По договору коммерческой концессии передается: Ст. 1027 ГК РФ. Договор коммерческой концессии

Ст. 1027 ГК РФ. Договор коммерческой концессии

1. По договору коммерческой концессии одна сторона (правообладатель) обязуется предоставить другой стороне (пользователю) за вознаграждение на срок или без указания срока право использовать в предпринимательской деятельности пользователя комплекс принадлежащих правообладателю исключительных прав, включающий право на товарный знак, знак обслуживания, а также права на другие предусмотренные договором объекты исключительных прав, в частности на коммерческое обозначение, секрет производства (ноу-хау).

2. Договор коммерческой концессии предусматривает использование комплекса исключительных прав, деловой репутации и коммерческого опыта правообладателя в определенном объеме (в частности, с установлением минимального и (или) максимального объема использования), с указанием или без указания территории использования применительно к определенной сфере предпринимательской деятельности (продаже товаров, полученных от правообладателя или произведенных пользователем, осуществлению иной торговой деятельности, выполнению работ, оказанию услуг).

3. Сторонами по договору коммерческой концессии могут быть коммерческие организации и граждане, зарегистрированные в качестве индивидуальных предпринимателей.

4. К договору коммерческой концессии соответственно применяются правила раздела VII настоящего Кодекса о лицензионном договоре, если это не противоречит положениям настоящей главы и существу договора коммерческой концессии.

См. все связанные документы >>>

< Статья 1026. Доверительное управление имуществом по основаниям, предусмотренным законом

Статья 1028. Форма и регистрация договора коммерческой концессии >

1. В комментируемой статье сформулировано определение договора коммерческой концессии — сравнительно нового для российского законодательства гражданско-правового института, заимствованного из договорного права Запада (там данный вид обязательств известен как франчайзинг).

Экономической целью данного договора является оптимизация развития бизнеса правообладателя, а также снижение предпринимательского риска пользователя. Что касается юридической цели, то по договору коммерческой концессии правообладатель обязуется предоставить контрагенту (пользователю) право использовать комплекс исключительных прав. Законодатель приводит примерный перечень этих прав в тексте статьи:

— право на товарный знак, знак обслуживания;

— права на другие объекты исключительных прав, в частности, коммерческое обозначение, секрет производства (ноу-хау).

Товарным знаком согласно ст. 1477 ГК РФ признается зарегистрированное в установленном порядке графическое, буквенное или комбинированное обозначение, служащее для индивидуализации товаров юридических лиц или индивидуальных предпринимателей, которое включено в Государственный реестр товарных знаков и знаков обслуживания РФ. При этом ст. 1510 ГК РФ допускает регистрацию коллективного товарного знака, обозначающего объединение юридических лиц и предназначенного для обозначения выпускаемых или реализуемых ими товаров, обладающих единственными качественными или иными общими характеристиками.

Под знаком обслуживания согласно ст. 1477 ГК РФ понимается обозначение, служащее для индивидуализации выполняемых юридическими лицами либо индивидуальными предпринимателями работ или оказываемых ими услуг.

Под коммерческим обозначением понимается средство индивидуализации торговых, промышленных и других предприятий как имущественных комплексов (ст. 1538 ГК РФ). При этом не следует путать коммерческое обозначение с фирменным наименованием правообладателя. Коммерческое обозначение не подлежит обязательному включению в учредительные документы и Единый государственный реестр юридических лиц.

Секрет производства (ноу-хау) — это сведения любого характера (производственные, технические, экономические, организационные и другие), в том числе о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере, а также сведения о способах осуществления профессиональной деятельности, которые имеют действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности их третьим лицам, к которым у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании и в отношении которых обладателем таких сведений введен режим коммерческой тайны (ст. 1465 ГК РФ).

Как предусмотрено ст. 1229 ГК РФ, гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом. Коммерческая концессия представляет собой один из таких способов. По данному договору могут быть переданы также права на использование изобретений, полезных моделей, промышленных образцов, программ для ЭВМ и т.п.

Договор коммерческой концессии является консенсуальным, возмездным, двусторонне обязывающим.

2. Как следует из п. 2 комментируемой статьи, по договору коммерческой концессии передается комплекс прав, а также возможность использовать деловую репутацию правообладателя и его коммерческий опыт. В связи с этим законодатель предусматривает, что договором должен быть определен минимальный или (и) максимальный объем такого использования с указанием или без указания территории использования. Следует обратить внимание на то, что правило о территории использования имеет диспозитивный характер, в то время как необходимость оговаривать в тексте договора объем использования прав сформулирована императивно.

Сфера предпринимательской деятельности, в которой будет осуществляться использование исключительных прав и иных переданных по договору объектов, может быть указана в договоре, если это имеет значение для сторон.

Относительно деловой репутации следует заметить, что, будучи отнесена законом к числу личных неимущественных благ, она является неотчуждаемой и не может быть самостоятельным предметом договора коммерческой концессии.

3. Поскольку коммерческая концессия имеет место только в предпринимательской деятельности, следовательно, сторонами договора могут быть коммерческие организации и индивидуальные предприниматели, зарегистрированные в установленном законом порядке (п. 3 комментируемой статьи).

Коммерческой организацией является юридическое лицо, преследующее извлечение прибыли в качестве основной цели деятельности (ст.

50 ГК РФ). К числу коммерческих организаций относятся хозяйственные товарищества, хозяйственные общества, хозяйственные партнерства, производственные кооперативы, государственные и муниципальные унитарные предприятия.

4. Как установлено в п. 4 комментируемой статьи, к договору коммерческой концессии применимы положения ГК РФ о лицензионном договоре, если это не противоречит существу договора коммерческой концессии. Это означает, например, необходимость наличия в договоре коммерческой концессии указания на способы использования прав на охраняемые объекты, недопустимость включения условий об использовании объектов на исключительных условиях, если такие способы использования уже были предметом аналогичных лицензионных договоров.

5. Применимое законодательство:

— ФЗ от 08.08.2001 N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей»;

— ФЗ от 18.12.2006 N 231-ФЗ «О введении в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации»;

— Приказ Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам от 29. 12.2009 N 186;

— Приказ Минобрнауки РФ от 29.10.2008 N 321;

— письмо Федеральной налоговой службы от 21.10.2013 N ММВ-20-3/96@;

— письмо Департамента налоговой и таможенно-тарифной политики Минфина России от 06.05.2013 N 03-03-06/1/15655;

— письмо Департамента налоговой и таможенно-тарифной политики Минфина РФ от 04.09.2008 N 03-03-06/1/509.

6. Судебная практика:

— Постановление ФАС Дальневосточного округа от 24.03.2014 N Ф03-665/2014 по делу N А51-11068/2012;

— Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 24.03.2014 N 08АП-447/2014 по делу N А75-8205/2013;

— Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 20.01.2014 N 09АП-36786/2013 по делу N А40-79104/12-139-753;

— Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 08.11.2013 N 18АП-10589/2013 по делу N А76-9921/2013.

Коммерческая концессия.

Серьезные изменения в связи с принятием части четвертой ГК РФ претерпел договор коммерческой концессии, по своей природе тесно связанный с правами на объекты интеллектуальной собственности (статьи 1027 — 1040 ГК РФ). Хотя суть коммерческой концессии изменилась, в новых правилах содержится оговорка о применении к договору концессии норм ГК РФ о лицензионном договоре (п. 4 ст. 1027 ГК РФ в новой редакции).

Л. Зуйкова

БРЕМЯ ПЕРЕМЕН

К разочарованию поклонников торгового франчайзинга, правила регистрации договоров концессии не только не упростились, но даже ужесточились.

Напомним, что в прежней редакции п. 2 ст. 1028 ГК РФ хоть и содержалось наставление участникам концессии зарегистрировать договор в органе, осуществившем регистрацию юридического лица (т.е. в налоговом органе) <*>, серьезных негативных последствий это не влекло: просто стороны не могли ссылаться на незарегистрированный договор перед третьими лицами. Но к недействительности договора это не приводило. Исключение было предусмотрено лишь для объектов патентного права: договор концессии патентного объекта без регистрации в Роспатенте считался недействительным (ч. 4 п. 2 ст. 1028 ГК РФ в прежней редакции).
     ———————— 
<*> Приказ Минфина России от 12.08.2005 N 105н «О регистрации договоров коммерческой концессии (субконцессии)».

Теперь же отсутствие регистрации в уполномоченном федеральном органе по интеллектуальной собственности (Роспатенте) во всех случаях приводит к ничтожности договора коммерческой концессии. Государственной регистрации подлежит и любое изменение договора концессии (п. 2 ст. 1036 ГК РФ в новой редакции).

Большая роль в предмете концессии уделена правам на товарный знак, знак обслуживания или на коммерческое обозначение, если это право включено в комплекс прав, охватываемых концессией. Так, прекращение любого из этих прав без адекватной замены влечет прекращение всего договора коммерческой концессии (п. 3 ст. 1037 ГК РФ в новой редакции).

При этом в отношении коммерческого обозначения предполагается, что в случае его прекращения у пользователя возникает аналогичное право в отношении нового коммерческого обозначения, возникшего у правообладателя (ст. 1039 ГК РФ в новой редакции). Если же новое коммерческое обозначение пользователя не устраивает, он вправе в одностороннем порядке потребовать расторжения договора концессии с соразмерным уменьшением причитающегося правообладателю вознаграждения.

КОММЕРЧЕСКАЯ КОНЦЕССИЯ И ЛИЦЕНЗИОННЫЙ ДОГОВОР: ЕДИНСТВО ИЛИ БОРЬБА?

О договоре коммерческой концессии мы вспомнили здесь не случайно.

Наиболее частой проблемой, встречающейся на практике, является необходимость отграничить лицензионный договор от договора коммерческой концессии и наоборот. Так как предметом договора коммерческой концессии также является передача комплекса исключительных прав, включающего в себя право на товарный знак, знак обслуживания, а также права на другие объекты исключительных прав, в частности на коммерческое обозначение и ноу-хау (п. 1 ст. 1027 ГК РФ в новой редакции).

Лицензионный договор о передаче права на использование товарного знака, равно как и договор коммерческой концессии, подлежит регистрации в Роспатенте. Согласно новой редакции п. 2 ст. 1028 ГК РФ из закона изъята норма о необходимости регистрации договора коммерческой концессии в органе, осуществившем регистрацию правообладателя (налоговом органе).

Более того, в соответствии с новым п. 4 ст. 1027 ГК РФ к договору коммерческой концессии применяются все правила ГК РФ о лицензионном договоре.

Таким образом, часть четвертая ГК РФ делает единственным отличием договора коммерческой концессии от лицензионного договора объект договора. В договоре коммерческой концессии объект — это комплекс исключительных прав, а в лицензионном договоре — право пользования объектом интеллектуальной собственности. Из такого вывода до последнего времени исходила, в частности, и арбитражная практика (применительно к товарным знакам см., например, Постановление ФАС Северо-Западного округа от 08.04.2002 N А56-16500/01).

Значит, если в договоре имеется ссылка только на один объект, к примеру — на товарный знак, то перед нами лицензионный договор, а если к товарному знаку добавится еще и коммерческое обозначение — коммерческая концессия. Ну а если по одному договору передается право использования нескольких товарных знаков?..

Думается, в свете нового законодательства ответ на этот вопрос выглядит не так уж очевидно. Если к договору коммерческой концессии применяются нормы ГК РФ о лицензионном договоре, то не следует ли расценивать его уже не как самостоятельный договор, а как особую разновидность лицензионного договора с множественным предметом?

Во всяком случае глава 69 (так называемая «общая часть») раздела VII ГК РФ дает повод рассуждать как раз об этом. Но какой смысл тогда было сохранять коммерческую концессию в перечне «неинтеллектуальных» договоров Кодекса?

Есть и еще одна неувязка. По лицензионному договору в трактовке п. 1 ст. 1235 ГК РФ передается «право использования результата интеллектуальной деятельности» (например, право пользования товарным знаком). А передача исключительного права возможна лишь по договору об отчуждении исключительного права (ст. 1234 ГК РФ). Договоры эти имеют разную правовую природу и соответственно разный способ регулирования. Договор «об отчуждении», по сути, представляет собой договор купли-продажи исключительного права на «интеллектуальный» объект. А лицензионный договор по своей правовой природе близок к договору аренды.

А вот в коммерческой концессии оба эти способа, так заботливо разделенные законодателем в главе 69 ГК РФ, вдруг оказались «сплетенными в неразрывном единстве». Так как согласно ст. 1027 ГК РФ по договору коммерческой концессии передается не что иное, как исключительные права, но при этом во всем остальном действуют нормы о лицензионном договоре.

В результате получился этакий правовой «гибрид»: «временная передача пользователю исключительных прав с ограничениями, предусмотренными для права пользования», причем объектов этих прав должно быть как минимум два. Но исключительное право потому и зовется исключительным, что к новому владельцу переходят все права, принадлежащие правообладателю, в полном объеме.

Если же объем прав, возникающий у пользователя, ограничен, то о передаче исключительного права говорить уже вроде бы и некорректно. То есть получается, что со стороны правообладателя «ушел» весь объем исключительных прав, а до пользователя «добралась» только их часть. В каких недрах нормотворчества «затерялась» другая половина — непонятно, как неясно и то, почему по такой «конструкции» можно передавать, например, право на товарный знак вкупе с другим исключительным правом, а право на товарный знак без сопутствующей «нагрузки» уже передать нельзя.

Указанные противоречия наиболее ярко проявляются при разрешении конкретных дел судами.

АРБИТРАЖ

Между ЗАО «Баскин Роббинс-Эллайд Домек» (правообладатель) и ООО «МАКдрайв» (пользователь) был заключен договор коммерческой концессии, в соответствии с которым ЗАО передало ООО «МАКдрайв» право использования в течение пяти лет комплекса исключительных прав правообладателя на товарный знак «Баскин 31 Роббинс».

В период действия концессии ООО «МАКдрайв» обнаружило, что некое общество использует указанный товарный знак при продаже мороженого в кафе «Баскин Роббинс», и обратилось в суд с иском о защите исключительного права на товарный знак «Баскин 31 Роббинс».

Отказывая ООО «МАКдрайв» в иске, ФАС, в частности, пояснил следующее. Согласно договору коммерческой концессии в число переданных ему правообладателем прав не входит право на запрет использования третьими лицами товарного знака «Баскин 31 Роббинс», поскольку сторонами коммерческой концессии лицензионное соглашение к договору не заключено и не зарегистрировано. А согласно ст. 4 Закона о товарных знаках только сам владелец товарного знака имеет исключительное право пользоваться и распоряжаться товарным знаком, а также право запрещать использование товарного знака другим лицам.

Следовательно, законодательством предоставляется защита от нарушений прав и интересов от несанкционированного использования товарного знака исключительно его владельцу. Пользователь же не обладает правом запрещать использование третьими лицами товарного знака «Баскин 31 Роббинс», а потому у него отсутствует право на предъявление иска о запрещении использования третьими лицами указанного товарного знака (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 15.04.2003 N Ф04/1572-293/А03-2003).

Думается, что в свете раздела VII ГК РФ вместо сохранения довольно спорной конструкции договора коммерческой концессии логичнее было бы предусмотреть возможность заключения некоего «комбинированного» лицензионного договора, допускающего одновременную передачу правообладателем различных видов принадлежащих ему прав на результаты интеллектуальной деятельности.

В общем, над этими и другими вопросами еще предстоит задуматься юристам.


2.2.5.3. Build-Operate-Transfer (BOT)

    Домашняя страница онлайн-курса

    Введение

    Модуль 1 — Институциональная структура

    Модуль 2 – Структура и модели PPP

    2. 1. Структура ГЧП

    2.2. Модели PPP

    2.2.1. Основные характеристики моделей PPP

    2.2.2. Контракты на управление

    2.2.3. Под ключ

    2.2.4. Предоставление/аренда

    2.2.5. Концессии

    2.2.5.1. Плюсы и минусы концессий

    2.2.5.2. Франшиза

    2.2.5.3. Строительство-эксплуатация-передача (СЭП)

    2.2.6. Частная собственность на имущество

    2.3. Отзыв

    Модуль 3 – Участие правительства в ГЧП

    Модуль 4 — Финансирование проектов ГЧП

    Модуль 5 — Регуляторное управление

    Модуль 6. Основные вопросы разработки PPP

    Модуль 7. Договор подряда, управление договорами и разрешение споров

    Модуль 8 — Закупки

    Модуль 9- Краткие тематические исследования

    Пройти финальный тест и распечатать сертификат

    Приложения

2.2.5.3. Строительство-эксплуатация-передача (СЭП)

Основные характеристики СЭП

В режиме «Строительство-эксплуатация-передача» или СЭП (и его другие варианты, а именно «Строительство-передача-эксплуатация» (ВТО), «Строительство-восстановление-эксплуатация-передача» ( BROT), типа «Строительство-Аренда-Передача» (BLT)) концессионер осуществляет инвестиции и эксплуатирует объект в течение фиксированного периода времени, после чего право собственности возвращается к государственному сектору. При таком типе договоренностей операционные и инвестиционные риски могут быть в значительной степени переложены на концессионера.

Обязательства правительства

Однако в модели типа СЭП правительство имеет явные и неявные условные обязательства, которые могут возникнуть в связи с предоставленными гарантиями по кредитам и неисполнением обязательств субсуверенным правительством и государственным или частным лицом по негарантированным кредиты. Сохраняя за собой конечную собственность, правительство контролирует политику и может распределять риски между теми сторонами, которые лучше всего подходят для их принятия или устранения.

Структура сделки BOT

Доход концессионера в проекте СЭП поступает от управления и маркетинга пользовательских объектов (например, доход от платных дорог в проекте платных дорог) и сдачи в аренду коммерческих площадей, где это возможно. Концессии для проектов СЭП могут быть структурированы либо по максимальной доле дохода в течение фиксированного периода концессии, либо по минимальному периоду концессии для фиксированной доли дохода, либо по комбинации того и другого, либо только по минимальному периоду концессии.

Участие правительства в проекте СЭП

В случае концессии СЭП от концессионера может потребоваться создание специальной целевой компании (SPV) для реализации и эксплуатации проекта. SPV может быть создано как совместное предприятие с долевым участием нескольких сторон из частного сектора и государственного сектора. В дополнение к участию в акционерном капитале правительство может также предоставить капитальные субсидии или другие финансовые стимулы для проекта СЭП. Однако также довольно распространено, что правительство может не иметь никакого участия в капитале проектной компании BOT.

Примеры BOT в Азии

СЭП является распространенной формой ГЧП во всех секторах азиатских стран.

Бангкокская система общественного транспорта (BTS) , надземная система поездов в Бангкоке, является примером проекта BOT. Проект реализован в рамках концессионного соглашения BOT сроком на 30 лет между концессионером и городской администрацией Бангкока (правительством города).

В регионе реализовано большое количество портовых и дорожных проектов СЭП. Международный контейнерный терминал Нхава-Шева (NSICT) является интересным примером повышения эффективности за счет проекта BOT в портовом секторе. В 1997 году Jawaharlal Nehru Port Trust (JNPT), Индия, подписала соглашение с консорциумом во главе с P&O Australia о строительстве двухпричалного контейнерного терминала на основе BOT сроком на 30 лет стоимостью 200 миллионов долларов США. P&O завершила проект раньше срока и начала работу на новом терминале в 1999 году. Уже в первый год эксплуатации терминал обрабатывал гораздо больше трафика, чем ожидалось. Участие частного сектора также привело к впечатляющему повышению эффективности. Такие показатели эффективности, как среднее время оборота судов и выработка на судо-причало-день на терминале, были сопоставимы с другими эффективно работающими портами региона. Среднее время оборота в 2003-2004 годах для судов и контейнеров составляло 2,04 и 1,84 дня соответственно, что намного превышало соответствующие показатели для других сопоставимых терминалов в государственном секторе.

Модель BOT часто используется для эксплуатации существующих активов и привлечения капитальных ресурсов для модернизации и увеличения мощности существующей инфраструктуры. Индийская железная дорога применяет эту концепцию для модернизации нескольких крупных городских железнодорожных станций по модели BOT.


Строительство-Восстановление-Эксплуатация-Передача (BROT) — это вариант схемы BOT. В соответствии с соглашением BROT частный застройщик строит надстройку к существующему объекту или завершает частично построенный объект и восстанавливает существующие активы, а затем эксплуатирует и обслуживает объект на свой страх и риск в течение срока действия контракта. BROT — популярная форма ГЧП в водном хозяйстве. Многие проекты BROT в водном секторе были реализованы в Китае, Индонезии и Таиланде.

Примеры для BROT

Порт Кланг в Малайзии является хорошим примером BROT в транспортном секторе. Это также один из первых успешных проектов ГЧП в регионе. В соответствии с 21-летним контрактом в 1986 году частному оператору Port Klang Container Terminal было поручено управление и развитие контейнерных мощностей в порту.

Аэропорт Сиам Рип в Камбодже является примером BROT в секторе аэропортов.


Разница между франшизой и BOT

Ключевое различие между франшизой и типом концессии СЭП заключается в том, что в случае франшизы орган власти определяет уровень обслуживания и готов платить за это, в то время как в случае типа СЭП орган налагает несколько основных требований и может не нести прямой финансовой ответственности.

 

« Предыдущая | Далее »

Copyright © 2008 Секция транспортной политики и развития, Экономическая и социальная комиссия Организации Объединенных Наций для Азии и Тихого океана (ЭСКАТО).

Навигация по соглашениям о разделе продукции, концессии и соглашениям об оказании услуг

Эссам Таха, присяжный адвокат, эксперт по нефтяным соглашениям

и производство. Эти соглашения заключаются между принимающей страной (HC), где будут проводиться операции по разведке и добыче, будь то на ее суше или на шельфе, и ее национальной нефтяной компанией (NOC) и нефтяной компанией (IOC). МОК может состоять из одной компании или группы компаний (консорциума) и может быть местной или международной.

В системе соглашения о разделе продукции (СРП) и сервисного контракта (СК) ИНК именуется подрядчиком, а по договору концессии — концессионером. Разница в названии МОК связана с разницей в роли МОК в соответствии с каждым типом этих договорных соглашений.

Соглашение о разделе продукции (СРП)

СРП широко используется во многих странах; однако стандартной или международной модели не существует, и в каждой стране может быть своя версия. Тем не менее, есть некоторые основные черты модели PSA, которые широко используются:

МОК назначается ГК или НОК в качестве эксклюзивного подрядчика, но не в качестве концессионера.

МНК осуществляет нефтяные операции на свой страх и риск, за свой счет, но под контролем ХК или ННК.

HC, в случае коммерческого производства, владеет добытой нефтью, за исключением доли, которая будет выделена подрядчику для целей возмещения его затрат и расходов и доли прибыли.

После вычета доли, выделенной на возмещение затрат МНК, как указано в СРП, и может отличаться от соглашения к другому, оставшаяся часть производства должна быть разделена между ГК или ее ННК и подрядчиком. Эта часть составляет Долю Прибыли подрядчика, на которую распространяется процентная доля, указанная в положениях СРП.

Доля прибыли Подрядчика облагается налогом; однако некоторые ХК освобождают подрядчика от уплаты налогов, а некоторые другие страны уплачивают такие налоги от имени подрядчика и за счет подрядчика из его собственной доли производства.

Права на активы (земли, оборудование, инструменты и установки), приобретенные подрядчиком для операций по соглашению, должны быть переданы ГК или ННК немедленно или в сверхурочное время в соответствии с режимом возмещения затрат.

В принципе, управление операциями в рамках СРП должно находиться под контролем HC или его NOC.

Ниже приведен пример такого механизма контроля в соответствии с египетским соглашением о разведке и добыче нефти; на этапах разведки подрядчик обязан подготовить программу разведочных работ и бюджет для района с указанием операций, которые он предлагает провести в течение следующего года. Рабочая программа и бюджет подлежат рассмотрению совместным комитетом (Консультативный комитет по разведке), который должен состоять из шести членов; трое из них назначаются Египетской генеральной нефтяной корпорацией (EGPC), а остальные трое — подрядчиком, председатель назначается EGPC из числа ее членов.

После достижения коммерческого обнаружения нефти или газа, EGPC и подрядчик должны создать совместное предприятие для выполнения всех операций по открытию и разведке в этом районе (Операционная компания). Доля капитала Операционной компании будет разделена между EGPC и подрядчиком по 50% каждый. Совет директоров состоит из восьми членов, четверо из которых назначаются EGPC, а остальные четверо — подрядчиком. Председатель операционной компании назначается EGPC и назначается управляющим директором.

Концессионное соглашение

Концессионное соглашение представляет собой второй тип базовых контрактов на разведку и добычу нефти, которые регламентируют права и обязанности HC, NOC и IOC.

Концессионное соглашение является первым договорным соглашением, известным во всем мире, и со времен Второй мировой войны оно стало общеизвестным типом в большинстве стран, особенно в странах индустриализации.

В соответствии с типом концессии МНК становится владельцем всей нефти, добытой на территории соглашения, за исключением доли роялти, подлежащей уплате МОК ГК или ННК. Тем не менее, HC остается владельцем нефти вплоть до устья скважины до добычи.

В соответствии с Концессионным соглашением доход ХК или ННК от добытой нефти состоит из роялти, которые выплачиваются в денежной или натуральной форме по запросу ХК или ННК, и подоходного налога, уплачиваемого МОК на чистую прибыль, полученную от производства. Другие налоги и сборы, которые могут быть включены в специальный налог на нефть, уплачиваются на сверхприбыль.

Концессионное соглашение также именуется «Договором о налогообложении роялти» или «Лицензией», и его основными особенностями являются следующие положения.

МОК будет иметь исключительное право на разведку согласованного района, а после достижения коммерческого обнаружения она будет иметь исключительное право на добычу. Разведка и эксплуатация должны осуществляться на собственный риск и за счет МОК и должны предоставляться на определенный период времени.

МОК владеет всей продукцией и может свободно ею распоряжаться при условии уплаты роялти и выполнения требований местного рынка, если таковые имеются.

МОК может подлежать оплате арендной платы за площадь концессии. Такие арендные платежи могут применяться к периоду(ам) разведки, или к периоду эксплуатации, или к тому и другому.

МОК обязан выплачивать гонорары ХК или НОК. Может быть согласовано, что гонорары выплачиваются наличными или натурой по требованию НС или НОК, если только НС или НОК не решили освободить МОК от уплаты таких гонораров.

МОК обязан уплачивать подоходный налог с чистой прибыли, полученной по договору концессии, а также любые другие налоги, применяемые в ХК.

Оборудование, инструменты и установки, используемые МНК в нефтяных операциях в течение срока действия концессионного соглашения, принадлежат МНК и могут быть переданы ХК или ННК по истечении срока действия концессионного соглашения на безвозмездной основе. , если только ХК или НОК не попросят МОК удалить их из зоны концессионного соглашения.

МНК между СРП и концессионным соглашением

В обоих случаях МНК берет на себя все финансовые риски, предоставляет необходимые средства, оборудование, ноу-хау и профессиональный персонал. Однако между ними есть несколько различий – концессионное соглашение и СРП, – которые МНК должны учитывать.

По договору концессии МОК выступает концессионером, а по СРП МОК выступает подрядчиком.

В соответствии с концессионным соглашением МОК является держателем прав на добычу нефти; тогда как в соответствии с СРП МОК имеет исключительное право только на проведение операций по разведке и добыче.

В соответствии с концессионным соглашением МОК выплачивает роялти в денежной или натуральной форме; тогда как в соответствии с СРП роялти может быть вычтено из всего производства до того, как какое-либо распределение в таком производстве. Он также может быть оплачен ХК или НОК от имени МОК или может быть полностью отменен.

В соответствии с Концессионным соглашением не предусматривается возмещение затрат и издержек МОК, поскольку МОК будет владеть всей добычей, за исключением доли роялти, если таковая имеется; в то время как в соответствии с СРП МОК должна возмещать все свои затраты и расходы за счет доли производства, отнесенной на счет возмещения затрат, при условии рассмотрения HC или его NOC.

В соответствии с концессионным соглашением МОК уплачивает применимый подоходный налог со своей чистой прибыли, а также любые другие налоги, взимаемые ХК; тогда как в соответствии с СРП МОК может платить свой собственный подоходный налог, а также любые другие налоги, применяемые в HC. МОК также может быть освобожден от уплаты любых применяемых налогов, включая подоходный налог, или ХК или НОК могут платить от имени МОК и за его счет применяемые налоги.

В соответствии с концессионным соглашением МОК будет владеть всеми активами, приобретенными в течение срока действия соглашения для целей операций по соглашению. Такие активы могут быть переданы по истечении срока действия соглашения бесплатно HC или NOC или по истечении срока действия соглашения; НС или НОК могут потребовать от МОК удалить все такие активы из зоны действия соглашения. С другой стороны, в соответствии с СРП право на активы должно быть передано HC или NOC немедленно или сверхурочно в соответствии с режимом возмещения затрат.

Контракт на оказание услуг (SC) / Контракт на оказание услуг по управлению рисками (RSC)

Контракт на оказание услуг является третьей базовой формой соглашений/контрактов на разведку и добычу нефти. Он был сформулирован в Латинской Америке в 1950-х годах, а затем на Ближнем Востоке в 1960-х годах. Концепция этого типа основана на простой формуле, заключающейся в том, что подрядчику выплачивается денежное вознаграждение за предоставление услуги по добыче нефти. и/или газа, и вся добыча должна принадлежать ХК или ННК.

SC для разведки и/или добычи нефти теперь известен как контракт на обслуживание рисков (RSC). В контрактах такого типа ГК или ее ННК нанимают МНК, которая обладает технологиями и финансовыми возможностями, в качестве подрядчика для оказания услуг по разведке, разработке и добыче в конкретной области в течение определенного периода времени.

Таким образом, МОК берет на себя и оплачивает все затраты и расходы, необходимые для предоставления услуг, и, если будет достигнуто коммерческое открытие, будь то нефть или газ, МОК будет возмещена ее стоимость и расходы и вознаграждены за предоставление услуги и за риски, которые она понесенные в течение срока действия договора.

По контракту такого типа МНК не имеет прав на добычу полезных ископаемых, и вся добыча принадлежит ХК или ННК. Операторские права должны быть переданы от IOC к NOC в определенную дату до истечения срока действия контракта либо в начале производства (как в случае с Ираном), либо после этого.

RSC аналогичен PSA в следующих аспектах.

МОК берет на себя все финансовые риски и будет возмещать свои затраты и расходы только в случае достижения коммерческого обнаружения.

Вместо получения доли прибыли от добытой нефти в соответствии с СРП МОК получает вознаграждение в соответствии с RSC.

Плата за услуги вносится наличными, а не натурой; однако в некоторых странах подрядчик получает натурой количество нефти, равное по цене причитающимся сборам, в соответствии с рыночной ценой на нефть в установленный срок.

МОК после получения возмещения может приобрести определенную долю продукции по сниженной цене (Контракт обратного выкупа).

Вознаграждение, выплачиваемое МОК, облагается подоходным налогом, применяемым в ГК.

Таким образом, перед египетской нефтегазовой промышленностью остается вопрос, какой тип этих соглашений более подходит для применения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *