Производители водорода: «Газпром» и «Росатом» начнут производить «чистый» водород в 2024 году :: Бизнес :: РБК

Содержание

Производство водорода на предприятии

Проверенная технология производства водорода

Являясь мировым лидером по производству и поставкам водорода, компания Air Products предлагает водородные газовые генераторы PRISM и крупномасштабные станции (совместное производство с компаний Technip), устанавливаемые непосредственно на объекте и предназначенные для надежного и экономичного производства водорода на предприятии.

Название продуктаОписание/ПреимуществаЗагрузки

Водородные газовые
генераторы PRISM

Водородные генераторы PRISM от компании Air Products предлагают экономичный и надежный метод производства водорода на вашем предприятии. В основу наших запатентованных технологий положен устойчивый процесс, чтобы вы регулярно могли получать водород нужной вам чистоты.

Производительность: Модульные системы водородных генераторов способны вырабатывать до 1000 м3/час. У нас имеются различные варианты снабжения вашего предприятия, если вам требуются еще большие объемы водорода.

Чистота: Свыше 99,999%

Спецификация

Крупномасштабные водородные
станции

Если вам нужен водород в больших объемах, то покупка газа у компании Air Products позволит значительно снизить его удельную стоимость по сравнению с водородом, который производится на вашей собственной станции. С 1992 года мы поддерживаем международное сотрудничество в области производства водорода с компанией Technip, которая построила свыше 30 водородных заводов и обеспечивает мировую нефтеперабатывающую промышленность конкуретноспособными технологиями и высочайшим уровнем безопасности. Компания Technip занимается проектированием и изготовлением паровых реформеров, а компания Air Products предоставляет технологию разделения газа. Кроме того, компания Air Products со своей масштабной сетью поставок и компания Technip со своим послужным списком также используют полезные производственные и технические знания, «проектируя» высокую надежность и эффективность. Станции управляются и обслуживаются компанией Air Products на основании долгосрочных соглашений с клиентами.

Международное сотрудничество

Эксперты обсуждают перспективы и риски развития производства водорода в России

Водородная энергетика является одним из перспективных направлений формирования новой мировой энергетики. В каком состоянии находится производство водорода в России, какие перспективы и барьеры существуют у этого рынка? Об этом говорили эксперты на круглом столе, организованном Аналитическим центром.

Эксперт АЦ Александр Курдин напомнил, что мы живем в период энергетического перехода, и водородная энергетика открывает широкие возможности для развития отечественного ТЭК. «Водород обладает характеристиками низкоуглеродного топлива и может удовлетворять требованиям стран, активно придерживающихся политики декарбонизации экономики. Имеется большой потенциал использования отечественных энергоресурсов, в первую очередь, природного газа, для производства водорода в России и поставок его на экспорт. Естественно, это вызывает большой интерес у правительства», — отметил Курдин.

Директор Инженерной школы природных ресурсов ТПУ Артем Боев согласился, что в процессе энергетического перехода будут происходить изменения энергетического баланса, и традиционные источники энергии со временем будут утрачивать свою актуальность. В развитии рынка водородной энергетики сейчас существует ряд барьеров. «Водородная энергетика не будет экономически оправдана, если в нашей стране не будет климатической повестки и карбонового налога. Это тот драйвер, который будет толкать водородную энергетику вперед», — рассказал Боев.

Он добавил, что сегодня существует и большая технологическая неопределенность, которая связана с тем, что страны по-разному идентифицируют водородную энергетику: кто-то причисляет ее к зеленой энергетике, кто-то выделяет в отдельный вид энергии. По словам эксперта, в мире не существует ни одного института, который может полностью взять на себя вопросы развития отрасли водородной энергетики. Поэтому в прошлом году в России было принято решение создать консорциум.  В него вошли научные центры, руководители регионов и профильных министерств, а также участники индустрии. Одна из задач консорциума – соединить существующие технологии с потребностями рынка. «Сегодня часть технологий существует, но рынок не готов их принять, — пояснил Боев. — Например, топливные элементы есть, но рынок для них не сформирован и использовать их экономически нецелесообразно. Водород покупать готовы, но крупномасштабных технологий для него нет».

Главный конструктор ФГУП «Крыловский государственный научный центр» Игорь Ландграф представил участникам круглого стола техническое решение, которое может решить задачу производства особо чистого водорода в России. «Мы уже научились делать «грязный» водород. Наш водород чистотой 99%. Он нужен для реализации технологии использования водорода как источника получения электроэнергии в топливных элементах», — пояснил эксперт. По его мнению, технологии использования водорода должны развиваться в России опережающими темпами. «В первую очередь надо формировать рынок потребления, а за ним должен развиваться и рынок производства. Иначе будет кризис перепроизводства», — добавил Ландграф.

Участники круглого стола отметили, что, согласно прогнозу МЭА, к 2070 году мировой спрос на водород вырастет до более чем 500 млн тонн в год. Поскольку правительства и автопроизводители отказываются от традиционных двигателей внутреннего сгорания и, следовательно, от использования моторного топлива на основе нефти, транспортный сектор, как ожидается, станет крупнейшим потребителем водорода. К 2070 году этот сектор будет потреблять 158,2 млн тонн водорода.

При этом эксперты добавили, что у России есть специфические барьеры, тормозящие развитие водорода. В частности, это сохранение крупных инвестиций в нефтегазовую отрасль, высокоуглеродная структура российской экономики при несформированности мирового рынка водорода, высокая себестоимость водорода для конечного потребителя с учетом транспортных издержек и недостаточно эффективных технологий, а также отсутствие нормативно-технического регулирования водородной отрасли и климатической политики. 

Решением этих проблем необходимо заниматься уже сейчас, отметил член-корреспондент РАН Андрей Ярославцев. «В будущем нас ждут серьезные санкции за выбросы углекислого газа в атмосферу, и это приведет к большим проблемам с другими, основными для нашей экономики, отраслями, — пояснил Ярославцев. — Мир ставит своей целью развитие альтернативной энергетики. Такой как солнечные батареи и ветрогенераторы. Планируется, что именно из них будет вырабатываться основное количество водорода в те часы, когда производство водорода будет превышать спрос на него. Все остальные способы производства будут очень жестко регламентироваться».

Рост акций компаний, производящих водородные топливные элементы, в США назвали пузырём

Рыночная капитализация большинства фирм, в той или иной форме занимающихся водородом, за последний год резко возросла. Однако, по мнению экспертов, этот тренд носит искусственный характер, поскольку, как минимум, в ближайшее десятилетие первый элемент Таблицы Менделеева не сможет составить сколь-нибудь серьёзную конкуренцию природному газу.

Водородная стратегия ЕС и США

В июле Европейский Союз разработал всеобъемлющую водородную стратегию, реализация которой, как считают в Брюсселе, должна внести серьёзный вклад в снижение эмиссии СО2 и остановить процесс изменения климата на планете. Согласно заявленным планам, установленная генерирующая мощность электролизеров, построенных в границах ЕС к 2030 году, составит не менее 40 гигаватт.

В Соединённых Штатах тоже решили сделать ставку на h3, и выделить профильным компаниям 64 миллиона долларов на интенсификацию научных исследований. В числе бенефициаров оказались Plug Power и Ballard PowerSystems, занимающиеся проектированием и производством водородных топливных элементов, Nikola Corporation, выпускающая грузовики с силовыми установками, которые работают на этом ресурсе, и ряд других.

© nikolamotor.com

Щедрые финансовые вливания со стороны Министерства энергетики США, естественно, привели к росту их акций. Так, капитализация PLUG в годовом исчислении увеличилась в 4 раза, Ballard Power – на 238%, Nikola – на 280%. А американский гигант NextEra Energy на волне общего оптимизма даже сообщил о планах перевести на водород одну из своих ТЭС, которая сейчас работает на природном газе.

«Мы по-прежнему уверены, что ветрогенераторы и солнечные панели достаточно конкурентоспособны для того, чтобы совершить революцию в структуре энергоснабжения нашей страны. Однако для того, чтобы интенсифицировать процесс сокращения выбросов CO2 нам потребуются и другие технологии. В этом плане потенциал водорода представляется нам огромным», — приводит портал Oilprice.com слова финансового директора NextEra Ребекки Куйавы.

Что на деле?

Общая установленная мощность объектов энергетики ЕС превышает тысячу ГВт (сказать точнее сложно, поскольку данные Евростата опаздывают на два года). Таким образом, планы по строительству электролизеров на 40 гигаватт не выглядят революционными. Особенно, если учесть, что за последние 10 лет из эксплуатации там было выведено 66 ГВт только в связи с закрытием угольных ТЭС.

© pixabay.com

В планах Брюсселя – дальнейшее сокращение их доли в общем объёме генерации. Вкупе с намерением Германии закрыть к 2022 году все свои АЭС, ещё недавно производивших около четверти всего электричества в ФРГ, это грозит Старому свету дефицитом энергоресурсов, избежать которого водород никак не поможет. Покрывать его придётся, прежде всего, за счёт роста потребления природного газа, а потому всерьёз рассуждать о том, что h3 в обозримой перспективе сможет составить ему конкуренцию весьма наивно.

В США же речь и вовсе идёт о заявлениях, за которыми не стоит ничего конкретного, кроме желания сделать пиар на зелёных технологиях. Та же NextEra, например, на самом деле собирается лишь «провести ряд экспериментов с новыми технологиями, чтобы установить их экономическую эффективность». А уже потом, в случае, если испытания пройдут успешно, принять решение о переводе ТЭС в Окичоби на водород. Произойдёт ли это в действительности, и если да, то когда именно, сказать сегодня невозможно.

Подробнее о производстве, транспортировке и перспективах использования водорода в энергетике читайте в статье «Барьеры реализации водородных инициатив в контексте устойчивого развития глобальной энергетики»

Тем более, что финансовые результаты корпорации, достигнутые по итогам второго квартала, мягко говоря, не впечатляют. Её прибыль по сравнению с аналогичным периодом 2019-го упала на 15,5%, до $4,2 млрд, что на $1,12 млрд меньше, чем прогнозировали аналитики с Уолл-Стрит. Это значит, что в ближайшее время вопросам рентабельности в NextEra будут уделять особое внимание, что никак не коррелируется с внедрением водорода. Ведь любой из методов его производства гораздо дороже, чем добыча нефти или газа.

Водородный пузырь

Билл Эптон, представляющий известный американский финансовый журнал Barrons считает, что Уолл-Стрит раздувает очередной биржевой пузырь, который грозит в один прекрасный момент лопнуть и похоронить ожидания сотен тысяч инвесторов. Он уверен, что цена акций Plug Power, Ballard Energy, Bloom Energy и ещё нескольких профильных компаний сегодня примерно в 50 раз превышает их настоящую стоимость. А огромный прирост, показанный ими в последние годы, обусловлен государственными дотациями и спекуляциями на тему водорода, но никак не реальным положением дел.

© www.tart-aria.info

По словам Эптона, конкурировать с природным газом водород сможет в лучшем случае через десятилетие или даже позже. А пока для этого нет никаких предпосылок. Он слишком дорог в производстве, требует колоссальных вложений в создание новой инфраструктуры, да и экологически чистым продуктом его также назвать довольно трудно.

В результате электрохимической реакции, которая происходит при эксплуатации h3, в окружающую среду действительно не попадает никаких парниковых газов. Однако они выделяются при его производстве из метана. А процесс электролиза требует большого объёма электричества, далеко не всегда полученного экологически чистым способом.

Как считает г-н Эптон, акции водородных компаний — это, скорее, долгосрочное вложение. Надеяться на то, что в ближайшем будущем они продолжат ралли и будут дорожать такими же темпами, как в последнее время, было бы чересчур самонадеянно.

Россия захотела стать водородным лидером | Россия и россияне: взгляд из Европы | DW

Вхождение России «в число мировых лидеров по производству и экспорту» водорода определено в качество цели принятой 26 октября»дорожной карты» по развитию водородной энергетики в РФ до 2024 года. Об этом говорится в распоряжении (№ 2634-р) российского правительства. Таким образом, власти признали мировой тренд на развитие этого вида топлива и признали необходимость подключиться к водородной «гонке».

Ответ на «Зеленый пакт для Европы»

При этом в более ранней финальной версии Энергостратегии России до 2035 года водородной энергетике было уделено менее одной страницы. В стратегии лишь определены ключевые индикаторы: до 2024 года РФ должна экспортировать 0,2 млн тонн водорода, к 2035 году — 2 млн тонн (мировое производство h3 сегодня превышает 85 млн тонн). О конкретных шагах, которые необходимо сделать для реализации этого, стратегия умалчивает. Впервые речь о них зашла именно в плане мероприятий по развитию водородной энергетики в РФ до 2024 года, принятом в этом месяце.

Эксперты связывают внимание властей к водородной тематике с тем, что основные страны-контрагенты России в последнее время стали активно развивать это направление и пересматривают будущую структуру своего энергобаланса в пользу альтернативных источников энергии и водорода. Соответствующим образом изменится и импорт энергоносителей, и их транспортировка. В частности, «Национальная водородная стратегия» Германии предполагает, что к 2030 году часть германской газопроводной системы будет переведена на транспортировку h3.

Министр образования и научных исследований ФРГ Анья Карличек во время презентации «Национальной водородной стратегии», 10 июня 2020 года

Директор российского Центра экономики окружающей среды и природных ресурсов ВШЭ Георгий Сафонов предполагает, что принятый правительством РФ план носит «декларативный характер» — дабы показать миру, что Россия «в тренде». Это стало особенно актуально после того, как ЕС провозгласил в конце 2019 года программу Green Deal («Зеленый пакт для Европы»), предполагающую превращение Европы к 2050 году в первый климатически нейтральный континент планеты, что, по словам авторов концепции, может привести «к сокращению доходов России».

Какой водород сможет предложить Россия

Сами европейцы не ставят в качестве первоочередной задачи сведение «на нет» энергосотрудничества с Россией, напротив, говорят о том, что оно необходимо, однако с очевидным смещением в сторону возобновляемой энергетики и водорода. Утвержденный в РФ план является своего рода положительным ответом на этот вызов. Однако с рядом оговорок. Главная из них — какой водород будет готова предложить Россия.

Прямого ответа на этот вопрос принятый в России документ не содержит. В нем говорится о том, что «Россия обладает серьезным потенциалом в области водородной энергетики», в частности, «ресурсной базой», в качестве которой указаны «запасы природного газа, нефти, угля, незагруженные мощности по производству электроэнергии». Таким образом, в качестве источника для производства h3 Россия снова планирует использовать углеводороды.

«Для России это самый легкий путь, но он не годится. Водород, произведенный из газа, ни в коем случае нельзя назвать «зеленым», а именно такой в первую очередь требуется иностранным партнерам», — говорит Сафонов. Самым экологичным способом производства водорода является электролиз, требующий электроэнергии. Если использовать электроэнергию, произведенную на том же газу, водород снова оказывается не «зеленым».

Можно предположить, что под «незагруженными мощностями по производству электроэнергии» авторы российского плана подразумевают экологичную гидрогенерацию, однако, как отмечает эксперт, избытка гидромощностей в России нет: «гидроэнергия используется, в частности, для производства алюминия, поскольку для него нужно суперстабильное напряжение, которое может предложить именно ГЭС, поэтому большого количества остатков здесь быть не может».

Как показывает мировой опыт, в частности, европейская технология Power to Gas (P2G), одним из главных источников электроэнергии для электролиза могла бы стать «зеленая» энергия (солнца, ветра и приливов), но в России ее доля ничтожна. «Масштабные планы по ее развитию отсутствуют. Таким образом, на ближайшие 10-15 лет у России отсутствует самый главный компонент «зеленого» водорода — «зеленый» источник энергии для электролиза», — уверен Сафонов.

Немецкий концерн E.on дал старт пилотному проекту Power to Gas еще в 2013 году

Риски сбыта h3 и дороговизна технологий

Здесь, по словам эксперта, возникает один из главных рисков: «Можно вложиться в создание технологий и инфраструктуры по производству h3, но он не найдет адекватных рынков сбыта. Водород без приставки «зеленый» будут покупать непродолжительное время». Действительно, пока импортировать так называемый «голубой» и «бирюзовый» водород (произведенный методом парового риформинга из метана при последующем улавливании и хранении СО2), в Европе готовы. В частности, такую идею летом высказывали эксперты берлинского Фонда науки и политики (SWP).

«В России есть технологии и научные разработки в сфере производства водорода, но достичь цели по экспорту 2 млн тонн водорода к 2035 года без создания международных технологических партнерств невозможно. Только ЕС, США, Япония и Китай вместе тратили на НИОКР в области водородных технологий минимум 600 млн долларов ежегодно за последние 15 лет — причем речь только о тратах из бюджетов», — заявил DW старший аналитик по электроэнергетике Центра энергетики бизнес-школы «Сколково» Юрий Мельников.

Транспортировка водорода или «стресс-коррозия»

Отдельный вопрос связан с перспективами транспортировки водорода. Что касается восточного направления, то «экспорт водорода на азиатские рынки может быть связан с развитием морского, железнодорожного и трубопроводного транспорта», — считает Юрий Мельников. На западном направлении рассматривалась возможность использования инфраструктуры «Газпрома».

«Техническая возможность добавления водорода в газораспределительную систему есть — это доказывают пилотные проекты, реализуемые в Европе», — говорит эксперт. В то же время он добавляет, что вопрос требует дополнительного изучения применительно к межгосударственным газотранспортным коридорам из России в ЕС, поскольку «технологически эта система отличается от европейских сетей и, кроме того, «Газпром» не является ее монопольным владельцем и оператором».

Одной из ответственных структур по выполнению плана мероприятий значится Санкт-Петербургский горный университет, ректор которого Владимир Литвиненко неоднократно критически высказывался о перспективах транспортировки водорода по трубам «Газпрома».

«Исследования в области влияния водорода на металлы проводятся уже не одно десятилетие, — пишет он в одной из своих статей. — Реакционная способность водорода до сих пор недостаточно изучена, хотя ее негативные проявления уже являются большой технической проблемой (стресс-коррозия)». Литвиненко обращает внимание на то, что «из-за стресс-коррозии «Газпром» уже заменил более 5 тысяч километров трубопроводов большого диаметра».

Драйвера для разворота РФ к водороду пока нет

В целом, позиция Санкт-Петербургского университета относительно перспектив водородной энергетики заключается в том, что «водород крайне интересен с научной точки зрения и может применяться в локальной энергетике, но, с точки зрения глобальной энергетики, на сегодня это — фантастика. Здесь больше политики, чем экономики», — заявил DW пресс-секретарь вуза Сергей Чернядьев.

По словам Георгия Сафонова, пока реальным драйвером для разворота России в сторону водорода может стать исключительно внешний фактор — в частности, высокие ставки углеродного налога на импортируемые из России нефть, газ, уголь и металлы. Юрий Мельников полагает, что на уровне российской энергополитики пока в принципе нет четкого ответа на вопрос, зачем России водород.

«Это связано с тем, что у России пока нет планов по сокращению выбросов парниковых газов до 2050 года меньше нынешнего уровня. И, соответственно, нет стимулов направлять в этот сектор масштабную господдержку. На уровне же бизнеса нет представления о том, как структурировать такие проекты в условиях нулевого спроса на «низкоуглеродный» водород внутри страны и отсутствия мер поддержки», — заключает эксперт.

Смотрите также:

  • Технологии хранения энергии из возобновляемых источников

    Электростанция из аккумуляторов

    Как хранить в промышленных масштабах излишки электроэнергии, выработанной ветрогенераторами и солнечными панелями? Соединить как можно больше аккумуляторов! В Германии эту технологию с 2014 года отрабатывают в институте общества Фраунгофера в Магдебурге (фото). По соседству, в Шверине, тогда же заработала крупнейшая в Европе коммерческая аккумуляторная электростанция фирмы WEMAG мощностью 10 МВт.

  • Технологии хранения энергии из возобновляемых источников

    Большие батареи на маленьком острове

    Крупнейшие аккумуляторные электростанции действуют в США и странах Азии. А на карибском острове Синт-Эстатиус (Нидерландские Антилы) с помощью этой технологии резко снизили завоз топлива для дизельных электрогенераторов. Днем местных жителей, их около 4 тысяч, электричеством с 2016 года снабжает солнечная электростанция, а вечером и ночью — ее аккумуляторы, установленные фирмой из ФРГ.

  • Технологии хранения энергии из возобновляемых источников

    Главное — хорошие насосы

    Гидроаккумулирующие электростанции (ГАЭС) — старейшая и хорошо отработанная технология хранения электроэнергии. Когда она в избытке, электронасосы перекачивают воду из нижнего водоема в верхний. Когда она нужна, вода сбрасывается вниз и приводит в действие гидрогенератор. Однако далеко не везде можно найти подходящий водоем и нужный перепад высот. В Хердеке в Рурской области условия подходящие.

  • Технологии хранения энергии из возобновляемых источников

    Место хранения — норвежские фьорды

    Оптимальные природные условия для ГАЭС — в норвежских фьордах. Поэтому по такому кабелю с 2020 года подводная высоковольтная линия электропередачи NordLink длиной в 623 километра и мощностью в 1400 МВт будет перебрасывать излишки электроэнергии из ветропарков Северной Германии, где совершенно плоский рельеф, на скалистое побережье Норвегии. И там они будут храниться до востребования.

  • Технологии хранения энергии из возобновляемых источников

    Электроэнергия превращается в газ

    Избытки электроэнергии можно хранить в виде газа. Методом электролиза из обычной воды выделяется водород, который с помощью СО2 превращается в метан. Его закачивают в газохранилища или на месте используют для заправки автомобилей. Идея технологии Power-to-Gas родилась в 2008 году в ФРГ, сейчас здесь около 30 опытно-промышленных установок. На снимке — пилотный проект в Рапперсвиле (Швейцария).

  • Технологии хранения энергии из возобновляемых источников

    Водород в сжиженном виде

    Идея Power-to-Gas дала толчок разработкам в разных направлениях. Зачем, к примеру, превращать в метан полученный благодаря электролизу водород? Он и сам по себе отличное топливо! Но как транспортировать этот быстро воспламеняющийся газ? Ученые университета Эрлангена-Нюрнберга и фирма Hydrogenious Technologies разработали технологию его безопасной перевозки в цистернах с органической жидкостью.

  • Технологии хранения энергии из возобновляемых источников

    В чем тут соль?

    Соль тут в тех круглых резервуарах, которые установлены посреди солнечной электростанции на краю Сахары близ города Уарзазат в Марокко. Хранящаяся в них расплавленная соль выступает в роли аккумуляторной системы. Днем ее нагревают, а ночью используют накопленное тепло для производства водяного пара, подаваемого в турбину для производства электричества.

  • Технологии хранения энергии из возобновляемых источников

    Каверна в роли подземной батарейки

    На северо-западе Германии много каверн — пещер в соляных пластах. Одну из них энергетическая компания EWE и ученые университета Йены превратили в полигон для испытания технологии хранения электроэнергии в соляном растворе, обогащенном особыми полимерами, которые значительно повышают эффективность химических процессов. По сути дела, речь идет о попытке создать гигантскую подземную батарейку.

  • Технологии хранения энергии из возобновляемых источников

    Крупнейший «кипятильник» Европы

    Человечество давно уже использует тепло для производства электроэнергии. Возобновляемая энергетика поставила задачу, наоборот, превращать электричество, в том числе и избыточное, в тепло (Power-to-Heat). Строительство в Берлине крупнейшего «кипятильника» Европы мощностью 120 МВт для отопления 30 тысяч домашних хозяйств компания Vattenfall намерена завершить к концу 2019 года.

  • Технологии хранения энергии из возобновляемых источников

    Накопители энергии на четырех колесах

    Когда по дорогам мира будут бегать миллионы электромобилей с мощными аккумуляторными батареями, они превратятся в еще один крупный накопитель энергии из возобновляемых источников. Этому поспособствуют умные сети энергоснабжения (Smart grid): они будут стимулировать подзарядку по низким ценам в моменты избытка электричества. (На фото — заправка для электромобилей в Китае).

    Автор: Андрей Гурков


Эксперты рассказали о перспективах водородной энергетики в России

Россия может стать лидером по производству «зеленого» водорода, считает генеральный директор Международного солнечного альянса Аджай Матур. В южных регионах страны есть большой ресурсный потенциал для этого, считает эксперт. «Газета.Ru» разбиралась, сможет ли Россия занять место в новой энергетической нише.

Южная часть России имеет огромный потенциал для производства солнечной энергии и «зеленого» водорода, который образуется путем электролиза воды, заявил «РИА Новости» генеральный директор Международного солнечного альянса (ISA) Аджай Матур.

«Эта та сфера, где Россия может стать лидером. Ваши гидроэлектростанции играют центральную роль в мировых достижениях по электролизу воды. Мы хотели бы также перенять этот опыт»,

— сказал Матур.

В России осенью была принята «дорожная карта» по развитию водородной энергетики до 2024 года — первый серьезный документ, поставивший цели развития в этой нише. Сейчас готовится проект Концепции развития водородной энергетики, и согласно ему одно из основных направлений — создание научно-технологической инфраструктуры, на базе которой будет организована разработка отечественных технологий водородной энергетики, в том числе технологий производства, транспортировки и применения водорода, пояснили «Газете.Ru» в пресс-службе Минэнерго.

«В перспективе, ресурсной базой станет как производство водорода из ископаемых видов топлива как наиболее эффективный с экономической точки зрения вариант, так и производство электролизом на базе низкоуглеродной генерации (АЭС, ГЭС, ВИЭ) при подтверждении экономической эффективности. При реализации потенциала Россия имеет возможность занять до 20–25% мирового рынка водорода к 2035 году»,

— считают в ведомстве. Ранее в апреле на заседании итоговой комиссии в Минэнерго замминистра Павел Сорокин озвучивал менее амбициозные планы — занять в 20% от мирового рынка торговли водородом, в пессимистичном сценарии к 2030 году — от 1 до 2 млн тонн, и до 7 млн тонн — в оптимистичном.

Как рассказали в Greenpeace со ссылкой на оценку Международного агентства по возобновляемой энергетике, самый оптимистичный сценарий развития отрасли — рост мирового рынка водорода до 470 млн тонн в год (рынок нефтепродуктов сегодня составляет700 млн тонн в год, но водород при этом в 2-3 раза более энергоемкий). Сегодня Водородный совет (5 крупных автоконцернов) оценивает рынок водорода в 164 млн тонн в год.

Как считают эксперты, водород может стать одним из драйверов зеленой энергетики, хотя как такового мирового рынка пока нет: страны в основном производят его для нужд собственной промышленности и пока только начинают эксперименты по экспорту. Например, Япония начала ввоз «серого» водорода из Австралии и готова покупать этот энергоноситель и у России, считают они.

Также одним из крупных потенциальных импортеров водорода является Евросоюз, который поставил в планах по «Зеленой сделке» (The European Green Deal) достижение углеродной нейтральности к 2050 году, т.е. главным образом переход на возобновляемые источники энергии (ВИЭ). Для этого потребуется, в том числе, водород. Согласно целям программы, доля водородного топлива в энергобалансе ЕС вырастет с текущих менее 2 % до 13–14 % к 2050 году. Как пояснил «Газете.Ru» ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков, одна из сложностей перехода на ВИЭ — проблемы хранения энергии.

«Ночью ветряк крутится, а потребление низкое — и лишнюю энергию будут использовать для получения водорода методом электролиза, а когда нужно больше энергии (и текущей выработки не хватает), водород обратно переводят в энергию. Европейцы признают, что собственного водорода им не хватит и они будут его импортировать, но никаких параметров у этого будущего рынка пока нет», — говорит Игорь Юшков.

Пока нет каких-то ценовых параметров, «невозможно принять инвестрешение и построить завод на одних обещаниях», подчеркивает эксперт.

Тем не менее, сейчас самое время для поиска самых эффективных технологических решений по получению, транспортировке и применению водорода, считает директор по операционной работе кластера энергоэффективных технологий фонда «Сколково» Олег Перцовский. По его словам, водород может произвести революцию в зеленой энергетике.

«Эта отрасль затрагивает и транспорт, и энергетику, и металлургию, и химию, нефтехимию — не только в плане потребления водорода, но и заказа на материалы и оборудование, которые нужно будет производить. Поскольку все сейчас только присматриваются к ней, у России есть хороший шанс войти в эту новую нишу»,

— говорит Олег Перцовский.

Однако что касается экспорта, то многое будет зависеть от метода получения водорода, и для зарубежных потребителей бесцветный газ будет неизбежно окрашен в разные цвета, говорит эксперт «Сколково».

«Серый» — «ископаемый» водород, получают из метана или угля, это самый технологически «грязный» водород, при производстве которого происходят значительные выбросы парниковых газов. «Голубой» водород также получают из природного газа, но либо с технологией улавливания и последующего использования или захоронения углекислого газа, или с технологией, при которой углекислый газ не выделяется вовсе (пиролиз, пока реализовано только в лабораториях). Именно эти методы сейчас в фокусе внимания «Газпрома», который считает, что «особый интерес представляет возможность производства водорода на территории Дальнего Востока методом парового риформинга с обеспечением улавливания и захоронения диоксида углерода» с последующим экспортом Н2 в страны-­потребители (Япония, Южная Корея, Китай)».

«Если учесть, что водород будет заменять в том числе газовую индустрию, у России высвобождаются объемы газа, чтобы производить водород. Поэтому наиболее очевидный вариант для России — производить голубой и серый водород»,

— рассуждает Игорь Юшков.

Еще два цвета — желтый и оранжевый — это водород, добытый из воды при помощи электричества, взятого из общих сетей или выработанного на атомных электростанциях. Этот водород оставляет «низкий углеродный след».

«Атомная энергетика в связи с климатическими историями переживает третье-четвертое рождение, и в этой отрасли предполагается ренессанс, т.к. климатологи считают, что АЭС безуглеродные, не производят выбросов парниковых газов, а значит, их возьмут в светлое климатическое будущее. В России очень много АЭС, их тоже можно использовать, весь вопрос в параметрах рынка и расчетах, как более выгодно производить водород», — говорит Игорь Юшков.

Но в ЕС подчеркивают, что после переходного периода в 10 лет собираются покупать «зеленый» водород, добытый из воды электроэнергией, полученной от возобновляемых источников (энергия ветра, солнца, волн). На сегодня это самый дорогостоящий метод добычи водорода, говорят эксперты. Но все может измениться уже в течение ближайших 10 лет благодаря совершенствованию технологий.

«Сейчас уж очень большая разница между стоимостью получения водорода разными способами — «зеленый» дороже раза в три. Т.е. $1-3 за кг водорода — это «серый» водород, «голубой» стоит от $1,5 до $4, а «зеленый» — в 3 раза дороже, $5-9. Есть тенденция к удешевлению зеленого водорода. Потому что и ВИЭ дешевеет, за 10 лет стоимость кВт⋅ч упала в 10 раз, плюс совершенствуется оборудование для электролиза. Постепенно, к 2040-2050 гг. они станут одинаковыми по цене»,

— считает Олег Перцовский из «Сколково».

В Greenpeace заявляют, что неверно сосредотачиваться на самом выгодном на сегодня способе добычи водорода и имеет смысл развивать самые климатически нейтральные методы.

«Здесь нужно смотреть на то, что называется «кривая обучения» — learning curve — каков коэффициент снижения себестоимости при каждом удвоении производства какой-то технологией. Сегодня этот коэффициент такой, что он позволяет говорить о том, что зеленый водород выйдет в паритет с нефтепродуктами примерно через 5-10 лет», — прокомментировал «Газете.Ru» проектный директор Greenpeace в России Владимир Чупров.

Однако помимо технологических сложностей с получением водорода остро стоит вопрос его транспортировки. Это возможно в виде сжиженного газа, но сложно и дорого: водород меняет агрегатное состояние при -253° С (для сравнения СПГ: –161,5 °C). В сжатом виде возможна перевозка в баллонах, но и это невыгодно при крупных поставках. Остаются технологии обратимого связывания (водород транспортируют в различных жидких и твердых органических и неорганических соединениях) — или транспортировка метано-­водородной смеси по существующей системе газопроводов, что несет риски технического, юридического и регуляторного характера, отмечают в «Газпроме».

Как поясняет Олег Перцовский из «Сколково», водород очень летуч и есть риск утечек, кроме того, он может сильно повредить трубопровод изнутри (водородное охрупчивание стали), и если новые магистральные трубопроводы теоретически могут выдержать такое наполнение, то старые европейские подводящие пути — скорее нет. В Минэнерго отмечают, что вопрос такой транспортировки надо сначала детально изучить.

«Что касается транспортировки водорода по газопроводам, то данная возможность требует детального изучения как с технической стороны в силу ряда специфических свойств водорода, так и с учетом необходимости проработки экономической целесообразности такой транспортировки»,

— отметили в пресс-службе министерства.

Поэтому нашим поставщикам природного газа будет выгодно оказывать услуги «водородного сервиса»: транспортировать метан в Европу, на месте производить из него водород и отдавать его покупателю, поясняет Олег Перцовский. Но он же отмечает высокие стратегические риски в случае, если эта технология станет основной.

«Что касается паровой конверсии метана, то тут у меня очень серьезные сомнения, что на этой истории имеет смысл делать упор, потому что есть большая вероятность, что потребитель не захочет покупать такой водород. Например, если введут большой углеродный налог, то «грязный» водород вообще невыгодно будет производить независимо от себестоимости производства, и потому похоже, что акцент надо делать на чистый водород»,

— считает эксперт.

В Greenpeace придерживаются схожего мнения. У России есть все ресурсы для выработки «чистого» водорода с помощью ГЭС, АЭС и возобновляемой энергетики, и именно эти технологии ведут в климатически нейтральное будущее.

«Вот у нас есть газ и АЭС, вот пусть водород будет на них и будет только серый/голубой/желтый — это архи-неправильный подход, это нестратегический подход. Сегодня власти исторически не хотят реализовывать зеленый водород на электролизерах. Это стратегическая ошибка. Ружья кирпичами скоро чистить не будут», — заключает Владимир Чупров из Greenpeace.

Зеленый водород. Инвестиции в промышленные газы

Молодые компании, связанные с возобновляемыми источниками энергии и водородом, выросли на сотни процентов в прошлом году. За счет усиления мировой государственной поддержки и интереса потребителей к чистой энергии создается привлекательная инвестиционная среда.

Принцип производства водорода

Водород производят из природного газа и используют как сырье в химических и промышленных процессах:

— в производстве метанола и аммиака;
— в нефтепереработке для удаления примесей из сырой нефти;
— в производстве стали.

В 2019 г. более 95% производства водорода приходилось на так называемый серый, при выработке которого выделяются парниковые газы.

С целью повышения экологичности компании стремятся заменить «серый» водород на «зеленый», то есть более чистый. Современные технологии паровой переработки природного газа позволяют улавливать 80–90% производимого CO2, который затем можно использовать в других промышленных процессах.

«Зеленый» водород нельзя отнести к категории топлива, как нефть или уголь. Он служит способом хранения энергии, наподобие батареи.

Как это работает?

Изначально электричество вырабатывается из возобновляемых источников энергии, таких как энергия ветра, солнца или воды. Затем оно преобразуется в водород с помощью электролизера. Чтобы использовать водород в качестве топлива, он снова преобразуется в электричество с помощью топливного элемента.

Потенциал роста индустрии зеленого водорода

Согласно исследованиям IEA, только 0,1% производства водорода приходится на электролиз. Это создает потенциал для увеличения производства.

• Издержки на производство «зеленого» водорода с каждым годом снижаются и постепенно стоимость его производства приблизится к уровню «серого». Например, в 2015 г. серверы на топливных элементах компании Bloom Energy стоили $5886 за киловатт, а в III квартале 2020 г. затраты снизились до $2420 за киловатт. По оценкам руководства Bloom Energy, затраты на киловатт-час были ниже 12 центов или около средней стоимости электроэнергии в жилых домах. Стоимость серверов в дальнейшем может снижаться на 10–15% в год.

• В 2010 г. солнечная энергия стоила $0,2 за киловатт, что в среднем в 10 раз дороже, чем расценки, которые предлагают новые проекты солнечной электроэнергетики. Отрасль топливных элементов для экологически чистого водорода развивается по схожей модели, и потенциал рынка сбыта оценивается в $2 трлн в год.

• Электродвигатели на водородной основе подходят грузовикам, поездам и кораблям для перевозки тяжелых грузов. Водородные топливные элементы могут стать альтернативой дизельному топливу. Заправка водородом проходит быстрее, что сокращает общее время в пути.

• Водородные топливные элементы могут использоваться в качестве электростанций, то есть решить часть задач, для которых батареи не предназначены. Аккумуляторы с емкостью на час работы отлично подходят для дома. Однако, если компания ищет долговременное хранилище энергии на недели или месяцы, то удобнее использовать водород: благодаря современной трубопроводной инфраструктуре и резервуарам его можно хранить и транспортировать в больших объемах, использовать в качестве основного или резервного источника энергии.

Компании, которые получают выгоду от роста рынка зеленого водорода, можно условно разделить на 2 категории:

1. Компании малой и средней капитализации, производящие топливные элементы из индустрии Electrical Equipment & Parts.
2. Крупные компании из отрасли промышленной химии.


Производители топливных элементов

Plug Power (PLUG) производит системы водородных топливных элементов для электромобилей (заменяют обычные батареи в авто) и стационарной энергетики в Северной Америке и Европе. Компания реализует продукцию компаниям розничной торговли, производственным предприятиям, дилерским сетям. 12 января Renault подписал меморандум с Plug Power по разработке, производству и продаже легковых автомобилей с электрическими топливными элементами. Основана в 1997 г.

Bloom Energy (BE) разрабатывает промышленный электролизер, он превращает электричество и воду в водород. Продукция начнет поступать на рынок в 2021 г., топливные элементы уже доступы для покупки. Компания разворачивает электросеть на 100% водородной основе в Южной Корее в рамках партнерства с SK E&C, уже продано 120 мегаватт топливных элементов на $1 млрд.

FuelCell Energy (FCEL) — разработчик электростанций на топливных элементах. Станция SureSource генерирует поток водорода, подходящий для промышленного и транспортного оборудования. Компания выбрана Министерством энергетики США для получения гранта в размере $8 млн на поддержание разработки и производства платформы для электролиза SureSource.


Акции трех вышеперечисленных компаний не доступны на Санкт-Петербургской бирже, покупка возможна на биржах NYSE и Nasdaq.

Все эти компании на данный момент убыточны, но темпы роста их выручки выше, чем по отрасли. Однако они переоценены по показателю P/S: Plug Power и FuelCell Energy стоят 50 выручек. Bloom Energy выглядит оптимальным по P/S= 4,6.

Крупные компании из отрасли промышленной химии

Акции, доступные для покупки на Санкт-Петербургской бирже:

Linde (LIN) — газовая компания, производящая кислород, азот, аргон, гелий, водород, ацетилен. Водород является одним из основных направлений Linde, технологии компании используют более 160 водородных заправочных станций по всему миру. Компания обслуживает отрасли здравоохранения, нефтепереработки, производства продуктов питания, а также сталелитейную, аэрокосмическую, химическую и водоочистную промышленность. В июле 2020 г. Linde объявила о запуске первой в мире водородной заправочной станции для пассажирских поездов в Бремерферде, Германия.

Air Products & Chemicals (APD) производит газы: кислород, азот, аргон, водород, гелий, диоксид и монооксид углерода. Также компания выпускает оборудование для производства или обработки газов, включающее воздухоразделительные установки и некриогенные генераторы. Продукция Air Products & Chemicals используется в различных отраслях, включая нефтепереработку, химическую промышленность, газификацию, производство металлов, продуктов питания, электроники.

Компания давно работает в сфере производства водорода, свою первую водородную заправочную станцию она открыла в 1993 г.

Dow (DOW) — химический производитель, который предлагает решения в сегментах упаковки, промышленных продуктов и инфраструктуры. Сегмент упаковки и специальных пластмасс предлагает продукты из этилена, пропилена, полиэтилена и ароматических углеводородов. Сегмент промышленных продуктов и инфраструктуры предлагает оксиды этилена, оксид пропилена, пропиленгликоль, ароматические изоцианаты и полиуретановые системы, покрытия, клеи, герметики, эластомеры и композиты.

В 2004 г. Dow заключила соглашение с General Motors о совместном проекте в области водородной энергетики. В 2017 г. Praxair запустила на предприятиях Dow Chemical оборудование для производства этилена и извлечению из него водорода высокой чистоты.

DuPont (DD) — производитель химической и сельскохозяйственной продукции. Компания поставляет материалы для производства фотоэлектрических и солнечных элементов, а также предлагает решения по диэлектрикам и металлизации для упаковки микросхем. Кроме того, DuPont производит инженерные смолы, клеи, силиконы, смазочные материалы. DuPont играет ключевую роль на рынке водородных топливных элементов: она производит протонопроводящую мембрану, которая может использоваться при температуре до 180° C для эффективного отделения водорода от газовых смесей.


Компании выплачивают дивиденды в диапазоне 1,5–5,2%.
По Linde, Air Products and Chemicals, DuPont медианный таргет аналитиков на 12 месяцев предусматривает потенциал роста на 12–17%.

Из представленных компаний отрасли позитивный взгляд сохраняю по: Air Products and Chemicals и Dow.

Читайте также: Скайнет уже здесь. Инвестиции в робототехнику

БКС Мир инвестиций

Водородные перспективы России: 20 процентов мирового рынка

Правительство может утвердить концепцию развития водородной энергетики через один-два месяца. О планах кабмина на Петербургском международном экономическом форуме рассказал вице-премьер России Александр Новак. В перспективе наша страна может занять пятую часть мирового рынка по торговле водородом. Что для этого нужно сделать?

Важно подчеркнуть, что Россия входит в климатическую повестку в числе лидеров. У нас один из самых чистых энергобалансов среди промышленно развитых стран, в основе которого – газ.

Выступая на Петербургском международном экономическом форуме, вице-премьер Александр Новак назвал основные задачи в области развития водородной энергетики, которые стоят перед правительством. Во-первых, необходимо создать производство водорода, ориентированного на экспорт, и, во-вторых, занять определенную нишу на мировых рынках. По оценкам, доля российского водорода может составить 20 процентов – примерно столько же, сколько сейчас Россия занимает на рынке природного газа и нефти.

«Водородная энергетика, по всей видимости, займет очень важное место в мировой экономике. У водорода есть определенные преимущества по сравнению с другими энергоносителями – в частности, при правильном формате его сжигания не образуются парниковые газы, – говорит ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности, преподаватель Финансового университета при правительстве РФ Станислав Митрахович. – Пока что этот рынок очень маленький. По большей части водород производится на химическом заводе из природного газа и там же потребляется для различных химических процессов. Чтобы водород куда-то загрузили, перевезли, по-другому использовали – все это еще только в стадии проектирования. Но большинство стран мира заявили о водородной стратегии».

Водородная стратегия разрабатывается и в России. Наша страна планирует создать экспортно-ориентированное производство водорода – как низкоуглеродного, на базе природного газа, так и безуглеродного на базе электролиза воды с использованием мощностей ГЭС, АЭС и возобновляемых источников энергии.

Водород – самый распространенный элемент на Земле, но в обычных условиях он не встречается ни в виде отдельных молекул, ни в виде газа. Водород легко вступает в реакцию с другими органическими соединениями с образованием, например, воды. Поэтому логично, что и получить его можно с помощью обратного процесса – из воды путем разделения ее молекул электрическим током на кислород и водород. То есть, посредством электролиза.

Есть и другие технологии. Основной промышленный способ получения водорода – реакция с водой метана, который входит в состав природного газа.

Важный критерий производства – экологичность. Каждый сорт водорода, полученного разными способами, принято обозначать цветом. Например, водород из природного газа считается «серым», а «зеленым» называют водород после электролиза. Однако вокруг этого деления на категории экологичности возникают споры. И уже сейчас наши европейские партнеры готовы использовать «цветовое разнообразие» водорода в качестве экономического и политического инструмента.

«К сожалению, наши традиционные внешнеэкономические партнеры, которые традиционно наши углеводороды покупали в больших количествах, в частности, Европейский союз, говорят, что нам нужен так называемый «зеленый» водород. Тот, который получается при электролизе с использованием энергии, выработанной на возобновляемых источниках энергии, а к ним они относят только солнечные станции, ветряные станции и маленькие гидростанции. У нас, для сравнения, другая точка зрения: мы считаем, что атомная энергетика и гидроэнергетика, включая большие гидростанции, тоже относится если не к безуглеродному развитию, то к низкоуглеродному развитию», – говорит Станислав Митрахович.

Водород становится все более привлекательным для инвесторов. Сфера его применения очень широка – от генерации электричества до транспорта, отопления и промышленных процессов. По оценке Международного энергетического агентства, доля водородного топлива в транспортном секторе достигнет четверти к концу столетия, а сам водород будет вполне конкурентоспособной альтернативой бензину. И у России есть все шансы стать одним из главных производителей и экспортеров водорода в мире.

Производство водорода — Управление энергетической информации США (EIA)

Как производится водород?

Чтобы произвести водород, он должен быть отделен от других элементов в молекулах, в которых он находится. Есть много различных источников водорода и способов его производства для использования в качестве топлива. Двумя наиболее распространенными методами производства водорода являются паровой конверсии метана и электролиз (разделение воды на электричество.Исследователи изучают другие методы.

Процессы производства водорода

Источник: Министерство энергетики США, Управление энергоэффективности и возобновляемых источников энергии, Производство водорода (общественное достояние)

Нажмите для увеличения

Паровой риформинг метана — широко используемый метод получения коммерческого водорода

На паровой риформинг метана приходится почти весь коммерчески производимый водород в Соединенных Штатах.Коммерческие производители водорода и нефтеперерабатывающие заводы используют паровой риформинг метана для отделения атомов водорода от атомов углерода в метане (Ch5). При паровом риформинге метана высокотемпературный пар (от 1300 ° F до 1800 ° F) под давлением 3–25 бар (1 бар = 14,5 фунтов на квадратный дюйм) реагирует с метаном в присутствии катализатора с образованием водорода, окиси углерода. , и относительно небольшое количество диоксида углерода.

Природный газ является основным источником метана для производства водорода промышленными предприятиями и нефтеперерабатывающими заводами.Свалочный газ / биогаз, который можно назвать биометаном , является источником водорода для нескольких электростанций на топливных элементах в Соединенных Штатах. Биотопливо и нефтяное топливо также являются потенциальными источниками метана.

Электролиз использует электричество

Электролиз — это процесс отделения водорода от воды с помощью электрического тока. Электролиз обычно используется для демонстрации химических реакций и производства водорода на уроках естественных наук в средней школе. В крупном промышленном масштабе процесс может называться power-to-gas , где power — электричество, а водород — газ .Сам по себе электролиз не производит никаких побочных продуктов или выбросов, кроме водорода и кислорода. Электроэнергия для электролиза может поступать из возобновляемых источников, таких как гидроэнергия, солнечная энергия или энергия ветра. Если электричество для электролиза производится из ископаемого топлива (уголь, природный газ и нефть) или сжигания биомассы, то соответствующее воздействие на окружающую среду и выбросы углекислого газа косвенно связаны с электролизом.

Другие способы получения водорода

  • Использование микробов, которые используют свет для производства водорода
  • Преобразование биомассы в газ или жидкость и отделение водорода
  • Использование технологий солнечной энергии для отделения водорода от молекул воды

Категории водорода

Производители водорода, продавцы, государственные учреждения и другие организации могут классифицировать или определять водород в соответствии с источниками энергии для его производства.Например, водород, произведенный с использованием возобновляемых источников энергии, может называться возобновляемым водородом или зеленым водородом . Водород, полученный из угля, может называться коричневым водородом , а водород, полученный из природного газа или нефти, может называться серым водородом . Производство коричневого или серого водорода в сочетании с улавливанием и хранением / секвестрацией углерода может обозначаться как синий водород .

Последнее обновление: 7 января 2021 г.

U.Компании S. natgas подвергли испытаниям водород

НЬЮ-ЙОРК, 1 июля (Рейтер) — По крайней мере, два десятка американских энергетических компаний, включая Dominion Energy Inc (DN) и Sempra Energy (SRE.N), начали производство или испытания водорода. его жизнеспособность в трубопроводах для природного газа использовать преимущества существующей инфраструктуры, поскольку мир отдает предпочтение низкоуглеродным видам топлива.

Страны всего мира пытаются достичь нулевых выбросов углерода к 2050 году, но это будет в значительной степени зависеть от технологий, таких как водород, которые находятся на стадии разработки.У коммунальных предприятий есть потенциальное преимущество, если они обнаружат, что экологически чистый водород можно успешно транспортировать по существующим газопроводам и электростанциям.

Но правительствам нужны законы и нормативные акты, которые побуждали бы энергетические компании тратить миллиарды на снижение затрат на производство зеленого водорода, говорят аналитики, прежде чем он сможет вытеснить ископаемое топливо. В настоящее время почти все производство водорода в мире осуществляется за счет ископаемого топлива, и крупные коммунальные предприятия в настоящее время в основном тестируют смеси природного газа и водорода в своих трубопроводах.подробнее

Компании, экспериментирующие с водородом, находятся на начальной стадии. Канадская компания Enbridge Inc (ENB.TO) подмешивает до 2% водорода в свои системы распределения природного газа в Онтарио и только что получила разрешение на смешивание водорода в Квебеке.

«Мы стремимся понять потенциал либо существующей системы, либо, по мере того, как мы продолжаем модернизировать систему газопровода, чтобы обеспечить готовность нового строительства к водороду», — сказал Пит Шеффилд, директор по устойчивому развитию Enbridge.

Коммунальное предприятие Sempra Southern California Gas (SoCalGas), которое поставляет газ 22 миллионам потребителей, работает над пилотными программами по тестированию топлива в своих трубопроводах и выяснению того, как смесь с природным газом влияет на трубы компании, а также на приборы и прочее. оборудование.

Первый проект будет смешивать водород в основном в жилом районе, который SoCalGas сможет изолировать от остальной системы распределения, сказал Джаваад Малик, директор по окружающей среде.

Компания Dominion из Вирджинии тестирует 5% водородную смесь на тренировочном объекте в Юте и недавно предложила аналогичный пилотный проект в Северной Каролине, сообщил официальный представитель Dominion Аарон Руби.

Водород считается чистым только в том случае, если он производится с использованием источников энергии с низким или нулевым выбросом углерода, таких как биомасса, ядерная энергия, возобновляемые источники энергии или ископаемое топливо в сочетании с технологией улавливания углерода.

«Эти типы предложений еще не указывают путь к глубоко декарбонизированной газовой системе», — сказала Джули Макнамара, старший энергетический аналитик Союза обеспокоенных ученых.

Почти каждая газовая турбина, используемая для выработки электроэнергии, может сжигать топливо, содержащее от 5% до 10% водорода, сказал Джефф Голдмер из General Electric (GE.N) директор по новым технологиям по декарбонизации. Это снизило бы выбросы углекислого газа из природного газа в энергетическом секторе, который был одним из наиболее быстро растущих источников спроса на газ.

По данным Международного энергетического агентства (МЭА), примерно 36% выбросов углерода, связанных с энергетикой, приходится на выработку электроэнергии на ископаемом топливе.

УВЕЛИЧЕНИЕ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫХ ПРОГРАММ

По данным МЭА, для достижения нулевых чистых выбросов к 2050 году глобальное использование водорода должно вырасти до более чем 200 миллионов тонн в 2030 году с менее чем 90 миллионов тонн в 2020 году.

Достичь этой цели будет сложно. Пока производство и транспортировка водорода обходятся дороже, чем природный газ. Аналитики Evercore ISI заявили в отчете на этой неделе, что зеленый водород может стать конкурентоспособным по стоимости с менее чистыми версиями к 2030 году.

GE имеет более 75 турбин по всему миру, которые используют или использовали топливо, содержащее водород, которые произвели более 450 тераватт- часов (ТВтч) мощности. По данным У.С. Федеральные данные.

Технологии должны будут развиваться и дальше, чтобы сжигать водород как жизнеспособное топливо, а не как небольшой процент смеси природного газа.

«В обозримом будущем поставки чистого водорода будут ограничены», — сказал Макнамара из Союза обеспокоенных ученых. «Смешать его на низком уровне с газопроводом, который должен быть переведен на электрификацию, — это просто неправильный путь, на который следует идти сегодня.

Отчетность Стефани Келли и Скотта ДиСавино в Нью-Йорке и Ниа Уильямс в Калгари Под редакцией Маргариты Чой

Наши стандарты: принципы доверия Thomson Reuters.

12 Водород и запасы топливных элементов

Хотя многие люди думают в первую очередь о водороде, когда думают о топливных элементах, топливные элементы не ограничиваются водородом. Они представляют собой набор связанных технологий, многие из которых могут генерировать электроэнергию из ряда углеводородных видов топлива, а не из водорода. Я ограничил свой недавний пост о быстром росте запасов водорода только зарегистрированными в США компаниями, занимающимися производством и использованием водорода, исключив для краткости информацию о зарубежных запасах и других технологиях топливных элементов.

Однако в моем исследовании для этой статьи я наткнулся на целых десять публично торгуемых компаний, занимающихся либо водородными, либо другими типами топливных элементов. Вот они, а также описания технологий, взятые с веб-сайтов Министерства энергетики и компаний.

Топливные элементы PEM

Самый распространенный тип топливного элемента, о котором большинство людей думают, если он первый, — это топливный элемент с полимерно-электролитной мембраной или протонообменной мембраной (PEM).Эти элементы работают на водороде при довольно низких температурах около 80 ° C (176 ° F). Их преимущество заключается в быстром запуске и хорошей долговечности из-за работы при низких температурах. К сожалению, они требуют дорогостоящего катализатора из благородного металла, обычно платины, которая особенно чувствительна к примесям в водородном топливе.

Топливные элементы

PEM в основном используются для топливных элементов в транспортных средствах, но также используются в стационарных приложениях. Наиболее развитый рынок — погрузочно-разгрузочные работы (т.е. вилочные погрузчики, используемые на складах.) Отсутствие вредных выбросов из выхлопной трубы делает их пригодными для использования внутри помещений, а быстрая заправка топливом и более длительное время работы делают их более подходящими для тяжелых циклов, чем аналогичные электромобили.

Топливные элементы

PEM для транспортных средств обычно имеют КПД 60%, хотя менее дорогие версии, обычно используемые для стационарных применений, имеют КПД только около 35%.

Компании, производящие топливные элементы PEM, включают Ballard Power (NASD: BLDP), Plug Power (NASD: PLUG) и Proton Power Systems (LSE: PPS) и ITM Power (LSE: ITM).Ballard и Plug Power — это коммерческие компании, хотя в ближайшее время ожидается, что ни одна из них не достигнет прибыльности. Ballard производит топливные элементы PEM для самых разных рынков в диапазоне размеров от 1,5 кВт до 500 кВт. Plug Power предлагает ряд модулей топливных элементов, предназначенных для размещения в аккумуляторном отсеке существующего подъемно-транспортного оборудования.

Proton Power — компания, занимающаяся демонстрационными площадками, специализирующаяся на гибридных силовых передачах на электрических топливных элементах для более крупных транспортных средств, таких как грузовики для доставки грузов и автобусы.

Электролизеры, заправка и хранение

Поскольку чистый водород не образуется в природе, водородная экономия не может работать только на топливных элементах. Ряд компаний занимается созданием водорода (обычно путем электролиза или использования электричества для разделения воды на водород и кислород), а также заправкой и хранением.

Гидрогеника (NASD: HYGS) — коммерческая компания, занимающаяся разработкой и продажей электролизеров для производства водорода.Это часто интегрируется с хранилищем водорода и топливными элементами PEM, а также с водородными заправочными станциями. Он продается как на стационарных рынках электроэнергии, так и на рынках транспортных средств. ITM Power (LSE: ITM) продает коммерческие электролизеры для производства водорода на водородных заправочных станциях, для промышленного использования или закачки в трубопроводы природного газа. Quantum Fuel Systems Technologies Worldwide (NASD: QTWW) продает ряд приводов и запасных частей для транспортных средств, работающих на альтернативном топливе, включая водородные топливные баки, но большая часть его текущих продаж приходится на автомобили, работающие на природном газе.

Одна странная компания, на которую мое внимание обратил внимание читатель, — это HyperSolar, Inc (OTC: HYSR). Hypersolar — это очень ранний разработчик солнечной системы, которая напрямую использует солнечную энергию для производства водорода из воды. Хотя отказ от дополнительного этапа преобразования солнечного света в электричество с помощью фотоэлектрических элементов перед использованием электролиза для отделения водорода от воды может показаться привлекательным, компания находится на очень ранней стадии разработки и не имеет достаточного финансирования для развития своей технологии.Также неясно, является ли технология более эффективной в преобразовании солнечного света в водород, чем комбинация фотоэлектрических элементов и электролизеров, или каковы капитальные затраты. Я не могу представить ни одного сценария, при котором долгосрочный инвестор фондового рынка мог бы получить прибыль на HyperSolar.

Компания

Fuel Cell Energy (NASD: FCEL), обсуждаемая ниже, в настоящее время разрабатывает топливный элемент, который может вырабатывать водород, а также электричество из различного углеводородного сырья.

Щелочные топливные элементы В щелочных топливных элементах (AFC)

в качестве электролита используется раствор гидроксида калия в воде, который позволяет заменять катализатор из драгоценного металла топливных элементов PEM на различные неблагородные металлы.AFC являются одним из наиболее эффективных типов топливных элементов, и в космических приложениях они продемонстрировали эффективность около 60%. К сожалению, AFC очень чувствительны к воздействию углекислого газа и требуют предварительной очистки как водорода, так и кислорода, используемых элементом, что является очень дорогостоящим процессом.

AFC Energy (LSE: AFC) — разработчик щелочных топливных элементов для преобразования отработанного водорода промышленных процессов в полезную электроэнергию. Это кажется интересным нишевым рынком и может оказаться прибыльным, если топливные элементы AFC окажутся достаточно прочными.

Топливные элементы с расплавленным карбонатом

Топливные элементы с расплавленным карбонатом (MCFC) используют в качестве электролита высокотемпературную солевую смесь, взвешенную в инертной керамической матрице. Температура 650 ° C (примерно 1200 ° F), при которой они работают, позволяет использовать неблагородные металлы в качестве катализаторов как на аноде, так и на катоде, что приводит к значительному снижению затрат.

MCFC обычно эффективны при преобразовании топлива в электричество от 45% до 50%, но этот КПД можно значительно повысить, улавливая отходящее тепло высокого качества и используя его для привода турбины или в других приложениях комбинированного производства тепла и электроэнергии (ТЭЦ), где они могут иметь КПД до 85%.

Самым большим преимуществом MCFC является то, что они не требуют внешнего риформинга. Они могут внутренне преобразовывать широкий спектр углеводородов, включая природный газ, биогаз и пропан, в водород для производства электроэнергии. В отличие от PEM и AFC, они также не подвержены «отравлению» оксидом углерода или диоксидом углерода.

Главный недостаток MCFC — долговечность. Их высокие рабочие температуры и коррозионные электролиты могут относительно быстро разрушать компоненты.

Основной публичной компанией, коммерциализирующей MCFC, является Fuel Cell Energy (NASD: FCEL.) Она продает свои топливные элементы в основном на стационарные рынки электроэнергии для распределенной генерации и когенерации. Компания продала свои электростанции Direct FuelCell® мощностью сотни мегаватт и имеет сильную финансовую поддержку в лице корейского производителя электроэнергии POSCO Energy.

Керамические / твердооксидные топливные элементы

В твердооксидных топливных элементах (SOFC)

в качестве электролита используется твердая керамика.Они работают даже при более высоких температурах, чем MCFC (приблизительно 1000 ° C или 1830 ° F), что, как и MCFC, позволяет использовать неблагородные металлы в качестве катализаторов и для внутреннего риформинга топлива в водород, что снижает затраты. ТОТЭ чрезвычайно гибки в отношении топлива. Как и MCFC, они не уязвимы для монооксида углерода или диоксида углерода, но они также способны переносить гораздо более высокие концентрации серы. Такая гибкость позволяет SOFC использовать топливо из угля, а также более чистые углеводороды.

Очень высокие рабочие температуры могут снизить долговечность, а также требуют тепловой защиты для сохранения тепла и защиты рабочих. Новые варианты с более низкими температурами, которые работают при температуре ниже 800 ° C для большей долговечности, были разработаны за счет более низкой выходной мощности. .

Две публичные компании, продающие ТОТЭ: Ceres Power (LSE: CWR) и Ceramic Fuel Cells (ASX: CFU и LSE: CFU). Ceramic Fuel Cells продает малые блоки комбинированного производства тепла и электроэнергии на основе ТОТЭ коммерческим потребителям в Европе.Его топливные элементы имеют лучший в отрасли электрический КПД до 60%, а общий КПД когенерационных установок, естественно, намного выше. Ceres Power разработала более низкотемпературный ТОТЭ, который работает при 500-600 ° C, что позволяет использовать компоненты из нержавеющей стали, которые увеличивают долговечность и позволяют сократить время запуска по сравнению с другими ТОТЭ. Ceres в настоящее время нацелена на южнокорейский и японский рынки, где она надеется продать свои когенерационные установки для замены бытовых котлов для производства как тепла, так и большей части домашней электроэнергии.

Заключение

Ни одна из этих компаний еще не прибыльна, и их продукция еще не рентабельна, за исключением нишевых рынков или со значительными субсидиями. Тем не менее, некоторые из них имеют сильную финансовую поддержку и за последние пару лет значительно увеличили выручку.

Такие события, как ураган «Сэнди» и ядерная катастрофа на Фукусиме в Японии, повысили общественный интерес к устойчивости электрических сетей. Благодаря малым масштабам и низким выбросам, технология топливных элементов хорошо подходит для повышения устойчивости распределенных установок на местном уровне.Высокая эффективность топливных элементов также может сделать их экономичными в странах, зависящих от дорогого импортного сжиженного природного газа.

Если эти тенденции сохранятся или автомобили на топливных элементах станут для автопроизводителей чем-то большим, чем просто способ соблюдать экологические стандарты, некоторые из этих компаний, вероятно, станут прибыльными всего через несколько лет. Я лично не стал бы делать ставку на водород за пределами нишевых рынков, но я думаю, что распределенная комбинированная выработка тепла и электроэнергии с карбонатными и твердооксидными топливными элементами имеет реальный потенциал.

Раскрытие: Нет позиций.

7 компаний запускают Green Hydrogen Catapult для увеличения производства зеленого h3 в 50 раз в течение следующих 6 лет

Мировые лидеры в области экологически чистого водорода объединяются для 50-кратного увеличения масштабов производства за шесть лет. Разработчики и партнеры крупнейшего в мире проекта по экологически чистому водороду собрались вместе, чтобы запустить инициативу Green Hydrogen Catapult Новая инициатива направлена ​​на снижение затрат до уровня ниже 2 долларов за килограмм, преобразование энергии в большинстве углеродоемких отраслей, ускорение гонки к нулевым выбросам. Партнеры-основатели включают.

Семь компаний — ACWA Power, CWP Renewables, Envision, Iberdrola, Ørsted, Snam и Yara — объявили о создании глобальной коалиции, которая в течение следующих шести лет ускорит масштабирование и производство зеленого водорода в 50 раз, помогая преобразовать самые углеродные выбросы в мире. интенсивные отрасли промышленности, в том числе производство электроэнергии, химическая промышленность, производство стали и судоходство.

В рамках новой инициативы «Зеленая водородная катапульта» лидеры отрасли экологически чистого водорода нацелятся на развертывание до 2026 года производства водорода на основе возобновляемых источников энергии на 25 гигаватт с целью снизить вдвое текущую стоимость водорода до уровня ниже 2 долларов США за килограмм.

Недавний анализ показывает, что цена в 2 доллара США за кг представляет собой потенциальный переломный момент, когда экологически чистый водород и его производное топливо станут предпочтительным источником энергии во многих секторах, включая производство стали и удобрений, производство электроэнергии и перевозки на большие расстояния, где их достаточно. срочный спрос существует в Европе и в других странах.

Зеленый аммиак, производное зеленого водорода, также проходит испытания на замену ископаемого топлива при выработке тепловой энергии, что значительно снижает интенсивность выбросов существующей энергетической инфраструктуры.

Зеленый водород производится с использованием возобновляемых источников энергии (ветра и солнца) для электролиза, который расщепляет воду на составные части. Он считается ведущим претендентом на снижение выбросов углерода в тяжелую промышленность и транспортный сектор.

Возглавив гонку за поставку фотоэлектрической энергии по цене значительно ниже 2 центов США за киловатт-час, в определенных регионах мы считаем, что коллективная изобретательность и предпринимательство частного сектора могут обеспечить получение зеленого водорода по цене менее 2 долларов США за килограмм в пределах четыре года.С точки зрения отрасли мы не видим технических препятствий на пути к достижению этого, поэтому пора перейти к эффективному циклу снижения затрат за счет увеличения масштабов.

—Пэдди Падманатан, генеральный директор ACWA Power

Одновременно с этим компания из Саудовской Аравии объявила о своей приверженности кампании «Деловые амбиции на 1,5 ° C».

Зеленая водородная катапульта направлена ​​на то, чтобы выровнять производство и использование зеленого водорода с траекторией, которая вытесняет ископаемое топливо со скоростью, соответствующей достижению чистых нулевых глобальных выбросов к 2050 году и ограничению глобального повышения температуры до 1.5 градусов по Цельсию. Таким образом, данная инициатива является ключевым элементом стратегии действий частного сектора по борьбе с изменением климата, проводимой высокопоставленными поборниками ООН за глобальные действия по борьбе с изменением климата Найджелом Топпингом и Гонсало Муньосом в рамках их кампании «Гонка к нулю».

В настоящее время подсчитано, что зеленый водород может обеспечить до 25% мировых потребностей в энергии к 2050 году и к 2050 году стать доступным рынком на сумму 10 триллионов долларов США. Австралия, Чили, Германия, ЕС, Япония, Новая Зеландия, Португалия, Испания и Южная Корея.

Расширение масштабов использования экологически чистого водорода с использованием существующей инфраструктуры будет иметь решающее значение для достижения климатических целей. Мы считаем, что эта новая «коалиция желающих», состоящая из ведущих компаний частного сектора, обладающих опытом, приверженностью и уверенностью в потенциале водорода, будет играть важную роль в укреплении сотрудничества и поможет в реализации проектов, необходимых для снижения затрат на экологически чистый водород. к переломному моменту в 2 доллара за кг даже раньше, чем ожидалось.

—Марко Алвера, генеральный директор Snam

Создавая новую Инициативу, партнеры-основатели Green Hydrogen Catapult сотрудничают для ускорения необходимых технологий, улучшения производства компонентов и строительства, развития рынка и притока инвестиций.Цель Catapult потребует инвестиций в размере примерно 110 миллиардов долларов США и создаст более 120000 рабочих мест, что параллельно будет способствовать восстановлению после COVID-19.

Компании, участвующие в этой инициативе, будут работать над достижением поставленной цели, развивая проектный потенциал, поддерживая разработку конкретных инструментов для решения ранних рыночных проблем и спонсируя целевое сотрудничество для ускорения доступа к чистому воздуху, создания зеленых рабочих мест, устойчивости цепочки поставок и экономического роста с использованием зеленый водород.Rocky Mountain Institute, глобальная некоммерческая научно-исследовательская организация, будет содействовать реализации инициативы вместе с партнерами.

акций, за которыми стоит следить на этой неделе? В фокусе внимания 4 запаса водорода

Сосредоточьтесь на климатическом кризисе Поместите эти запасы водорода в центр внимания

В то время как развитие чистой энергии в последнее время набирает обороты, проблемы с практичностью отодвинули запасы водорода на задний план.Но поскольку мы продолжаем стремиться к более зеленой окружающей среде, пришло время переосмыслить самый распространенный элемент на Земле. Хотя наибольшее внимание на фондовом рынке было сосредоточено на акциях электромобилей и акций солнечной энергии , акции водорода также начали привлекать все больше внимания инвесторов.

Президент Джо Байден только что пообещал сократить У.Выбросы S. на 52% к 2030 году. « Эти шаги выведут Америку на путь экономики с нулевыми выбросами не позднее 2050 года… Ученые говорят нам, что это решающее десятилетие, это десятилетие, в которое мы должны принимать решения, которые позволят избежать наихудших последствий климатического кризиса. ”Чтобы сделать все это возможным, водород может сыграть свою роль.

Водородная экономика, возможно, в значительной степени осталась концепцией, получившей лишь небольшое коммерческое распространение.Но это может измениться, поскольку изменение климата находится в центре повестки дня Байдена. Вдобавок к этому, уже осуществляется первая из трехэтапной стратегии Европейского Союза, направленная на использование водорода как экологически чистого источника энергии. Инвесторы могут ожидать относительно быстрого роста спроса на водородную энергию. Если вы верите, что водород будет играть ключевую роль в нашем будущем возобновляемых источников энергии, есть ли у вас сейчас четыре основных запаса водорода на фондовом рынке?

Лучшие запасы водорода, на которые стоит обратить внимание в 2021 году

Plug Power

Plug Power — компания по производству возобновляемой энергии, разрабатывающая системы водородных топливных элементов.Они призваны заменить обычные батареи в оборудовании и транспортных средствах, работающих от электричества. По сути, это ведущий поставщик чистого водорода и топливных элементов с нулевым уровнем выбросов, которые являются экономически эффективными и надежными. Акции PLUG выросли более чем на 500% за последний год. В тот же период компания объявила о нескольких партнерствах и осуществила стратегические приобретения.

На основании финансовых результатов за четвертый квартал, опубликованных в феврале, компания сообщила о 337 миллионах долларов валовой выручки за 2020 год, а это 42.На 5% больше, чем годом ранее. Он также закончил год с 5 миллиардами долларов наличными для реализации своей стратегии и целей глобального роста.

Что еще более важно, Plug Power также выполняет свои недавно поставленные финансовые цели на 2021 и 2024 годы. Компания также приобрела United Hydrogen и Giner ELX. Это сделает Plug Power полностью экологически чистой компанией по производству водорода.В конечном счете, экологическая водородная стратегия компании может позиционировать ее как лидера отрасли в водородной экономике с бюджетом в 10 триллионов долларов. Учитывая все обстоятельства, купите ли вы акции PLUG сегодня?

[Подробнее] 4 основные акции электронной коммерции, которые стоит рассмотреть вопрос о покупке прямо сейчас

FuelCell Energy

FuelCell Energy — компания по производству топливных элементов, которая проектирует и эксплуатирует собственные электростанции.Короче говоря, компания управляет электростанциями, которые используют электрохимический процесс вместо сжигания топлива. После того, как компания оставалась практически неизменной в течение большей части 2020 года, ее акции резко выросли с избранием нового президента на фоне перспективы огромных государственных расходов на зеленые технологии. Тем не менее, акции FCEL с тех пор взяли передышку и сейчас торгуются по более разумной цене.

Водород, без сомнения, один из самых дорогих для развития секторов чистой энергии.Поэтому многие опасаются, что он отойдет на второй план из-за его стоимости. Но по мере того, как проблема изменения климата становится все более актуальной, я не удивлюсь, если правительство готово вложить миллиарды в развитие водородной промышленности.

На более фундаментальном уровне в последние пять лет бизнес компании находится в состоянии стагнации, так как прибыль ухудшается.Вопрос здесь в том, что если настало время, когда водород, наконец, реализует свой потенциал, будет ли покупка акций FCEL на спаде хорошей идеей?

Подробнее

Энергия Блума

Bloom Energy набирает обороты как чистый топливный элемент.Цель компании — переопределить рынок электроэнергии с помощью решения для подачи электроэнергии на месте. Акции BE в этом году были на волне возобновляемой энергии на фондовом рынке. Его решение обеспечивает экологически чистую и устойчивую электроэнергию. Компания также производит электролизеры, которые производят водород, который попадает в топливные элементы. Bloom Energy открыто заявляла о своем плане захватить часть водородной экономики.

Недавно компания объявила о новых назначениях руководства для реализации своих планов международного роста.Новые усилия по глобальному расширению, о которых свидетельствует компания, говорят о том, что Bloom хочет развивать свой водородный бизнес на мировых рынках. Для тех, кто не знаком, Блум является членом «Hydrogen Forward», отдельной группы из 11 компаний, ориентированных на продвижение разработки водорода в США. Будущее водорода также может проясняться, поскольку Chevron (NYSE: CVX) и Toyota объявили, что они изучают стратегический альянс, призванный стимулировать развитие крупных предприятий в сфере водорода.

Хотя этот альянс не приносит прямой выгоды Bloom Energy, любая компания, работающая в водородной экономике, потенциально может получить выгоду.Похоже, Bloom Energy имеет все возможности для получения выгод от роста в водородной нише на долгие годы. Учитывая все это, являются ли акции BE одними из лучших для покупки и удержания в этом году?

[Подробнее] 5 главных вещей, на которые стоит обратить внимание на фондовом рынке на этой неделе

Ballard Power Systems

Ballard — разработчик и производитель топливных элементов с протонообменной мембраной.Ее продукция предназначена для рынка тяжелых двигателей, портативных источников энергии и инженерных услуг. Естественно, когда правительства стремятся перейти к устойчивым источникам топлива, на ум приходит Баллард. Инвесторы, ищущие акции электромобилей, также тяготеют к электромобилям на топливных элементах (FCEV), которые работают на водороде.

Это продолжало стимулировать рост акций BLDP.Кроме того, компания предлагает множество других интересных платформ, в том числе решения на топливных элементах с нулевым уровнем выбросов для морских судов. Отдельно компания объявила 19 апреля, что поставит модули топливных элементов для Sierra Northern Railway в Калифорнии для питания локомотива переключения с нулевым уровнем выбросов. Это демонстрирует универсальность технологии Балларда.

По результатам финансовых показателей за 2020 год компания сообщила об общей выручке в размере 103 долларов США.9 миллионов. Кроме того, Баллард завершил год с денежным резервом в размере 763,4 миллиона долларов по состоянию на 31 декабря 2020 года. Компания намерена в течение 2021 года сосредоточить внимание на своих приложениях для тяжелых и средних двигателей и увеличить проникновение на ключевые рынки Китая, Европы и США. Имея все это в виду, вы бы сделали ставку на акции BLDP, поскольку компания продолжает расширяться?

Взгляды и мнения, выраженные в данном документе, являются взглядами и мнениями автора и не обязательно отражают точку зрения Nasdaq, Inc.

компаний, занимающихся ископаемым топливом, производят водород из природного газа

Прошлым летом комитет ученых-климатологов и представителей природоохранных органов обсуждал, как радикально сократить углеродный след штата Нью-Йорк, представители газовой промышленности выдвинули нелогичный аргумент: водород, полученный из ископаемого топлива.

Концепция была простой, объяснил сторонники природного газа, работающие в государственном совете по борьбе с изменением климата.Поставщики промышленного водорода уже давно используют процесс, называемый паровым риформингом метана (SMR), для производства того, что в промышленности называют «серым» водородом из природного газа — системы, на которую приходится 95% всего текущего производства водорода, но при этом выделяется большое количество углерода. «Зеленый» водород без выбросов может быть произведен с использованием воды и возобновляемой электроэнергии, но это, как правило, дороже, чем производство серого водорода. По словам представителей газовой промышленности, решение заключалось в том, чтобы пойти на своего рода углеродный компромисс.Вместо производства дорогостоящего зеленого водорода промышленные предприятия по производству серого водорода можно было бы оснастить системами улавливания углерода, позволяющими захоронить их выбросы под землей. Вуаля : новый цвет водородной радуги — безопасный, чистый, обильный «синий» водород для обеспечения экономики будущего.

Боб Ховарт, климатолог из Корнельского университета, член комитета штата Нью-Йорк по сокращению выбросов углерода, решил изучить аргументы газовой промышленности.«Я не удивлен, что люди, работающие в газовой отрасли, пытаются предложить способы, как сохранить свою отрасль», — говорит он. «Но я был настроен скептически». Вместе с Марком Джейкобсоном, ученым-исследователем атмосферы из Стэнфордского университета, Ховарт решил задокументировать полную картину выбросов, возникающих в результате производства голубого водорода.

Результаты, опубликованные 12 августа в журнале Energy Science and Engineering , были поразительными. Согласно расчетам Ховарта и Джейкобсона, улавливание углеродных выбросов SMR требует так много энергии и приводит к такой дополнительной утечке метана — другого парникового газа, который имеет во много раз больший потенциал потепления, чем углекислый газ, — что любые возможные выгоды от выбросов CO2 почти нивелируются. оставляя на месте процесс, который производит около 90% выбросов серого водорода.Исследователи обнаружили, что синий водород настолько грязен, что в первую очередь вреден для климата, чем сжигание природного газа для получения тепла.

Но тем временем сторонники голубого водорода усердно работали. Опираясь на отчеты, финансируемые отраслью, лоббисты продвигали голубой водород правительствам по всему миру, и правительства прислушивались к ним. Европейский союз прошлым летом выпустила стратегию, в которой предлагалось расширить производство голубого водорода в течение следующего десятилетия.В Великобритании бюрократы разрабатывали национальную «водородную стратегию», обнародованную в прошлом месяце, которая оказывает широкую поддержку развитию голубого водорода. В США законодатели в настоящее время обсуждают пакет инфраструктуры стоимостью триллион долларов, который в его нынешней форме предусматривает выделение 8 миллиардов долларов на разработку так называемого «чистого» водорода, большая часть которого состоит из ископаемого топлива. В некоторой степени работа Ховарта пришла слишком поздно. «Промышленный маркетинг иногда намного опережает научные исследования и политику», — говорит он.

Ничего нового. От заявлений о том, что природный газ может быть «мостом» к снижению выбросов, до обещаний декарбонизации за счет «чистого угля» — небывалые предложения отрасли ископаемого топлива уже много лет являются характерной чертой дискуссий по вопросам климатической политики. Теперь, когда мировая политическая воля наконец объединилась вокруг насущной необходимости сокращения выбросов углерода, производители природного газа, такие как Shell и BP, и дистрибьюторы, такие как Engie, объединились с такими компаниями, как Air Liquide, которые уже давно производят водород SMR для продвижения голубого водорода, который с одних ракурсов выглядит чистым, но с других — столь же энергоемким, как и другие ископаемые виды топлива, — как будущее энергетической отрасли.

Отраслевые группы говорят, что голубой водород будет иметь решающее значение для достижения мировых климатических целей и может стать частью широкой стратегии по сокращению мировых выбросов парниковых газов к 2050 году. Но некоторые ученые и эксперты говорят, что настоящая цель водородной промышленности — сохранить ценность ресурсов природного газа и его систем распределения под прикрытием управления климатом, запирая мир в технологии, которая позволит высвобождать еще больше метана и CO2 в ближайшие десятилетия.


Для тех из нас, , кто привык видеть водород в контексте элегантных концепт-каров, может быть удивительно узнать, что крупномасштабное производство водорода существует уже более века. Водород стал особенно полезным после изобретения в начале 20 века процесса Габера, который объединяет газ с азотом в атмосфере для производства аммиака, соединения, ценного для его использования в удобрениях и взрывчатых веществах. Американские компании, работающие на ископаемом топливе, начали эксплуатировать установки SMR для производства водорода из природного газа в 1930-х годах, и в последующие десятилетия отрасль росла.

Нефтеперерабатывающие заводы также используют водород для удаления серы из сырой нефти, при этом многие нефтеперерабатывающие заводы в настоящее время производят собственный водород из природного газа. По данным Международного энергетического агентства, около 6% мирового природного газа (и 2% угля в результате другого углеродоемкого процесса) в настоящее время используется для производства водорода, выделяя 830 миллионов метрических тонн двуокиси углерода в год. В целом на производство водорода приходится около 2% всех выбросов углерода в мире.

Но при использовании в качестве топлива водород имеет экологическое преимущество перед ископаемым топливом: при сжигании водорода выделяется только водяной пар. На фоне растущей обеспокоенности общественности изменением климата в начале 2000-х водород пережил ренессанс PR. Это больше не было грязным промышленным сырьем — теперь это было топливо будущего. Хотя большая часть водорода в то время производилась с использованием SMR, эксперты знали, что теоретически большие его количества могут быть извлечены из воды с использованием энергии солнца или ветра.И хотя солнце не всегда светит, а ветер не всегда дует, водородное топливо, полученное с использованием этих ресурсов, можно транспортировать куда угодно и использовать в любое время, по сути, действуя как переносная батарея для хранения возобновляемой энергии. «Водородные топливные элементы представляют собой одну из самых обнадеживающих и инновационных технологий нашей эпохи», — сказал президент США Джордж Буш в 2003 году, объявив о федеральной инициативе стоимостью 1,2 миллиарда долларов, направленной на запуск молодого водородного сектора. Обещания «водородной экономики», при которой ископаемое топливо будет прекращено в пользу самого легкого элемента для питания всего, от печных горелок до грузовиков, было предостаточно.

Но золотой час водорода, особенно в автомобильном секторе, был недолгим. В 2009 году новый министр энергетики администрации Обамы и лауреат Нобелевской премии по физике Стивен Чу публично раскритиковал идею парка автомобилей с водородным двигателем, заявив, что технология не развивается достаточно быстро, и попытался сократить государственное финансирование исследований. Конгресс восстановил эти средства, хотя два года спустя Министерству энергетики удалось значительно сократить потребление водорода.В следующем десятилетии перспективы использования водорода ухудшились. В то время как автомобили с водородным двигателем от таких компаний, как Toyota, сталкивались с проблемами затрат и трудностями при создании инфраструктуры для заправки топливом, сектор аккумуляторов и электричества начал расти, и к концу следующего десятилетия новички в отрасли, такие как Tesla, продавали полмиллиона автомобилей в год. Увидев, в какую сторону дует ветер, другие автопроизводители, такие как GM и Nissan, тихо отказались от проектов водородных легковых автомобилей (хотя GM продолжала вкладывать значительные средства в топливные элементы для более крупных коммерческих автомобилей).

Но сторонники водорода не сдались без боя. В конце 2010-х годов компании, работающие на ископаемом топливе, автомобилестроители, операторы сетей природного газа и унаследованные водородные компании SMR, среди прочих, начали продвигать новую концепцию: водород, по их словам, необходим для перехода к зеленой энергии. «Зеленый» водород, полученный из возобновляемых источников энергии, может частично удовлетворить спрос на электроэнергию. «Голубая» разновидность, сделанная из природного газа, будет составлять остальное, с технологиями улавливания и хранения углерода, снижающими его выбросы.

Этот рассказ о голубом водороде в значительной степени унаследован от предыдущих циклов ажиотажа в отрасли вокруг так называемого «чистого угля», — говорит Ян Розенов, директор Европейской программы проекта «Помощь в регулировании», некоммерческой организации, которая помогает правительствам в достижении целей зеленой энергетики. Эти проекты, начатые в 2010-х годах, в значительной степени основывались на представлении о том, что угольные электростанции будут использовать оборудование для улавливания углерода, чтобы захоронить свои выбросы под землей, но в конечном итоге они провалились, что привело к дорогостоящим сбоям, финансируемым из федерального бюджета, в течение нескольких лет.После этого, по словам Розеноу, промышленность переключилась на продвижение природного газа в качестве низкоуглеродного переходного топлива, что вызвало возмущение окружающей среды по поводу утечек метана в цепочке поставок газа. По словам Розеноу, компаниям, работающим на ископаемом топливе, нужен был новый вариант. «Отсюда и вся дискуссия о водороде», — говорит он.

По мере того как в конце 2010-х Китай начал получать прибыль от бума производства экологически чистых технологий, европейские правительства, стремящиеся доминировать в зарождающемся водородном секторе, оказались восприимчивой аудиторией для промышленных предложений.В 2020 году некоммерческая наблюдательная группа Corporate Europe Observatory опубликовала отчет, в котором указывалось на тревожные признаки влияния отрасли в ЕС. водородная стратегия. «Тела, создаваемые ЕС. как и в Европейском альянсе по чистому водороду, в них полностью доминирует промышленность и движется ею », — говорит Паско Сабидо, исследователь из Корпоративной обсерватории Европы. «Не знаю, можно ли это назвать лоббированием — это ЕС. ставить промышленность на первое место ». Он рассматривает водородную политику как попытку компаний, занимающихся ископаемым топливом, изменить приближающийся переход к зеленой энергии в соответствии с их собственными интересами, указывая на их участие в группах водородной промышленности, таких как Hydrogen Council и Hydrogen Europe.Секретариаты обеих организаций ранее управлялись FTI Consulting, консалтинговой фирмой, которая в прошлом году вызвала разногласия по поводу ее роли в создании таких групп, как Texans for Natural Gas и Main Street Investors Coalition, в рамках кампании влияния на промышленность ископаемого топлива.

Затем в прошлом месяце Боб Ховарт и Марк Джейкобсон представили свой отчет, продолжая подвергать опасности синий водородный дирижабль.Отраслевые группы, представляющие производителей ММР, компании, работающие на ископаемом топливе, и других игроков, занимающихся водородом, оспаривают свои выводы, указывая на свои собственные отчеты, в которых утверждается, что технология может производить энергию с затратами на выбросы от 80% до 90% ниже, чем чистое ископаемое топливо. Дэрил Уилсон, исполнительный директор Hydrogen Council, отраслевого консорциума, утверждает, что отчет Ховарта о голубом водороде позволил бы снизить уровень утечки метана, если бы он рассматривал только скважины, соответствующие лучшим отраслевым практикам.Но Ховарт говорит, что существует мало свидетельств того, что многие в отрасли действительно работают таким образом. (Спутниковая съемка последних лет выявила тревожные утечки газа из скважин и трубопроводов по всему миру.) В своих расчетах он и Джейкобсон использовали среднюю скорость утечки метана в газовой промышленности США, число, которое, по их словам, лучше отражает реальные условия .


В настоящее время в мире существует только горстка объектов по производству голубого водорода, но правительства готовят субсидии и инвестиции, которые, в случае их принятия, приведут к строительству многих других.Крис Джексон, предприниматель, занимающийся экологически чистым водородом, ушел в отставку с поста председателя Британской ассоциации водорода и топливных элементов в начале этого месяца из-за включения в группу сторонников голубого водорода, обеспокоенный тем, что компании, работающие на ископаемом топливе, снова вмешались в разговор о зеленой энергии. «Действительно ли уместно и правильно, что ограниченные государственные ресурсы со стороны общественности, которые предназначены для поддержки подлинно нулевых технологий, вместо этого должны быть потрачены на то, чтобы, по сути, позволить нефтегазовым компаниям продолжать работать так, как они делают сегодня?» Джексон говорит.По его словам, планы строительства новых установок по производству голубого водорода не имеют смысла ни с экологической, ни с экономической точки зрения. «Вы создаете инфраструктуру, на строительство которой у вас уйдет пять лет, и вы будете там 20 лет. Каждый должен спросить себя: «Если это актив… в середине 2040 года, [будет ли он] все еще иметь смысл работать?» А если нет, вы должны задать вопрос прямо сейчас: «Почему вы построить его? »

Даже те, кто оптимистично относятся к голубому водороду, не понимают, почему общественность должна поддерживать новые объекты.Дольф Гилен, директор Центра инноваций и технологий Международного агентства по возобновляемым источникам энергии в Бонне, Германия, в целом поддерживает голубой водород, но не согласен с вопросом о государственной помощи. «Если синий водород означает, что вы добавляете какое-то [оборудование для улавливания углерода] к существующей установке реформинга [метана], почему бы и нет?» — говорит Гилен. «Другой вопрос, должны ли правительства субсидировать новый синий водород».

Другие говорят, что не имеет смысла вкладывать ограниченные государственные средства в технологию, которая только обещает сократить выбросы углерода, а не полностью их устранять.«Мы говорим о 100% сокращении выбросов, чтобы достичь чистого нуля», — говорит Розенов из Проекта помощи в регулировании. «В этом контексте нет места только для 80% сокращения. И это то, что, вероятно, доставит синий водород ».


В грандиозной, немыслимо сложной задаче по замене каждого котла, автомобиля, локомотива, грузового корабля и самолета безуглеродной альтернативой — действительно, по демонтажу практически всех единиц оборудования, установленного за последние сто лет —Планировщики, корпорации, правительства и граждане обычно имеют два варианта того, какая система должна занять их место: водородная или электрическая.Водород обладает высокой плотностью энергии, что означает, что теоретически он будет легче, что делает его пригодным для использования в самолетах, грузовиках дальнего следования и для создания особенно высоких температур, таких как те, которые необходимы для производства основных материалов, таких как сталь. Но поскольку вы теряете много энергии, преобразовывая электричество в зеленый водород, и поскольку для этого требуется новая инфраструктура, электроэнергия лучше подходит для более мелких целей, таких как обогрев зданий и приведение в действие автомобилей.

Но некоторые игроки отрасли все еще пытаются использовать водород для всех видов использования энергии.Toyota, например, продолжила то, что некоторые аналитики зеленой энергетики считают донкихотским стремлением популяризировать водородные автомобили, даже зашла так далеко, что лоббирует правила топливной эффективности и требования по поэтапному отказу от бензиновых автомобилей во всем мире, что принесет пользу ее батареям. электрические соперники. Европейские газовые компании стремились показать миру, что дома можно отапливать водородом, в то время как промышленные консорциумы продвигают идею создания общеконтинентальных сетей распределения водорода как для снабжения газом промышленности, так и для замены систем домашнего отопления на природном газе.

Уилсон говорит, что такие инициативы имеют место в общей стратегии декарбонизации и что они могут быть обеспечены как синим, так и зеленым водородом. «Оптимальный ответ для транспорта и отопления будет зависеть от региона к региону», — говорит он. «Здесь нет универсального ответа». Конечно, это трудно сказать наверняка; Чтобы получить четкое представление о преимуществах голубого водорода, потребовалось бы потратить несколько десятилетий и многие миллиарды долларов на создание инфраструктуры, необходимой для его тестирования.

Но если синий водород не сработает, мы, возможно, захотим вернуться в прошлое и немного больше подумать об инвестициях в эту технологию сейчас. Что касается огромной новой водородной экономики, которую он призван обеспечить, многие эксперты говорят, что автомобили на водородных топливных элементах — это тупик с непреодолимыми ценовыми барьерами по сравнению с автомобилями с батареями, а противники охарактеризовали планы отопления домов на основе водорода как задуманный гамбит. продлить жизнь газовой отрасли за счет огромных затрат государственных ресурсов.

«Наука требует, чтобы ископаемое топливо оставалось в земле», — говорит Сабидо из Корпоративной обсерватории Европы. «Если бы мы начали с этого момента, у [компаний, работающих на ископаемом топливе] не было бы бизнес-модели. Поэтому они делают все, что в их силах, чтобы гарантировать … что активы, которые у них в настоящее время есть на счетах, по-прежнему имеют ценность ».

Еще истории, которые необходимо прочитать от TIME


Напишите Алехандро де ла Гарса на адрес Алехандро[email protected]

Кому будет принадлежать «зеленое водородное будущее»: нефтяным компаниям или электроэнергетическим компаниям?

В течение недели основные электроэнергетические компании Iberdrola, Uniper и NextEra сделали шаги на рынке водорода, напомнив, что чудо-молекула — не единственная область деятельности нефтегазового сектора.

Но будут ли коммунальные предприятия иметь возможность или необходимость конкурировать с нефтяными компаниями на развивающемся рынке водорода, остается открытым вопросом.

На сегодняшний день в объявлениях гигаваттного масштаба в водородном секторе преобладают такие компании, как Shell, BP и Equinor, обычно речь идет о планах удовлетворения крупных источников существующего спроса в промышленных кластерах и, в некоторых случаях, их собственных нефтеперерабатывающих предприятий. Увеличение продолжительности многомиллиардных инвестиций в газовую инфраструктуру создает еще один убедительный стимул.

Но крупные электроэнергетические компании в Европе и Северной Америке, которые становятся все более крупными игроками на мировой энергетической арене, не остаются в стороне.

В США компания NextEra недавно анонсировала 20-мегаваттный электролизер, предназначенный по существу для производства зеленого водорода для собственного потребления на газовом заводе во Флориде. Пилотный проект стоимостью 65 миллионов долларов будет подпитываться за счет обильных солнечных ресурсов штата Саншайн с добавлением водорода в сырье для газового завода Окичоби мощностью 1,75 гигаватта. Он может быть запущен в 2023 году, если будет получено разрешение регулирующих органов.

Тем временем немецкое коммунальное предприятие Uniper совместно с производителем газовых турбин GE раскрыло новую стратегию декарбонизации.Основываясь на партнерстве с Siemens в области экологически чистого водорода, два промышленных гиганта помогут Uniper постепенно перевести свой газовый парк энергии на водород, а Siemens также будет работать над инфраструктурой электролиза для компании.

Завершая недавние объявления, Iberdrola объявила о планах строительства 20-мегаваттного электролизера для завода по производству аммиака в Испании. Система будет включать в себя солнечную установку на 100 мегаватт и батарею на 20 мегаватт в дополнение к электролизеру. Проект стоимостью 150 миллионов евро (176 миллионов долларов) планируется начать в следующем году.Однако есть одна загвоздка: проект не принесет денег.

«Наш проект не предназначен для получения прибыли», — сказал GTM представитель Iberdrola. «Это инновационный проект, целью которого является испытание технологий, помощь в сокращении затрат в будущем и расширение знаний и опыта Iberdrola».

«В основе наших планов лежит то, что у нас есть все элементы для быстрой реализации настоящего проекта», — написал представитель в электронном письме. «У нас есть заинтересованный партнер, в рамках проекта будут устранены существующие выбросы, у нас есть место для оборудования и подключений, а в этом месте также находится Национальный центр водорода в Испании.»

Несомненно, будет больше крупных заявлений о водороде от электроэнергетических компаний. Однако, что именно они будут делать со всем этим водородом, остается неясным. Экономика зеленого водорода, созданного с использованием возобновляемых источников энергии, далека от накопления , и до сих пор отсутствует подробная политическая поддержка для поддержки ранних проектов. ЕС недавно поставил цель установить 40 гигаватт электролизеров на своих границах к 2030 году, но в настоящее время нет никаких субсидий или тендеров, чтобы смазать колеса развертывания.

Вопросы о модели полезного водорода

Сегодня нефтегазовые компании имеют лучший доступ к гигаваттным водородным проектам через свои собственные нефтеперерабатывающие заводы и нефтехимический сектор, которые часто объединяются в кластеры.

Крупнейшие проекты по производству экологически чистого водорода, объявленные на данный момент — от BP в Австралии, Shell в Нидерландах, ACWA Power в Саудовской Аравии (крупнейшая в мире мощностью 4 гигаватта) и Equnior в Великобритании — предоставили некоторую информацию о приложениях конечного использования. , ссылаясь на конкретных производителей водорода, на собственное потребление, планирует экспортировать водород в виде аммиака или их комбинации.Но многие детали остаются в секрете, возможно, неизвестны даже самим компаниям.

Если смотреть на рынок в целом, все еще нет ясности в отношении возможных конечных пользователей зеленого водорода, сказал Бен Галлахер, эксперт по углеродным и новейшим технологиям в Wood Mackenzie Power & Renewables.

«Кто будет покупать этот водород? Во многих проектах в качестве покупателей указаны конкретные нефтеперерабатывающие или нефтехимические предприятия, но из общедоступной информации не всегда ясно, относятся ли они исключительно к перечисленным покупателям или нет », — сказал Галлахер в интервью.

Отсутствие прозрачности для клиентов и возможных бизнес-моделей еще более остро проявляется для проектов, возглавляемых коммунальными предприятиями, сказал Галлахер. Например, водород для транспорта все еще находится в стадии разработки.

Проекты в Австралии рассматривают экспорт в Восточную Азию, в то время как нефтехимия находится в центре внимания в Европе. По словам Галлахера, в США, по крайней мере, до сих пор, в разговоре преобладала мобильность.

«Я не думаю, что мы действительно знаем, где будет конкретный спрос и как могут выглядеть эти бизнес-модели.”

Снижение затрат и опасность экологической чистки

В настоящее время экологически чистый водород не может конкурировать с альтернативами на ископаемом топливе. Чтобы экологически чистый водород работал, цены на электроэнергию должны быть близки к нулю, а коэффициент использования электролизера должен быть высоким.

Нефтегазовые компании, вероятно, продолжат доминировать в секторе экологически чистого водорода в ближайшей перспективе. Галлахер сомневается в жизнеспособности полезной модели, основанной на использовании зеленого водорода для уборки ограниченного, то есть бесплатного, электричества, поскольку использование электролизера будет слишком низким.Без четкого представления о бизнес-модели существует опасность того, что раннее увлечение может быть воспринято как зеленый промах.

Iberdrola имеет твердого покупателя и заявляет, что ожидает, что ее первый экологически чистый водородный электролизер будет работать 2000 часов в год, или около 23 процентов времени, но ищет способы повысить этот показатель.

Если не считать затрат, водород привлекает внимание как коммунальных, так и нефтегазовых компаний. Замена водорода на природный газ может продлить срок службы существующей газовой инфраструктуры — будь то добавление водорода к природному газу, подаваемому в дома потребителей для отопления, добавление его в топливную смесь на газовых электростанциях или включение его в промышленные процессы, такие как сталеплавильное производство.

План декарбонизации газа Uniper, который ожидается в начале 2021 года, расскажет больше о планах компании в отношении этой технологии. Целевая углеродная нейтральность Uniper к 2035 году предполагает, что изменения будут не просто косметическими. Генеральный директор Андреас Шеренбек сказал, что водородная стратегия Uniper откроет возможности для улавливания углерода, что означает «синий» и зеленый водород, но «чистый водород, насколько это возможно и разумно, заменит ископаемые компоненты газовых заводов».

GE утверждает, что ее самый быстро продаваемый парк газовых турбин уже может работать на 50-процентном водороде, что намного больше, чем просто символизм.На этом уровне это может означать сокращение вдвое выбросов, если зеленый водород не будет переправлен через океан. До сих пор предлагаемые закачки газа для теплоснабжения далеко не достигли 50 процентов — обычно больше 5 или 10 процентов. Пилотный проект h200 в Шотландии, предназначенный для производства и распределения зеленого водорода для отопления, все еще ожидает утверждения.

Тем временем Uniper работает с Siemens над переводом своих газовых хранилищ на водородные хранилища.

«Если нам также удастся в значительной степени использовать наши газовые хранилища для водорода, мы будем ближе к решению основной проблемы европейской трансформации энергетики: нехватки хранилищ для колеблющихся возобновляемых источников энергии в промышленных масштабах. , — сказал Шеренбек.

Чтобы сделать переход с углеродоемкого водорода на «зеленый» убедительным, потребуется определенный набор обстоятельств, говорит Галлахер. Это верно даже в тех масштабах, которых нефтяные компании могут достичь в наши первые дни для зеленого водорода.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *