наук, главный научный сотрудник Федерального исследовательского социологического центра РАН, профессор Национального исследовательского университета «Московский энергетический институт».

Перевод Б. Алексеева

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Фонд национальных стипендий Вудро Вильсона.https://woodrow.org/americanhistory/. Цитировано 2 октября 2020 г.

2. Утрата памяти Америки. Американский совет попечителей и выпускников, 2000 г. https://www.goacta.org/news-item/losing_americas_memory/. Цитировано 4 октября 2020 г.

3. Инициатива американской истории Фонда Вудро Вильсона. Данные опроса по 50 штатам (2019 г.). https://woodrow.org/wp-content/uploads/2019/04/WW-AHI-50-State-Data-Pamphlet-3-20-19.pdf. Цитировано 4 октября 2020 г.

4. https://wciom.ru/index.php?id=23&page=4.Цитировано 22 октября 2020 г.

5. Савельева И. М., Полетаев А. В. Социальные убеждения о прошлом, или знают ли американцы историю . Москва: Ноябрь, лит. Обозр; 2008. [Google Scholar]

6. Андреев А. Л. Студент и история, Высш. Обр. Росс., 2016, № 7. С. 38–44.

7. Федотова В.Г. Доброе общество . Москва: Прогресс-Традиция; 2005. [Google Scholar]

EconPapers: Europe-Asia Studies

1949–2021 гг.

Текущий редактор (и): Терри Кокс

Из Taylor & Francis Journals
Библиографические данные для серий, поддерживаемых Крисом Лонгхерстом ().

Статистика доступа к этому журналу.
Отслеживайте цитирование всех элементов по RSS-каналу
Чего-то не хватает в серии или нет? Смотрите проверку данных RePEc для архива и серии.


Том 38, выпуск 4, 1986

Совокупные изменения розничных цен в социалистических странах; идентификация, теория и доказательства для Китая и Советского Союза стр. 477-507
Гэвин Пиблз
Дело «Красный мелиоратор» или «Как кулак перерастает в социализм» с.508-529
Линн Виола
Макроэкономическая ситуация в СССР-ретроспектива и перспектива стр. 530-542
Майкл Эллман
Экономика советского типа: соображения на будущее стр. 543-561
Ян Винецки
Ценовая политика в сельском хозяйстве и крестьянское хозяйство в Польше стр. 562-585
Вольфганг Квайссер
Записка о приросте внешней торговли СССР стр.586-589
Игорь Бирман
Обзоры стр. 590-625
Дж. Ченнон , Марк Харрисон , Майкл Эллман , Роджер Канет , Марк Крамер , Марго Лайт , Джири Хохман , Раймонд Гартофф 64, Майкл Джонс Кристофер , , Эми Найт , Владимир Андрле , Майкл Уоллер , Сильвия Вудби , Р.Б. Пинсент , Ирвин Сандерс , Эндрю Долан , Томас Твисс , Рене Бирманн , FT Zsuppan , MK Dziewanowski , André Gerrits , French

64 Antony , RJ Crampton , F. Singleton , Martin McCauley и Robert Slusser
Уведомления о книгах стр. 626-628
Редакторы
Двадцать восьмой список сборников советской статистики Стр.629-631
Б.С. Х. Рис
Исправление, стр. 631-631
Редакторы
Полученные книги стр. 632-633
Редакторы
Переписка стр. 634-634
Алек Нове
Список авторов стр. 634-634
Редакторы
Редакционная коллегия с. Ebi-ebi
Редакторы

Том 38, выпуск 3, 1986

Был ли Сталин нелояльным покровителем? стр.311-324
Т. Х. Ригби
Страны с экономикой советского типа вступают в эпоху долгосрочного упадка? стр. 325-348
Ян Винецки
Запрет и контроль над алкоголем в СССР: кампания против нелегальных спиртных напитков 1920-х гг. Стр. 349-368
Нил Вайсман
Польский партийный аппарат: Смена первых секретарей провинций, 1975–1984 стр. 369–386
Пол Льюис
Советские депортированные национальности: сводка и обновленная информация с.387-405
Изабель Крейндлер
Политика СССР в области высшего образования во время Второй мировой войны с. 406-415
Уильям Москофф
Примечание о замене советских основных фондов в 1970-е и 1980-е гг. Стр. 416-429
Ричард Хармстон

Том 38, выпуск 2, 1986

Щекино: Другой взгляд с. 141-169
Генри Норр
Конфликт элит в Югославии после Тито с.170-193
Стивен Бург
Железные дороги и пресса в Советской России в период начала нэпа с. 194-206
Р. У. Петибридж
Советское решение о войне против Финляндии, 30 ноября 1939 г. стр. 207-226
D. W. Spring
Неуверенные союзники? Восточноевропейские силы в Варшавском договоре с. 227-247
Дуглас МакГрегор
Советская фантастика и ядерные дебаты с.248-270
Розалинд Марш

Том 38, выпуск 1, 1986

Закат развитого социализма? Некоторые тенденции в новейшей советской идеологии стр. 1-23
Альфред Эванс
Троцкий в изгнании: Основание четвертого Интернационала с. 24-35
Дж. Арч Гетти
Циклические колебания в странах с централизованно планируемой экономикой: критика литературы с.36-52
Барри Икес
Официальные этиологии польских кризисов: изменение историографии и фракционная борьба стр. 53-68
Рэй Тарас
Некоторые причины роста внешнего долга Югославии стр. 69-88
Мате Бабич и Эмиль Приморак
Коллективное хозяйство и русская земельная коммуна XIX века: научная записка с. 89-97
Орландо Фигес
Рассмотрены некоторые статистические головоломки Стр.98-102
Алек Нове

Том 37, выпуск 4, 1985 г.

Система Интерспутник и советское телевидение стр. 465-483
Джон Даунинг
Заключительный этап ликвидации антисоветского сопротивления в Таджикистане: Ибрагим Бек и др., 1924–31 с. 484-493
Уильям Риттер
Инфляция и денежная масса в советской экономике стр.494-504
Игорь Бирман и Роджер Кларк
Методологические аспекты построения индексов советских цен 505-519 стр.
Федор Кушнирский
Параметрические методы стр. 520-524
Пол Голдберг
Секретные учреждения в российском правительстве: записка на стр. 525-534 Розенфельдта
Даниэль Таршис

Том 37, выпуск 3, 1985 г.

Местная политическая власть и советское уголовное правосудие, 1922–41 с.305-329
Питер Соломон
Раннесоветские исторические интерпретации русской революции 1918–24 с. 330-352
Джеймс Уайт
Мощь советских промышленных министерств в 1980-е стр. 353-370
Алиса Горлин
Второе дыхание НЭПа: «новая торговая практика» стр. 371-385
Алан Болл
«Постоянное» и «настоящее» население в советской статистике стр.386-402
Барбара Андерсон и Брайан Сильвер
Инфляция на рынке потребительских товаров в Польше, 1971–82 стр. 403-416
П. Т. Ванлесс
Фактор времени и советская методология инвестирования стр. 417-427
Алан Абушар
Польская экономика в условиях военного положения - особое мнение стр. 428-436
Джордж Блазыка

Том 37, выпуск 2, 1985 г.

Захват Весенхи Орджоникидзе: пример советской бюрократической политики Стр.153-172
Шейла Фицпатрик
Реформирование рабочего места: Закон СССР о трудовых коллективах 1983 г. Стр. 173-183
Слайдер Darrell
Регионализм в советской политике: преемственность как источник перемен, 1953–1982 с. 184-211
Иоиль Моисей
Институционализация и революция: правила и советская политическая система с. 212-226
Грэм Джилл
Совместные инвестиции и взаимные преимущества в СЭВ - ретроспектива и прогноз Стр.227-247
Ласлос Чаба
Режим и рабочий класс в Чехословакии 1948–1968 стр. 248-268
Роберт Эвансон
Примечание об ошибках и их причинах стр. 276-280
Алек Нове

Том 37, выпуск 1, 1985 г.

Совершенствование советского хозяйственного механизма стр. 1-30
Моррис Борнштейн
Роль коммунистической партии в советских исследованиях и разработках с.31-59
Роберт Миллер
Внутреннее и внешнее влияние на формирование политики стр. 60-89
Роберт Катлер
Другой взгляд на подделки Сиссона и их предысторию стр. 90-102
Хелена Стоун
Юрий Андропов и «национальный вопрос» стр. 103-117
Марта Олкотт
В Советском Союзе не плановая, а управляемая экономика стр.118-130
Джон Вильгельм
Анализ предвзятости в источниках: пример из Литвы, стр. 131-137
Томас Олещук
Обзоры стр. 138-150
Терри Кокс , Алек Нове , Ольга Наркевич , Малкольм Хилл , Роберт Миллер , Джон Данлоп , Джулиан Берч и Рубен Берриос
Список участников Стр.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *