Народного ополчения 10а: Компании по адресу Санкт-Петербург, проспект Народного Ополчения, дом 10-а

Содержание

Бизнес-центр «Народного Ополчения 10А» — аренда офиса, помещения в БЦ

Описание бизнес-центра «Народного Ополчения 10А»

В Кировском районе Петербурга, неподалеку от выезда на Западный скоростной диаметр, в новом здании, расположенном неподалеку от пересечения Ленинского проспекта и проспекта Народного Ополчения разместился бизнес-центр «Ополчения 10А». Близость к метро и крупным транспортным магистралям данной части Петербурга делает данный центр привлекательным для бизнесменов. На проспекте Народного Ополчения, в непосредственной близости от Ленинского проспекта, а также от выезда на ЗСД, разместился деловой центр «Ополчения 10А», предлагающий потенциальным арендаторам отлично отремонтированные офисные помещения. Удобное и престижное расположение, близость метро – в менее чем в восьмистах метрах располагается выход из подземки «Ленинский проспект», все это несомненное преимущество БЦ «Ополчения 10А» для любого бизнеса.

Технические особенности БЦ

Бизнес-центр «Ополчения 10А» — это двадцати одно этажное здание, возведенное в 2013 году и относящееся к классу «В», предлагает желающим офисы высокого уровня. В здании функционируют пассажирские лифты. Рядом расположены офисы большинства крупных банков города, магазины, кафе и рестораны, торговые комплексы, неподалеку крупная дачно-строительная ярмарка «Русская деревня». Аренда помещения «Ополчения 10А» дает возможность организовать бизнес с наибольшим комфортом, как для сотрудников, так и для посетителей.

Информация по аренде офиса в бизнес-центре

Аренда офиса «Ополчения 10А» включает в себя оплату требуемых налоговых платежей, оплата услуг, в том числе и коммунальных, оговаривается персонально. Имеется возможность аренды больших площадей. Аренда офиса в «Ополчения 10А» — это удобно, выгодно, престижно и комфортно.

Снять офис в БЦ «Народного Ополчения» с помощью Biz-Cen.ru

На эффективность бизнеса прямое влияние оказывают условия аренды офиса. Снять в аренду офисную недвижимость нужно не только в подходящем для продуктивной работы месте, но и на выгодных условиях.. Аренда офисов БЦ “Народного Ополчения” будет соответствовать всем вашим ожиданиям, если вы воспользуетесь информационной поддержкой biz-cen.ru. Просто обратитесь к нашим специалистам за брокерским сопровождением, и в кратчайшие сроки вы получите самые выгодные варианты аренды – это современные качественные офисы, по которым стоимость недорогая. На нашем сайте представлены дешевые цены от собственника, без дополнительных наценок компаний-посредников. Теперь снять офис БЦ “Народного Ополчения” – задача, которую можно решить в течение нескольких часов. Аренда офиса в бизнес-центре “Народного Ополчения” – это прямое взаимодействие с собственником недвижимости. Мы только помогаем найти подходящие варианты и повысить оперативность сделки (например, через достижение предварительных договоренностей с собственником). Используя брокерский сервис biz-cen.ru, любой владелец бизнеса может арендовать офис без посредников в БЦ “Народного Ополчения”, на самых выгодных условиях для своей компании.

Центр Микрохирургии Глаза «Я ВИЖУ»

Данный раздел содержит исчерпывающую контактную информацию о нашем Центре: фактический адрес расположения клиники, номера телефона, данные электронной почты. В рабочие часы мы всегда готовы ответить на ваши вопросы удаленно – по телефону, или же лично – после того как вы запишетесь и придете на индивидуальную консультацию. Также для получения обратной связи в любое время суток вы можете использовать e-mail. Специалисты Центра Микрохирургии Глаза ответят на ваше письмо или звонок максимально оперативно.

Справки и предварительная запись по телефону: +7 (812) 659-99-99
Электронная почта: [email protected]

Режим работы:


Клиника открыта для пациентов:

пн-пт: с 08:00 до 21:00

сб-вс: с 09:00 до 20:00


График приема граждан руководителем медицинской организации:

по вторникам с 12:00 — 14:00
Генеральный директор Авалиани Елена Николаевна

Адрес:

198216, г. Санкт-Петербург, пр. Народного Ополчения д. 10, литер А

Как нас найти

Мы находимся в Санкт-Петербурге в шаговой доступности от станции метро Ленинский проспект, выход на Ленинский проспект направо, далее 7 минут пешком, до проспекта Народного Ополчения, через пешеходный переход к главному входу в клинику по красной пешеходной дорожке.

На машине, проезжая по Ленинскому проспекту со стороны Московского проспекта, развернуться на перекрестке с проспектом Народного Ополчения, и через 100 метров повернуть направо и сразу ещё раз направо на автостоянку. Это большое остекленное здание с вывеской «Медицинская клиника» на фасаде. Парковка непосредственно перед входом в клинику. Вход в клинику со стороны Ленинского проспекта.

Всего 15 минут – с севера города!
Центр микрохирургии глаза Я ВИЖУ расположен рядом с ЗСД – съезд на Краснопутиловскую улицу.

Приглашаем Вас в наш Центр, где вы получите квалифицированную, качественную медицинскую помощь.

Почтовый индекс Проспекта Народного Ополчения Санкт-Петербурга — IndexMap.ru

Проспект Народного Ополчения находится в городе Санкт-Петербурге. По нашим данным, на проспекте Народного Ополчения есть 220 домов и строений, индексы которых указаны ниже.

  • 2 к. 2 стр. 1, 2 к. 2 стр. 2

  • 24, 24 лит. Б, 24 лит. К, 24 лит. П, 24 лит. Р, 24 лит. Т, 26, 26 к. 3, 26 к. 3соор1, 26 лит. Б, 26 лит. В, 26 лит. Д, 26 лит. Е, 26 лит. Ж, 26 лит. И, 26 лит. К, 26 лит. Л, 26 лит. М, 26 лит. Н, 26 лит. П, 26 лит. Р, 26 лит. С, 26 лит. Т, 26 лит. У, 26 лит. Ф, 26 лит. Х, 26 лит. Ц, 26а, 67, 69, 71, 73, 75, 77, 79, 79 лит. Б, 81, 83, 85, 87, 89, 93, 95, 97, 99, 99 лит. Б, 101, 103, 103 лит. В, 105, 109, 111, 113, 113 лит. В, 115, 115 лит. Б, 117, 119, 121, 123, 125, 125 лит. В

    198215

  • 1, 2, 2 к. 2 лит. Б, 2 к. 2 лит. Е, 2а, 3, 6, 6 лит. Б, 7, 7 лит. Б, 9, 10, 10 лит. Б, 10 лит. В, 11, 13, 15, 15 лит. Б, 16, 19, 19 лит. Б, 19 лит. В, 20 к. 2, 20А, 21, 22 лит. Б, 22 лит. В, 22 лит. Ж, 22 лит. И, 22 лит. К, 22 лит. Н, 22 лит. П, 22 стр. 4, 23, 25, 25 лит. Б, 27, 29, 31, 33, 35, 37, 39, 41, 43, 45, 47, 49, 51, 53, 53 лит. Б, 55, 57, 59, 61, 63, 63 лит. В

    198216

  • 28, 127, 129, 131, 131 лит. В, 133, 135, 137 к. 1, 137 к. 2, 139, 141, 141 лит. Б, 143, 145, 147, 147 к. 2, 147 лит. Б, 149 стр. 1

    198217

  • 155, 155 лит. Б, 159, 159 лит. Б, 161, 163, 163 лит. Б, 165, 167 к. 21, 171, 173, 173 к. 2, 175, 175 лит. В, 177, 179, 179 к. 2, 181, 183, 185, 185 лит. Б, 187, 189 к. 1, 189 к. 1 лит. Б, 189 к. 1 лит. Ж

    198260

  • 197 к. 3, 197 к. 3 лит. Г, 197 к. 3 лит. Д, 199, 201, 201 лит. Д, 201 лит. Е, 201 лит. Ж, 201 лит. К, 201 лит. М, 201а, 201а лит. Б

    198261

  • 56, 68, 219, 221, 221 лит. Г

    198334

  • 62, 62 к. 3, 62 лит. Б, 203, 205, 207, 207 к. 1, 207 лит. Б, 209, 209 к. 2, 209 к. 3, 211, 211 к. 2, 213, 213 к. 2

    198205

  • 223, 223 к. 2, 225 к. 37, 227, 229, 231, 233, 237, 237 лит. Б, 239 к. 2, 241 к. 1, 241 к. 2, 241 к. 3, 241 к. 4, 241 к. 5, 241 к. 6, 243 к. 1, 245

    198259

  • 80, 84, 86, 247 к. 1, 247 к. 2, 249

    198264

  • Недвижимость на проспекте Народного Ополчения

    Просмотрено

    8 1

    Объявление о продаже однокомнатной квартиры, 25 м², 10 мин. до метро пешком, этаж 10 из 25.

    Готовый отельный бизнес с пассивным доходом. Апартаменты VALO UNO с отделкой и оснащением в центре Петербурга!

    • Санкт-Петербург, Лиговском, 56 Б

    Просмотрено

    27 000 ₽

    + комиссия 100%
    в месяц

    16

    16

    Аренда трехкомнатной квартиры, 42 м², 5 мин. до метро пешком, этаж 5 из 5.

    Просмотрено

    220 000 000
    22 000 000 ₽

    34

    34

    Продажа двухкомнатной квартиры, 86 м², 11 мин. до метро пешком, этаж 23 из 24.

    Просмотрено

    Купить однокомнатную квартиру, 43.6 м², 5 мин. до метро пешком, этаж 4 из 25.

    Просмотрено

    Снять однокомнатную квартиру, 31 м², этаж 2 из 5.

    15 минут до метро Ломоносовская. Рядом с центром. Предчистовая отделка. Всего 40 квартир в доме.

    • Метро Ломоносовская

    Просмотрено

    Продам однокомнатную квартиру, 23 м², 13 мин. до метро на транспорте, этаж 9 из 23.

    Просмотрено

    Объявление о продаже однокомнатной квартиры, 32 м², 14 мин. до метро на транспорте, этаж 4 из 5.

    Просмотрено

    Продается помещение свободного назначения, 260 м², 12 мин. до метро пешком.

    Просмотрено

    25 000 ₽

    + комиссия 50%

    в месяц

    12

    12

    Сдам однокомнатную квартиру, 38.3 м², 12 мин. до метро пешком, этаж 9 из 24.

    Просмотрено

    Купить двухкомнатную квартиру, 41.8 м², 14 мин. до метро пешком, этаж 8 из 9.

    Просмотрено

    Купить трехкомнатную квартиру, 41.9 м², 15 мин. до метро пешком, этаж 1 из 5.

    Просмотрено

    Объявление о продаже двухкомнатной квартиры, 45 м², 15 мин. до метро на транспорте, этаж 3 из 5.

    Просмотрено

    Купить однокомнатную квартиру, 34 м², 27 мин. до метро на транспорте, этаж 7 из 9.

    Просмотрено

    Продажа двухкомнатной квартиры, 45 м², 27 мин. до метро на транспорте, этаж 1 из 5.

    Просмотрено

    38 000 ₽

    + комиссия 50%
    в месяц

    9

    9

    Снять трехкомнатную квартиру, 84 м², 15 мин. до метро пешком, этаж 6 из 10.

    Элитные квартиры с отделкой. Британский дизайн интерьеров. КЛЮЧИ В II КВ. 2022

    • Санкт-Петербург, ул. Адмирала Лазарева, дом 22с1

    Просмотрено

    Продажа двухкомнатной квартиры, 41.8 м², 14 мин. до метро пешком, этаж 8 из 9.

    Просмотрено

    Продам двухкомнатную квартиру, 42.4 м², 14 мин. до метро пешком, этаж 7 из 9.

    Просмотрено

    Продажа четырехкомнатной квартиры, 48.6 м², 14 мин. до метро пешком, этаж 5 из 5.

    Просмотрено

    Продам трехкомнатную квартиру, 57.1 м², 14 мин. до метро на транспорте, этаж 3 из 5.

    Просмотрено

    Купить однокомнатную квартиру, 42.1 м², 12 мин. до метро пешком, этаж 22 из 25.

    Просмотрено

    Сдам квартиру на сутки, 23 м², 11 мин. до метро пешком, этаж 1 из 5.

    Просмотрено

    Продам однокомнатную квартиру, 31.1 м², 24 мин. до метро на транспорте, этаж 2 из 5.

    Просмотрено

    Продам двухкомнатную квартиру, 41.8 м², 13 мин. до метро пешком, этаж 8 из 9.

    Просмотрено

    11 500 ₽

    + комиссия 40%
    в месяц

    12

    12

    Аренда комнаты, 10 м², 15 мин. до метро на транспорте, этаж 4 из 5.

    Просмотрено

    19 000 ₽

    + комиссия 100%
    в месяц

    14

    14

    Сдам в аренду однокомнатную квартиру, 28.9 м², 16 мин. до метро пешком, этаж 1 из 9.

    Просмотрено

    Продаем однокомнатную квартиру, 29.9 м², 13 мин. до метро на транспорте, этаж 2 из 23.

    Просмотрено

    Продам однокомнатную квартиру, 39.7 м², 12 мин. до метро пешком, этаж 10 из 25.

    Просмотрено

    Купить однокомнатную квартиру, 39.7 м², 12 мин. до метро пешком, этаж 10 из 25.

    Просмотрено

    Купить однокомнатную квартиру, 36.3 м², 13 мин. до метро на транспорте, этаж 8 из 23.

    Просмотрено

    Купить четырехкомнатную квартиру, 48.5 м², 13 мин. до метро пешком, этаж 2 из 5.

    Улица Народного Ополчения, дом 10, корпус 1 (Адреса Москвы)

    #АБВГДЕЖЗИКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЭЮЯ — улицы на букву «Н» —Набережная улицаНабережная улица (пос. Рублево)Нагатинская набережнаяНагатинская поймаНагатинская улицаНагатинский 1-й, проездНагатинский 2-й, проездНагатинский бульварНагатинский мостНагорная улицаНагорное, посёлокНагорный бульварНагорный проездНазарьево, посёлокНалесный переулокНаличная улицаНамёткина, улицаНансена, проездНапольный проездНапрудная 1-я, улицаНапрудная 2-я, улицаНапрудный переулокНарвская улицаНаримановская улицаНаро-Фоминская улицаНародная улицаНародного Ополчения, улицаНародный переулокНародный проспектНарышкинская аллеяНарышкинский проездНасосная улицаНаставнический переулокНастасьинский переулокНаташи Качуевской, улицаНаташи Ковшовой, улицаНаташинская улицаНаучный проездНахимовский проспектНащокинский переулокНеверовского, улицаНеглинная улицаНежинская улицаНекрасовка, посёлокНекрасовская улицаНелидовская улицаНеманский проездНемчинова, улицаНеопалимовский 1-й, переулокНеопалимовский 2-й, переулокНеопалимовский 3-й, переулокНесвижский переулокНижегородская улицаНижегородский переулокНижнелихоборский 1-й, проездНижнелихоборский 3-й, проездНижнемасловский 2-й, переулокНижние Мнёвники, посёлокНижние Мнёвники, улицаНижние Поля, улицаНижний Борисовский мостНижний Журавлёв переулокНижний Кисельный переулокНижний Кисловский переулокНижний Михайловский 1-й, проездНижний Сусальный переулокНижний Таганский тупикНижняя Красносельская улицаНижняя Краснохолмская улицаНижняя Масловка, улицаНижняя Первомайская улицаНижняя Радищевская улицаНижняя Сыромятническая улицаНижняя Хохловка, улицаНижняя улицаНикитинская улицаНикитников переулокНикитские Ворота, площадьНикитский бульварНикитский переулокНиколаева, улицаНиколаевский тупикНиколая Злобина, улицаНиколая Коперника, улицаНиколая Старостина, улицаНиколая Химушина, улицаНиколоваганьковский переулокНиколощеповский 1-й, переулокНиколощеповский 2-й, переулокНиколоямская набережнаяНиколоямская улицаНиколоямский переулокНиколоямской тупикНикольская улицаНикольский переулокНикольский проездНикольский тупикНикольско-Архангельский проездНиконовский переулокНикопольская 3-я, улицаНикопольская улицаНикулинская улицаНоваторов, улицаНовая Басманная улицаНовая Башиловка, улицаНовая Дорога, улицаНовая Заря, улицаНовая Ипатовка, улицаНовая Переведеновская улицаНовая Сыромятническая улицаНовая площадьНовая улицаНовая улица (г. Зеленоград)Новгородская улицаНовикова-Прибоя, набережнаяНовинки, улицаНовинский бульварНовинский переулокНовоалексеевская улицаНовоандреевский мостНовоарбатский мостНовобратцевский, посёлокНовобутаково, посёлокНовобутовская улицаНововаганьковский переулокНововладыкинский проездНововоротниковский переулокНовогиреевская улицаНовогорская улицаНоводаниловская набережнаяНоводаниловский проездНоводачная улицаНоводевичий проездНоводевичьего Монастыря, площадьНоводевичья набережнаяНоводмитровская улицаНовозаводская улицаНовокирочный переулокНовоконная площадьНовоконюшенный переулокНовокосинская улицаНовокрымский проездНовокрюковская улицаНовокузнецкая улицаНовокузнецкий 1-й, переулокНовокузнецкий 2-й, переулокНовокузьминская 1-я, улицаНовокузьминская 12-я, улицаНовокузьминская 4-я, улицаНовокуркинское шоссеНоволесная улицаНоволесной переулокНоволужнецкий проездНоволучанская улицаНовомалино, улицаНовомарьинская улицаНовомещерский проездНовомихалковский 1-й, проездНовомихалковский 3-й, проездНовомихалковский 4-й, проездНовомосковская улицаНовоорловская улицаНовооскольская улицаНовоостанкинская 2-я, улицаНовоостанкинская 3-я, улицаНовоостанкинский 5-й, проездНовоостанкинский 6-й, проездНовоостанкинский 7-й, проездНовоостаповская улицаНовопеределкинская улицаНовопесчаная улицаНовопетровская улицаНовоподмосковный 1-й, переулокНовоподмосковный 2-й, переулокНовоподмосковный 3-й, переулокНовоподмосковный 4-й, переулокНовоподмосковный 5-й, переулокНовоподмосковный 6-й, переулокНовоподмосковный 8-й, переулокНовопоселковая улицаНовопотаповский проездНовопресненский переулокНоворогожская улицаНовороссийская улицаНоворублёво, посёлокНоворублёвская 2-я, улицаНоворублёвская улицаНоворязанская улицаНоворязанское шоссеНовоселенский переулокНовосибирская улицаНовослободская улицаНовоспасский мостНовоспасский переулокНовоспасский проездНовосущёвская улицаНовосущёвский переулокНовосходненское шоссеНовосёлки 1-я, улицаНовосёлки 2-я, улицаНовосёлки 3-я, улицаНовосёлки 4-я, улицаНовотетёрки, улицаНовотихвинская улицаНовотихвинский 1-й, переулокНовотушинская улицаНовотушинский проездНовоухтомское шоссеНовохорошевский проездНовохохловская улицаНовоцарицынское шоссеНовочеркасский бульварНовочерёмушкинская улицаНовощукинская улицаНовоясеневский проспектНовоясеневский тупикНовые Сады 1-я, улицаНовые Сады 10-я, улицаНовые Сады 11-я, улицаНовые Сады 2-я, улицаНовые Сады 3-я, улицаНовые Сады 4-я, улицаНовые Сады 5-я, улицаНовые Сады 6-я, улицаНовые Сады 7-я, улицаНовые Сады 8-я, улицаНовые Сады 9-я, улицаНовые Черёмушки 32а, кварталНовый 1-й, переулокНовый 2-й, переулокНовый 3-й, переулокНовый Арбат, улицаНовый Берингов проездНовый Зыковский проездНовый проездНожовый переулокНорильская улицаНосовихинское шоссе — дома (238)—33 к23 к2 с2455 с45 к25 к2 с167 к17 к27 к2 с57 к389 с19 с29 с39 к29 к2 с29 к39 к49 к59 к610 к110 к210 к2 с310 к2 с410 к311 к111 к211 к2 с211 к311 к412 к112 к212 к312 к412 к512 к613 к113 к213 к313 к413 к7 с214 к114 к214 к314 к415 к215 к315 к415 к515 к715 к7 с215 к7 с315 к7 с416 к116 к216 к316 к417 к21820 к120 к220 к2 с220А21 к121 к222 к122 к222 к2 с222 к2 с322 к322 к3 с222 к3 с322 к3 с422 к3 с522 к423 к123 к1 с223 к223 к2 с123 к2 с223 к2 с323 к2 с423 к2 с623 к2 с723 к2 с823 к2 с923 к323 к3 с223 к3 с323 к3 с42424 с224 с32525 с225 с425 с525 с625 с725 с826 к226 к2 с126 к2 с226 к2 с326 к2 с426 к2 с526 к2 с626 к2 с727 к127 к227 к2 с228 к128 к1 с228 к1 с428 к229 к129 к1 с229 к229 к330 с1313233 с633 с733 с933 с1233 к133 к233 к333 к433А с133Б33Б с233Б с333Б с43434 с134 с234 с434 с534 с634 с834 с1635 с135 с235 с335 с435 с535 с635 с735 с835 с935 с1035 с1335 с1535 с1635 с1835 с1935 с2035 с2135 с2635 с273637 к137 к2 с138 с238 к138 к238 к2 с238 к2 с438 к339 к139 к240 с240 к140 к240 к340 к44142 к142 к242 к343 с143 к143 к1 с243 к243 к2 с143 к2 с243 к2 с343 к2 с443 к2 с543 к2 с644 к144 к244 к2 с14545 с146 к14747 к1 с148 к148 к249 к149 к25050 с150 с250 с350 с450 с650 с750 с850 с950 с1050 с1150 с1350 с1550 с1650 с1750 с1851 к152 к152 к252 к352 к3 с552 к452 к552 к6 с152 к6 с252 к6 с352 к6 с452 к6 с552 к6 с65454 с2-21

    пр-кт. Народного Ополчения д. 10 г. Санкт-Петербург

    пр-кт. Народного Ополчения д. 10 г. Санкт-Петербургпр-кт. Народного Ополчения д. 10 г. Санкт-Петербург

    фасад здания

    фасад здания

    фасад здания

    фасад здания

    фасад здания

    фасад здания

    фасад здания

    фасад здания

    фасад здания

    фасад здания

    придомовая территория

    придомовая территория

    придомовая территория

    придомовая территория

    придомовая территория

    придомовая территория

    придомовая территория

    придомовая территория

    придомовая территория

    придомовая территория

    вход снаружи

    вход снаружи

    вход снаружи

    вход снаружи

    вход снаружи

    вход снаружи

    вход снаружи

    вход снаружи

    вход снаружи

    вход снаружи

    входная группа

    входная группа

    входная группа

    входная группа

    входная группа

    входная группа

    входная группа

    входная группа

    входная группа

    входная группа

    лифт

    лифт

    лифт

    лифт

    лифт

    лифт

    лифт

    лифт

    лифт

    лифт

    .

    пр-кт. Народного Ополчения д. 10 г. Санкт-Петербург

    Стены тонкие, слышно все (соседей, детей соседей, собаку соседей…).
    Мало зелени вокруг, мало парков. Поставьте банкомат Сбербанка возле дома!

    Шаповалова Дарья

    пр-кт. Народного Ополчения д. 10 г. Санкт-Петербург

    Комфорт

    пр-кт. Народного Ополчения д. 10 г. Санкт-Петербург

    В целом доволен месторасположением, работой УК.

    пр-кт. Народного Ополчения д. 10 г. Санкт-Петербург

    Дом комфорт класса, полностью устраивает, все в пешей доступности, квартиры просторные, светлые, теплые, уютные.

    пр-кт. Народного Ополчения д. 10 г. Санкт-Петербург

    Управление дома

    г. Санкт-Петербург, пр-кт. Народного Ополчения, д. 10

    Всего квартир в доме:

    0

    Зарегистрировано:

    0 (0%)

    Цель для улучшений:

    0 (0%)

    Главный по дому:

    стать главным

    Оставить отзыв / задать вопрос

    Бесплатный доступ к закрытой информации, общению с соседями, принимайте участие в голосовании по дому, получайте извещения о всех событиях

    Я живу в этом доме >

    Тип дома:

    неизвестно

    Год постройки:

    неизвестно

    Площадь дома:

    неизвестно

    Этажей:

    неизвестно

    Квартир на этаже:

    неизвестно

    Статус:

    неизвестно

    Кол-во квартир:

    неизвестно

    Парковка:

    Отсутствует

    Управляющая компания:

    нет

    Фотографии дома (50)

    *Фотографии были добавлены пользователями сайта, могут содержать неточности

    Типы планировок квартир в доме (10)

    0 комнат

    24.5 — 33 кв.м.

    1 комната

    39.9 — 50 кв.м.

    2 комнаты

    72 — 79 кв.м.

    *Фотографии планировок загружены пользователями сайта

    Инфраструктура

    Адрес: г. Санкт-Петербург, пр-кт. Народного Ополчения, д. 10

    Характеристики дома

    Кратко

    г. Санкт-Петербург, пр-кт. Народного Ополчения, д. 10

    Год постройки:

    неизвестно

    Год ввода дома в эксплуатацию:

    неизвестно

    Серия, тип постройки здания:

    неизвестно

    Тип дома:

    неизвестно

    Способ формирования ФКР:

    неизвестно

    Дом признан аварийным:

    Нет

    Кол-во этажей наибольшее:

    неизвестно

    Кол-во этажей наименьшее:

    неизвестно

    Количество подъездов:

    неизвестно

    Количество лифтов:

    неизвестно

    Общая площадь дома:

    неизвестно

    — жилых помещений:

    неизвестно

    — нежилых помещений:

    неизвестно

    Класс энергетической эффектив.:

    неизвестно

    Детская площадка:

    498

    Спортивная площадка:

    498

    Земельный участок:

    Площадь зем. участка, входящего в состав общего имущества:

    неизвестно

    Парковка в границах участка:

    неизвестно

    Кадастровый номер:

    неизвестно

    Конструктивные и инженерные элементы:

    Тип фундамента:

    неизвестно

    Тип перекрытий:

    неизвестно

    Материал несущих стен:

    неизвестно

    Площадь подвала по полу:

    неизвестно

    Тип мусоропровода:

    неизвестно

    Количество мусоропроводов:

    неизвестно

    Тип фасада:

    неизвестно

    Тип крыши:

    неизвестно

    Тип кровли:

    неизвестно

    Тип системы электроснабжения:

    неизвестно

    Количество вводов в МКД:

    неизвестно

    Тип системы теплоснабжения:

    неизвестно

    Тип системы горячего водоснаб.:

    неизвестно

    Тип системы холодного водоснаб.:

    неизвестно

    Тип системы водоотведения:

    неизвестно

    Тип системы газоснабжения:

    Автономное

    Тип системы вентиляции:

    неизвестно

    Тип системы пожаротушения:

    неизвестно

    Тип системы водостоков:

    неизвестно

    Сомали: проправительственные ополченцы казнят мирных жителей

    Проправительственные ополченцы в Сомали учинили суммарные казни и пытки в городах Белетвейне и Байдабо с момента их оккупации эфиопскими войсками ранее в 2012 г., сообщила сегодня Хьюман Райтс Вотч. Власти должны принять незамедлительные меры для прекращения нарушений и привлечения виновных к ответственности, считает Хьюман Райтс Вотч.

    31 декабря 2011 г. Национальные силы обороны Эфиопии (ENDF) и две группы сомалийских ополченцев — Ахлу Сунна валь Джамаа (ASWJ) и Штат долины Шабелле (SVS) — вытеснили воинствующую исламистскую группировку «Аш-Шабааб» из Беледуэйне, столица региона Хиран, граничащего с Эфиопией.22 февраля 2012 г. эфиопские войска и ополченцы в союзе с Переходным федеральным правительством (ПФП) Сомали захватили Байдабо, столицу региона залива. городов из-за неправомерных операций по обеспечению безопасности со стороны союзных сил и, в случае Беледуэйне, из-за роста напряженности между ополченцами, борющимися за контроль. Хотя «Аш-Шабааб» больше не контролирует ни один город, его силы продолжают атаковать эфиопские и другие силы и нападать на мирных жителей, которые, как считается, поддерживают их.

    «Гражданские лица в Беледуэйне и Байдоа надеялись, что с уходом «Аш-Шабааб» угроз, страха и репрессий станет меньше, — говорит Лесли Лефкоу, заместитель директора Хьюман Райтс Вотч по Африке. «Вместо этого прибытие эфиопских сил и их союзников-ополченцев означало, что одна группа злоупотребляющих властью властей была заменена другой».

    Жители Белетвейне описали более непредсказуемую и опасную ситуацию с безопасностью после отступления «Аш-Шабааб». Несколько жителей рассказали Хьюман Райтс Вотч, что, по крайней мере, при «Аш-Шабааб» они знали, чего ожидать и как избежать проблем.

    Один мужчина в Беледуэйне на вопрос, за что расстреливают людей, сказал Хьюман Райтс Вотч: «Вы должны знать одно, в Беледуэйне в настоящее время для убийства не нужны причины, нужны милиционеры, чтобы решить вас убить, и что это.»

    Суммарные казни и массовые убийства
    Хьюман Райтс Вотч опросили родственников жертв и свидетелей более семи суммарных казней, совершенных с середины января в Беледуэйне ополченцами на стороне эфиопских сил.Считается, что общее количество казней значительно выше. Исследование Хьюман Райтс Вотч показывает, что ответственность за большинство казней лежит на ополчении СВС.

    Сомалийские ополченцы и эфиопские силы, контролирующие Белетвейне, по-видимому, совершили некоторые нарушения в ответ на продолжающиеся нападения на город, в том числе нападения Аль-Шабааб. Международное гуманитарное право, которое распространяется на все стороны конфликта в Сомали, запрещает суммарные казни, а также незаконные акты возмездия против гражданских лиц.

    «Аш-Шабааб» взяла на себя ответственность за подрыв автобуса-самоубийцы 24 января, в результате которого было повреждено правительственное здание, захваченное эфиопскими военными. В последующие часы эфиопские войска и союзные ополченцы арестовали несколько человек, в том числе учителя в Белетвейне Абдирахмана Мухумед-Нур Абдулле, известного как «Матан». Свидетели рассказали Хьюман Райтс Вотч, что Матана забрали из дома во время обыска сотрудники милиции СВС, избили, а затем увезли. Его тело было найдено в реке через несколько часов после того, как член администрации СВС сообщил родственникам Матана, где его найти.

    Рано утром 8 февраля члены ополчения СВС ворвались в здание, где проживали члены исламской секты Такфир. Ополченцы похитили пятерых мужчин, отвели их к мосту в 100 метрах от дома и четверых застрелили на месте. Местный житель рассказал, что на следующее утро видел четыре тела, лежащих под мостом, с огнестрельными ранениями головы, шеи, лица и груди. Согласно достоверному источнику, пятый мужчина был ранен, но ему удалось бежать.Ополченцы СВС выследили его, похитили на следующее утро из соседнего дома, где он укрывался, и застрелили.

    Достоверные источники также сообщили Хьюман Райтс Вотч, что 2 марта ополченцы СВС похитили мужчину с психическими расстройствами из мечети в Беледуэйне, обвинили его в шпионаже на «Аш-Шабааб» и казнили без суда и следствия.

    Другие вооруженные силы в Беледуэйне также были замешаны в суммарных казнях, хотя эти случаи требуют дальнейшего расследования. 12 марта неизвестные бросили гранату в чайный магазин возле дома, принадлежащего бывшему губернатору Хирана Юсуфу Ахмеду Хагару, известному как «Дабагид».На следующий день члены ополчения Дабагида пришли в дом 17-летнего юноши, который был на месте происшествия и был ранен в результате нападения, и увезли его. Его тело было найдено на следующий день, изрешеченное пулевыми ранениями. , в районе Кошин в Белетвейне.

    «Атаки военного времени никогда не оправдывают суммарных казней, — сказал Лефков. — Все вооруженные группы должны прекратить такие зверства». поддерживать ПФП или эфиопские силы.Вечером 25 февраля в Байдабо боевики убили эфиопского бизнесмена оромо, трижды выстрелив ему в голову. Время от времени он переводил эфиопские войска и первым после прибытия эфиопских войск вновь открыл свой бизнес — прачечную. По сообщениям местных жителей, ответственность за убийство взяла на себя группировка «Аш-Шабааб».

    В 19:00 11 марта Нур Мохамед Нур, брат бывшего спикера парламента ПФП шейха Адана Мохамеда Нура, был застрелен вооруженным преступником возле офиса телефонной компании Hormud в Байдоа, где он работал.«Аш-Шабааб» обвинила его в том, что он присутствовал на похоронах своего двоюродного брата, солдата ПФП, убитого во время боя с «Аш-Шабааб» в деревне Юркут 10 марта, сказал родственник. Нур Мохаммед открыто критиковал «Аш-Шабааб».

    «Аш-Шабааб» продолжает угрожать жителям Байдабо. Местные жители рассказали Хьюман Райтс Вотч, что администрация «Аш-Шабааб» предупредила население перед тем, как покинуть город, чтобы оно не сотрудничало с новыми силами, и, в частности, угрожала предприятиям, которые могут предоставлять услуги и товары эфиопским и союзным им сомалийским силам.По сообщениям, в марте «Аш-Шабааб» распространяла в Байдабо листовки с угрозами жителям, сотрудничающим с этими силами. По словам надежного источника, старейшины в Байдабо получили телефонные звонки с угрозами из «Аш-Шабааб» после встречи с официальными лицами ПФП.

    Хьюман Райтс Вотч задокументировала один случай неизбирательных нападений со стороны боевиков ПФП в Байдабо. 21 марта предполагаемые сторонники «Аш-Шабааб» бросили ручную гранату в ополченцев, союзников ПФП, на рыночной площади. В ответ ополченцы открыли огонь по мирным жителям.По словам двух свидетелей, по меньшей мере шестеро погибли — четверо сразу и как минимум двое позже в больнице, — и еще несколько получили ранения.

    Произвольные задержания и пытки
    Достоверные источники, в том числе отчеты наблюдателей Организации Объединенных Наций, описывают частые произвольные задержания в Беледуэйне и Байдоа эфиопскими войсками и союзными ополченцами. Хьюман Райтс Вотч взяла интервью у пяти человек, произвольно задержанных в Белетвейне и Байдоа, трое из которых были жестоко избиты эфиопскими войсками.

    Мужчина, арестованный ополченцами СВС в Беледуэйне во время поквартирного обыска и переданный эфиопским силам, несколько дней удерживался в кампусе Хиранского университета, который эфиопские силы используют в качестве базы. Достоверные источники сообщили Хьюман Райтс Вотч, что на протяжении всего содержания под стражей его привязывали к дереву, неоднократно избивали и отказывали в еде.

    Десятки человек были произвольно задержаны после терактов в Байдоа, сообщают очевидцы. ООН заявила, что молодые мужчины и мальчики особенно часто становятся жертвами таких операций и обвиняются в том, что они являются членами или сторонниками «Аш-Шабааб».В результате молодые люди бегут из города, опасаясь ареста.

    Одна такая зачистка произошла 2 марта после взрыва возле полицейского участка в Байдоа. Сорок два человека, в том числе трое местных лидеров и не менее восьми подростков, были арестованы эфиопскими войсками и союзными силами ПФП.

    Доктор Мохаммед Али Ахмед «Калай», президент Университета Южного Сомали и бывший министр образования, находился на месте взрыва, но не смог бежать из-за физической инвалидности.Пятеро эфиопских солдат били его прикладами своих автоматов АК-47 по голове, рту и ушам до крови, а затем задержали его в центральном полицейском участке. Свидетель сообщил, что Калая и двух других местных лидеров продержали сутки, а затем отпустили. Свидетель сообщил, что среди арестованных и избитых силами ПФП были двое подростков. Впоследствии все они были освобождены.

    «Эфиопские силы и силы ПФП должны гуманно относиться ко всем задержанным», — сказал Лефкоу. «Нынешний вакуум безопасности должен быть устранен при соблюдении основных прав, а не путем неправомерных операций по обеспечению безопасности.»

    Жители Белетвейне также жалуются на комендантский час, введенный эфиопскими войсками 24 января. В настоящее время он действует в течение пяти часов утра и серьезно ограничивает повседневную жизнь и доступ к основным услугам. Посещаемость школ снизилась из-за комендантского часа , но также и потому, что люди бежали из города, а школы были закрыты во время боевых действий в декабре и начале января. Университет Хиран используется эфиопскими войсками в качестве военной базы, и университет был вынужден переехать во импровизированный кампус внутри города.

    После двух месяцев зашедших в тупик переговоров между конкурирующими группировками ПФП назначило Абдифатаха Хасана Афраха новым председателем региона Хиран. Абдифата является президентом администрации долины Шабелле, ополченцы которой, как полагают, несут ответственность за несколько случаев суммарных казней, задокументированных Хьюман Райтс Вотч.

    На вопрос Хьюман Райтс Вотч, какие шаги он предпринимает для расследования сообщений о злоупотреблениях, в том числе казнях без надлежащего судебного разбирательства со стороны СВС, Абдифатах отрицал, что знает о таких инцидентах, и опроверг существование ополченцев в Беледуэйне.

    «Вновь назначенная администрация Хирана должна продемонстрировать свою приверженность делу прекращения злоупотреблений и отсутствия безопасности в Беледуэйне», — сказал Лефкоу. «Председатель Абдифата должен начать с осуждения этих инцидентов и принятия мер по расследованию злоупотреблений со стороны всех групп».

    Уведомление об авторских правах: © Copyright, Human Rights Watch

    Джейкоб Брайс, MSA SC 3520-16723

    Джейкоб Брайс, MSA SC 3520-16723 Архив Мэриленда
    (биографический сериал)

    Джейкоб Брайс
    MSA SC 3520-16723

    Биография:

    11 мая 1775 года Джейкоб Брайс из графства Энн Арундел женился на Кристиан «Китти» Левин, дочери Льюиса и Элизабет Левин, в больнице Св.Приход Джеймса в Энн Арундел, штат Мэриленд. У Льюиса и Элизабет Левин было еще семеро детей по имени Мэри, Ричард, Энн, Элизабет, Сара, Генриетта и Маргарет. Льюис Левин был заметной фигурой в своем сообществе. Он был священником прихода Сент-Джеймс, табачным инспектором и владельцем ценных участков земли в графстве Энн Арундел.

    Всего через год после свадьбы Джейкоба Брайса и Китти Левин Брайс услышал непреодолимый зов свободы. В начале 1776 года он подал прошение в Конвент Мэриленда о назначении ополчения, подчеркнув свой предыдущий опыт и навыки в ополчении.[2] Хотя он не получил никакого такого командования, ему была предоставлена ​​возможность присоединиться к штабу полка батальона полковника Уильяма Смоллвуда войск Мэриленда в качестве адъютанта в марте 1776 года.[3]

    Брайс, как адъютант, должен был выполнять множество обязанностей. Он был связующим звеном между полковником и солдатами полка, управляя и записывая обязанности и смены всех офицеров и унтер-офицеров. Он также записывал ежедневные общие приказы и сообщал их полковнику, который делал необходимые дополнения.Затем Брайс передавал эти приказы первым сержантам каждой роты. Адъютант также должен был инспектировать и направлять солдат на плацу при исполнении служебных обязанностей и учений. Во время марша адъютант объезжал фланги полка и руководил его движением. Адъютант продолжал играть жизненно важную роль после окончания марша и начала строительства лагеря: он отвечал за разделение людей на отряды для прокладки путей сообщения, сбора дров и поиска воды. Брайс и его успешное выполнение этих обязанностей были жизненно важны для функционирования полка.

    Однако успешное выполнение своих обязанностей адъютанта вынудило Брайса отказаться от обязанностей кормильца дома, как и многих других солдат. В 1776 году он попытался протянуть руку помощи издалека. Он написал в Мэрилендский совет безопасности, прося их обеспечить его семью бушелем соли, «не имея [его] власти достать соль, находившуюся в то время на службе, она должна была быть утилизирована также в провинции. будучи все еще занятым, он не будет в [его] власти получить что-либо». Он добавил, что его «семья будет очень огорчена отсутствием этого.[5] Неизвестно, давали ли когда-либо семье Брайс соль.

    Первый Мэрилендский полк тренировался в Аннаполисе, когда летом 1776 года поступил приказ выступить на помощь Континентальной армии в Нью-Йорке. Мэрилендцы прибыли ближе к концу июля. Вскоре после прибытия, 24 августа, Брайс предстал перед военным трибуналом за «неповиновение приказам и неуважительное поведение по отношению к своему командиру». позже присутствовал Брайс.

    Битва обернулась катастрофой для Континентальной армии. Его быстро обошли с фланга, и солдаты были вынуждены отступить вплавь через Гованус-Крик под шквальным огнем. В результате Континентальная армия и сам Джордж Вашингтон столкнулись с уничтожением. Однако их спасла храбрость группы солдат, которые стали известны как «Мэриленд 400». армия для побега.Двести пятьдесят шесть солдат Мэриленда были убиты или взяты в плен благодаря своей храбрости.

    Брайс едва не стал одним из многих людей, погибших в результате разгрома. Он был «взят в плен двумя офицерами Лайт-Хорса и доставлен рядовому, который сказал ему, что он его пленник, что Брайс отрицал, и немедленно застрелил его и освободился». Затем он вернулся в свой полк. и остался с ним, пока Мэрилендцы продолжали прикрывать отступление Континентальной армии в битве при Уайт-Плейнс.Зимой 1776–1777 годов Брайс получил звание капитана недавно сформированного Третьего Мэрилендского полка, таким образом перейдя с административной должности на должность, связанную с боем. Вскоре после этого американцы вкусили победу в битвах при Трентоне и Принстоне. Следующим летом Брайс и его рота участвовали в опустошительных потерях американцев при Брендивайне и Джермантауне в роковой Филадельфийской кампании.

    1 мая 1778 года Брайс был назначен бригадным инспектором.[9] Это звание требовало, чтобы Брайс инспектировал войска рот, прежде чем они были собраны на службу. Брайс остался в составе Третьего полка для участия в битве при Монмуте летом 1778 г. и во время бездействия, которое характеризовало большую часть 1779 г.

    В январе 1780 года Джордж Вашингтон назначил Брайса бригадным майором Первой Мэрилендской бригады. Через несколько месяцев произошла битва при Камдене. Во время этого американского поражения Брайс был ранен и снова попал в плен.[11] На этот раз, однако, ему не повезло сбежать. Его держали в Хэддреллс-Пойнт в Южной Каролине, по крайней мере, до зимы 1782 года. Хэддреллс-Пойнт был бывшей казармой и госпиталем Континентальной армии, захваченной британцами в апреле 1780 года.

    Еще будучи военнопленным, Брайс был переведен из Третьего полка в Четвертый полк в результате реорганизации армии в январе 1781 года.[14] Как средства, так и дата обмена или побега Брайса с мыса Хэддрелл неизвестны.Однако к 1 января 1783 года Брайс вернулся в Четвертый полк и вскоре после этого перешел в Первый полк в качестве капитана.

    Война за независимость официально закончилась в сентябре 1783 года. Два месяца спустя, 15 ноября, Брайс вышел в отставку из Первого полка.[16] Однако вскоре Брайс воссоединился со своими бывшими братьями по оружию. Первое собрание Мэрилендского общества Цинциннати состоялось в Аннаполисе 22 ноября 1783 года. Брайс был одним из многих офицеров Мэриленда, присутствовавших на этом историческом собрании.[17]

    Подробности жизни Брайса после службы в армии в основном неизвестны. У него и его жены было несколько детей, в том числе дочь по имени Мэри. К 1788 году Брайс и его семья поселились в Саванне, штат Джорджия. В июне того же года Брайс написал красивое красноречивое письмо Совету Мэриленда, в котором выразил готовность быть отозванным в армию. Он описал свои отношения с Соединенными Штатами и их армией как «настолько священную связь, которая всегда должна связывать меня со службой ей как солдата и гражданина.», и выразил желание

    «действовать в соответствии с новой Конституцией или оказывать такие услуги, которые могут потребоваться в случае разрыва; семена которого, возможно, сейчас прорастают, и вскоре потребуются мечи ее старых солдат, чтобы собрать урожай новых взорванных лавров». [18]

    Хотя нет никаких записей о возвращении Брайса в армию, искренность и изящество его слов показывают, что он был истинным патриотом, посвятившим себя сохранению и защите своей страны.Он умер в Саванне 25 декабря 1788 года. [19]

    Джиллиан Карран, стажер-исследователь Исследований Америки, 2019

    Примечания:

    [1] Эдит Стэнсбери Даллам, приход Сент-Джеймс, приход Олд Херринг-Крик: история, 1663-1799 (Port City Press, Inc., 1978), 255, 390, 489-490, 507; Генеральный суд Западного берега, Земельные записи, Акт, Джейкоб Брайс и жена Джона Килти, 1779 г., Liber DD no. 6, с. 358 [С501-1, 16.01.29].

    [2] «Джейкоб Брайс к Конвенции», 1776 г., Государственные документы Мэриленда, Красные книги, том.19, нет. 13, MdHR 4584-13 [MSA S989-29, 06.01.16].

    [3] Списки сборов и другие записи о службе войск Мэриленда во время американской революции, Archives of Maryland Online , vol. 18, с. 5.

    [4] Фредерик Штойбен, Правила порядка и дисциплины в войсках Соединенных Штатов: часть I (Филадельфия, Элеазер Освальд, 1786 г.), 125.

    [5] Журнал и переписка Совета безопасности Мэриленда, с 29 августа 1775 г. по 6 июля 1776 г., Archives of Maryland Online , vol.11, с. 236.

    [6] «Общие приказы, 20 августа 1776 г.», Founders Online , Национальный архив, по состоянию на 11 апреля 2019 г.

    [7] «Выдержка из письма из Нью-Йорка от 31 августа 1776 года», American Archives , Series 5, vol.1, p. 1250.

    [8] Сборник послужных списков солдат, служивших в американской армии во время Войны за независимость, NARA M881, с. 1-25, с сайта Fold3.com.

    [9] Списки сборов и другие записи о службе войск Мэриленда во время американской революции, Archives of Maryland Online , vol.18, с. 85.

    [10] «Общие приказы».

    [11] Бумаги штата Мэриленд, Красные книги, Томас Джефферсон — губернатору, 1781, том. 5, нет. 55, MdHR 4563-55 [MSA S 989-7-59].

    [12] «Майор Джейкоб Брайс (Чарльстаун) Морису Саймонсу», 27 июня 1781 г., Государственные документы Мэриленда, серия A, MdHR 6636-47-49/5 [MSA S1004-66-10723, 07.01.56 ]; Джефферсона губернатору

    [13] Историческая комиссия города Маунт-Плезант, «Казармы Хаддреллс-Пойнт — 1777 — Война за независимость», Mount Pleasant Historical , по состоянию на 16 июля 2019 г.

    [14] Риман Стюарт, История линии Мэриленда в войне за независимость 1775-1783 (Общество Цинциннати штата Мэриленд, 1969), 15.

    [15] Стюарт, 32.

    [16] Стюарт, 35.

    [17] Уильям Смоллвуд — Джорджу Вашингтону, 29 ноября 1783 г., Founders Online , Национальный архив, по состоянию на 11 апреля 2019 г.

    [18] «Джейкоб Брайс (Саванна) Совету», 12 июня 1788 г., Государственные документы штата Мэриленд, серия A, MdHR 6636-66-347 [MSA S 1004-91-21326, 07.03.67].

    [19] Georgia Gazette (Саванна), 1 января 1789 г .; Maryland Journal (Балтимор), 17 февраля 1789 г .; Округ Энн Арундел, Реестр завещаний, Судебные разбирательства по делам сирот, 1834–1838 гг., стр. 58-59 [MSA C125-22, 03.01.1140].

    Вернуться на вводную страницу Джейкоба Брайса





    © Copyright Вторник, 11 февраля 2020 г., 11:49:37 по восточному поясному времени. Архив штата Мэриленд

    Социальная инженерия в Самарре

    Недавнее бедствие в Ираке вызвало всплеск националистических настроений.Внезапный подъем Исламского государства (известного также по его аббревиатурам — ИГИЛ на английском языке и ДАИШ на арабском языке) сосредоточил внимание иракцев на всех уровнях общества. Бедные иракцы всех сект и национальностей добровольно выступили против воинствующих исламистских повстанцев, которые в 2014 году захватили Мосул, второй по величине город Ирака, и провозгласили средневековый халифат. В период своего расцвета «Исламское государство» контролировало треть территории Ирака. В то же время Ирак столкнулся с управленческим кризисом, не менее опасным, чем «Исламское государство».

    Именно в этом контексте экзистенциального национального кризиса летом 2015 года шиитский священнослужитель Муктада ас-Садр, один из самых харизматичных и непредсказуемых политиков Ирака, объединился с Коммунистической партией Ирака и коалицией протестующих гражданского общества. . Они требовали прекращения коррупции и создания светского государства. И полное принятие Садром национализма и секуляризма было лишь наиболее заметным проявлением более широкого социального сдвига. Сегодня, после беспорядков — шестнадцати лет, вызванных вторжением Соединенных Штатов, и двадцати пяти лет, предшествующих авторитарному правлению Саддама Хусейна, — Ирак, похоже, вступил в новую фазу.

    Отличительной чертой этого нового этапа является то, что некоторые из наиболее известных политических и религиозных деятелей Ирака уделяют особое внимание признанию необходимости партнерства с различными группами самосознания, устранению пробелов в благосостоянии и принятию риторики верности всей стране и национальный интерес. Большинство политиков больше не верят, что смогут удержать власть, заботясь только о благополучии своих религиозных, сектантских или этнических общин. Иракский национализм снова на столе в качестве руководящей цели политических действий после долгого, хаотичного и смертельного отсутствия.Наиболее распространенные штаммы нового иракского национализма подчеркивают концепции, которые должны быть убедительными, но расплывчатыми: они вызывают в памяти «нацию», единство и совместную борьбу с коррупцией и терроризмом, которые объединяют иракцев любой секты, этнической принадлежности или другой группы идентичности. . Эксклюзивные религиозные движения попытались управлять Ираком и потерпели позорное поражение. Правящие и управляемые, похоже, согласны с необходимостью нового, более инклюзивного подхода и с тем, что «нация» является хорошей концептуальной отправной точкой.

    Большинство политиков больше не верят, что они могут сохранить власть, обращая внимание только на благополучие своих религиозных, сектантских или этнических сообществ.

    Большинство иракцев избегают подробностей, говоря о новом национализме, из-за нерешенных вопросов, имеющих глубокие последствия. Члены меньшинств, такие как курды, христиане и даже некоторые арабы-сунниты, стремятся к национализму, который будет включать их на равной основе и сдерживать господство шиитов. А некоторые шииты понимают национализм как способ реинтеграции побежденных или подчиненных групп иракцев на более стабильной, но все же подчиненной основе.Даже те иракцы, которые с энтузиазмом используют риторику нации, беспокоятся, потому что хотят избежать любых непреднамеренных параллелей с иракским национализмом Саддама Хусейна, который поддерживал долгое царство террора и угнетения.

    В любом случае, нынешний «национальный момент» находится в стадии разработки, все еще в зарождающейся форме. По всему Ираку проводится множество экспериментов по несектантскому националистическому управлению. Эти эксперименты различаются по областям и включают в себя различный набор ополченцев и политиков.Но всех их объединяет стремление перестроить общество через линии фрагментации — в одних случаях восстанавливая, а в других впервые создавая функциональное пространство, разделяемое сообществами, недавно участвовавшими в кровавом насилии.

    Город Самарра, которому посвящен этот отчет, предлагает одно из самых явных испытаний силы националистической социальной инженерии. Здесь пресловутая шиитская милиция обладает большей частью власти на местах. Под твердым руководством Садра ополчение «Бригады мира» священнослужителя («Сарая ас-Салам» на арабском языке) приняло откровенно националистическую, антирелигиозную стратегию.Сам город почти полностью суннитский и арабский. Но поскольку здесь находится важная шиитская святыня, храм Аскари, он ежедневно привлекает значительный поток шиитских паломников. В течение почти пяти лет опеки Садров над Самаррой недоверие и нежелание уступили место партнерству в бизнесе и политике. Город предлагает одну из версий того, как может выглядеть зарождающееся националистическое иракское общество и как его можно создать.

    Подробный обзор процесса, происходящего в Самарре, в этом отчете выявляет некоторые ограничения социальной инженерии в хрупком постконфликтном обществе, но также служит напоминанием о том, что политика и идентичность изменчивы.Периоды межконфессиональной розни и гражданской войны не являются фиксированными условиями или общественным смертным приговором. Как сектантская мобилизация может изменить общество, так и другие формы идентичности, объединяющие одно и то же население по другим, потенциально более широким направлениям. Националистический сдвиг Садра и эксперимент, который он устроил в Самарре, предлагают один из возможных путей обращения вспять энтропии и фрагментации, которые характеризовали большую часть болезненной истории Ирака при Саддаме Хусейне, американской оккупации, межконфессиональной гражданской войне и зарождающемся новом политическом порядке.Эксперимент Садра особенно важен для следующего этапа Ирака. Его движение представляет собой редкий пример местного контроля в сочетании с четкой идеологической концепцией, которая потребует от садристов более четкого определения содержания своего национализма: кого он включает, как он может развиваться более демократическим путем и насколько глубока его глубина. приверженность равенству действительно есть.

    Шиитский храм, суннитский город

    Эффектно раскинувшийся на утесе над рекой Тигр, пустынный перевалочный пункт Самарра с населением в пятьсот тысяч человек может похвастаться многочисленными претензиями на известность.Для шиитов во всем мире это почитаемое место паломничества, поскольку оно отмечает место, где двенадцатый имам — представитель Бога на земле — ушел в сокрытие в девятом веке и куда он может вернуться, когда миру придет конец. Самарра в некотором смысле является синонимом межконфессиональной розни в Ираке. В 2006 году, когда суннитские экстремисты взорвали купол храма Аскари, тысячелетней мечети, началась межконфессиональная гражданская война — один из самых кошмарных периодов в новейшей истории Ирака. Город также известен тем, что является родным городом не кого иного, как Абу Бакра аль-Багдади, самопровозглашенного халифа Исламского государства, который вырос в старом городе, благодаря стенам храма и сияющему луковичному куполу.

    Самарра в некотором смысле является синонимом межконфессиональной розни в Ираке. В 2006 году, когда суннитские экстремисты взорвали купол храма Аскари, тысячелетней мечети, началась межконфессиональная гражданская война — один из самых кошмарных периодов в новейшей истории Ирака.

    И все же Самарра на самом деле имеет долгую историю функционирования вне жесткой сектантской бинарности. Хотя подавляющее большинство населения составляют сунниты, миллионы шиитских паломников ежегодно посещают городской храм Аскари.Исторически сложилось так, что деньги, которые тратили эти паломники, составляли большую часть экономики Самарры. До 2003 года, во время правления Саддама, суннитские власти контролировали святыню Самарры. К моменту нападения 2006 года контроль перешел к Национальному органу Управления шиитского фонда (авкаф). Неясно, произошло ли это административное изменение в рамках более широких правовых изменений, когда иракские власти восстановили власть после того, как американская оккупация уступила прямой контроль в 2005 году, или это было политическое изменение, внесенное после нападения на храм в феврале 2006 года.Но с тех пор, как в 2006 году началась реконструкция купола святыни, периодически вспыхивали слухи о том, что шиитские власти захватывают суннитские земли рядом со святыней или пытаются «превратить Самарру в священную шиитскую провинцию».

    Эти опасения были омрачены натиском Исламского государства в 2014 году, когда группировка попыталась захватить Самарру. Местные жители-сунниты сопротивлялись — в отличие от соседних городов в провинции Салахаддин, где «Исламское государство» приветствовалось или нашло добровольных партнеров.«Исламское государство» попыталось захватить Самарру в июне того же года, примерно в то же время, когда оно успешно вторглось в Мосул. Местные боевики при поддержке полиции отразили наступление Исламского государства, а шиитские ополченцы патрулировали город. За это время, по словам суннитских лидеров в Самарре, пропали без вести сотни мужчин, предположительно задержанных без предъявления обвинений шиитскими ополченцами. Горечь по поводу этих исчезновений сохраняется до сих пор.

    После того, как нападение Исламского государства на Самарру было отражено, иракские власти устроили грандиозную постановку паломничества в декабре 2014 года к святилищу Аскари.Управление шиитского фонда заявило, что три миллиона паломников благополучно посетили Самарру без происшествий, что подняло боевой дух сил, выступающих против Исламского государства. Тем не менее, некоторые сунниты в Самарре учуяли шиитский сектантский заговор с целью изменить демографическую ситуацию в городе. Дискомфорт этих суннитов усилился, когда «Бригады мира» Садра вошли в город, установив военное положение под руководством шиитского священнослужителя, известного своими непредсказуемыми политическими сдвигами, резкими речами и своими слепо преданными, иногда свирепыми бойцами.

    Тем не менее, как показывает этот отчет, что-то странное произошло в Самарре под командованием Бригад Мира. За относительно короткий период с тех пор, как шиитские ополченцы захватили город в 2014 году, публичные выражения межконфессиональных опасений вместо того, чтобы нарастать, постепенно снижались. сектантской риторики или лозунгов, и регулярно счищал любые сектантские граффити со стен города. В 2014 году садристы набрали 158 000 добровольцев в «Бригады мира».Тамими сказал, что за первый год операций в Самарре его войска потеряли 280 жизней. Садристы участвовали во многих операциях против «Исламского государства», но размещали свои силы только в Самарре, которая, по их мнению, требует особой безопасности из-за ее святыни. Религиозное значение святыни, а также недавняя историческая роль Самарры как спускового крючка общенационального межконфессионального конфликта придают легитимность присутствию шиитских ополченцев, которое труднее оправдать в других районах со смешанным или суннитским большинством.

    Минарет Мальвия в Большой мечети Самарры незадолго до захода солнца, на окраине старого города. Построенный в девятом веке, он привлекает туристов. Источник: Thanassis Cambanis

    К 2015 году Бригады мира Садра установили свое господство в городе, и Садр заявил, что из-за святыни Самарра была единственным местом, где он хотел бы разместить свое ополчение в долгосрочной перспективе. К осени того же года «Бригады мира» Садра взяли на себя полное командование городом, а другие ополченцы ушли.Федеральная полиция и разведывательные службы сохраняли присутствие, как и местная полиция, и небольшой контингент охранников, контролируемых Администрацией храма Аскари. За пределами города иракская армия, а также другие ополченцы сохраняли контрольно-пропускные пункты.

    Ниже в этом отчете обсуждаются подробности эксперимента Садриста в Самарре. Но сначала я исследую исторический контекст, который сделал возможным этот эксперимент. Траектория Самарры за последние четыре года является не столько изолированным примером дальновидного лидерства, сколько свидетельством возвращения страны к антирелигиозным течениям, которые были повреждены, но не разрушены годами войны.Самарра предлагает один из первых примеров того, как Ирак может выйти из длительного периода конфликта. Черты нового равновесия или порядка все еще формируются, но нынешнее динамическое состояние Ирака дает некоторые основания для надежды — и, как минимум, ожидания дальнейших изменений и экспериментов со стороны политических движений, лидеров и отдельных приверженцев, которые не разрушают исключительно в секту.

    Переоценка сектантской парадигмы

    Новообретенная стабильность Самарры при том, что на первый взгляд может показаться взрывоопасным несоответствием между ее администраторами и ее населением, представляет собой контрнарратив относительно свежим воспоминаниям Ирака о межконфессиональном насилии.Однако соглашение в Самарре не обязательно должно шокировать: Ирак на самом деле имеет долгую историю национализма и сосуществования, которые процветали и в другие столь же беспорядочные, а иногда и жестокие эпохи. Авторитарные правители объединили различные секты, этнические группы, племена и другие общины Ирака в рамках движений, которые не были ни универсалистскими, ни либеральными — например, знамя монархии или партия Баас. Племенные и религиозные субкультуры в различных контекстах находили выражение в несектантских идеологиях и политических движениях, включая Коммунистическую партию Ирака и арабский национализм.

    На самом деле Ирак имеет долгую историю национализма и сосуществования, которые процветали и в другие столь же беспорядочные, а иногда и жестокие эпохи.

    В Ираке также уже давно существует потенциал для межконфессионального разделения, и ни один из этих плюралистических контекстов не призван умалять центральную роль межконфессионального насилия в траектории развития Ирака после 2003 г. С 2003 г. страна продемонстрировала множество различных способов, которыми общество и государство может разойтись. Большая часть уцелевшей инфраструктуры государства и общества, и без того напряженная после десятилетий плохого управления, была разрушена вторжением и оккупацией под предводительством Соединенных Штатов.Военная оккупация США закрепила новую сектантскую практику квот, когда места в Управляющем совете Ирака распределялись по сектам и этнической принадлежности. Конфликт разгорелся по многим перекрывающимся линиям разломов. Арабы-шииты, арабы-сунниты и этнические курды (большинство из них сунниты, но сосредоточенные на своей этнической идентичности) объединились, преследуя коллективные интересы, которые, как многие понимали, будут разделены в игре с нулевой суммой. Политические и религиозные оппортунисты разжигали и использовали сектантскую идентичность, придавая сектантское измерение другим (часто уже существовавшим) социальным, политическим и экономическим разногласиям.Сектантская и этническая идентичность на какое-то время вырвалась на передний план иракской жизни, определяя иначе туманные конфликты и политические группировки. Шиитское большинство страны, долгое время подвергавшееся репрессиям, настаивало на доминирующей политической роли, в то время как множество шиитских деятелей и движений вошли в политику — часто с ярко выраженным религиозным или сектантским уклоном. Кульминацией сектантской мобилизации стала межконфессиональная гражданская война, начавшаяся в 2006 году. Во время этой войны христиане почти полностью покинули страну, столкнувшись с систематическим целенаправленным насилием.Некоторые смешанные суннитско-шиитские кварталы в городских районах подверглись этнической чистке, в то время как общины меньшинств сократились или сократились в некоторых частях мухафазы Анбар или на юге.

    Но даже недавняя история Ирака никогда не была настолько сектантской или фрагментарной, как иногда изображают. Не все иракцы идентифицируют себя с сектантским ярлыком. Официальные лица и аналитики — как иракские, так и иностранные — неправильно, иногда преднамеренно, истолковывали многие из динамики периода с 2003 по 2014 год в неточно сектантских терминах.Дебаасификация, например, была нацелена на членов правящего аппарата Саддама Хусейна, который несоразмерно приносил пользу суннитам и наказывал шиитов и курдов, но который не был исключительно суннитским режимом. Среди жертв Саддама Хусейна было много арабов-суннитов, а членство в партии Баас включало в себя все демографические слои Ирака.

    После падения Саддама Хусейна, даже когда политика идентичности стала доминировать, многие иракцы, включая самих политических деятелей, не поддерживали политику идентичности и не считали, что их интересы заключаются в сектантском представительстве.Шиитские политики заключили союзы с другими группами и быстро поняли, что шиитскую идентичность и благочестие нелегко воплотить в политической программе. К 2008 году преобладание шиитских политиков — без какого-либо сопутствующего консенсуса в отношении направления политики — ясно показало, что не существует четкой «шиитской политики» или «шиитской повестки дня». Светский шиитский политик Аяд Аллауи возглавлял националистическую группировку, которая считалась основным политическим домом суннитов. Нури аль-Малики, шиитский премьер-министр от Исламской партии Дава, возглавил правительственные силы в открытой гражданской войне против ополчения Садра в ходе операции «Атака рыцарей» в Басре в 2008 году.Садр, «сказал» чистокровный шиит, прямой потомок Пророка, с самого начала своего политического восхождения в 2003 году прикрывался националистическими знаменами. Он поддерживал бойцов суннитского сопротивления в их вооруженной борьбе против военной оккупации США и приветствовал светских и нешиитских иракцев в свои ряды даже в 2006 году, на пике межконфессиональной гражданской войны в Ираке, когда, однако, ополчение ас-Садра было ответственно за некоторые из худших сектантских убийств.

    И хотя большая часть Багдада и многие мухафазы Ирака переживали этническую чистку, иракское общество оставалось явно смешанным, в том числе в районах, находящихся под местным контролем суннитских или шиитских ополченцев.На территориях, находящихся под контролем этнонационалистически настроенных курдов, сохранилось их арабское население, и во многих случаях доля арабов увеличилась, поскольку курды приветствовали внутреннюю миграцию в свои более стабильные зоны контроля. Почти все племена страны, значение которых росло после ослабления государства после 2003 года, состоят из представителей смешанных сект. Смешанные районы и регионы оставались обычным явлением, как и смешанные браки и обращение в другую веру. Культура Ирака оставалась разнообразной, даже когда тон его правящего класса изменился с суннитского и северного иракского при Саддаме Хусейне на шиитский и южный при новой правящей элите после 2003 года.Наджаф заменил Тикрит в качестве духовной столицы Ирака.

    Даже когда большая часть Багдада и многие иракские мухафазы переживали этническую чистку, иракское общество оставалось явно смешанным, в том числе в районах, находящихся под местным контролем преимущественно откровенно сектантских суннитских или шиитских ополченцев.

    Политика, как и культура, не была монолитной. Сектантский нарратив был еще более осложнен другими событиями: «Сахва», также известная как «Пробуждение» или «Сыны Ирака», мобилизовала в основном сельские суннитские племена для борьбы вместе с американцами и центральным правительством, в котором доминировали шииты, против «Аль-Каиды».Курды воевали друг с другом — в основном в политике, но иногда и с оружием в руках — а также объединялись против Багдада, где доминировали арабы. Снова и снова пристальное внимание к иракской политике и культуре показывает, что потенциал страны к плюрализму сохраняется наряду с ее тенденцией к расколу.

    Объединяющая война

    Основным катализатором углубления национализма стала война против экстремистского Исламского государства, которая выдвинула на передний план растущие антирелигиозные тенденции Ирака. К тому времени, когда «Исламское государство» достигло своего пика в 2014 году, политика Ирака вступила в новый период, который уже нельзя было определить просто за счет доминирования шиитов или сектантской мобилизации.Высший шиитский религиозный авторитет в стране и самая влиятельная иракская фигура Великий аятолла Али Систани, который первоначально маневрировал, чтобы обеспечить политическое господство шиитов посредством избирательных урн, критиковал сектантских политиков, которые способствовали расколу и не смогли оказать услуги своим избирателям. У Садра уже было больше твердой националистической добросовестности, чем у многих его политических коллег; он сотрудничал с суннитскими боевиками в борьбе против Соединенных Штатов и осудил насилие против суннитов со стороны своих шиитских боевиков во время межконфессиональной гражданской войны.Кризис 2014 года побудил Садра пойти дальше и вступить в светско-националистический альянс. По словам одного из его главных советников Диаа аль-Асади, движению ас-Садра пришлось развиваться, чтобы решить серьезные проблемы управления Ираком. «Работа правительства не имеет ничего общего с религиозным прошлым», — сказал Асади в феврале 2018 года, объясняя взгляды Садра. «А как насчет нешиитов или немусульман при шиитском правительстве? Мы должны сосуществовать с другими течениями». Садр, по его словам, хотел «модернизировать религиозных людей, чтобы они приспособились к светскому или гражданскому правительству.

    Хайдер аль-Абади, премьер-министр с сентября 2014 г. по октябрь 2018 г., возглавил неоднородную, но широко представительную коалицию вооруженных иракцев в методической кампании против Исламского государства. Осенью 2017 года, когда правительственные войска двинулись на оккупированный «Исламским государством» Мосул, иракские курды выступили с собственной сепаратистской заявкой — на этот раз ненасильственной — на референдуме о независимости. Для курдов с амбициями независимости это был исторический просчет. Многие иракцы интерпретировали голосование как притязания курдов на смешанные спорные города, такие как Киркук.Последовала конфронтация, которая, как многие опасались, может привести к гражданской войне. Однако он был решен быстро и почти бескровно: Багдад взял под свой контроль спорные районы и впервые с 2003 года установил ограничения на курдскую автономию.

    После провала курдского референдума оптимистичные разговоры о «национальном моменте» наполнили иракский политический дискурс, достигнув пикового уровня в течение нескольких месяцев, по крайней мере, среди арабов. Багдад обладал большей властью на более широкой территории Ирака, чем когда-либо с тех пор, как Саддам Хусейн был отстранен от власти в 2003 году.Кроме того, правительство обладало беспрецедентной легитимностью. Некоторые, если не все, самые влиятельные шиитские политики убедительно показали себя скорее националистами, чем сектантами, даже если оба термина были нечеткими и открытыми для множества интерпретаций. Базирующиеся в Ираке суннитские лидеры набирали популярность по сравнению с предыдущим поколением более сектантских деятелей, которые в основном оказывали влияние из изгнания. Сунниты, шииты и иракцы-христиане, среди прочих, сражались и погибли, чтобы освободить суннитские районы от Исламского государства.Основные курдские и арабские вооруженные силы сначала были разбиты, а затем реорганизованы с новым чувством цели, чтобы присоединиться к скоординированной военной кампании, поддержанной как Ираном, так и Соединенными Штатами. Некоторые курды впоследствии встали на сторону Багдада, чтобы разрешить кризис независимости. Упрощенные этнические и сектантские ярлыки были как никогда неадекватны.

    Хотя глубина этого «национального момента» имеет пределы, он знаменует собой явный отход от преобладающей практики 1990-х и 2000-х годов.«После последних выборов все изменилось; самые большие блоки были сформированы из шиитов и суннитов, и существовал большой спрос на беспартийное правительство», — сказал заместитель советника по национальной безопасности Сафа аль-Шейх Хусейн в январе 2019 года, имея в виду общенациональное голосование в мае прошлого года. Нынешнюю систему он охарактеризовал как «гибрид», что-то среднее между несектантской политикой, основанной на интересах, и сектантской политикой, основанной исключительно на идентичности, которая преобладала сразу после 2003 г.

    Изменчивые политические коалиции Ирака все еще развиваются, но все стороны признают, что Багдад сохранит некоторое влияние на все регионы страны, и что сектантская или религиозная идентичность больше не является заменой программы управления.

    Изменчивые политические коалиции Ирака все еще развиваются, но все стороны признают, что Багдад сохранит некоторое влияние на все регионы страны, и что сектантская или религиозная идентичность больше не является заменой программы управления. Центральное правительство имеет право вето на определенные крайности, но его полномочия имеют четкие пределы. Он может сдерживать курдское сепаратистское движение и сдерживать некоторые из худших эксцессов негосударственных шиитских ополченцев; но он не может полностью контролировать множество вооруженных групп, действующих по всему Ираку.Центральное правительство не может даже активно управлять всей территорией, находящейся под его номинальным контролем. Иностранные правительства продолжают оказывать значительное влияние и во многих случаях размещали крупные военные и разведывательные средства на иракской территории. Среди них США и Иран обладают наибольшей силой. Но соседние государства, включая Турцию, Саудовскую Аравию, Иорданию и Кувейт, также играют важную роль.

    Неудачи управления Focus Minds

    Помимо угрозы со стороны Исламского государства, политическое внимание иракцев в 2014 году привлекли и другие проблемы, не имеющие сектантского оттенка.По всей стране повседневная жизнь всех иракцев была затруднена эпической коррупцией и отказом от услуг в каждой критической области, от здравоохранения до водоснабжения и электричества. Чувство чрезвычайной ситуации пронизывало общественную жизнь.

    Ширук аль-Абаячи, лидер Национального гражданского движения и член парламента до 2018 года, возлагает вину за тупик в Ираке на глубоко укоренившуюся культуру коррупции и религиозного вмешательства в политику. «Ирак — на 100 процентов несостоявшееся государство», — сказала она незадолго до потери своего места в 2018 году.«У нас была тираническая диктатура, но государство было, деградировавшее, но не разрушенное. Теперь они уничтожают все это через сектантские квоты».

    В ответ на этот кризис управления политики, которые в прошлом небрежно мобилизовали сектантские настроения для личной выгоды или выгоды своих партий, начали говорить о национальных интересах. Священнослужители с пестрым послужным списком теперь поощряли единство цели, явно противостоящее сектантству и местническим интересам. «Мы хотим разделить государство и религию», — сказал Абаячи, объясняя этот порыв.«Год назад они сказали бы: «Вы кафиры, неверные». Нам нужно построить этот термин, гражданское государство, по-иракски». Она противопоставила термин «гражданское» — «мадани» по-арабски — термину «альмани», что означает «светский». «Альмани» в Ираке заставляет людей думать, что мы против Бога и религии, — сказала она.

    Абади, успешно победивший «Исламское государство» на посту премьер-министра и получивший поддержку многих иракцев, а также правительства США, потерпел неудачу в своем стремлении сохранить пост на выборах в мае 2018 года из-за кризиса управления.В августе и сентябре 2018 года протесты потрясли Басру, шиитский город на юге страны; ветераны борьбы с «Исламским государством» начали критиковать своих бывших командиров, ставших теперь политиками, за то, что они не обеспечивают их чистой водой, электричеством и медицинским обслуживанием. В своем восстании эти ветераны нарушили табу, которые ранее изолировали некоторые ополчения и религиозные партии от критики.

    Белье висит в недостроенной мечети в центре Самарры, где укрылись шесть больших семей из деревни Суршнас, бежавшие от Исламского государства в 2014 году.Источник: Thanassis Cambanis

    Другие аспекты неудовлетворенности иракцев своим управлением могут, на первый взгляд, показаться сектантскими. Однако при ближайшем рассмотрении эти недостатки управления в такой же степени обязаны коррупции и слабому потенциалу, как и сектантским чувствам. В районах Ирака, где большинство населения составляют сунниты, власть взяли на себя шиитские ополченцы. Их полномочия и развертывание функционируют как лоскутное одеяло, без единой цепочки подчинения. Местный контроль обычно принимает форму неформального соглашения о разделении власти между конкурирующими ветвями государственной власти (канцелярией премьер-министра, комиссией, отвечающей за ополчение, федеральной полицией и вооруженными силами), местной полицией, местными вооруженными силами. вспомогательные подразделения и любое шиитское ополчение, которое доминирует в данном районе операций.Эти шиитские ополченцы, управляющие районами с суннитским большинством, имеют неоднозначную репутацию, и население, которым они руководят, соответственно отреагировало на их присутствие. В некоторых случаях, особенно вокруг Мосула, ополченцы используют сектантскую риторику и прибегают к хищническим действиям, которые сеют недоверие и негодование среди населения. В других случаях, как в мухафазе Анбар, доминирующие шиитские ополченцы заключили союзы с местными вождями суннитских племен и их ополчениями, часто удерживая шиитские войска вдали от центров суннитских городов и осуществляя свой контроль на расстоянии.Этот подход, по-видимому, создал очаги безопасности при построении эффективных, хотя и непроверенных, партнерских отношений в области безопасности.

    Немногие из ситуаций, в которых шиитские ополченцы управляют преимущественно суннитским населением, представляют собой четкие тематические исследования, из которых можно экстраполировать более общие тенденции в отношении будущего Ирака. Например, хотя случаи в мухафазе Анбар заслуживают дальнейшего изучения, они не затрагивают категорически вопросы идентичности, сосуществования и совместного управления. Иракские власти хотят сдержать любую угрозу безопасности со стороны Анбара, который демографически однороден, но они не заинтересованы в прямом контроле.В результате Анбар не создает прецедента для других, более неблагополучных районов страны со смешанным населением.

    Наиболее яркие эксперименты происходят в местах со смешанным населением или с частыми взаимодействиями между различными группами, примерно сгруппированными на территории между Багдадом, Мосулом и Эрбилем. Именно здесь, если где-либо, может быть установлен новый способ сосуществования и сотрудничества, преодолевая различные разногласия в идентичности в Ираке.

    Наиболее яркие эксперименты происходят в местах со смешанным населением или с частыми взаимодействиями между различными группами, примерно сгруппированными на территории между Багдадом, Мосулом и Эрбилем.Именно здесь, если где-либо, может быть установлен новый способ сосуществования и сотрудничества между различными расколами идентичности в Ираке: арабами, курдами и туркменами; сунниты, шииты и христиане; и так далее. Одним из примеров является ополчение Садра в Самарре.

    Бригады мира в Самарре

    Когда в 2015 году «Бригады мира» установили доминирующий контроль над Самаррой, они наладили отношения с некоторыми ранее слабыми суннитскими племенами, а также с ключевыми местными чиновниками и владельцами бизнеса.Они сразу же завоевали некоторую лояльность среди местных жителей-суннитов, но столкнулись и с критикой. Некоторые местные суннитские лидеры начали агитировать за то, чтобы милиция ушла и передала контроль местной полиции. «Самарра похожа на вооруженный лагерь. Люди не могут дышать», — сказал Ахмед Крайем, лидер небольшого, но богатого и влиятельного суннитского племени. Так он описывал город в начале 2018 года, когда его семья боролась за влияние в преддверии национальных выборов. Крайем является главой совета провинции и представляет один влиятельный избирательный округ в этом районе.Племя Крайем разбогатело в эпоху Саддама Хусейна. После 2003 года племя изначально выступало против американской оккупации, но впоследствии объединило силы с Соединенными Штатами и правительством Ирака для борьбы с «Аль-Каидой» в рамках «Пробуждения». Краем оказал сопротивление Исламскому государству, что вызвало жестокое возмездие со стороны вооруженной группы. Племя базируется в деревне Мкейшифе, за пределами Самарры, и боевики Исламского государства захватили деревню и разрушили особняки всех старейшин семьи Крайем.Краем представлял фракцию суннитской элиты истеблишмента в городе, которая рассматривала садристский порядок в городе — по крайней мере, на начальном этапе — как прямую угрозу своим интересам.

    Но у многих суннитов не было такого негативного отношения к присутствию «Бригад мира». Мэр Махмуд Халаф занимает свою в значительной степени символическую должность с 2005 года, передавая проблемы своего политически маргинализированного города меняющемуся составу властей, в том числе американским военным, иракскому правительству в Багдаде, властям святыни и различным ополченцам, которые в разное время присутствовали в городе.Халаф нашел открытый канал связи с садристами. В городе были задержаны сотни или тысячи человек, и садристы намеревались найти и освободить тех, кто был схвачен другими ополченцами, но не был обвинен ни в каких преступлениях. Бригады мира предложили выступить посредниками между суннитскими владельцами собственности и властями святыни. И, что особенно важно, садристы работали над созданием новых выгодных возможностей для местных владельцев бизнеса. Бригады мира также приняли другие меры, чтобы завоевать доверие, такие как содержание более тысячи боевиков, дислоцированных в городе, по короткому графику ротации, что, по словам садристов, сводит к минимуму вероятность того, что отдельные боевики будут вовлечены в какие-либо коррупционные схемы.

    Мэр Махмуд Халаф встречается с другими городскими властями Самарры в взятом напрокат офисе 16 января 2019 года. Источник: Танассис Камбанис

    Халаф, как и большая часть суннитского руководства Самарры, поддерживает комфортные отношения с садристами. Но он сказал, что некоторые укоренившиеся, влиятельные местные деятели предпочли бы, чтобы весь город зачах, чем отказался от своих личных долей в собственности и бизнесе. Очевидное решение, по мнению Халафа, простое, но недостижимое, поскольку потребует политической инициативы и преодоления определенных сектантских страхов.Во-первых, власти святыни брали под свой контроль территории, окружающие святыню, посредством покупок или выдающихся владений. Во-вторых, городские рынки будут открыты для паломников, которые в настоящее время следуют по узкому маршруту от окраин города до храма и обратно, не останавливаясь, чтобы потратить деньги даже на еду. В-третьих, силы безопасности будут продолжать наводить порядок, как они это делают сегодня, таким образом, чтобы это удовлетворяло центральное правительство, шиитские власти и паломников, а также местное население.В течение пяти лет Халаф ездил в Багдад с этим предложением. Он также регулярно транслирует его в совете провинции. Никто, по его словам, не хочет возиться со статус-кво:

    Раньше местные помещики были богаты, а теперь нет. Наши суннитские политики не боятся Бога и не заботятся о благополучии людей — их интересуют только их личные деловые предприятия. Сюда приезжают шиитские политики, но они не верят, что это безопасно. Они не готовы инвестировать.Люди не хотят решать проблему города и смотреть в лицо неизвестному будущему. Они считают, что лучше оставить [на месте] статус-кво, чем изменить и, возможно, создать новые проблемы.

    Самарра регистрируется как управляемое решение по сравнению с кризисами в других частях Ирака — сотни тысяч перемещенных суннитов, легионы задержанных сторонников Исламского государства, которым не были предъявлены обвинения в преступлениях и которым не было разрешено вернуться в свои общины, непокорные шиитские ополченцы, пытающиеся расширить свою политическую и экономическую власть, шиитский центр страдает от острой нехватки услуг.Жители города стремятся к лучшему результату, чем статус-кво, но сам статус-кво является моделью такого рода договоренностей, которые развиваются на практике, а не в политике. Легкие отношения Халафа с Бригадами мира — одно из проявлений межконфессионального кооперативного образа жизни города. «Нормальные люди ищут безопасности, независимо от того, кто ее достигает», — сказал Халаф. «Все дело в сосуществовании. Мы все партнеры в одной стране. Мы все арабы, все мусульмане».

    Баланс между безопасностью и экономикой

    Святыня Самарры каждый будний день собирает пять тысяч паломников, а по пятницам и субботам – двадцать пять тысяч.Во время крупного ежегодного паломничества через святыню проходят два миллиона посетителей. «И они не тратят в городе ни доллара, — заметил Халаф. Представители святыни заявили, что из соображений безопасности они не позволяют паломникам проводить время и деньги в Самарре, в отличие от других крупных святынь (Кадхимия, Наджаф и Кербела), которые поддерживают процветающую экономику, обслуживающую паломников из за границу и остальную часть Ирака, особенно через рынки, рестораны, гостиницы и туристические агентства.

    По словам их представителя, Бригады Мира тщательно охраняют Самарру. Самый жесткий уровень безопасности окружает святыню и ее непосредственный подход, окруженный старым городом с одной стороны и открытой территорией вокруг исторического минарета Мальвия с другой. На втором кольце безопасности, которое включает в себя черту города, ополчение стремится остановить движение оружия и боевиков Исламского государства. Третий периметр простирается на сельскохозяйственные угодья и пустыню вокруг Самарры; Бригады мира патрулируют двадцать пять миль, чтобы помешать повстанцам обстрелять святыню из минометов.Силы безопасности регулярно отражают атаки и ловят предполагаемых агентов Исламского государства на окраинах Самарры. Один сотрудник разведки показал кадры видеонаблюдения от января 2019 года, на которых мужчины переходят реку Тигр вверх по течению от Самарры, а затем их арестовывают; Чиновник сказал, что эти люди были боевиками Исламского государства, планирующими нападения на Самарру. Обвинение невозможно подтвердить, но у чиновника были свои фотографии во время рейда с отметкой времени, и он подробно описал операцию и подозреваемых.

    Муханнад Азави, пресс-атташе Бригад мира, предположил, что Самарра имеет огромное значение, поэтому ее безопасность имеет первостепенное значение. «Самарра похожа на сердце Ирака», — сказал Азави во время встречи с мэром (которая состоялась в офисе федерального агентства, отвечающего за линии электропередач). «Люди думают, что держать город в безопасности и закрытым — самое безопасное решение. Если храм снова взорвут, весь Ирак взорвется, и начнется гражданская война». По словам Азави, эффективное закрытие города также «предотвращает проникновение террористов-смертников.

    Безопасность также является первоочередной задачей для небольших групп перемещенных лиц из окрестных деревень, которые нашли убежище в Самарре. Джассим Нсаиф Хмуд бежал из своей деревни Суршнас в 2014 году. Суршнас, в основном сельская деревня, расположена к северу от Самарры, через реку Тигр от Мкейшифе. Его жители выступали против «Аль-Каиды» и «Исламского государства» и в результате были выбраны для наказания, когда «Исламское государство» контролировало этот район. Последние пять лет Хмуд жил с двадцатью членами большой семьи в недостроенной мечети в центре Самарры.Исламское государство разрушило его дом и бизнес, автосалон. Боевики по-прежнему свободно бродят по своим сельским районам, которые не находятся под безопасным контролем «Бригад мира» или каких-либо правительственных сил. «ИГИЛ все еще там», — сказал Хмуд. «Это похоже на пшеничные джунгли. Есть камыши, небольшие островки. Это легко скрыть». Его семеро детей живут в одной комнате со своими родителями и посещают государственную школу в Самарре. Расширенная семья получает некоторую продовольственную помощь, а во всем остальном зависит от пожертвований соседей по городу.«Мы просто хотим найти место, где мы можем остаться, пока не станет безопасно вернуться домой», — сказал Хмуд.

    Но активисты гражданского общества и даже некоторые фанаты «Бригад мира» считают, что город можно открыть, не создавая чрезмерного риска. Они просят, чтобы Бригады мира сняли ворота, закрывающие старый город, и убрали противовзрывные стены, которые ограничивают некоторые дороги через город. Они также хотят меньше контрольно-пропускных пунктов за пределами и внутри города.

    Из соображений безопасности бригады мира и власти храма перекрыли несколько улиц рядом с храмом.Те немногие жители, которые все еще живут там, должны пройти через охраняемые железные ворота, чтобы попасть в свои дома. Газван Исмаил, государственный служащий на пенсии, ходил со своей семьей за покупками в ныне закрытые районы старого города. «Сейчас нам так трудно добраться до старого города, как будто мы переходим в другую страну», — сказал Исмаил. Он вспомнил шум ресторанов, чайных и магазинов, торгующих галантереей, тканями, бытовой техникой. Во время экскурсии по старому городу продавец бытовой техники обратился непосредственно к Азави из Бригад мира.«Нет никакой реальной причины для этого закрытия», — сказал продавец. «Если рынок снова откроется, рабочих мест для рабочих будет больше. Бедность приводит людей в ИГИЛ — они заложат бомбу за 100 долларов».

    Территория, непосредственно примыкающая к святилищу Аскари, также объявлена ​​закрытой по соображениям безопасности. Некоторые суннитские владельцы собственности были готовы продать ее руководству святыни, которое само по себе является очень богатой организацией с большим потоком доходов от паломнического движения. В других городах-святилищах в Ираке власти святынь выкупили недвижимость вокруг святыни и построили обширные и прибыльные коммерческие районы — полностью под контролем святыни, — через которые проходят паломники.Площади окружают святыни в Кербеле и Наджафе, и власти святыни в Кадхимии скупили многие владения, окружающие святыню. Некоторые сунниты в Самарре ворчат, что закрытие старого города по соображениям безопасности на самом деле является схемой снижения цен на недвижимость, чтобы храм мог купить их по выгодной цене. Другие сообщают, что сунниты, которые были готовы продать святыню, получили оскорбительно низкие предложения или, когда они согласились на первоначальное предложение, впоследствии увидели, что предложение было изменено на меньшую сумму.Несколько человек в Самарре повторили такие слухи в интервью, но никто не смог указать на конкретный поддающийся проверке случай, когда руководство храма сделало несправедливое предложение о собственности, принадлежащей суннитам.

    В любом случае, контроль над святынями в старом городе является основным спорным вопросом, который может быть решен путем сделок с недвижимостью и нового административного механизма. Любой результат, связанный с тем, что власти шиитских святынь берут под свой контроль районы, исторически принадлежавшие суннитам, будет иметь явный сектантский подтекст, но местные владельцы собственности заявили, что будут удовлетворены, если сочтут условия справедливыми.До 2003 года суннитский клан в Самарре на протяжении веков нес административную ответственность за святилище Аскари — один из многих примеров иракского межконфессионального движения. При новом порядке, сложившемся после свержения Саддама Хусейна, иракские шииты получили новые религиозные и политические свободы, а высшие шиитские духовные власти в Ираке получили прямой контроль над администрацией храма Аскари. Сегодня городские власти Самарры заявляют, что хотели бы восстановить контроль над святыней или, по крайней мере, добиться какого-то совместного административного соглашения, в котором участвовали бы как местные сунниты, так и национальные шиитские власти.И многие из владельцев собственности готовы продать, если они могут получить достаточно высокие цены. Денежные суммы на кону значительны. В других городах-святынях коммерческая недвижимость может продаваться по цене более 10 000 долларов за квадратный метр. В Самарре торговцы с трудом находят покупателей, готовых платить 1000 долларов за квадратный метр.

    Перемещенный фермер из деревни Суршнас (в центре) жестикулирует 16 января 2019 года, когда он ведет офицера «Бригад мира» Муханнада Азави (справа) через недостроенную мечеть, где его большая семья укрылась за последние пять лет.Источник: Thanassis Cambanis

    Однако, в то время как некоторые жители города стремятся облегчить доступ к экономическим возможностям, которые предоставляют паломники, вновь обретенная безопасность Самарры также явно пошла на пользу местной экономике. Али Маджид Алави раньше управлял отелем и рестораном рядом со святыней, которые закрылись после нападения 2006 года и больше никогда не открывались. Он утверждает, что имущество было оценено в 5 миллионов долларов, но в конце концов он продал его с убытком за 1 миллион долларов властям храма. Бригады мира предложили Алави финансовую поддержку для открытия большого ресторана в новой части центра Самарры в 2015 году.«Раньше Самарра была городом-призраком, пока Сарайя аль-Салам не пришла и не связалась с семьями», — сказал Алави. Он хорошо ладит со своими коллегами из Бригад мира.

    Неудивительно, что для жителя Самарры взгляд алави на секту и идентичность весьма изменчив. Он идентифицирует себя как суннит. У его отца было две жены, шиитка и суннитка. Большинство сотрудников его ресторанов были шиитами с юга Ирака. Он и его друзья скорее впадут в теории заговора о вмешательстве иностранных держав, чем будут говорить о недовольстве, основанном на сектантской идентичности.Во время неоднократных посещений Самарры в течение нескольких лет, например, Алави повторял теорию о том, что иностранные агенты — по его мнению, вероятно, американцы, но, возможно, иранцы — взорвали храм Аскари в 2006 году, чтобы посеять хаос и межконфессиональное насилие, ослабив Ирак и легче контролировать. Бригады мира объединились с суннитскими торговцами в Самарре, чтобы разрешить давние споры с властями святыни. Напряженность носит межконфессиональный характер, но суннитские лидеры и торговцы из Самарры в основном говорят о финансовых проблемах.Сегодня Алави считает власть (шиитов) святыни главным злодеем в своем городе, а (шииты) Бригады мира — самыми стойкими сторонниками бесправных местных жителей; по его мнению, конфликт касается доходов и недвижимости, а не идентичности.

    За пределами города многие другие иракские силы безопасности требуют взятки на своих контрольно-пропускных пунктах. По словам Алави, «устрашающее количество» жителей Самарры считают, что оккупация города США, которая в то время считалась грубой и неизбирательной, выгодно отличается от жестокости сегодняшних иракских правительственных сил.

    Садристы проделали лучшую работу, чем предыдущие силы безопасности, дислоцированные в городе, в управлении отношениями с жителями Самарры, снижая напряженность, вызванную плохим общением или деспотической риторикой. Однако существует неизбежный разрыв между тем, что жители Самарры считают оправданными мерами, и тем, что Бригады мира (и иракское правительство) считают необходимыми для предотвращения появления Исламского государства в Самарре. Командиры «Бригад мира» с уважением выслушивают просьбы об ослаблении мер безопасности, но указывают на непрекращающуюся деятельность Исламского государства в этом районе, чтобы объяснить, почему еще слишком рано радикально менять режим безопасности.«ИГИЛ не пришли из-за пределов этого города — они пришли отсюда. Здесь вырос Абу Бакр аль-Багдади», — сказал Азави, выслушав жалоб торговцев на опустевшей рыночной улице, что они не могут выжить без покупателей и паломников. «ИГИЛ все еще здесь. И мы не искоренили их полностью».

    Некоторые местные сунниты сходятся во взглядах с шиитскими силами безопасности. Мохамед Иззат, журналист частной телевизионной станции «Аль-Шаркия», сказал, что «Исламское государство», а до него «Аль-Каида», завоевало широкую поддержку среди сельских жителей и полиции провинции.По его словам, примерно 90 процентов сотрудников полиции Самарры были уволены после 2014 года по подозрению в связях с «Исламским государством». «Необразованные сельские жители принимают идеи «Аль-Каиды». Они доверяют только религиозным лидерам», — сказал Иззат. «Изменения должны начинаться с ранних стадий начальной школы».

    Испытательный национализм

    Независимо от того, намеревались садристы создать ренессанс национализма, когда они захватили Самарру в 2015 году, их особый рецепт управления городом выделяется в Ираке относительной справедливостью и бесконфессиональным качеством его управления.Теперь Самарра предлагает самый прямой тест страны на построение националистического сообщества и межконфессиональное правление. Возможно, наиболее важным для перспективы Самарры как модели нового подхода в Ираке является то, что ополчение, взявшее под свой контроль город, имеет явно националистический, антирелигиозный мандат, навязанный его бесспорным лидером, шиитским священнослужителем Садром. «Сектантская война началась, когда святыня была разрушена», — объяснил Хаким аз-Замили в марте 2018 года. Замили — высокопоставленный садрист, имеющий оперативный контроль над «Бригадами мира».«Святыня — шиитская, люди в городе — сунниты, силовики — шииты. Если что-то случится в Самарре, это негативно скажется на общей ситуации в стране».

    Все эти факторы в совокупности сделали Самарру прототипом альтернативного Ирака: города, все еще хромающего от серьезных проблем, но где контроль и покровительство разделены с новыми сетями (с шиитскими аутсайдерами во главе). Самарра добилась новых успехов. Многие местные жители-сунниты (хотя и не все) доверились шиитскому ополчению, которое когда-то подвергалось критике во время самого интенсивного периода межконфессиональной войны в Ираке за жестокость и бесчинства.Во время войны 2006 года последователей Садра обвинили в некоторых из наиболее насильственных актов этнической чистки, с репутацией использования учений для убийства заключенных, хотя сам Садр критиковал такие действия и в конечном итоге исключил сектантских экстремистов из своего ополчения. (Один из его помощников сформировал Асаиб Ахль аль-Хак, которая имеет репутацию сектантского насилия и коррупции). Но во многих случаях местные жители-сунниты в Самарре стали считать «Бригады мира» относительно компетентными и справедливыми — после того, как изначально предполагали, основываясь на своих отношениях с другими ополченцами, что организация будет коррумпированной и произвольной.

    Сектантская идентичность продолжает служить важным маркером в Самарре, а коррупция является образом жизни в городе, как и во всем Ираке. Но садристы установили союзы как с новой, так и со старой элитой, что помогло убедить жителей в том, что, по крайней мере, у ополчения есть долгосрочные и более доброжелательные цели в городе; какая бы ни была коррупция, это нормально по иракским стандартам, и ее прибыль делится с местными жителями. Кроме того, в своих экономических планах садристы проявили интерес к стимулированию развития прибыльного бизнеса, который может обогатить город (и его оккупантов), одновременно способствуя росту новой националистической элиты.В политическом плане садристы завоевали доверие с помощью серьезного стиля оккупации — это, конечно, недемократично, но «Бригады мира» заработали репутацию несектантских организаций, что отличает их от других иракских шиитских ополченцев (и от более раннего периода их собственного существования). история.)

    Садристы установили союзы как с новой, так и со старой элитой, что помогло убедить жителей в том, что, по крайней мере, у ополчения есть долгосрочные и более доброжелательные цели в городе; какая бы ни была коррупция, это нормально по иракским стандартам, и ее прибыль делится с местными жителями.

    Однако идеология Садра не отличается изощренностью. Его кредо направлено на то, чтобы поставить на первое место «иракскую» идентичность, которую оно тщательно оформляет как (смутно) патриотическую, связанную со многими народами и интересами, входящими в географические границы Ирака, и решительно не связанную с какой-либо одной религией, сектой, этнической принадлежностью или политическое движение. Как и все простые идеологии, идеологию садристов легко неверно истолковать. Он обошел вопрос о том, является ли его проект арабским национализмом (и, следовательно, исключающим курдов) или его видение иракского национализма может успешно превзойти или свести к минимуму этнические различия, поскольку оно направлено на сектантскую идентичность.Кроме того, в то время как подход его ополчения принес заметные успехи в Самарре и на национальной политической арене Ирака, большая часть этого прогресса зависит от почти авторитарной личной власти Садра. Его харизматическая сила в его политическом движении придает этому движению внутреннюю преемственность. Эти качества справедливо вызвали критику. Моваффак аль-Рубаи, политик из соперничающего лагеря, союзник бывшего премьер-министра Малики, охарактеризовал последователей Садра как недемократическую толпу, слепо преданную Садру из-за его семейного происхождения: «Если он прикажет этим людям поджечь себя, они сделают это. Это.

    Тем не менее, что делает движение Садра таким примечательным, так это степень, в которой оно порывает с другими представлениями о политике, преобладавшими на протяжении большей части истории Ирака после 2003 года. Садр четко сформулировал общий проект, открытый для иракцев, независимо от того, являются ли они шиитами, суннитами, христианами или светскими людьми. После вторжения США ни одному другому движению, выступающему за плюралистическую иракскую нацию, не удалось заручиться значительной поддержкой населения. Тем более удивительно, что самым успешным сторонником инклюзивного движения за иракскую идентичность оказался бывший сектантский лидер, которого так же боятся на поле боя, как и обожают его последователи.Ополчение Садра инвестировало в новые отношения, ловко переплетая политические, экономические и социальные интересы не только для получения прибыли, но и для создания новых богатств и сетей власти. Попутно идеология Садра, какой бы упрощенной она ни была, превратилась в иракский национализм, который стремится стимулировать, но не исключать. В другом контексте его слишком широкое определение национализма можно было бы высмеять как расплывчатое и поверхностное, но в Ираке оно, по крайней мере, примечательно и вызывает некоторый ограниченный оптимизм.

    Торговец готовится ехать на велосипеде домой в полдень по исторически оживленной, но теперь заброшенной центральной рыночной улице в старом городе Самарры, 16 января 2019 года.Источник: Thanassis Cambanis

    Версия национализма Садра отличает его от конкурентов и вызывает растущее уважение со стороны скептически настроенных групп, таких как светские левые и все чаще племенные сунниты. Индивидуальный успех политической партии ас-Садра вполне мог бы пойти на убыль, но результаты его эксперимента в Самарре предполагают, что амбивалентные идеологии, такие как национализм или патриотизм, или даже, что менее мягко, шовинизм, могли бы весьма эффективно служить объединяющей силой, способной повернуть вспять иракскую политику. насильственной энтропии и создать функциональные межобщинные связи.Эти потенциально объединяющие векторы несут в себе собственные риски, открытые для злоупотреблений со стороны демагогов и нового класса агрессивных или исключающих боевиков. Немногие иракцы хотят вернуться во времена распада государства, и даже группы, которые ранее брались за оружие, способны к эволюции. Однако в лучшем случае современные события могут дать представление о центростремительном процессе — объединении общей идентичности и построении государства.

    Можно ли воспроизвести достижения Самарры в другом месте — важный вопрос, выходящий за рамки данного отчета.Тем не менее, если внимательно изучить ограниченный успех Самарры, можно предположить, что другие центры власти в Ираке могли бы преуспеть, если бы изучили — и, по возможности, подражали — некоторым аспектам эксперимента этого конкретного суннитского города по совместному правлению. Так выглядят примирение и государственное строительство в точке соприкосновения, где самые грандиозные планы относительно Ирака встречаются с грязной реальностью реального сообщества. Ирак — это разнообразное место с досадным сочетанием сектантских и этнических идентичностей, которые обычно не вписываются в четкие категории.Большая часть страны функционирует в некотором роде как Самарра: посредством неудобных, интимных, а иногда и жестоких партнерских отношений между сложными соперничающими группировками.

    В Самарре ограничения задачи одновременно просты и ошеломляюще сложны. С одной стороны, город представляет собой радикально мятежный город суннитского треугольника. На другом уровне это сложный эксперимент с многоуровневыми идентичностями.

    В Самарре ограничения задачи одновременно просты и ошеломляюще сложны.С одной стороны, город представляет собой радикально мятежный город суннитского треугольника — несмотря на его отвращение к правлению Исламского государства, он по-прежнему является родным городом Багдади и легионов Аль-Каиды и пехотинцев Исламского государства — и теперь неохотно находится под контролем шиитских ополченцев. лояльны центральному правительству. С другой стороны, это сложный эксперимент с многоуровневой идентичностью и неустойчивой лояльностью, место, где сунниты исторически полагались на шиитских религиозных паломников как на источник средств к существованию, и где шиитское ополчение, которое сейчас находится у власти, рассматривается некоторыми суннитами как великая объединяющая националистическая надежда. , а не сектантский оккупант.

    Изменение мнения

    Со временем Бригады Мира установили стабильный рекорд. Однако одновременно с этим появились сообщения из других частей Ирака, где ополченцы под эгидой Сил народной мобилизации (СНМ) заработали дурную репутацию за вымогательство, похищение людей, торговлю людьми в целях сексуальной эксплуатации и другие хищнические действия. PMF — это правительственный орган с юридическим статусом, который функционирует как параллельное министерство обороны, отвечающее за многие неправительственные ополчения страны.Сфера деятельности PMF распространяется на силы, которые противостояли Саддаму Хусейну до 2003 года, ополчения, сформированные после вторжения США, и третью волну, которая объединилась в ответ на подъем Исламского государства. Сравнение с некоторыми из более новых или более хищных группировок представило «Бригады мира» Садра в выгодном свете и смягчило подозрения, порожденные ролью садристов во время межконфессиональной гражданской войны 2006 года. Одним из примеров медленно меняющихся взглядов является руководство Krayem. На собрании своих родственников и старейшин племени в феврале 2018 года вождь племени Ахмед Крайем перечислил свои претензии к «Бригадам мира»: они не позволяли перемещенным суннитам вернуться в город, брали взятки с торговцев на своих блокпостах. .«Люди в пустыне чувствуют себя оторванными от государства и закона», — сказал он. «Вы не можете обезопасить эти районы, если не используете сыновей этих районов. Кто может бороться с коррупцией? Садристы не будут бороться с коррупцией. . . . Ополчения существуют на местах. Я должен иметь дело с ними. Что еще я могу сделать? Мы будем работать с кем угодно».

    Старший брат Ахмеда Шалаан Крайем, член парламента до мая 2018 года, повторил ту же критику в адрес садристов в законодательном органе Багдада.В интервью в марте 2018 года, перед выборами, на которых он потерял свое место, Шалаан Крайем обвинил Бригады мира в преувеличении угроз безопасности в Самарре. «Угрозы храму нет, но они хотят оправдать свое присутствие и деньги, которые могут заработать», — сказал он. Несмотря на их жалобы, к 2018 году племя Краем уже тесно и эффективно сотрудничало с садристами. У Крайема есть собственное ополчение, состоящее примерно из тысячи суннитских соплеменников, которое зарегистрировано в PMF, том же органе, который управляет Бригадами мира (по закону, если не на практике).Его командир Дулаф Крайем (еще один брат Ахмеда) сказал, что ему нравился отличный обмен разведывательными данными и оперативная координация с садристами. Медленное изменение риторики Краема показательно. Даже когда Ахмед Крайем руководил пиар-расстрелом против садристов со своего поста председателя совета провинции, он искал их помощи, чтобы начать частный бизнес в городе Самарра.

    Блок ас-Садра занял первое место на общенациональных парламентских выборах, состоявшихся в мае 2018 г., благодаря платформе реформ ас-Садра, националистической риторике и союзу со светскими деятелями и коммунистами.В Самарре партнерство между Бригадами мира и местными суннитами углубилось. Шалаан Крайем потерял место в парламенте и смягчил свою критику садристов. Бригады мира, сказал политик, сдержали свои обещания помочь освободить заключенных-суннитов; По его словам, из пяти тысяч человек, задержанных в его мухафазе, по состоянию на январь 2019 года в заключении находились только восемьсот человек. Он обратил свой гнев на руководство храма, которое, по его словам, лишало суннитских владельцев собственности в старом городе возможности вести прибыльный бизнес.«Святилище хочет быть владельцем всего имущества, чтобы зарабатывать все деньги», — сказал Крайем. «Они не хотят, чтобы местные домовладельцы зарабатывали деньги».

    Национализм «сверху-вниз» проявляется в изменении местных отношений «снизу-вверх», например, между Шалааном Крайем и Бригадами мира. В интервью почти через год после того, как он выступил с публичными нападками на садристов, теперь он дал более положительную оценку. «Политика, которой придерживается Сайед Муктада, резко изменилась за последние годы», — сказал он.«Он претендует на то, чтобы быть единственным лидером [‘за’им’] всех иракцев, поэтому он должен слушать все стороны. Особенно он хочет иметь хорошие отношения с суннитской сектой. Все партнерство пойдет на пользу жителям Самарры».

    Садристы использовали свое влияние в своей национальной политической коалиции «Ислах», чтобы добиться аудиенции для делегации суннитов из Самарры у самого высокопоставленного священнослужителя коалиции Сайеда Аммара аль-Хакима в январе 2019 года.

    Один из примеров общенациональной роли садристов произошел в январе 2019 года, когда они вмешались, чтобы помочь самаррским суннитским торговцам поднять свои опасения перед высшим шиитским духовенством.Как объяснялось выше, а также с большинством вопросов управления и безопасности в Ираке, вопрос о старом городе Самарры имеет финансовые последствия. Садристы использовали свое влияние в своей национальной политической коалиции «Ислах», чтобы обеспечить аудиенцию делегации суннитов из Самарры у самого высокопоставленного священнослужителя коалиции Сайеда Аммара аль-Хакима в январе 2019 года. Хаким принял делегацию в Багдаде и услышал подробно изложил опасения по поводу имущественных споров и управления святынями и, по словам нескольких участников, согласился передать опасения жителей Самарры высшим шиитским духовным властям в Наджафе.

    Время политических экспериментов

    Иракская политика вступила в новый период конструктивного союза и построения идентичности. Новоизбранный президент Ирака Бархам Салих пользуется доверием как курдский лидер, а также как национальный политик с образцовым послужным списком в Багдаде. «Исламское государство» потерпело поражение как государственный актор: оно продолжает представлять серьезную угрозу как идеологическая сила и как вооруженное повстанческое движение, способное организовывать террористические атаки, но оно больше не может претендовать на конкуренцию с иракским государством.Между тем, политика, в которой доминируют шииты, решительно сместила акцент с утверждения власти иракских шиитов на стремление к власти через общины, получение поддержки через союзы, сети покровительства и, в ограниченной степени, реальные политические программы. (Отчасти этот сдвиг связан с тем фактом, что относительная власть иракских шиитов теперь воспринимается как нечто само собой разумеющееся; укрепление интересов секты больше не является главным приоритетом.)

    В новой мозаике власти в Ираке проводится широкий спектр специальных экспериментов в области управления.Наиболее важные из них объединяют различные группы идентичностей и проверяют перспективы сосуществования, примирения и построения новых и объединяющих политических идентичностей и движений. И более чем когда-либо в последнее время «секта» является неадекватной призмой для понимания этих экспериментов.

    Идеологическая подоплека Самаррского эксперимента разыгрывается на общенациональном и региональном уровне. Концепции реформ, секуляризма и гражданского управления вновь появляются в политических дебатах по всему арабскому миру.В Ираке альянс Садра активно рекламирует светскую, объединяющую, националистическую идентичность, но еще не столкнулся с какими-либо серьезными проблемами. На данный момент риторика остается непроверенной и в значительной степени абстрактной. Тем не менее, Садр регулярно встречается со своими партнерами по коалиции в Коммунистической партии Ирака и предоставил им правительственные министерства и гораздо большее влияние, чем это оправдано числом их сторонников, которые исчисляются тысячами по сравнению с миллионами Садра. Центральный мотив Садра для этой координации кажется скорее практическим, чем идеологическим; ни один из предыдущих подходов его политических помощников или представителей любого другого движения не увенчался успехом в предоставлении услуг, управлении или создании богатства.С ростом населения Ирака и сбоями в оказании услуг ни одному политику уже недостаточно обеспечить себе часть государственного покровительства для распространения среди последователей. Принятие Садром независимых технократов знаменует собой отход от его прежнего подхода, который заключался в том, чтобы назначать лоялистов на богатые покровительством должности, такие как высшие чины в министерстве здравоохранения. Теперь он обратился к союзникам, которые, по его мнению, могли бы более успешно решать основные проблемы управления и администрации.

    Дулаф Крайем патрулирует деревню Мкейшифе с тремя своими бойцами, которые также являются членами его большой семьи, 13 февраля 2018 года. На заднем плане — руины дома, принадлежащего одному из его братьев, разрушенного боевиками Исламского государства Племя Крайем встало на сторону правительства Ирака против Исламского государства. Источник: Thanassis Cambanis

    «Наш союз является гражданским и националистическим», — объяснил Райд Джахид Фахми, глава Коммунистической партии, в феврале 2018 года — в то время, когда новое партнерство было свежим, и многие иракцы сомневались в его искренности и стойкости.Он использует слово «мадани» или «гражданское» и избегает термина «алмани», означающего «светский», хотя последнее предпочитают многие рядовые члены Коммунистической партии. «Это очень важный культурный сдвиг, смелый шаг к преодолению различий. Мы стремимся воссоединить людей».

    Не все участники союза коммунистов и садистов чувствуют себя в нем вполне комфортно. На акции протеста, организованной садристами и коммунистами в 2018 году, опытный коммунистический организатор Айссар Чарчафчи бросил предвзятый взгляд на партнерство с Садром.«Я не верю в исламских политиков, — сказал Чарчафчи. «Я светский человек, я не могу допустить, чтобы религиозные лидеры контролировали страну». Тем не менее, Чарчафчи в тот день шел бок о бок с последователями религиозного движения, преследуя общий план.

    «Я не верю в исламских политиков, — сказал Чарчафчи. «Я светский человек, я не могу допустить, чтобы религиозные лидеры контролировали страну». Тем не менее, Чарчафчи в тот день шел бок о бок с последователями религиозного движения, преследуя общий план.

    Следует быть осторожным, чтобы не преувеличить размах и глубину националистических настроений. Но это, несомненно, оплот зарождающегося политического порядка. Сегодня в Ираке нет единого господствующего органа или учреждения. Сектантская фаза политической реорганизации, пик которой пришелся на период с 2003 по 2008 год, пошла на убыль. Сектантская идентичность играет лишь второстепенную роль в формирующихся новых союзах. Силы «сверху вниз» пропагандируют националистическую риторику и идеи. Премьер-министр, президент и глава вооруженных сил решительно используют националистическую, несектантскую риторику.Систани также разделял идеи национального единства.

    В то же время новые практики сосуществования и сотрудничества появились снизу, на низовом уровне. Как мы уже отмечали, бедные добровольцы-шииты, только что принявшие участие в борьбе с «Исламским государством», протестуют против плохого управления и коррупции со стороны шиитских политических партий и ополченцев. Бедные сунниты, пострадавшие от худших эксцессов Исламского государства, функционировали как первая линия обороны от тех, кто симпатизирует группировке.Эти сунниты отвергли некоторых из своих самых коррумпированных и сектантских лидеров. Битва против «Исламского государства» выдвинула на передний план глубокую традицию смешанной и многослойной идентичности Ирака — людей, которые не определяют себя ни одной сектой, которые прислушиваются к религиозным отсылкам, но ведут светский образ жизни, которые готовы доверять политикам и соседям другого этнического или религиозного происхождения.

    Возникает новый политический порядок

    Асади, старший советник Садра, утверждал, что выборы в мае 2018 года и напряженные переговоры о формировании нового правительства (которые не были решены на момент написания этой статьи в апреле 2019 года) стали поворотным моментом в иракской политике.«Политические партии согласились создать нерелигиозное правительство, — сказал он в январе. «Впервые все религиозные партии на шиитской стороне стремились к курдским и нешиитским союзам». Суннитские племенные лидеры, которые оказывали влияние на базах изгнания за границей, вытесняются местными лидерами, которые поддерживают постоянные отношения с иракцами из самых разных слоев общества и политических взглядов. Основные правила создания альянсов в иракской политике изменились, и в национальной сфере доминируют два альянса, возглавляемые шиитскими партиями и включающие все группы иракской идентичности.Ведущие политические блоки теперь должны определять себя политикой или политическими различиями, а не маркерами сектантства или идентичности. (Одна сокращенная формулировка определяет основной блок, в котором доминируют ополченцы, по его близости к Ирану, а другой блок, в который входят садристы и бывший премьер-министр Абади, — по его близости к Соединенным Штатам.)

    Трансформацию легко переоценить. Во всех основных блоках доминируют партии, чья власть основывается на личной лояльности и силе вооруженных формирований, а не на политических предложениях.И более реформистский из двух блоков, Ислах, в который входит альянс садристов, выбрал своим лидером Хакима, священнослужителя; чиновник-садрист сказал, что выбор был основан исключительно на религиозном происхождении. «Он саид, потомок Пророка», — сказал этот чиновник. «Мы не могли выбрать кого-то другого». Хаким, как и Садр, унаследовал свой руководящий пост от своей семьи. Как и у Садра, его последователи основаны на религиозных чувствах и культе личности в дополнение к предполагаемой программе реформ. (Внутренне Садр управляет своим движением по указу и с абсолютной нисходящей властью; в его движении нет ни намека на внутреннюю демократию или дискуссии.)

    Личный клиентелизм пронизывает почти всех иракских политиков и их движения, вызывая серьезные опасения по поводу националистического эксперимента.

    Личный клиентелизм пронизывает почти всех иракских политиков и их движения, вызывая серьезные сомнения в отношении националистического эксперимента. Садр резко изменил свои взгляды и союзы в прошлом. Таким образом, нет оснований предполагать, что его последняя трансформация постоянна.Что еще более важно, альянсы, которые все больше руководствуются националистическими и политическими программами, а не личностями, будут угрожать интересам статус-кво, включая интересы тех самых движений, которые Садр и другие лидеры-единомышленники активизировали на службе националистическому проекту. Иракские политики разработали систему «мухассаса», которая использует квоты (обычно выделяемые сектантским политическим партиям) для формирования правительств. Партии ведут переговоры о доле власти, обычно добиваясь контроля над министерством или несколькими министерствами в обмен на поддержку правящей коалиции.Садр провел кампанию против этой системы в 2018 году и пообещал перейти в оппозицию, если не сможет сформировать собственное правительство, но в конечном итоге он согласился принять участие в еще одном большом иракском правительстве, в которое входят практически все партии, получившие места в парламенте. . «Это худший исход», — сказал Сами аль-Аскари, политик, выступающий против садристов и поддерживающий доминирующий блок в нынешнем правительстве. «У всех есть доля, но никто не несет ответственности». Этот пробел в подотчетности может быть столь же пагубным для стабильности Ирака в предстоящий период, как и политика сектантской и этнической идентичности в период с 2003 по 2018 год.

    Тем не менее, результаты в Самарре указывают на возможности локальных, специальных решений. В этой итерации эксперимента с совместным правлением и созданием межконфессионального сообщества ополчение с шиитскими корнями и авторитарным стилем приняло принципы светского и националистического управления. История Самарры создает особенно убедительную логику для присутствия шиитского ополчения в суннитском городе, а исключительная власть Садра над своими последователями означает, что его ополчение имеет особенно сильную субординацию.Но аналогичные условия характерны и для других частей Ирака, имеющих религиозное, культурное или стратегическое значение. У других ополченцев также есть сильные лидеры и цепочки командования, и многие из правительственных сил и ополченцев, верных Систани, начали принимать на словах приверженность управлению, реформам, единству и гражданскому государству. Если подход Садра увенчается успехом в Самарре, иракцы попытаются воспроизвести его практику в других местах: совместное партнерство, в котором шиитские ополченцы играют главную роль в обеспечении безопасности при поддержке суннитских ополченцев на младших должностях; что особенно важно, шиитские боевики избегают хищнического и оскорбительного поведения и позволяют гражданским суннитам пожинать экономические выгоды безопасности.

    Одним из показателей значимости эксперимента Садра является то, что другие важные группы приняли те же основные принципы. Тем не менее, другие ополченцы с более сектантским послужным списком и связями с Ираном наладили партнерские отношения с суннитскими ополченцами и их лидерами. Систани также усилил свою общественную поддержку реформ и нерелигиозного управления. В интервью в Кербеле его помощник Афдал аш-Шами выразил желание высшего священнослужителя, чтобы Ирак отвернулся от религиозной политики:

    Мы надеемся, что сможем найти политиков-националистов.Нам все равно, с какой стороны они приходят. Мы пожертвовали своей кровью за Ирак. Пора отказаться от системы квот и обратиться к конституции. Нам нужен сильный националистический лидер, заинтересованный в единстве иракцев, готовый пожертвовать собой ради Ирака в борьбе с коррупцией. Ирак — гражданское государство, а не религиозное. Другие правительства должны перестать опасаться, что Ирак станет религиозным государством. Мы не пойдем ни к иранской системе, ни к саудовской системе. Мы гражданское государство.

    Более масштабный проект реформ в Ираке — одной из самых коррумпированных и плохо управляемых стран мира, несмотря на ее огромное богатство природными ресурсами и человеческим капиталом — остается далекой перспективой.На национальном уровне система мухассаса ставит под угрозу любые серьезные реформы. «Система квот ответственна за кризис правительства. Система квот не способна найти решения», — сказал Фахми, лидер Коммунистической партии, во время последних усилий по завершению формирования правительства, почти через год после выборов. «Наш альянс — это первый шаг к созданию основы для национального интереса, иракской идентичности».

    Азартная игра Садра в Самарре заключается в том, что можно создавать новые факты на местах и ​​новые лояльности.Реформистские и националистические иракцы, в свою очередь, утверждают, что эксперимент Садра может создать план движения Ирака вперед, независимо от того, является ли это истинным намерением Садра. Паралич и консенсус доминируют в национальных переговорах. Однако на местном уровне влиятельные фигуры могут действовать свободнее. В Самарре новая власть сформировала новый местный порядок, оттеснив некоторых людей и племена, привыкшие к большей власти, и вложив средства в новые союзы, стремящиеся охладить сектантские пристрастия и создать новые идеологические и экономические сети.Как отметили в интервью несколько иракцев, коррупция и насилие не являются проблемой для суннитов, шиитов или курдов: они являются проблемой для всех иракцев. Неразбериха из феодальных владений ополченцев и политических распрей, доведенная до предела кризисом политики, безопасности и экономики поколений, привела к множеству экспериментов по совместному правлению. Новые партнерские отношения создают новые сообщества и идентичности, продолжающие существующие блоки и идентичности, но существенно отличающиеся друг от друга. Развивающиеся националистические и другие межконфессиональные формирования ненадежны и глубоко порочны; никто не сможет преобразовать Ирак.Тем не менее, они предлагают форму моделей для обращения вспять фрагментации и сектантской мобилизации, начавшейся в 2003 году, и построения более инклюзивного и податливого политического сообщества интересов, а не идентичностей.

    Этот отчет о политике является частью Гражданство и его недовольство: борьба за права, плюрализм и инклюзия на Ближнем Востоке, проекта TCF, поддерживаемого Фондом Генри Люса.

    Фото на обложке: вид на купол храма Аскари с вершины минарета Мальвия незадолго до захода солнца.Источник: Танассис Камбанис

    Теги: ирак, исламское государство, сектантство, иракский национализм, Муктада ас-Садр, Самарра

    Кризис США с Ираком из-за иранской угрозы Американский персонал и объекты иракских ополченцев, вооруженных, обученных и поддерживаемых Тегераном. В сентябре ополченцы почти ежедневно наносили удары по американским базам, автоколоннам с припасами и дипломатическим объектам.«В первой половине этого года у нас было больше обстрелов с закрытых позиций вокруг наших баз и против них, чем в первой половине прошлого года», — заявил NBC News 10 сентября генерал Кеннет Маккензи-младший, глава Центрального командования США. Эскалация последовала за январским убийством США генерала Касема Сулеймани, главы элитного иранского подразделения «Кодс», и Абу Махди аль Мухандиса, начальника иракского ополчения «Катаиб Хезболла» и заместителя главы иракских Сил народной мобилизации (СНС). PMF объединяет около 60 ополченцев, действующих в виде отдельных бригад.

    Кризис достиг своего пика 20 сентября, когда Вашингтон предупредил Багдад, что вскоре закроет свое укрепленное посольство в Багдаде, если Ирак не прекратит атаки ополченцев и не возьмет под контроль государства различные группировки PMF. Сообщается, что предупреждение госсекретаря Помпео, сделанное в ходе отдельных телефонных разговоров с президентом Бархамом Салихом и премьер-министром Ирака Мустафой аль-Кадими, стало неожиданностью для иракских официальных лиц. «Мы надеемся, что американская администрация пересмотрит его», — заявил 27 сентября представитель «Кадими» Ахмед Мулла Талал.«Есть группы преступников, которые пытаются поколебать эти отношения, и закрытие посольства станет для них негативным сигналом».

    Некоторые американские СМИ сообщили, что ополченцы планируют прямое нападение на американских дипломатов. В Ираке развернуто более 3000 военнослужащих; Посольство США, в котором работают сотни дипломатов и сотрудников, является одним из крупнейших в мире.

    Ультиматум Помпео прозвучал всего через четыре недели после того, как первый визит премьер-министра Кадими в Вашингтон сигнализировал об улучшении отношений.Отношения между США и Ираком «лучше, чем когда-либо прежде», — заявил президент Дональд Трамп во время встречи в Овальном кабинете с Кадими 20 августа.

    Премьер-министр Ирака Мустафа аль-Кадими с президентом Дональдом Трампом в Белом доме

    Кадхими позже признал, что официальные лица США были обеспокоены иракскими ополченцами. Новое правительство, сформированное в мае, начало противостоять более широкой «милитаризации» иракского общества, сказал Кадими журналистам после встречи с Трампом. «Любое оружие, не находящееся под контролем правительства, недопустимо.«Но иракские силы безопасности также нуждаются в укреплении, чтобы сдерживать множество ополченцев — суннитов, шиитов, курдов и христиан, — число которых увеличилось с тех пор, как вторжение США в 2003 году свергло президента Саддама Хусейна. «У меня есть бумажный меч. Мне нужно превратить его в деревянный меч, а затем в металлический меч», — сказал он. «Я не могу позволить себе идти на конфронтацию, пока мои инструменты недостаточны».

    Иран стал самым влиятельным иностранным игроком в Ираке — в политическом, военном и экономическом плане — со времен У.Силы под руководством С. свергли режим Саддама Хусейна в 2003 году. Преимущественно шиитский Иран воспользовался глубокими культурными и религиозными связями с шиитским большинством Ирака — и границей протяженностью 900 миль — для распространения своего влияния. С 2003 года сменявшие друг друга иракские правительства оказывались в центре американо-иранского соперничества. «Горький факт, что иногда обе страны решали, кто будет следующим премьер-министром» в Ираке, заявил министр иностранных дел Хусейн 21 августа. «Конфликт между Вашингтоном и Тегераном отражается внутри Ирака… Но вы оба нам нужны. Один из них – наш сосед и большая сила в регионе. А другой — наш союзник и большая сила в мире».

    Боевики «Катаиб Хезболла» несут плакат с изображением покойного лидера Ирана аятоллы Рухоллы Хомейни

    Иран также способствовал созданию десятков преимущественно шиитских ополченцев, которые сыграли ключевую роль в противодействии ИГИЛ в 2014 году, а затем и в угрозе американским войскам. 27 декабря 2019 года «Катаиб Хезболла» запустила ракеты по военной базе К1 недалеко от Киркука, где находился У.С. военнослужащие и иракский персонал. В результате нападения погиб гражданский подрядчик США и были ранены четыре американских военнослужащих и два иракца. Смерть подрядчика привела к эскалации напряженности между США и Ираном, что привело к убийству Сулеймани и Мухандиса в США. В ответ Иран выпустил более десятка ракет по двум иракским военным базам, где дислоцированы американские войска.

     

     

    По словам Майкла Найтса из Вашингтонского института ближневосточной политики, с января по сентябрь 2020 года иракские ополченцы совершили более 120 нападений.В их числе:

    • 66 нападений на колонны грузовиков с припасами для дипломатических учреждений США или сил коалиции под руководством США
    • 57 обстрелов ракетами и беспилотниками других целей США, в том числе посольства США в Багдаде

    Источник: Найтс, Вашингтонский институт ближневосточной политики Согласно заявлению У.S. Объединенная объединенная оперативная группа Центрального командования — операция «Внутренняя решимость». «Эти бандитские группировки атакуют нанятые иракцами гражданские транспортные колонны материально-технического снабжения, которые перевозят материально-техническую поддержку ИСБ и Коалиции в борьбе против ИГИЛ [ИГИЛ]». Центральное командование США использует термин «группы вне закона» для обозначения всего спектра ополченцев, действующих в Ираке.

    По словам Найтс, атаки были «постоянным преследованием», но не представляют серьезной угрозы для вооруженных сил США. Но У.Посольство США в Багдаде было крайне уязвимо для нападения или захвата заложников в преддверии выборов в США, «периода высокой угрозы», сказал он. Сторонники «Катаиб Хезболла» штурмовали посольство США в декабре 2019 года, что стало одним из инцидентов, спровоцировавших убийство Сулеймани и положивших начало продолжающемуся циклу.

    Ирак отреагировал крупными дипломатическими и военными инициативами. 24 сентября Фалих аль-Файяд, председатель PMF и бывший советник по национальной безопасности Ирака, осудил нападения, совершенные от имени группы.Нападения на дипломатические миссии «подрывают государство и его авторитет», говорится в заявлении Альянса ФАТХ, парламентского блока проиранских партий. Файад также уволил двух лидеров отдельных фракций PMF — Сайеда Хамеда аль-Джазаери из Сарайи аль-Хорасани (18-я бригада PMF) и Ваада Каддо из Шабака на равнинах Ниневии (30-я бригада PMF).

    Кадхими также направил министра иностранных дел Фуада Хусейна в Иран, чтобы помочь снизить напряженность. Президент Ирана Хасан Рухани сказал Хусейну, что присутствие У.Силы С. в регионе «наносили ущерб региональной безопасности и стабильности». После двухдневных переговоров министерство иностранных дел Ирака заявило , что Ирак и Иран договорились о том, что все иракские фракции и стороны должны сотрудничать с багдадским правительством, «чтобы противостоять кризисам в Ираке и регионе, поскольку конфликты на иракской арене могут негативно повлиять на стабильность в область, край.» Министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф сказал, что на встрече с Хусейном он подчеркнул «императив защиты дипломатических постов».

    Рад принять у себя моего друга иракского FM @Fuad_Hussein1. Рассмотрены практические шаги по дальнейшему укреплению двустороннего сотрудничества. Обсудили убийство террористами США нашего героя — генерала Сулеймани — и нападения на иранские дипломатические помещения. Подчеркнута необходимость защиты дипломатических должностей. pic.twitter.com/1EYzWPn5J3

    — Джавад Зариф (@JZarif) 26 сентября 2020 г.

     

    «Ирак стремится обеспечить верховенство закона, монополию государства на владение оружием, защиту иностранных представительств и дипломатических зданий», — заявил Кадхими иностранному дипломатическому корпусу в Багдаде 30 сентября.«Те, кто совершает нападения на иностранные миссии, стремятся дестабилизировать Ирак и саботировать его региональные и международные отношения».

    10 октября группа ополченцев, «Координационная комиссия сопротивления Ирака», опубликовала заявление, в котором говорилось, что они приостановят атаки на объекты США, если иракское правительство представит график вывода американских войск. Условное прекращение огня «включает в себя все фракции (антиамериканского) сопротивления, в том числе те, которые нацелены на США.С. сил», — заявил агентству Рейтер представитель «Катаиб Хезболлах» Мохаммед Мохи. Он призвал правительство выполнить не имеющую обязательной силы резолюцию, принятую парламентом в январе, о выводе иностранных войск из Ирака. Если американские войска не уйдут, ополченцы «используют все имеющееся в их распоряжении оружие», предупредил Мохи.

    10 сентября Маккензи похвалил Ирак за «довольно хорошую работу» по защите американских войск. «Они реагировали, когда люди запускали в нас ракеты. Они пошли туда, чтобы попытаться найти их.По его словам, атаки не были «особо смертельными». Иракские ополченцы, поддерживаемые Ираном, не используют свои «современные системы вооружения». По какой-то причине, может быть, это было задумано, мы не знаем, они просто не так уж успешно кого-то поражают. И это благословение».

    Вторым вопросом между Вашингтоном и Багдадом является зависимость Ирака от иранских энергоресурсов. Соединенные Штаты наложили санкции на весь экспорт иранской нефти, но были вынуждены предоставить Ираку краткосрочные исключения, потому что у него нет удобных или доступных альтернатив.Во время визита Кадхими в Вашингтон министры нефти и энергетики Ирака подписали соглашения с пятью американскими компаниями, включая Chevron Corp и General Electric, о развитии энергетического сектора Ирака. Стоимость сделок для американских компаний составляет 8 миллиардов долларов. Но на их выполнение могут уйти месяцы или больше. «В настоящее время у Ирака нет другого выбора, кроме как импортировать природный газ и электроэнергию из Ирана», — признал Кадхими 20 августа. В конце сентября Соединенные Штаты продлили освобождение от санкций, но на 60 дней вместо 120 дней, предоставленных в мае.В ноябре США снова продлили его, но только на 45 дней.

    12 октября Абдолансер Хеммати, глава центрального банка Ирана, как сообщается, завершил сделку, позволяющую Ирану покупать товары первой необходимости в Ираке, используя платежи за электроэнергию и природный газ. По словам министра энергетики Ирана Резы Ардаканяна, по состоянию на июнь 2020 года Ирак задолжал Ирану не менее 800 миллионов долларов за электроэнергию. В феврале 2019 года министр нефти Ирана Бижан Зангане заявил, что Ирак задолжал Ирану около 2 миллиардов долларов за закупку природного газа.

    22 октября США ввели санкции против посла Ирана в Багдаде Ираджа Масджеди. Госсекретарь Майк Помпео описал Масджеди как старшего генерала подразделения «Кудс», который много лет помогал обучать и поддерживать иракских ополченцев. Масджеди «использовал свое дипломатическое положение, чтобы облегчить финансовые переводы в Ирак для подразделения «Кудс», — сказал Помпео.

    Иран ответил санкциями в отношении высших должностных лиц США в Ираке, включая посла Мэтью Тюллера, заместителя главы миссии Стивена Фейгина и генерального консула в Эрбиле, столице курдского региона, Роба Уоллера.Министерство иностранных дел заявило, что трое мужчин были причастны к «терактам» против интересов Ирана, в том числе к убийству Сулеймани США.

    Ниже приведены профили ополченцев, которые, по словам Найтс, были наиболее агрессивными против сил США. Все они были частью PMF, зонтичной группы из примерно 60 старых и новых ополченцев, сформированной в середине 2014 года в ответ на захват ИГИЛ обширных участков иракской территории.

    • Катаиб Хезболла, или Бригады Партии Бога (Бригады ПМФ 45, 56 и 57) восходит к 2004 году, когда шиитские ополченцы начали нападения на У.Коалиция под руководством С. Пять небольших вооруженных групп объединились в «Катаиб Хезболла» в 2007 году под опекой Ирана, который предоставил оружие, финансирование и военные консультации; некоторые из его бойцов обучались в Иране. Его бойцы были привлечены к ответственности за нападение на возглавляемую США коалицию в Ираке. После ухода США из Ирака в 2011 году «Катаиб Хезболла» направила боевиков для защиты режима Асада в Сирии по указанию Ирана. Катаиб Хезболла присоединилась к PMF в 2014 году. Она несет ответственность за некоторые из самых смертоносных нападений на США.С. силы.
       
    • Asaib Ahl al Haq, или Лига праведников (бригады 41, 42 и 43 PMF, , также известная как Сеть Хазали) была основана в Ираке в 2006 году. AAH была ответвлением Армии Махди Муктады аль-Садра. . Первоначально он был оснащен, профинансирован и обучен Кодсом Корпуса стражей исламской революции (КСИР) при поддержке ливанской «Хизбаллы» в иранских лагерях. Он стал одним из крупнейших и наиболее известных ополченцев в PMF.
       
    • Harakat Hezbollah al Nujaba (HHN), или Движение Партии Божьей знати (PMF Brigade 12) является ответвлением AAH и KH.Это иракская группировка, изначально созданная в 2013 году для поддержки режима Асада в Сирии. В 2014 году его миссия расширилась до борьбы с ИГИЛ. Лидеры HHN публично признали поддержку Ирана.
       
    • Катаиб Сайяд аль-Шухада (KSS), или Бригада мастеров мучеников (бригада 14 ПМП), была создана в мае 2013 года для борьбы на стороне режима Асада в Сирии. Подобно HHN, KSS расширила свою деятельность в Ираке после подъема Исламского государства в 2014 году. KSS поддерживается и финансируется КСИР с момента его создания.
       
    • Kataib Jund al Imam (KJI), или Бригады солдат имама (бригада PMF 6) была сформирована во время восстания против правительства Саддама Хусейна на юге Ирака в 1991 году. Она связана с проиранским «Исламским движением в Ираке». ».
       
    • Сарайя аль-Хорасан, или Бригады Хоросани (18-я бригада ПМФ), восходит к поддерживаемым Ираном элементам в 1990-х годах. Он объявил о развертывании в Сирии, начиная с 2013 года, а затем присоединился к борьбе с ИГИЛ.
       
    • Сарая аль-Джихад, или Бригады джихада (Бригада ПМФ 17) была создана в 2014 году вскоре после того, как ИГИЛ захватило Мосул, второй по величине город Ирака. Она связана с политической партией «Движение за джихад и развитие» и, как сообщается, направлена ​​в Сирию для борьбы на стороне режима Асада.

     

     

    Гаррет Нада — главный редактор The Iran Primer Института мира США. Подпишитесь на него в Твиттере @GarrettNada.

    «Большая потеря»: на спутниковых снимках видно, что ополченцы вынуждены покинуть землю малийских фермеров | Конфликт и оружие

    Вспышка боевых действий в центральной части Мали вынудила сотни сельских жителей покинуть сельскохозяйственные угодья, от которых они зависят, и может оставить их без достаточного количества еды, чтобы выжить в этом году, согласно исследованию спутниковых снимков, проведенному Всемирной продовольственной программой ООН.

    Более половины насильственных нападений вооруженных групп на мирных жителей Мали в прошлом году были зарегистрированы в регионе Мопти, в основном против людей, которые выживают на земле или домашнем скоте.

    Мопти стал очагом насилия, и ООН неоднократно предупреждала о гуманитарных катастрофах, с которыми сталкиваются местные жители.

    Не менее 100 деревень были повреждены на спутниковых снимках, используемых ВПП, которые показали, что сельское хозяйство было сильно сокращено, а иногда и полностью остановлено.

    «Что меня действительно шокировало, так это то, что вы могли увидеть не только очень резкие потери, но и изменение модели», — сказала Лор Будино из ВПП.

    Сотни деревень теперь имели буферные зоны не более 2 км, в которых фермеры могли возделывать землю.Посевы теперь растут ближе друг к другу по сравнению со старыми спутниковыми снимками, на которых деревни были полностью окружены сельскохозяйственными угодьями.

    «В этом буфере люди будут совершенствоваться, но не более того», — сказала она.

    Исламистские вооруженные формирования действуют в Мопти с 2017 года, но нарастает напряженность между общинами догонов и фулани. Несколько крупных нападений в 2019 году были направлены на деревни фулани, что вызвало опасения по поводу этнических чисток.

    Большая часть январского доклада Совета ООН по правам человека по Мали была сосредоточена на Мопти, подробно описывая случаи обнаружения детей мертвыми в полях и убийства жителя деревни после того, как он отправился на поиски своего бродячего скота.Он также сообщил о краже животных и сжигании продуктовых магазинов в результате нападений соперничающих ополченцев.

    Будино сказал, что фермеры подтвердили то, что показали изображения, как и пустые деревни в районах, где теперь не было идентифицируемых культур.

    «Люди подвели нас к этой линии [на краю своих полей] и показали нам «посмотрите туда», а там были вооруженные люди. В зависимости от этнической группы на краю возделываемой ими территории находилась другая этническая группа», — сказала она.

    ВПП надеется передать спутниковые данные правительству, чтобы направить продовольственную помощь.

    Отдельное исследование, проведенное экономистом-агрономом Эдоардо Массетом, заместителем директора Центра передового опыта в области развития и обучения, показало, что есть признаки того, что вооруженные группы нацелены на отдаленные районы, где они могут грабить скот.

    «Это средства к существованию людей, у них нет альтернативы. Они могли бы уйти, но это не вариант, особенно для фермеров. Что им делать в Бамако?»

    Мусса Сиссе, гуманитарный работник из Мопти, сказал, что фермеры на своих полях рискуют погибнуть.«Встреченного в кустах фермера связывают, обезглавливают и сдирают с него кожу. Каждый высматривает и атакует другого. И чаще всего расплачиваются невиновные люди», — сказал он.

    «Скотоводы и фермеры обеднели, дезорганизованы и отчаялись. Они переживают настоящее испытание под равнодушным, даже обвиняющим взглядом властей. Деятельность в восточной части региона сведена к минимуму».

    Лидер милиции, бывший заместитель шерифа, осужден за взрыв в мечети Миннесоты

    Основатель террористического ополчения — также бывший заместитель шерифа Иллинойса — был признан виновным по обвинению в преступлении на почве ненависти за взрыв в мечети Миннесоты в 2017 году.

    На этой неделе федеральный суд присяжных признал Майкла Хари виновным в причастности к взрыву исламского центра Дар аль-Фарук в Блумингтоне, штат Миннесота.

    Ему грозит как минимум 35 лет тюремного заключения, говорится в заявлении прокуратуры США в округе Миннесота.

    Взрыв, по словам прокуроров, был актом ненависти к мусульманам.

    «Хари нацелился на DAF, чтобы запугать мусульман, заставив их поверить, что им не рады в Соединенных Штатах и ​​что они должны покинуть страну», — заявила прокуратура США в Миннесоте.

    Летом 2017 года Хари основал группу террористических ополченцев под названием «Белые кролики», которая призвала членов оказать «вооруженное сопротивление» правительству Иллинойса, согласно некоммерческому отделу расследований Reveal. По словам прокуроров, он снабдил членов группы военизированным снаряжением и автоматами.

    В августе 2017 года он и двое сообщников, оба из которых признали себя виновными в 2019 году, поехали на арендованном пикапе из Иллинойса в Миннесоту, чтобы взорвать Исламский центр.

    Когда они прибыли, Хари велел одному из двух сопровождавших его мужчин разбить кувалдой окно в Дар аль-Фарук и бросить в здание пластиковый контейнер с дизельным топливом и бензином. Хари сказал другому мужчине зажечь фитиль 20-фунтовой самодельной бомбы с черным порохом и бросить ее в разбитое окно. Затем трое мужчин покинули место происшествия до того, как самодельная бомба взорвалась, повредив здание и воспламенив смесь бензина и дизельного топлива, которая вызвала пожар.

    Во время взрыва несколько человек находились в мечети центра для утренней молитвы, сообщили в районном управлении, хотя власти Блумингтона в то время заявили, что никто не пострадал.

    Хари был осужден по всем пяти пунктам обвинения, включая умышленное повреждение религиозного имущества из-за его религиозного характера, воспрепятствование свободному исповеданию религиозных убеждений с применением силы, заговор с целью совершения федеральных преступлений с применением огня и взрывчатых веществ, использование разрушительного устройства для совершения насильственного преступления. преступление и владение незарегистрированным разрушительным устройством. Дата вынесения ему приговора не назначена.

    Хари ранее служил заместителем шерифа в округе Форд, штат Иллинойс, в течение 18 месяцев, сообщил Ford County Record в 2019 году.

    CNN связался с адвокатами Хари и ждет ответа.

    Извращение Второй поправки

    Том Джонсон | Cape Cod Times

    Вторая поправка к нашей Конституции установила право на ношение оружия как функцию, регулируемую «Организованной милицией». Эта поправка в последние годы была испорчена, интерпретирована и исчерпывающе использовалась самообороняющимися производителями оружия, Национальной стрелковой ассоциацией и псевдоополченцами.Он используется в качестве оправдания покупки и владения оружием всех типов, а также в качестве оправдания беспрепятственного и неконтролируемого сбыта огнестрельного оружия для нерегулируемой спекуляции. У прибыли нет совести. Таким образом, нерегулируемая продажа оружия становится магнитом для покупателей из-под прилавка, независимо от того, какова их способность функционировать в обществе.

    Первые ополченцы в нашей стране были сознательными владельцами оружия и вели самостоятельную полицию. Какой бы ни была разрекламированная фантомная структура сегодняшней милиции по всей стране, это, безусловно, не попытка самоконтроля.На самом деле подавляющий маркетинг огнестрельного оружия направлен не на «Организованные ополчения», как первоначальная Национальная гвардия в этой стране, а на нерегулируемые индивидуальные и групповые ополчения, ополчения пистолетных групп или чудаков-социопатов, которые могут покупать оружие в соответствии с этим фальшивым законом о милиции с подмигивание и намек на некое мифическое ополчение как на безмолвный юридический фон для соблюдения положений нашей Конституции — незаконное обращение в огромных масштабах, которое ощущают члены семьи и близкие, беспорядочно убитые маргинальными убийцами, которые ищут оружие в качестве костылей для своего существования в обществе.

    Моим предком в Новом Свете был Джеймс Джонсон. Он приехал в Бостон в 1636 году, был объявлен «свободным человеком» и быстро интегрировался в культуру молодого города Бостона. У него было огнестрельное оружие, и он был членом первого в Америке ополчения, «Древней и благородной артиллерийской роты», старейшего воинского подразделения в Америке. Джеймс, по-видимому, был из тех первых американцев, которые присоединились к откровенным и неконформным первым жителям. Когда его подруге Энн Хатчинсон запретили въезд из колонии в Род-Айленд, Джеймсу и нескольким другим первым поселенцам, разделявшим ее философию, было приказано «сдать свое огнестрельное оружие» до тех пор, пока ситуацию не рассмотрит что-то вроде военного трибунала.Джеймс и другие быстро заявили о своей лояльности правительству графства, и им вернули огнестрельное оружие. Ополчение было добросовестным, самоконтролирующимся органом и принимало меры для обеспечения того, чтобы владельцы огнестрельного оружия не представляли опасности для оперативной философии руководящего подразделения колонии. Хорошая вещь!

    Перенесемся в сегодняшнее время: что представляет собой наша самообороняющаяся фальшивая милиция, занимающаяся маркетингом, продажей и торговлей огнестрельным оружием в сложной культуре, регулируемой верховенством закона? Ответ очевиден.Нет никакого самоконтроля, кроме некоторых государственных ограничений, тщательно контролируемых и разрешенных политическими деятелями NRA. Немногие федеральные правила касаются владения оружием.

    Наша Конституция была захвачена корыстными спекулянтами, маргинальными маркетологами и организованными политическими деятелями, купившими себе дорогу в коррумпированный Конгресс, чтобы обеспечить процветание своего темного мира огнестрельного оружия и поток прибыли  используя искусственный фон Второй Поправка как их подстраховка.Речь идет не о владении оружием в организованной милиции; речь идет о защите прибыли.

    Возможно, настало время для самоконтроля национальной самоуправляемой ассоциации владельцев оружия, обладающих совестью, взять под контроль. Представьте, если бы членские организации NRA организовали самоконтролирующуюся неформальную милицию, состоящую из многих ответственных владельцев оружия в нашей стране. Представьте себе силу этих ответственных владельцев оружия, бдительно выявляющих признаки деструктивного аберрантного поведения у потенциальных владельцев оружия и разрабатывающих справедливые и основанные на стандартах системы для предотвращения массовых убийств, которые, к сожалению, теперь определили нашу страну как опасное место для посещения.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.