Хозяйство разводящее норок: Сканворд онлайн «Стойло для поездов — 14×16», распечатать сканворд

Содержание

Эстония первая из стран Балтии запретила звероводство

Звероферма AS Grobiņa. Фото: Dzīvnieku brīvība

2 июня парламент Эстонии поддержал в третьем чтении запрет на меховую индустрию. Запрет вступит в силу уже 1 июля этого года с переходным периодом до 31 декабря 2025 года. Почему страны отказываются от разведения пушных зверей, как много затрат требует эта индустрия и в каких условиях работают в ней люди, рассказываем. 

Эстония стала 16-й европейской и первой среди стран Балтии, запретившей звероводство. За поправки к Закону о защите животных и охране природы проголосовали 55 депутатов Государственного собрания, против — 19. 

Норки-переселенцы и ценный мех

Норка – зверёк рода хорьковых, которого завезли в Европу с Североамериканского континента. Человек издавна охотился на норку и многих других пушных зверей, но уже к концу 19 века люди осознали, что выращивать норку самостоятельно — легче. В Европе выращивать норок начали в Норвегии, а затем и в других странах. 

Исторически в Латвии обитали европейские норки — они были около 40 сантиметров в длину и весили около килограмма. В настоящее время в Латвии этот вид практически исчез. Американскую норку держат в неволе и используют как пушное животное. Завезённые на европейский континент норки чаще всего случайно сбегали со зверофермы и становились дикими животными.

Живут дикие норки около десяти лет. Норка большую часть времени проводит на суше, но питается рыбой, лягушками. Норки — земноводные и могут очень долгое время пребывать под водой. Люди иногда путают норку и выдру. Выдра — более крупное животное

После Второй мировой войны Европа стала крупнейшим звероводом в мире. В Советском Союзе, в том числе в Латвии, тоже были крупные фермы. Мех норки нравился благодаря красоте и своим водонепроницаемым свойствам, и шубы из норки стали самым желанным подарком.

Зверофермы Латвии

Согласно информации, предоставленной Центром сельскохозяйственных данных (LDC), количество торговцев, владеющих пушными зверями, уменьшилось в период с 2017 по 2019 год с 20 до 15, на 1 июля 2020 года их было 10 (три в Курземе и семь в Земгале). 

По информации Продовольственной и ветеринарной службы (PVD), на 4 января 2021 года в Латвии было зарегистрировано девять звероводческих хозяйств. Сейчас в регистре PVD — семь фирм. 

Крупнейшие фермы, разводящие норок:

  • «Gauja AB» в Инчукалнсе. На начало этого года там насчитывалось около 3 000 норок.
  • Компания «LMGA» в Салдусском районе насчитывает 6 500 норок. 
  • «Larix Silva» (Добеле) — примерно 7 000 норок. 
  • Компания «AG Fur» (Гробиня) — 22 000 норок.
  • SIA «CR7» (Плоце) — более 31 000 норок.

Самая крупная норковая ферма — компания «Baltic Devon Mink» (Иецавский район). Компания насчитывает около 100 000 норок. 

Согласно информации «Firmas.lv», ферма принадлежит компании Van Ansem Participates B.V., зарегистрированной в Нидерландах. Владельцами и истинными бенефициарами являются Джон и Николас ван Ансем — голландские бизнесмены. Это примечательный факт, поскольку в Нидерландах в 2015 году запретили разведение пушных зверей, с переходным периодом до 2024 года.

  • Звероферма AS Grobiņa
  • Звероферма Gauja AB
Фото: Dzīvnieku brīvība

Растёт ли в Латвии спрос на мех?

Представитель Латвийской ассоциации животноводов Сандра Вилциня программе «Aizliegtais Paņēmiens» сказала, что, по её мнению, отрасль имеет очень хорошие перспективы. Она пояснила: «Европа сейчас движется в правильном для нас направлении. Это означает, что существует тенденция к устойчивой политике. Что может быть более экологичным, чем изделие из натурального меха, которое разлагается в окружающей среде? Мы все видим, что происходит с пластиком и всем остальным».

Однако, цены на мех норки высокие. Самые дешевые шубы из длинной норки стоят около 2 500 евро. Большинство мехов идёт на экспорт — 95% всего, что производится в Латвии, идёт на международные аукционы. Аукционы проходят в Копенгагене, в Хельсинки. 

«Есть покупатели, которые покупают на месте. Есть брокеры, которые покупают для кого-то, есть процессоры. Цепочку отследить довольно сложно. Очень большая часть идёт в Китай, где самые благоприятные условия для шитья. Куда идёт конечный продукт, мы больше не можем отследить», — отметила Вилциня.

Затратное производство

Для производства одного килограмма меха необходимо 11 норок и 563 кг корма: курица и рыболовные субпродукты, а также зерно. Если предположить, что одна норка весит 0,9 кг, для роста ей нужно в 57 раз больше корма, чем весит она сама. Кроме того, не учитываются другие ресурсы, используемые зверофермами.

Согласно информации «Firmas.lv», в 2019 году оборот компании «Baltic Devon Mink» составил 6,4 миллиона евро, убыток — 3 миллиона евро, причем с 2015 года компания показывает миллионные убытки. Отчёт компании за 2020 год пока недоступен.

По итогам 2019 года налоговая задолженность животноводов вдвое превысила общие доходы бюджета, предусмотренные в течение года. Один работник в сельском хозяйстве, лесном хозяйстве и рыболовстве в общем бюджете заработал за 2019 год в среднем на 30,08% больше, чем один работник в секторе животноводства. Общие поступления в бюджет животноводов в 2019 году снизились на 45% .

Норки и Сovid-19

Зарубежные СМИ ранее сообщали, что норка — единственное животное, которое, может заразиться и заражать людей новым коронавирусом. Эпидемиологи выразили обеспокоенность тем, что распространение коронавируса на зверофермах может привести к новым мутациям, которые могут отрицательно повлиять на эффективность потенциальных вакцин.

Весной 2020 в Нидерландах по этой причине решили уничтожить норок по всей стране. Аналогичным образом осенью 2020 в Дании было убито около 17 миллионов животных. C декабря 2020 года организация Dzīvnieku brīvība неоднократно выражала опасения по поводу рисков Covid-19 в зверофермах, предоставляя научные обоснования. Однако, несмотря на обещание, Министерство сельского хозяйства отменило создание экспертной рабочей группы, бюрократически «отписавшись».

Глава организации Катрина Кригере указала, что у них имеется информация о несоблюдении правил эпидемиологической безопасности, которые ассоциация предъявила PVD и Госполиции. 11 марта правительство приняло специальные правила биобезопасности для норковых ферм, но ситуация в Латвии не изменилась.

10 апреля стало известно, что Covid-19 обнаружен и у девяти мёртвых норок на ферме «Baltic Devon Mink». В то же время в ходе проверки не было выявлено нарушений биобезопасности. Однако, по словам работника фермы, несмотря на то, что работающие здесь люди уже заразились Covid-19 в феврале 2021, особых мер безопасности не было. 

Никто не проводил регулярных тестов на Covid-19, температуру измеряли каждые два или три дня, и большинство людей не носили масок, хотя правительственные постановления требовали этого ещё в декабре. Всего с начала 2021 года умерли около 3 000 норок «Baltic Devon Mink». Также выяснилось, что на ферме больше нет ветеринара.

Звероферма Gauja AB. Фото: Dzīvnieku brīvība

Скрытая камера на ферме в Латвии

В программе LTV «Aizliegtais paņēmiens» показали, что происходит за кулисами крупнейшего норкового хозяйства «Baltic Devon Mink». Видеоматериал снимал представитель организации Dzīvnieku brīvība, пожелавший остаться анонимным. Около двух месяцев он работал на ферме — видео отсняты с конца февраля до апреля этого года включительно. Это время, когда норка идёт на вязку.

Самок норок бросают в одну клетку с самцами. Когда самцы сделали свою работу, их отправляют в газовую камеру, где усыпляют, а затем раздевают. Самки, в свою очередь, выпустят детёнышей в мир, затем потомство разделяют по половому признаку,  чтобы процесс можно было повторить следующей весной.

Dzīvnieku brīvība отслеживают происходящее на фермах с 2012 года. Как отмечает Катрина Кригере, ничего не меняется и многие нарушения вообще не фиксируются по разным причинам. 

В ответ на видео, снятое организацией Dzīvnieku brīvība, Минсельхоз тоже начал действовать. Однако представители ведомства не скрывают неприязни к разоблачителям. Руководитель канцелярии министерства сельского хозяйства Янис Эглитс заявил: «Скорее, следует спросить автора видео, как оно было снято и этично ли показывать такие кадры публично… Эти кадры не из приятных. Если у кого-то есть информация о том, что в учреждении происходят нарушения условий содержания животных, надо информировать соответствующие инстанции. Но чтобы опубликовать такие неприятные кадры, необходимо хорошо подумать о том, как это повлияет на остальную часть общества».

Катрина Кригере подметила: «Очень жаль, что такое может говорить представитель власти. Если у нас совершается преступление, должны ли мы об этом молчать?» 

Работа на звероферме — неблагодарный труд

Во время спаривания растёт рабочая нагрузка ферм. Требуется больше рабочих, чем обычно — в данном случае наняты трудовые мигранты из Украины и Польши. Постоянных сотрудников на ферме также ищут через рекламный портал ss.com, обещая зарплату около 1 100 евро в месяц до уплаты налогов.

Представитель Dzīvnieku brīvība тоже воспользовался такой вакансией ss.com.  Он рассказал, что до периода спаривания норок работа шла спокойно — это был этап подготовки. “Настоящая работа” началась, когда началась вязка — почти месяц нужно было работать без выходных, смена могла длиться вплоть до 12 часов.

«День начинался с того, что мы вылавливали самок из их клеток и бросали в клетки к самцам. Человек проверял, спарились ли они, а потом снова в клетку сажали тех, кто повязался. Тех, кто этого не делает, меняли местами, и так целый день», — рассказывает представитель организации.

Также он отметил, что ничего не делается в случаях, когда норки начинают грызть друг друга, а также работников: «Работа неприятная, но зачастую нет другого выхода, кроме как жестоко обращаться с животным… Иногда бьют, иногда насильно запихивают норок в клетки. Многие также сказали, что не хотят бить, но должны. Потому что работа такая».

Штраф звероводам

В настоящее время PVD попросило предоставить им отснятый материал, чтобы можно было принять решение о начале административного процесса. Компании грозит штраф до 2 500 евро за несоблюдение требований по защите животных и до 3 500 евро за жестокое обращение с животными.

Боб ван Ансем, член правления «Baltic Devon Mink» в программе Panorāma заявил: «Мёртвая норка — обычное явление при выращивании норок. Не вижу ничего плохого в этих видео».

Нестабильный сектор 

Изучая влияние животноводства на занятость в трёх областях Польши с особенно большим количеством ферм, исследователи пришли к выводу, что в этом секторе наблюдается высокая текучесть кадров, о чём свидетельствует количество бывших сотрудников, которое в шесть-девять раз превышает количество трудящихся рабочих.Текучесть кадров объясняется особенно тяжёлыми условиями работы, продолжительным рабочим днём ​​и укусами животных, при наличии неприятных запахов. Упоминается также холод зимой и плохие помещения.

Важно подчеркнуть, что низкоквалифицированная, краткосрочная и опасная работа противоречит направлениям Национального плана развития Латвии — Достойный труд, Развитие компетенций, Здоровый и дееспособный человек.

Отказ от меха и разведения пушных животных в ЕС

Защитники животных устраивали множество протестов как против меховой индустрии, так и против продажи и ношения самого меха. После общественного давления на отрасль, знаменитостей, модные компании и других сторонников меха, многие страны Европы уже отказались от этой отрасли.

Еще в 1990-х звероводство запретили в австрийских провинциях, и фермерам была выплачена компенсация. Разведение животных на мех уже запрещено в Великобритании, Австрии, Словении и Хорватии. Частично разведение пушных зверей запрещено в Швейцарии и Дании. В Германии последняя ферма закрылась в 2019 году. 

Гаагский апелляционный суд поддержал запрет на разведение норок в Нидерландах, прежде всего, по этическим соображениям и независимо от того, что Нидерланды — четвёртый по величине в мире производитель меха норки.

Карта стран, запретивших пушное звероводство. Изображение: Furfreealiance.com

Что думают жители Латвии? 

В 2020 году в Латвии собрали более 29 000 индивидуальных подписей и более 50 подписей от неправительственных организаций за запрет разведения пушных зверей. Согласно опросу SKDS в январе 2021 года, подавляющее большинство населения (61,2%) не поддерживает разведение и убийство животных для производства меха. Поддерживают — 26,7% сторонников. Однако, разведение пушных зверей в Латвии продолжается.

А что по этому поводу думают читатели «Чайки»? Делитесь своими мнениями в комментариях!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нас можно найти также:

Американская норка — Википедия

Полуводные виды куньих

В Американская норка (Neovison vison) — полуводный вид куньих родной для Северная Америка, хотя человеческое вмешательство расширило его диапазон на многие части Европа и Южная Америка. В связи с расширением ареала американская норка классифицируется как виды, вызывающие наименьшее беспокойство посредством МСОП.[1] С исчезновением морская норка, американская норка — единственный сохранившийся представитель род Neovison. Американская норка — это плотоядное животное который питается грызунами, рыбой, ракообразными, лягушками и птицами. В своем представил диапазон в Европе был классифицирован как инвазивные виды связано со снижением Европейская норка, Пиренейская выхухоль, и водяная полевка населения. Это животное, которое чаще всего выращивают ради получения меха, превышающего Серебряная Лиса, соболь, куница, и скунс по экономическому значению.[3]

Коренные имена

Эволюция

Как вид, американская норка представляет собой более специализированную форму, чем европейская норка в направлении хищничество, о чем свидетельствует более развитое строение черепа.[14]Летописи окаменелостей американской норки восходит к Ирвингтонский, хотя среди Плейстоцен животные. Его ископаемый ареал соответствует нынешнему естественному ареалу вида. Американские норки плейстоцена не сильно отличались по размеру или морфологии от современных популяций, хотя небольшая тенденция к увеличению размеров прослеживается от ирвингтона до Иллинойский и Висконсинан периоды.[15]

Хотя внешне она похожа на европейскую норку, исследования показывают, что ближайшим родственником американской норки является Сибирская ласка (колонок) Азии. Американская норка отмечена до гибридизировать с европейской норкой и хорьки в неволе, хотя гибридные зародыши американской и европейской норки обычно реабсорбируются.[16]

Подвиды

По состоянию на 2005 г.[Обновить],[17] Известно 15 подвидов.

ПодвидыТрехчленный авторитетОписаниеКлассифицироватьСинонимы
Восточная или же маленькая черная норка
N. v. Vison

(Назовите подвид)

Шребер, 1777 г.Самый мелкий подвид[18]Восточная Канада, на запад до Гудзонов залив; юг в интерьере к Горы Катскилл, Нью-Йорк и на север Пенсильванияалтайский (Терновский, 1958)

бореалис (Латунь, 1911 г.)
nigrescens (Одюбон и Бахман, 1854 г.)
татарика (Попов, 1949)
Winingus (Бэрд, 1858 г.)

Норка калифорнийской низменности
N. v. Aestuarina
Джиннелл, 1916 год.Похоже на N. v. Energumenos, но меньше и имеет более светлый, менее густой мех[18]Низменности западно-центральной Калифорния; на запад до Petaluma и Округа Марин
Н. v. AniakensisБернс, 1964 год.
Западный или же Тихоокеанская норка
N. v. Energumenos
Челка, 1896 г.Небольшой подвид темного цвета с темно-коричневым мехом. Самцы имеют длину тела 24 дюйма (61 см) и длину хвоста 8,2 дюйма (21 см).[18]Западная Северная Америка, из британская Колумбия к югу от Сьерра-Невада Горы в Калифорнии и скалистые горы в Нью-Мексико
Н. В. ЕвагорХолл, 1932 г.
Норка Эверглейдс
N. v. Evergladensis
Гамильтон, 1948 год.Южная оконечность Флорида
Норка аляскинская
N. v. Ingens
Осгуд, 1900 г.Самый крупный подвид, он напоминает N. v. Energumenos, но светлее. Самцы имеют длину тела 28,8 дюйма (73 см) и длину хвоста 7,2 дюйма (18 см).[18]Северный, западный и центральный Аляска; северный Юкон и северо-западный Mackenzie Mountains; на юг до полуострова Аляска и до Форт Доброй Надежды
Норка Гудзонова залива
N. v. Lacustris
Preble, 1902 годОн имеет темно-шоколадно-коричневый мех сверху с белым на подбородке и неравномерно распределенным на груди и между задними конечностями. У самцов 27 дюймов (69 см) в длину тела и 8 дюймов (20 см) в длину хвоста.[18]Интерьер Канады от Большое Медвежье озеро и западные берега Гудзонова залива на юг через Альберта, Саскачеван и Манитоба на юг Северная Дакота
Норка долины Миссисипи
N. v. Letifera
Холлистер, 1913 год.У него светло-коричневая шерсть с белыми пятнами на подбородке, горле и груди. Самцы имеют длину тела 26 дюймов (66 см) и длину хвоста 9,4 дюйма (24 см).[18]Северный Висконсин и северный южная Дакота с юга на север Иллинойс, северный Миссури и южный Канзас
N. v. LowiiАндерсон, 1945 г.
Норка Флорида
Н. v. Lutensis
Челка, 1898 г.Подвид среднего размера, он имеет шерсть от бледно-рыжевато-коричневого до глинистого или красновато-коричневого. Самцы имеют длину тела 23 дюйма (58 см) и длину хвоста 8 дюймов (20 см).[18]Побережья юго-востока США от Южная Каролина во Флориду
Норка кенай
N. v. Melampeplus
Эллиот, 1904 г.Темнее, чем Energumenos, у него темно-шоколадный мех с немного более светлым низом и белым пятном на подбородке. Самцы имеют длину тела 28 дюймов (71 см) и длину хвоста 7,2 дюйма (18 см).[18]В Полуостров Кенай и Кулинарный вход
Норка обыкновенная
Н. в. Норка

Пиль и Палисо де Бовуа, 1796 г.Более крупная и прочная форма, чем N. v. Vison; он имеет похожий цвет. Самцы имеют общую длину 25,5 дюймов (65 см) и длину хвоста 8,5 дюймов (22 см).[18]В Восточная часть США, от побережья Новая Англия на юг к Северная Каролина а в интерьере к центру Грузия и Алабама; на запад через южную Пенсильванию и Огайо в Миссури и на северо-восток Техаслутреоцефала (Харлан, 1825 г.)

Руфа (Гамильтон-Смит, 1858 г.)

Островная норка
N. v. Nesolestes
Геллер, 1909 г.Средний по размеру между N. v. Ingens и N. v. Energumenos, у него довольно темный мех. Мех Ван Дайк коричневый, светлее на щеках и боках и темнее на хвосте. Нижняя часть тела орехово-коричневая и белая на подбородке, с белыми пятнами неправильной формы или участками на горле, груди, внутренней стороне ног и животе. Самцы имеют длину тела 24,5 дюйма (62 см) и длину хвоста 7,3 дюйма (19 см).[18]Адмиралтейский остров в Александровский архипелаг
Южная норка
N. v. Vulgivaga

Челка, 1895 г.Это напоминает Н. в. Норка, но он светлее и меньше, с густым и блестящим светло-коричневым мехом, который темнеет на конце хвоста. Самцы имеют длину тела 24,5 дюйма (62 см) и длину хвоста 7,5 дюйма (19 см).[18]Побережья Луизиана и Миссисипи

Описание

Строить

Череп в исполнении Н. Н. Кондакова Американская норка с иглами дикобраза на морде. Ярмут, NS

Американская норка отличается от представителей рода Mustela (горностаи и ласки) своим большим размером и более плотной формой, которые близко подходят к размерам куницы. У куниц его общий, пушистый и слегка сужающийся хвост, а не тонкий цилиндрический хвост с увеличенным пушистым кончиком, как это бывает у горностаев.[19] Американская норка построена так же, как и норка. Европейская норка, но хвост длиннее (составляет 38–51% длины тела).[20]

Американская норка имеет длинное тело, что позволяет виду проникать в норы добычи. Его обтекаемый форма помогает снизить водонепроницаемость во время плавания.[21] Череп похож на череп европейской норки, но более массивный, более узкий и менее вытянутый, с более развитыми выступами и более широким и коротким. череп. Верхний коренные зубы крупнее и массивнее европейской норки.[22] В зубная формула является 3.1.3.13.1.3.2.

Домашняя норка, которую разводят на зверофермах и генетически не соответствует стандартам, имеет на 19,6% меньше мозга, на 8,1% меньше сердца и на 28,2% меньше селезенки, чем у дикой норки.[23][24] Лапы широкие, с перепончатыми пальцами.[19] Обычно в нем восемь соскис одной парой паховых сосков и тремя парами брюшных сосков.[20] Взрослый самец пенис имеет длину 2,2 дюйма (5,6 см) и покрыт оболочка. В бакулюм хорошо развит, имеет треугольную форму в поперечное сечение и изогнутый на конце.[21]

Длина тела самцов составляет 13–18 дюймов (34–45 см), а у женщин — 12–15 дюймов (31–37,5 см). Размер хвоста 6–10 дюймов (15,6–24,7 см) у самцов и 6–8 дюймов (14,8–21,5 см) у самок. Вес варьируется в зависимости от пола и сезона, самцы тяжелее самок. Зимой самцы весят 1–3 фунта (500–1 580 г), а самки — 1–2 фунта (400–780 г). Максимальная тяжесть бывает осенью.[14]

Мех

Зимний мех американской норки гуще, длиннее, мягче и плотнее, чем у европейской норки. Зимний мех обычно бывает от очень темного черно-желтовато-коричневого до светло-коричневого. Окраска равномерно распределена по всему телу, нижняя сторона лишь немного светлее задней. В остевые волосы светлые и темно-коричневые, часто приближающиеся к черному на корешке. Подшерсток на спине очень волнистый, серовато-рыжий с голубоватым отливом. Хвост темнее туловища и иногда становится чисто черным на кончике. Подбородок и нижняя губа белые. У содержащихся в неволе особей обычно появляются белые пятна неправильной формы на нижней поверхности тела, хотя у людей, сбежавших из Тартария постепенно пропали эти пятна. Летний мех обычно короче, реже и тусклее, чем зимний.[20] Густой подшерсток и жирные остевые волосы делают шерсть водостойкой, при этом длина остевых волос занимает промежуточное положение между остальными волосками. выдры и хорьки, что указывает на то, что американская норка не полностью адаптирована к водным организмам. Это линька два раза в год, весной и осенью.[21] Зимой не белеет.[25] Множество различных цветовых мутаций возникло в результате экспериментального разведения на зверофермах.[16]

Передвижение

На суше американская норка передвигается скачкообразной походкой со скоростью до 6,5 км / ч (4,0 мили в час). Также он лазает по деревьям и хорошо плавает.[26] Во время плавания норка движется в основном за счет волнообразных движений туловища. Когда дайвинг, он проходит брадикардия, что, вероятно, является адаптацией для сохранения кислород.[21] В теплой воде (24 ° C (75 ° F)) американская норка может плавать без остановки в течение трех часов, но в холодной воде она может погибнуть в течение 27 минут.[27] Обычно он ныряет на глубину 12 дюймов (30 см) в течение 10 секунд, хотя были зарегистрированы глубины 3 м продолжительностью 60 секунд. Обычно он ловит рыбу после 5-20-секундной погони.[26]

Чувства и обонятельные железы

Американская норка сильно зависит от достопримечательность во время кормления. Его зрение на суше чище, чем под водой. Его слуховое восприятие достаточно высок, чтобы обнаружить ультразвуковой вокализации (1–16 кГц) добычи грызунов. Обоняние у него сравнительно слабое. Его два анальные железы используются для ароматическая маркировкачерез дефекацию или растирание анальной области об землю. Секрет анальных желез состоит из 2,2-диметилтиетан, 2-этилтиетан, циклический дисульфид, 3,3-диметил-1,2-дитиациклопентан и индол. При стрессе американская норка может изгнать содержимое своих анальных желез на расстояние 30 см.[21] Ароматические железы также могут быть расположены на горле и груди.[28] Запах, производимый этими ароматическими железами, был описан Клинтон Харт Мерриам более невыносимым, чем то, что произведено скунсыи добавил, что это было «одно из немногих веществ животного, растительного или минерального происхождения, которое на суше или на море заставило меня осознать существование отвратительного ощущения, называемого тошнота».[29]

Поведение

Социальное и территориальное поведение

Норка южная (N. v. Vulgivagus) в угрожающей позе Американская норка выходит из пруда

Территории американской норки занимают отдельные животные с минимальным перекрытием внутри пола, но с большим перекрытием между животными противоположного пола. Большинство территорий расположены в нетронутых скалистых прибрежных средах с широким прибрежные зоны и плотная крышка. Некоторые из них находятся в устьях рек и каналов недалеко от городских районов. Домашние участки обычно составляют 1–6 километров (0,62–3,73 мили) в длину, при этом мужские территории больше, чем женские.[26] Пока американская норка находится близко к воде, к выбору берлоги не привередничать. Норковые норки обычно состоят из длинных нор в Берега реки, отверстия под журналы, пни, или же корни и полый деревья, хотя иногда выбираются берлоги, расположенные в расщелинах скал, водостоках и укромных уголках под каменными сваями и мостами. Норы, которые они роют сами, обычно имеют диаметр около четырех дюймов и могут продолжаться 10–12 футов (300–370 см) на глубине 2–3 футов (61–91 см). Американская норка может гнездиться в норах, вырытых ранее ондатры, барсуки и скунсы, а также может копать берлоги в старых муравейники. Гнездовая камера находится в конце четырехдюймового туннеля и имеет диаметр около фута. Он теплый, сухой, на подкладке из соломы и перьев.[30] Логова американской норки отличаются большим количеством входов и извилистых ходов. Количество выходов от одного до восьми.[27]

Американская норка обычно поет только при близком контакте с другими норками или хищниками. Звуки, которые он издает, включают пронзительные крики и шипение при угрозе и приглушенные хихикающие звуки при спаривании. Котята постоянно пищат, когда их разлучают с матерями.[28]Эрнест Томпсон Сетон сообщили, что слышали рычание и рычание норок при столкновении с угрозой.[31] Во время агрессивных взаимодействий эта норка утверждает свое доминирование, выгибая спину, надуваясь и хлестая хвостом, топая и царапая землю ногами, и открывая рот в угрожающем зиянии. В случае неудачи возможны драки с травмами головы и шеи.[28]

Американская норка в норе

Размножение и развитие

Наборы из американской норки

Американская норка — беспорядочное животное, не образующее парные облигации.[26] Начало брачный сезон колеблется от февраля на юге до апреля на севере.[21] В представленном ассортименте американская норка выводится на месяц раньше европейской норки.[32] Самцы обычно дерутся во время брачного сезона, что может привести к формированию свободной временной иерархии доминирования, регулирующей доступ к восприимчивым самкам.[26] Брачный период длится три недели, с овуляция индуцируется присутствием самцов. Процесс спаривания является насильственным, самец обычно кусает самку за шею и прижимает ее передними лапами. Спаривание длится от 10 минут до четырех часов. Самки восприимчивы к 7-10-дневным интервалам в течение трехнедельного сезона размножения и могут спариваться с несколькими самцами. Вместе с полосатый скунс, американская норка — одно из немногих млекопитающих, спаривающихся весной и у которых есть небольшая задержка перед имплантацией. Этот отсроченная имплантация позволяет беременным норкам следить за условиями окружающей среды и выбирать идеальное время и место для роды.[21]

В период беременности длится от 40 до 75 дней, при этом фактическое эмбриональное развитие происходит через 30–32 дня, что указывает на то, что отсрочка имплантации может длиться от восьми до 45 дней. Молодняк рождается с апреля по июнь в помётах, состоящих в среднем из четырех котят.[21] Пометы часто бывают многократными.[33] Исключительно большие пометы из 11 комплектов были зарегистрированы в Тартарии и 16 в США.[32] Они слепые при рождении, весят шесть граммов и имеют короткую шерсть из тонких серебристо-белых волос.[21] Наборы зависят от материнского молока, которое содержит 3,8% липиды, 6.2% белок, 4.6% лактоза и 10,66% минеральных солей.[32] Их глаза открываются через 25 дней, с отлучение от груди происходит через пять недель. Котята начинают охоту после восьминедельного возраста, но остаются рядом с матерью до осени, когда становятся независимыми. Половая зрелость наступает первой весной, когда им исполняется около 10 месяцев.[21]

Рацион питания

Американская норка — хищное животное, которое питается грызуны, рыбы, ракообразные, амфибии, и птицы. Это убивает позвоночное животное добыть, кусая затылок или шею, оставляя собачий следы проколов на расстоянии 9–11 мм (0,35–0,43 дюйма) друг от друга.[34] Американская норка часто убивает птиц, в том числе более крупных видов, таких как чайки и бакланы, утопив. В естественном ареале его основной добычей является рыба. Хотя уступает Североамериканская речная выдра в охоте на рыбу, Одюбон и Бахман однажды сообщил, что видел норку, несущую форель. Аналогичное наблюдение было подтверждено также в 2019 г. Cattaraugus Creek, Водораздел Нью-Йорка. Норка, населяющая прерия сваи в первую очередь нацелены лягушки, головастики, и мышей.[35] Это грозный хищник ондатры, которых преследуют под водой и убивают в их собственных норах. Среди грызунов, убитых американской норкой в ​​ее естественном ареале, есть крысы и мыши роды Гесперомис, Microtus, Сигмодон, и Неотома. Болотные кролики часто вывозятся в заболоченных или заболоченных местах.[36]

В Тартария, важнейшими продуктами питания американской норки являются полевки, рыба, ракообразные, лягушки и водные насекомые. Зимой преобладает водная пища, а весной возрастает значение наземной добычи. В рамках Горный Алтай, американская норка питается преимущественно млекопитающими, такими как грызуны, землеройки и кроты, а также птицами, рептилиями, амфибиями и рыбами. Среди 11 различных видов птиц, на которых охотятся норки на Алтае: ковшики и сосновые клювы. Среди рыб в рационе норок на Алтае преобладают мелкие виды: пескарей, пескарь, и широкоголовый бычки. в Свердловск и Иркутская область, мышевидные грызуны — их самая важная пища, за ними следуют птицы, рыбы и насекомые. в Дальний Восток России, где мало ракообразных, американская норка широко питается амфиподы.[37] в Британские острова, диетический состав меняется в зависимости от сезона и региона. Европейские кролики являются наиболее частой добычей там, где они обычны, особенно летом. Охотятся ряд мелких грызунов и насекомоядных, но в меньшей степени. Европейские зайцы время от времени нападают. Норки в Британии охотятся на несколько видов птиц, причем утки, Moorhens, и лысухи чаще всего нацелены на озера и реки, а чайки взяты в прибрежных местообитаниях. Морские виды, на которые охотятся в Великобритании, включают: Европейские угри, каменная рыба, такая как собачка, береговые крабы и рак.[38] Американские норки были причастны к упадку водяная полевка в Соединенном Королевстве и связано с сокращением численности водоплавающих птиц по всему их ареалу в Европе. В настоящее время они считаются паразитами в большей части Европы, и на них охотятся с целью управление дикой природой.[39] В Южной Америке Биосферный заповедник мыса Горн, млекопитающие, включая местных и экзотических грызунов, являются основной добычей американской норки в течение всего года, хотя птицы имеют не меньшее значение во время летних периодов гнездования.[40]

Американская норка может представлять угрозу для домашняя птица. В соответствии с Клинтон Харт Мерриам[41] и Эрнест Томпсон Сетон,[42] хотя американская норка является потенциальным вором птицы, в целом она менее опасна, чем норка. горностай. В отличие от горностая, который часто занимается избыточное убийство, норка обычно ограничивается убийством и поеданием одной птицы во время каждой атаки. Исследования, проведенные в Великобритании, показывают, что домашняя птица и дичь составляют лишь 1% от общего рациона животных;[38] мелкие млекопитающие, особенно кролики, как правило, доминируют, за ними следуют рыбы и птицы, особенно Moorhens и лысухи.[43]

Отношения с другими хищниками

Американская норка заменяет и иногда убивает европейскую норку там, где их ареалы пересекаются.[44] Сокращение популяций европейской норки, похоже, совпадает с распространением американской норки.[45] Рационы американской норки и Европейская выдра перекрываются в значительной степени. В районах, где эти два вида симпатичны, конкуренция с выдрой за рыбу заставляет американскую норку чаще охотиться на наземную добычу.[46]

Интеллект

Раннее поведенческое исследование было проведено в 1960-х годах для оценки способности норок к зрительному обучению. хорьки, скунсы и домашние кошки. Животных проверяли на их способность распознавать объекты, узнавать их валентности и выбирать объекты по памяти. Было обнаружено, что норки превосходят хорьков, скунсов и кошек в этой задаче, но это письмо (короткая статья) не учитывает возможное сочетание когнитивных способностей (принятие решений, ассоциативное обучение) с большой способностью к восприятию (распознавание инвариантных объектов).[47]

Классифицировать

Естественный

Естественный ареал вида охватывает большую часть Северной Америки, от Аляска, через Канада и дальше в Соединенные Штаты Кроме Аризона и более засушливые районы Калифорния, Невада, Юта, Нью-Мексико, и Западный Техас.[1]

Введено

Аргентина и Чили

Американская норка преднамеренно была введена для промышленного производства меха в нескольких провинциях США. Патагония в 1930 году. Животные сбежали или были выпущены с ферм в Провинция Чубут а теперь встречаются в Чубуте и Провинции Рио-Негро и Огненная Земля.[48] В Аргентина норка — одна из главных угроз Поганка с капюшоном, который рискует стать вымерший.[49]

В Чили, Американские норки были завезены Магалланесский регион в 1930-е гг. С тех пор, как норка была выпущена в природу во время кризиса меховой промышленности, норка расширила свой ассортимент по всей Чили. На самом деле он колеблется от Араукания на севере до области Магалланес на юге. Однако между ними есть изолированные территории, где норка не водится, вероятно, из-за биогеографические барьеры. Одним из последних мест, где была обнаружена норка, является Архипелаг Чилоэ, — Впервые о норках туда сообщили в 2013 году, что заставило ученых заподозрить, что они прибыли на корабле.[50]

западная Европа

Feral Американские норки в Европе считаются одомашненный акции, полученные из N. v. Vison, N. v. Melampeplus и N. v. Ingens подвид. Первые экземпляры были завезены в Европу в 1920 году для звероводства. Американская норка была завезена в Италия в 1950-х годах и в настоящее время проживает в основном в северо-восточной части Итальянский полуостров. Большинство этих популяций не являются самодостаточными, хотя норки в Монти Пренестини и Симбруини в Лацио успешно воспроизведены.[51]

Беглецы звероводческих хозяйств основали самоподдерживающуюся и увеличивающуюся популяцию на Пиренейский полуостров ко второй половине 20 века. В 2013 г. испанский правительство объявило о плане искоренения этого вида,[52] как средство защиты падающих популяций европейской норки и других исчезающих видов, таких как Пиренейская выхухоль.

Первая норка ферма в Норвегия был построен в 1927 году, и беглецы создали дикие популяции в течение 30 лет после его основания. Первые популяции одичавших норок возникли в 1930 году и обосновались на юго-западе Норвегии. Эти дикие норки, а также новые беглецы, составляли основу сильной популяции в Hordaland к концу Вторая Мировая Война. Одичавшие норки колонизировали восточную Норвегию в 1930 году и в начале 1940-х поселились в большинстве юго-восточных графств. К 1950 году дикие норки достигли центральной Норвегии, а другие популяции появились в северных графствах Nordland и Трумс. В период после Второй мировой войны до 1965 года норка колонизировала большую часть страны. В наше время американская норка населяет всю материковую часть Норвегии, но отсутствует на некоторых островах.[53]

Американскую норку впервые завезли в Великобритания в 1929 году, хотя серия побегов и освобождений привела к созданию самодостаточной одичавшей популяции в Девон к концу 1950-х, а другие — к началу 1960-х. В ИрландияАмериканская норка не разводилась до начала 1950-х годов, поэтому дикие популяции обосновались там гораздо позже. В настоящее время этот вид широко распространен на материковой части Великобритании и Ирландии, хотя некоторые места остаются неколонизированными. Он обосновался на нескольких островах, в том числе Арран и Льюис и Харрис.[26] До 2005 г. норка охота со стаями гончих произошла в Великобритании. Общая популяция норок в Великобритании оценивается в 110000 (Англия; 46,750, Шотландия; 52,250, Уэльс; 9750). Это население может сокращаться по мере того, как Европейская выдра числа увеличиваются. Оценок популяции норок в Ирландии нет, но считается, что она низкая из-за сильной популяции выдр в Ирландии.[54]

Бывший СССР

В 1933 году американские норки были выпущены в Воронежская область в Европейская Россия. До 1963 г. норки в различных количествах вводились в Воронеж и Архангельская область, Карелия, в КалининскГ. Горьковск, Волгоград и Челябинские области, и в Татарстан и Башкирский, так же хорошо как Литовский и Белорусская ССР. За пределами Урал, Американские норки были завезены в Свердловск, Тюмень, Омск, Кемерово, Новосибирск, Чита и Иркутская область, в Алтай и Красноярский край, в Тувинец, Бурятский и Якутская Автономная Советская Социалистическая Республика, в Магадан, Камчатка и Амурская область, в Хабаровск и Приморский край, в Чукотский автономный округ и несколько других мест, в том числе Сахалин и Остров Уруп. В Кавказском регионе американская норка была выпущена в Северная Осетия. В Средней Азии их выпускали в Тянь-Шань область, край. Первоначально использовались выращенные в неволе норки, но позже были выпущены дикие экземпляры, чтобы облегчить акклиматизацию вида в пределах Советский территории. Спустя несколько лет после первого выпуска интродукции в ареалы, которые уже состояли из местных европейских норок, были прекращены, и с тех пор большинство выпусков произошло в Сибири и на Дальнем Востоке. Хотя к началу 1960-х годов американская норка занимала значительные площади, советский ареал этого вида никогда не был непрерывным, поскольку большинство выпущенных популяций были изолированы друг от друга.[55]

Исландия

Вид присутствует в Исландия с 1930-х годов, и он стал прочно обоснованным, несмотря на то, что с 1939 года на него активно ведется охота. Однако его популяция сократилась на 42% в период 2002–2006 годов, что совпало с сокращением численности песчаный угорь Это привело к сокращению популяций морских птиц, которыми питаются норки.[56]

Болезни и паразиты

Американская норка часто несет свет поставить галочку и блоха инвазии. Известно, что виды клещей заражают норку: Иксоды шестиугольные, Ixodes canisuga, Ixodes ricinus, и Ixodes acuminatus. Известно, что виды блох заражают норку: Палеопсилла малая, Malaraeus penicilliger, Ctenopthalmus noblis, Megabothris walkeri, Typhloceras poppei, и Носопсиллус фасциатус. Эндопаразиты включают Skrjabingylus nasicola и Troglotrema acutum.[54] Трематода Metorchis conunctus может также заразить американских норок.[57]

Трансмиссивная норковая энцефалопатия (TME) — это прион болезнь норки, похожая на BSE в крупный рогатый скот и скрепи в овца. Вспышка TME в 1985 г. Стетсонвилл, Висконсин привела к 60% смертности норок.[58] Дальнейшие испытания показали, что этот агент передается от норки, крупного рогатого скота и овец. Вспышка в Стетсонвилле могла быть связана с тем, что норку кормили тушами или иным образом употребляли в пищу других инфицированных животных.[59]

Закат дикой норки

Из-за многочисленных инцидентов, когда домашняя норка убегала с звероводческих ферм и обосновывалась в дикой природе, у защитников природы возникла обеспокоенность по поводу возможных последствий, которые такие побеги могут иметь для естественных популяций диких норок. Домашняя норка крупнее дикой норки, что может вызвать проблемы с экосистемой при побеге. Норки — одиночные, территориальные животные и нетерпимы к другим норкам. Во времена перенаселения они контролируют свою численность, либо убивая друг друга посредством прямого конфликта, либо заставляя более слабых норок вытесняться с территории до тех пор, пока не наступит голод.[60] Когда сотни или тысячи выпущенных домашних норок наводняют экосистему, это вызывает большое беспокойство у диких норок, в результате чего большинство выпущенных норок и многие дикие норки гибнут от голода или травм, полученных во время боев за территорию.[60] Когда домашняя норка выживает достаточно долго для воспроизводства, это может создать проблемы для диких популяций норки.[61] Некоторые полагают, что добавление более слабых генов домашних норок в популяцию диких норок способствовало сокращению популяций норок в Канаде.[61]

Исследование, проведенное в Дании в 2006 году, пришло к выводу из-за частых побегов с существующих норковых ферм: «Закрытие норковых ферм может привести к резкому сокращению популяции на свободном выгуле или, в качестве альтернативы, к созданию более адаптированной, по-настоящему одичавшей популяции, которая может в конечном итоге превысить численность населения, которое было до закрытия хозяйств «. В исследовании сообщается, что для определения результата потребуется дополнительная информация.[62] Другое датское исследование показало, что значительное большинство «дикой» норки было норкой, сбежавшей с звероферм. Около 47% сбежали в течение двух месяцев, 31% сбежали до двух месяцев, а 21% «могли или не могли родиться в природе». По имеющимся данным, выживаемость недавно выпущенных норок ниже, чем у диких норок, но если дикие норки выживают не менее двух месяцев, их выживаемость такая же, как и у диких норок. Авторы предполагают, что это связано с быстрой поведенческой адаптацией животных.[63]

Отношения с людьми

Болезнь

Американская норка и Европейская норка[64] оба были обнаружены передающими SARS-CoV-2, вирус, вызывающий COVID-19.

Использование меха

Американские норки в основном используются в производстве Меховые пальто, куртки, и накидки. Шкуры, которые нельзя превратить в эти предметы, превращаются в обрезка за ткань и шубы. Норка шарфы и украл также производятся. Куртки и накидки в основном изготавливаются из экземпляров небольшого и среднего размера, как правило, самок и молодых самцов, а отделка, шарфы и палантины — из взрослых самцов.[65] Самые ценные шкурки происходят из восточной Канады, они самые маленькие, но самые шелковые и темные.[66]

Ловушка
Иллюстрация американской норки, приближающейся к доске или бревенчатой ​​ловушке

Несмотря на то, что американская норка трудна для ловли, до того, как ее начали разводить в промышленных масштабах, она была среди наиболее часто отловленных пушных зверей, поскольку, в отличие от других видов млекопитающих, она не впадала в зимнюю спячку, и поэтому ее можно было ловить каждую ночь даже на крайнем севере. .[67] Норки были законно отловлены с начала ноября до начала апреля, когда их шкура была расцветшей.[68] Пойманные в ловушки норки цепляются за жизнь с большим упорством, поскольку, как известно, ломают зубы, пытаясь выбраться из стальных ловушек.[69]Эллиотт Коуз описал пойманную норку так:

Тот, кто не поймал норку в стальную ловушку, едва ли может представить себе, какое ужасное выражение принимает лицо животного при приближении похитителя. Мне он всегда казался почти дьявольским из всего в физиогномике животных. Угрюмый взгляд присевшего неподвижного тела сменяется новым взглядом удивления и страха, сопровождаемого сильнейшими искривлениями тела, новым чавканьем железа до бездыхания, вздымающимися боками и открытым ртом, из которого течет слюна. животное снова успокаивается и смотрит с выражением сосредоточенной ненависти, смешанной с бессильной яростью и ужасным отчаянием. Лицо норки, ее широкая низкая голова, короткие уши, маленькие глаза, свиная морда и грозные зубы всегда выражают более низкие и более жестокие страсти, которые в такие моменты усиливаются. Как вполне можно предположить, нельзя неосторожно обращаться с этим существом, когда он находится в таком настроении.[69]

Один Коренной американец Метод включал использование наживки (обычно разрезанной открытой куриной тушки, наполненной рыбьим жиром и устрицами), привязанной к веревке и протащенной по территории, заполненной ловушками. Таким образом, норка пойдет по следу в одну из ловушек. Другой местный метод заключался в установке ловушек, ароматизированных ондатрой и мускусом самок норки, поверх заброшенных нор ондатры у водоемов. Привлеченная запахом еды и самки, норка попадалась в ловушку и тонула.[70] В американских прериях из-за отсутствия древесины использовалась только стальная ловушка.[71]

Сельское хозяйство
Различные мутации окраса американской норки

Разведение американских норок для получения меха началось в конце 19 века, так как растущий энтузиазм в отношении шкурок норки сделал добычу диких норок недостаточной для удовлетворения новых требований. Американские норки легко содержатся в неволе и легко размножаются.[72] В 2005 году США занимали четвертое место по производству после Дания, Китай и Нидерланды. Норки обычно размножаются в марте и рожают пометы в мае. Фермеры вакцинируют молодняк от ботулизма, чумы, энтерита и, при необходимости, от пневмонии. Их собирают в конце ноября-декабре. Методы умерщвления животных на зверофермах, как и на всех фермах, подробно описаны в Отчете об эвтаназии Американской ветеринарной медицинской ассоциации, который используется в качестве добровольного руководства для государственных департаментов сельского хозяйства, в ведении которых находятся все фермы, разводящие домашний скот, включая норок.[73] В прошлом некоторые норковые фермы успешно обеспечивали норкам бассейны с водой, чтобы они могли плавать;[74] Однако в современном норковом производстве такая практика не встречается. Норки заинтересованы в доступе к воде для купания, а отсутствие воды является источником разочарования на современных фермах.[75] Идеальный рацион для выращенных на ферме норок состоит из четырех-пяти унций конины и четверти пинты молока один раз в день.[74]

Цветовые мутации

Селекция произвел ряд различных цветовых оттенков шуб из норки, от чисто белого, бежевого, коричневого и серого до коричневого, почти черного. Два стандартных сорта — коричневый и «черный крест», которые при соединении дают множество цветовых вариаций. Когда рождается норка-альбинос, на звероводческих фермах стандартно разводят ее до других цветовых мутаций для получения серых и светло-коричневых пастельных оттенков. Следующий график представляет собой упрощение основных цветовых штаммов:[76]

Вариант цветаИзображениеОписание
ПастельБледно-коричневый и бежевый мех с более темными остевыми волосами разных оттенков.[76]
Королевская пастельТо же, что и выше, но с голубоватым оттенком[76]
SilverbluГолубовато-серое меховое волокно и остевые волосы, иногда с белыми кончиками, придающими серебристо-синий оттенок, шкуры этого типа с коричневатым оттенком менее ценны.[76]
Дыхание весныЭтот сорт, также известный как «платина», имеет более яркий голубоватый оттенок, чем сорт Silverblu.[76]
BlufrostСветло-коричневые волокна меха с вкраплениями темно-коричневых остевых волос с белыми остовыми волосами.[76]
КохинурЭта разновидность, также известная как «черный крест», имеет меховое волокно белого или кремового цвета с вкраплениями черноватых остевых волос по всему телу, с наибольшей концентрацией на спине и плечах.[76]
CeruleanЭта разновидность, также известная как «сапфир», имеет голубовато-серое меховое волокно с лилово-лиловым, сине-серым остевым волосом, с наибольшей глубиной цвета на спине.
Стальной синийТусклый седой защитный волос броненосца, с более светлым оттенком мехового волокна.[76]
ЛютецияЭта разновидность, также известная как «алеутская», имеет меховое волокно серого цвета и остевой волос.

Как домашние животные

Норка как домашнее животное

Дикие норки можно приручить, если их поймали молодыми, но с ними трудно обращаться, и обычно с ними не берутся голыми руками.[77] В конце 19 века ручных американских норок часто разводили для содержания крыс. хорьки использовались в Европе. Иногда они более эффективны крысоловы чем терьеры, так как они могут проникать в крысиные норы и выгнать крыс из их укрытий. Из-за своего пристрастия к купанию американские норки в неволе могут проникать туда. чайники или другие открытые сосуды, содержащие воду. При содержании норок дикого стада с прирученными норки неизменно доминируют над первыми. Известно также, что они доминируют кошки в противостоянии.[78] Несмотря на свой интеллект, норки не быстро осваивают трюки, которым их научили хозяева.[79] Хотя домашних норок разводят в неволе почти столетие, их не разводили для приручения. Домашние норки выведены по размеру, качеству меха и окрасу. Тем не менее, Комиссия по меху США утверждает, что «норки — действительно домашние животные», исходя из количества лет, в течение которых они содержались на зверофермах.[80]

Литература

Как инвазивные виды в объединенное Королевствоо норках написано как минимум два романа. Разведение норки в США. Комиссия по меху США, Колорадо (2008)

Библиография

  • Энтони, Гарольд Элмер (1928). «Полевая книга североамериканских млекопитающих; описания всех млекопитающих, известных к северу от Рио-Гранде, вместе с краткими описаниями привычек, географических ареалов и т. Д.». Природа. 124 (3135): 836. Bibcode:1929Натура.124С.836.. Дои:10.1038 / 124836c0. HDL:2027 / mdp.39015020808831.
  • Бахрах, Макс (1953). Мех: практический трактат (3-е изд.). Нью-Йорк: Прентис-Холл.
  • Coues, Эллиотт (1877). «Пушные животные: монография североамериканских куньих». Государственная типография.
  • Feldhamer, George A .; Томпсон, Брюс Карлайл; Чепмен, Джозеф А. (2003). Дикие млекопитающие Северной Америки: биология, управление и охрана. JHU Press. ISBN 978-0-8018-7416-1.
  • Гейтс, Уильям Гилфорд (1915). «Разведение норки и куницы». Spokane, Shaw & Borden co., Принтеры.
  • Хардинг, Артур Роберт (1906). «Отлов норки; инструкция по отлову норки». Колумб, О., А.Р. Хардинг.
  • Мерриам, К. Харт (1886). «Млекопитающие региона Адирондак на северо-востоке Нью-Йорка. Во вводной главе рассматриваются расположение и границы региона, его геологическая история, топография, климат, общие особенности, ботаника и положение фауны». Нью-Йорк Холт.
  • Харрис, Стивен; Ялден, Дерек (2008). Млекопитающие Британских островов (4-е пересмотренное изд.). Общество млекопитающих. ISBN 978-0-906282-65-6.
  • Heptner, V. G .; Слудский, А.А. (2002). Млекопитающие Советского Союза. Vol. II, часть 1b, Плотоядные (Mustelidae и Procyonidae). Вашингтон, округ Колумбия: Библиотеки Смитсоновского института и Национальный научный фонд. ISBN 978-90-04-08876-4.
  • Куртен, Бьорн (1980). Плейстоценовые млекопитающие Северной Америки. Издательство Колумбийского университета. ISBN 978-0-231-03733-4.
  • Сетон, Эрнест Томпсон (1909). Истории жизни северных животных: описание млекопитающих Манитобы. Нью-Йорк: Скрибнер.
  • Стоун, Витмер; Крам, Уильям Эверетт (1902). «Американские животные». Природа. 124 (3135): 836. Bibcode:1929Натура.124С.836.. Дои:10.1038 / 124836c0. HDL:2027 / mdp.39015020808831.

внешняя ссылка

Викискладе есть медиафайлы по теме Neovison vison.

Пушное звероводство и кролиководство — Стр 11

Домики для норок подвешивают в торце клетки со стороны кормового прохода, а для лисиц и песцов вставляют внутрь клетки.

Кровлю шеда делают из волнистых асбоцементных листов или черепицы. Шеды оборудуют подвесной дорогой и водопроводом. Пол служебного прохода асфальтируют или бетонируют, чтобы можно было использовать кормораздатчики. На рисунке 5 показан внутренний вид шеда для норок.

Клетки и домики

Клетки представляют собой сетчатый выгул для зверей.

Материалом для клеток служит металлическая оцинкованная сетка трех типов: крученая с шестигранными ячейками, плетеная с ромбовидными квадратными ячейками и сварная с квадратными или прямоугольными ячейками.

Крученую шестигранную сетку используют при изготовлении клеток для норок.

Наша промышленность выпускает сварную сетку из оцинкованной проволоки диаметром 2 и 2,5 мм с просветом квадратной ячейки 25 мм. Эта сетка универсальна и пригодна для изготовления бескаркасных клеток для всех видов зверей, кроме клеток для основного стада лисиц и песцов, где необходим опорный каркас.

Передняя стенка клетки для норок имеет деревянную рамку, в верхней части которой на петлях навешивают сетчатую дверку. К нижней планке дверки прикрепляют деревянную полочку для раскладки корма зимой. Домик подвешивают на нижней половине рамки (рис. 6). Сетку к рамке прибивают мелкими скобами.

Рис. 6. Клетка для норок с подвесным домиком

Бескаркасная клетка для норок основного стада может быть размером 40x40x80 или 45x45x90 см, в зависимости от ширины рулона сетки.

Домики для норок изготовляют из строганых досок толщиной 20-25 мм. Дно домика имеет постоянную сетку и закладной деревянный щиток. Крышка домика двойная: первая (дощатая) — съемная, вторая (сетчатая) — откидная. Лаз диаметром 10-12 см. Домик для самок основного стада и молодняка в универсальном шеде имеет размеры: длина 30 см, ширина 40, высота 35 см. Домик навешивают в торце клетки со стороны кормового прохода шеда так, чтобы лазы домика и клетки совпадали.

В последнее время получили широкое распространение блочные домики как для основного стада, так и для молодняка. Блочные домики, как правило, устанавливают на блочные клетки. На рисунке 7 показан десятиместный блок клеток с блочными домиками для молодняка норки.

Для содержания лисиц и песцов применяют два типа клеток: для самок и молодняка — единая клетка, вмонтированная в шед, и для самцов — отдельно стоящая клетка, в которой проводится спаривание зверей.

Клетку для содержания самок и молодняка песцов делают длиной 290 см, шириной 100 и высотой 65 см. После отсадки молодняка клетку разделяют выдвижными сетчатыми щитами на три отделения, что обеспечивает возможность одновременного содержания на той же площади самок и отсаженного молодняка. Клетка для лисиц в конструктивном отношении аналогична песцовой, но имеет меньшую длину (193,5 см) и делится на две части выдвижным шибером. Домики для самок лисиц и песцов в шедах вставляют внутрь клетки на период щенения и выращивания молодняка до отсадки.

Рйс. 7. Десятиместный блок клеток с блочными домиками для молодняка норок

Отдельно стоящая клетка для самцов лисиц и песцов имеет следующие размеры: длина 300 см, ширина 100, высота 120 см; крыша съемная (для лучшего наблюдения за парами в период гона): по фасаду две дверки, две поилки, две кормовые полочки и посредине выдвижной щит, которым клетку можно разделить пополам, если потребуется дополнительная площадь при рассадке молодняка. Клетки устанавливают на четырехстоечную раму высотой 0,75 м. Домика при клетке нет (рис. 8).

Рис. 8. Клетка для самцов лисиц и песцов Механизация работ в звероводческих хозяйствах Механизация трудоемких процессов

Современная шедовая система содержания зверей позволяет без открытия дверки клетки механизировать многие трудовые процессы: поение зверей, раздачу корма и уборку навоза (кала).

Поение зверей можно механизировать заполнением поилок водой с помощью переносного гибкого шланга и применением ниппельных автопоилок.

Гибкий шланг длиной до 50 м (половина длины шеда) надевают на край водопроводного стояка, и работница, проходя вдоль клеток, наполняет поилки водой.

Рис. 9. Автоматические поилки для норок: А — схема ниппельной автопоилки; Б — общий вид автопоилки; 1 — корпус ниппеля; 2 — клапан; 3 — шток ниппеля; 4 — наконечник штока

Ниппельная поилка (рис. 9) состоит из латунного или пластмассового корпуса с резьбой и головки с клапаном. Автопоилку ввинчивают в

проходящую по наружной стороне шеда полиэтиленовую трубу (диаметр 20 — 25 мм), головка поилки со штоком через ячейку сетки входит внутрь клетки. Норка нажимает носом на шток, отодвигает резиновый клапан, и вода выливается слабой струйкой. Важно иметь постоянный напор в разводящих трубах. Это достигается с помощью редуктора с фильтром, понижающим давление, или приподнятого на определенную высоту бака.

Разновидностью ниппельной автопоилки являются чашечные рычажно-клапанные автопоилки, которые имеют чашу и клапан различной конструкции. Вода в чашу поступает при нажатии на рычаг.

Раздача корма зверям может быть механизирована частично или полностью. При полной механизации раздача корма производится с помощью электрокара с дозатором, а при частичной — с помощью тележек на резиновом ходу или подвесных дорог облегченного типа. Корм раскладывают на сетку клеток. Звери поедают его через ячейки сетки.

Кормораздаточная тележка модели ЭТ-151 представляет собой самоходное шасси на пневматических шинах, на котором установлены кормораздаточный узел и источник питания — аккумуляторная батарея.

Вместимость бункера 0,56 м3. Производительность тележки до 5000 доз в час.

В зверосовхозах применяют кормораздатчики и зарубежных фирм с двигателями внутреннего сгорания: «Минкоматик», «Гигантик» (Финляндия) и «Ромико» (Дания).

Практика показала, что кормораздатчик ЭТ-151 по некоторым показателям превосходит кормораздатчики иностранных фирм. В частности, он имеет более высокую производительность, удовлетворительно работает на кормах, не прошедших обработку на пастоизготовителях, бесшумен в работе. Однако для кормораздатчика ЭТ-151 из-за большой массы требуются проезды с твердым покрытием, у него сложное электротехническое оборудование, точность дозирования в 2-2,5 раза ниже точности дозирования кормораздатчика «Ромико».

Удобное и доступное средство простейшей механизации раздачи корма в шедах — подвесная дорога, широко распространенная в звероводческих хозяйствах страны. Для устройства такой подвесной дороги используется стальной уголок размером 50x50x5 мм. Его сваривают в монорельс, который прикрепляют на кронштейнах из полосового железа к поперечным брусьям под коньком шеда. По уголку перемещается каретка, опирающаяся четырьмя шарикоподшипниками на его грани. К каретке подвешивают ванну из оцинкованной стали или алюминия, вмещающую до 150 кг корма. Корм раздают вручную ложкой.

Уборка навоза производится в основном вручную. В некоторых хозяйствах для уборки навоза используют колесные тракторы ДТ-20 с бульдозерной установкой в виде косого ножа, который выталкивает навоз из-под клеток.

Сложенный в валки между шедами навоз тракторными погрузчиками грузят в самосвалы и вывозят в навозохранилище или на поле. В настоящее время испыты-вается машина по уборке навоза из-под клеток шедов конструкции ОПКБ НИИПЗК.

Линии механизации производственных процессов на кормокухне

Корма для зверей приготовляют в кормоцехе. В крупных хозяйствах, где в сутки готовят 30-40 т кормов, кормоцех представляет собой, по существу, фабрику по их переработке.

Поскольку в кормоцехе перерабатывают различные виды кормов на разных технологических линиях, то необходимо территориальное разделение производственных потоков. Например, линия обработки условно годных кормов должна быть отделена от линии обработки доброкачественных кормов.

Все машины, входящие в состав технологических линий кормоцеха, увязывают между собой по производительности. Производительность каждой последующей машины и линии должна быть больше или равна производительности машины предыдущей.

При размещении оборудования в кормоцехе необходимо помнить о требованиях техники безопасности и санитарно-технических требованиях (соблюдение размеров между машинами и конструкциями здания и между самими машинами, установка ограждений, желательна кафельная облицовка стен и полов и др.).

Примерная технологическая схема приготовления кормов для зверей показана на рисунке 10. Поступающие из холодильника мясо-рыбные корма оттаивают, моют и измельчают на различных машинах. Замороженные корма можно измельчать и без предварительного оттаивания, затем температуру кормовой смеси регулируют горячим бульоном, кашей, водой или паром, который пропускают через рубашку фаршемешалки. Условно годные корма, а также свиные субпродукты проваривают. При варке жирных свиных субпродуктов в варочный котелсмеситель для связывания бульона и жира засыпают измельченные зерновые корма. Проварке подлежат также пивные и пекарские дрожжи и картофель. Измельченные корма перемешиваются в фаршемешалках до получения однородной массы, здесь же добавляют жидкие корма (рыбий жир, молоко) и витамины, предварительно разведенные в воде, молоке или жире. После смешивания корм дополнительно измельчается пастоизготовителем и выдается в корморазвозящий агрегат для доставки его на ферму.

Рис. 10. Примерная технологическая схема приготовления кормов: 1 — предварительное измельчение; 2 — мойка; 3 — грубое измельчение; 4 — тонкое измельчение; 5 — смешивание; 6 — окончательное измельчение; 7 — тепловая обработка; 8 — измельчение зерновых кормов

Для подвозки кормов от кормоцеха на ферму выпускается корморазвозящий агрегат КА-20 на базе автомобиля ГАЗ-53Б.

Технологическое оборудование кормоцеха

Для переработки кормов в кормоцехах звероводческих хозяйств применяют несколько типов машин как заводского изготовления, так и изготовленных в мастерских хозяйств. Все используемые машины можно подразделить на следующие группы: кормоизмельчающие машины (для предварительного грубого, тонкого и окончательного измельчения), смесители (фаршемешалки), оборудование для варки (стерилизация кормов), машины для промывки продуктов, механизмы для транспортировки кормов и комбинированные машины (комбайны).

Своевременные требования к оборудованию кормоцеха предусматривают бесперебойное механическое продвижение кормов в процессе их переработки без применения или с минимальным использованием ручного труда.

С 1967 г. выпускается комплект машин для оснащения кормоцехов звероводческих хозяйств с суточной потребностью 20-60 т корма. В этот комплект входят: ленточно-скребковый транспортер Т-4 (ранее выпускался скребковый транспортер ТС-4400) для загрузки корма в дробилку, дробилка ДТК-20 МЗ для грубого измельчения корма, мясорубка МТК-15 Л (в первых комплектах поставлялись мясорубки МТК-20) для тонкого измельчения, фаршемешалки ФМ-6 для смешивания кормов и шнековые транспортеры ТШ-4300 для подачи корма на мясорубки, в фаршемешалку и выгрузки из нее.

Рис. 11. Кормоприготовительный агрегат КПА-69: 1 — измельчитель; 2

-фаршемешалка; 3 — винтовые конвейеры

С1970 г. в комплекте кормоперерабатывающих машин поставляется также пастоизготовитель ПЭ-1 для окончательного измельчения корма после смешивания.

Для кормоцехов зверохозяйств с суточной потребностью до 20 т кормов, а также для крупных хозяйств на зимний период выпускается кормоприготовительный агрегат КПА-69 (рис. 11), в который входят измельчитель, фаршемешалка и винтовые конвейеры.

Холодильное хозяйство

Холодильник — промышленное предприятие со специальным оборудованием для замораживания, охлаждения и хранения пищевых продуктов при температурах, исключающих их порчу.

Корма, направляемые в холодильные камеры на хранение, обычно поступают замороженными. Температура хранения мороженых кормов не выше -12° С. Чтобы уменьшить усушку кормов, в камерах желательна высокая влажность воздуха — около 95%.

Мясо-рыбные корма хранят в камерах, где их укладывают в штабеля или на стеллажах. Штабеля укладывают на деревянные решетки или рейки с отступлением от стен потолка и батарей на 30 см. Камеры загружают однородными продуктами, так как температурный режим и сроки хранения различных продуктов разные. Закладывают продукты в камеру так, чтобы иметь доступ к кормам, заложенным в более ранние сроки, и соблюдать равномерность их использования.

Емкость холодильника определяют из расчета 100 т на каждую 1000 самок основного стада норки или 500 самок песца или лисицы.

Имеются типовые проекты холодильников на 300, 600 и 1500 т. Крупные звероводческие хозяйства должны иметь холодильники вместимостью до 1000 т и более.

Для ознакомления можно привести типовой холодильник на 600 т (типовой проект № Л66-127). Этот холодильник размещается в комплексе с производственным корпусом. В нем имеется шесть камер. Первые две камеры универсальные, в них температура может меняться от 0° до -18

°С. Первые две камеры предназначены для хранения мороженых и охлажденных продуктов. В третьей и четвертой камерах температура поддерживается в пределах -18° С; предназначены они для хранения мороженых мясо-рыбных кормов. Пятая камера является морозилкой (-30

°С), шестая камера предназначена для хранения охлажденных кормовых продуктов (температура 0° С).

Холодильники в зверохозяйстве наиболее целесообразно располагать с кормоцехом, блокируя помещение крытым проездом. Такое расположение позволяет с наименьшими затратами времени и средств

Читать «Кухня века» — Похлебкин Вильям Васильевич — Страница 150

Поскольку я занимался в 1949—1963 гг. изучением Норвегии и достаточно хорошо знал систему норвежского рыбного хозяйства, то ко мне стали обращаться с просьбами рассказать об этом. Так произошли мои контакты с пищевиками, инициаторами которых был не я, а они. Поделиться сведениями я не отказывался, но всегда был против того, чтобы это шло в устной, никого не обязывающей форме. Ведь существует серьезная специальная литература, и ее следует изучать. У нас же упрямо стремились получить все знания в форме устной лекции. Уже одно это я считал крайне несерьезным и вредным: в одно ухо влетает, из другого — вылетает. Что же касается существа проблемы, то я всегда с самого начала заявлял своим слушателям, что поучиться у всех необходимо, но что простого перенесения норвежского опыта к нам быть не может: слишком уж все различно. Во-первых, в Норвегии имеется длительный опыт с XVII в., ставший традицией. А нам придется обучать население с нуля. Во-вторых, там в рыбообработке участвует коренное население, постоянно живущее вдоль всего побережья. У нас — пришлое. Как и чем его «прикрепить»? В-третьих, 35% улова в Норвегии превращается сразу же в так называемую сушеную рыбу, разделываемую на месте привоза. Это значит, что свежую рыбу в течение нескольких часов тут же разделывают, отделяя головы, хвосты, внутренности, кожу и прочие отходы, которые тут же идут на корм для звероферм (разводящих норок, нутрий, песцов и т. д.), а не превращаются в груды зловонных отбросов. Само же «чистое мясо» рыбы — филе (для этого использовались лишь треска, пикша и сайда) — прикрепляется к базальтовым и гранитным скалам, растянутым вдоль всего побережья, где быстро и своеобразно сохнет, обвеваемое морским ветром и брызгами штормового прибоя. «Сушеная рыба» получается чуть-чуть подсоленной, вкусной, легкой и не портится при транспортировке. В этих условиях, когда проблема разделки больших масс тресковой рыбы решалась сразу, гораздо легче было решать проблему и с другими породами рыб: сельдь — засаливалась сразу без разделки, а палтус и морской окунь превращались в свежемороженое филе на специальных рыбзаводах, также рассеянных по всему побережью. Ни один грамм рыбы, какой бы породы она ни была, не пропадал. Можно ли было этим восхищаться? Да. Следовало ли этому учиться? Разумеется. Но можно ли было эти методы вводить распоряжением и уповать на то, что это воспримется у нас? Нет. Нужны были те же природные условия (у нас скал даже не было!), нужно было создать аналогичную инфраструктуру населения, а также рыбообрабатывающих и утилизирующих рыбные отходы предприятий, чтобы такая система заработала.

Все это я старался втолковать своим слушателям и тем самым выливал на их головы ушаты холодной воды: знать, как хозяйствуют другие народы, дескать, не мешает, но свое хозяйство надо строить исходя из своих специфических условий. И думать над этим самим. Тут никакая подсказка не поможет. Понятно, что люди, заранее настроенные на то, что им предложат готовый выход, на такие «разъяснения» обижались.

Там же, где учиться «заграничному опыту» было необходимо, и притом такое обучение было легко осуществимо и не требовало никаких затрат, то есть в области кулинарной обработки океанической рыбы, тут как раз обучаться не хотели и никаких рекомендаций не принимали. Казалось, что уж как приготовить и съесть рыбку — мы это и сами без всяких разъяснений знаем. Но именно это было большим заблуждением упрямых невежд. И это невежество обернулось огромными потерями. Стремление удовлетворительно решить рыбное снабжение страны и покончить с хаосом и неразберихой в этой области привело к административной чехарде, которую пережила за 50-е — 60-е годы система управления рыбным хозяйством страна. Менее чем за 10 лет — с 1957 по 1965 г. — управление рыбным хозяйством подверглось шестикратной реорганизации, причем эта реорганизация затрагивала не существо дела, а лишь перестановки и перетасовки в чиновничьем звене аппарата.

Но как ни старались «по-новому» сесть «рыбные генералы» — никаких улучшений от этих «пересадок» не наступало. Ибо не в чиновничьем «управлении» было все дело, а в четкой и грамотной организации дела на местах, в низовых звеньях системы, где ни профессиональных знаний, ни компетенции, ни элементарной заинтересованности в честном выполнении порученной работы — не существовало и в помине. В результате — все «усилия по перестройке работы» были сделаны совершенно впустую. Это было «классическим примером» советских формальных «организационных» решений любого вопроса. С 1957 по 1960 г. существовал всего лишь Отдел рыбного хозяйства Госплана СССР, который худо-бедно справлялся с работой. Его решили усовершенствовать, уделить больше внимания «рыбным проблемам», и 7 июня 1960 г. рыбное хозяйство впервые было выделено из всей системы пищевых производств, и для управления им было создано Главное управление рыбным хозяйством при Госплане СССР, руководитель которого получил ранг министра.

Но уже 2 июня 1962 г., в самый разгар массового поступления (и гниения!) морской рыбы в страну, это учреждение было упразднено, и вместо него появилось еще более грандиозное — Госкомитет по рыбному хозяйству Совмина СССР.

С 11 января 1962 г. этот Госкомитет сменил подчинение — стал отчитываться не перед Совмином, а перед СНХ СССР, конечно, «в интересах трудящихся», но 15 мая 1964 г. он был преобразован в совершенно самостоятельное, никому не подотчетное ведомство — Государственный производственный комитет по рыбному хозяйству СССР.

Однако после падения Хрущева этот Комитет был ликвидирован и заменен вообще бюрократическим и независимым монстром — Министерством рыбного хозяйства, которое само намечало, само осуществляло и само контролировало всю рыбную политику страны. Разумеется, абсолютно независимо и бесконтрольно.

Океанические рыбы южных морей, в которых вели основной лов советские рыбные флотилии, обладают большой, тяжелой несъедобной головой и жесткой, плотной кожей (ее можно использовать для изготовления обуви!). Ясно, что все это должно было отделяться на месте лова или привоза, а не транспортироваться через всю страну. Тем более нельзя было жарить или варить океаническую рыбу с головой и кожей. Это моментально портило продукт и кулинарное изделие. Нельзя было размораживать океаническую рыбу перед ее приготовлением, а следовало и разделывать, и жарить-варить ее только в замороженном виде. Но как раз эти правила игнорировались и населением, и некомпетентными чиновничье-медицинскими предписаниями.

Результатом всех этих ошибок было то, что в момент наибольшего насыщения рынка СССР разнообразной океанической рыбой ее никто — ни в общепите, ни на домашнем уровне — правильно готовить не умел, а вернее — не хотели осваивать новые знания и новую кулинарную технологию — и работники пищевой промышленности, и все население. В начале 60-х годов рыболовы наводнили прилавки следующими неведомыми дотоле породами рыб: солнечник, масляная, вомер, мерлуза, луфарь, макрорус, лихия, баттерфиш, бельдюга, морской язык, нототения, сквама и др. Все они различались по внешнему виду, по разделке и кулинарному назначению. В них надо было уметь ориентироваться, с ними надо было уметь обращаться. Их надлежало знать, прежде чем их покупать и готовить из них еду. Но как раз этого не было. И люди терялись и попадали впросак, принеся домой какого-нибудь солнечника и не зная, как к нему подступиться: он кололся, его не брал никакой нож! Именно это и привело к тому, что океаническая рыба оказалась полностью дискредитированной. Свое собственное неумение и отсутствие культуры советские люди не захотели признать, и обвинили… рыбу в том, что ее якобы готовить невозможно. Это привело к еще большему сокращению ассортимента рыбной продукции. Так постепенно предметами лова остались лишь более знакомые и похожие на пресноводную рыбу треска, пикша, морской окунь, скумбрия, камбала, палтус, зубатка, то есть виды рыб, с которыми население постепенно освоилось в 70-е и 80-е годы, а в 90-х годах, когда океаническая рыба стала импортироваться с Запада, ее стали правильно обрабатывать до поступления в торговую сеть: обезглавливать, обескоживать, делать филе.

Традиционные объекты пушного звероводства

Из большого количества охотничьих промысловых зверей основными объектами для промышленного разведения используются представители отрядов Хищные, Грызуны и Зайцебразные (Погадаев, 2003).

Отряд Хищные

Представители семейства псовых распространены по всем материкам кроме Антарктиды. Их насчитывается около 35 видов, входящих в 14 родов. Питаются в основном кормами животного происхождения, часто падалью. В основном эти животные полигамны, поэтому самцы не принимают участия в воспитании потомства. Размножаются они один раз в год. Все виды, кроме енотовидной собаки, которая зимой впадает в сон, деятельны круглый год.

Лисица обыкновенная — довольно крупный зверь, размерами от 63 до 70 см. Масса тела от 5 до 8 кг. Продолжительность жизни лисиц достигает 12 лет. Для племенных целей зверей используют не более 5-7 лет. Половая зрелость у лисиц наступает в 9-11 месяцев. Средняя плодовитость — 5-6 щенков, максимальная — 14. Щенки рождаются беспомощными, с закрытыми глазами и ушными проходами, без зубов, покрытые темными короткими волосами. В первые 2-3 недели питаются только молоком матери. Глаза у щенят открываются на 14-17-й день, примерно в это же время у них начинают прорезаться зубы. В этот период изменяется и форма головы: при рождении мордочка тупая, но постепенно челюсти удлиняются, и у 4-5-месячных щенят форма головы почти такая же, как у взрослых.


В природе существует несколько цветовых морф лисиц. Родоначальницей же лисиц, разводимых в неволе, явилась всем известная дикая красная лисица. Красная лиса весьма разнообразна по своей окраске. Встречаются светлые и темные, более и менее яркие особи. В звероводческих хозяйствах разводят серебристо-черных, золотисто-платиновых, снежных и красных лисиц. Имеется небольшое количество мраморных, трехцветных и других лисиц. Самая знаменитая и красивая из лисиц — огневка. Особенно яркий окрас у огневок с п-ова Камчатка (рис. 17). В настоящее время огневок выращивают во многих звероводческих хозяйствах страны. Уникальные стада этих зверей имеются в зверосовхозе «Вятка» и зверосовхозе «Рощинский», племзверосовхозе «Пушкинский». Эти лисицы широко используются при гибридизации.

К обыкновенным лисицам относятся также черно-бурые, которые раньше в большом количестве обитали в лесах Сибири и в Северной Америке и служили объектом промысла. Эти лисицы имеют темно-серую подпушь, черно-серебристую или с бурым налетом ость.

Рис. 17. Лисица обыкновенная (рыжая и огневка) (по http://foxparadox.ru)    

Уменьшение количества диких черно-бурых лисиц в Северной Америке вызвало необходимость приступить к разведению черно-бурых лисиц. В 1892 г. Чарльз Дальтон приступил к выведению черно-бурых лисиц. Опыты скрещивания лисиц дали Дальтону желаемые результаты. В дальнейшем Дальтон путем направленного отбора получил зверей с черным волосяным покровом (без буризны), в котором была примесь остевых волос с белым концом, создающих впечатление серебристости всей шкурки (Тинаев, 2014). Они получили название серебристо-черных. Серебристо-черная лисица характеризуется черной окраской пигментированных волос и наличием на спине и боках серебристого остевого волоса с белой зоной. В 1901 г. на Лондонском пушном аукционе одна шкурка серебристо-черной лисицы была продана за 2718 долларов.

В последние годы звероводы, при выведении новых пород добились больших успехов. При скрещивании серебристо-черной лисицы с красной наблюдается промежуточное наследование окраски. В потомстве могут быть получены сиводушки и бастарды. Для сиводушек характерно значительно большее развитие черного пигмента, чем у красных лисиц. Бастарды по окраске сходны с красными лисицами. Но, в отличие от предков, всегда имеют черные пятна по обеим сторонам на верхней губе, больше, чем у красных, количество черных волос на туловище и, особенно, на хвосте, а также черную окраску на передних лапах до локтевого сустава, а задних — до коленного. Платиновые лисицы значительно светлее серебристо-черных и имеют характерную белую пятнистость: белая полоса проходит от кончика носа между глазами и ушами до затылка, где сливается с широким белым ошейником. Брюшко и кончики лап белые. Волосы платиновые, то есть у них пигментирована только верхушка, а средняя и нижняя части волоса белые. Первые платиновые лисицы появились в результате мутации в Норвегии в 1933 г. Родоначальником этой оригинальной группы лисиц был щенок по кличке Монс. Он появился в одном из пометов у обычной серебристо-черной лисицы. От Монса и обыкновенной серебристо-черной лисицы был получен помет, в котором были точные копии отца. Так начался «платиновый бум».

Родиной снежных лисиц является грузинский зверосовхоз «Бакурианский». В 1943 г. у серебристо-черной лисицы здесь родился белый щенок — самочка. В дальнейшем в ее потомстве регулярно рождались белые щенки. Так была получена новая оригинальная окраска лисиц — белых с черными ушами и отдельными пятнами на морде, спине, лапах. Шкурки снежной лисицы пользуются повышенным спросом на международном рынке. Жемчужные лисицы также получены от серебристо-черных лисиц. Они имеют ослабленную пигментацию волос. Широко используются для получения комбинированных окрасок (рис. 18).

Рис. 19. Обыкновенная лисица, окрасы: А- серебристо-черная, Б- платиновая, В – лавандовая, Г- крестовка (по http://foxparadox.ru)

 

Кроме перечисленных пород, существует множество других с красивой окраской меха: коричневые, бежевые, пастелевые и золотисто-платиновые со звучными названиями «золотая слава», «желтовато-коричневый закат», «вечерняя заря», «жемчужина озер» и т. д. (Тинаев, 2014).

Песец обыкновенный— типичный обитатель Арктики. В зависимости от пола длина тела у песцов колеблется от 58 до 70 см. Самки мельче самцов. Масса самок 4,5-6 кг, самцов — 5,5-7 кг. Продолжительность жизни 8-10 лет, однако для племенных целей песцов используют не более 4-6 лет. Песец более плодовит, чем лисица, что также объясняется приспосаблением к неблагоприятным факторам внешней среды. Половой зрелости они достигают в возрасте 9-11 месяцев. Размеры пометов бывают от 1 до 24, в среднем 8-10 щенков. Щенки песцов мельче новорожденных лисят, но растут быстро и к месячному возрасту догоняют лисят по размеру. К концу второй недели у них открываются глаза и уши, прорезаются зубы, и их можно приучать к поеданию подкормки. Зимний волосяной покров с густой подпушью обладает идеальными теплозащитными свойствами. Сохранению температуры тела способствует и значительная подкожная жировая прослойка, образующаяся в период подготовки к зимовке. Песец всеяден, что свидетельствует об отличной способности приспосабливаться к среде обитания.

В неволе разводят в основном голубого песца — мутантную форму диких белых песцов (рис. 19).

Рис. 19. Обыкновенный песец (дикая морфа и серебристый)

 

 Но голубые песцы встречаются и в природе. Существуют две значительно отличающиеся друг от друга породы голубых песцов — серебристые и вуалевые. Различные окраски песцов, как и других зверей, получают в результате мутаций. Так получены песцы с интенсивной голубой окраской (сапфировые), коричневые (темно-бежевые) и альбиносовые (белые) (Тинаев, 2014). За рубежом выведены голубые песцы с ослабленной окраской, которые получили различные названия — «шедоу» («тень»), «блустар» («голубая звезда») и др. В целом же цветовая гамма песцов значительно скромнее, чем у норок и лисиц. Однако песцы были использованы для получения зверей с совершенно необычными, фантастическими окрасками. Наиболее типичные серебристые песцы разводятся в Кольском зверохозяйстве Мурманской области. В годы увлечения осветленной пушниной поголовье голубых песцов, имеющих темную окраску меха, повсеместно сокращалось, и Кольского песца ждала печальная участь. К счастью, руководители и специалисты хозяйства оставили 300 самок серебристого песца, долго и кропотливо работали над совершенствованием структуры волосяного покрова, и, наконец, к 1971 г. было создано уникальное стадо серебристого песца, которому присвоили наименование «Кольский». Эти звери имеют темную окраску с выраженной серебристостью и напоминают серебристо-черных лисиц. Вуалевые песцы значительно светлее, чем серебристые. Подпушь у них светло-серая и даже белая, а остевые волосы имеют пигментированные кончики, которые, возвышаясь над светлой подпушью, создают впечатление вуали (Литвинов, 2005).

Разводить голубых песцов впервые начали в Норвегии в 1914 г., скрестив диких песцов, которые были отловлены в северных районах Норвегии, с песцами Гренландии и Аляски. К 1920 г. уже сотни норвежских звероводов выращивали на фермах голубых песцов, и к 1938 г. поголовье песцов в Норвегии достигло 29 тыс. штук. В те же годы начали разводить песцов в Швеции и Финляндии. В Северной Америке голубых песцов начали разводить в полувольных условиях на островах (преимущественно на островах Прибылова) еще в конце прошлого века, а в клетках и вольерах — в 20-х гг. прошлого столетия. Родиной платиновых беломордых песцов является звёрохозяйство «Гауя» в Латвии. Звери имеют оригинальную окраску: белые у основания и голубые (до сиреневого) у окончания остевые волосы несколько возвышаются над белым пухом и образует красивую голубую вуаль. Шкурка кажется матово-дымчатой и напоминает платину. Такой мех пользуется большим спросом на международных аукционах. Интересно, что с возрастом животные темнеют и на втором и третьем году жизни из светло-голубых становятся голубыми (Тинаев, 2014).

Енотовидная собака (рис. 20) является ближайшим родственником лисицы. По размерам она мало отличается от песца: длина тела 65-80 см, хвоста — 15-25 см.

Рис. 20. Енотовидная собака

Облик ее своеобразен: удлиненное туловище на коротких ногах покрыто густым мехом, состоящим из длинной ости, достигающей на некоторых участках тела 12 см в длину, и мягкого густого пуха. Зверь бурого или желтовато-серого цвета и кажется лохматым. По бокам головы удлиненные волосы образуют большие, бросающиеся в глаза баки. Уши маленькие, черные, лишь слегка выступают из меха. Место вокруг глаз и частично баки окрашены в черный цвет, что особенно заметно в контрасте с более светлой окраской остальной части головы. Кажется, что на морде зверя черная маска, такая же, как у американского енота, за что животное получило свое название.

Енотовидные собаки моногамны. Пары формируются еще с осени, перед зимовкой, иногда весной. Самец остается с самкой до середины лета, помогая ей воспитывать детенышей. Гон протекает в период с февраля по май. Беременность продолжается 59-64 дня. Зверь плодовит: в помете бывает до 19 щенков, чаще 6-8. Щенки появляются на свет слепыми, покрытыми короким черным волосом. Глаза открываются на 7-9-й день после рождения, зубы прорезаются на 13-15-й день. Мать кормит их молоком до полуторамесячного возраста.

Енотовидная собака — типичный всеядный хищник-собиратель. Питается она всем что подвернется и что сумеет поймать, поедая мелких зверьков, птиц, рыб, земноводных, пресмыкающихся, насекомых, моллюсков, а также всевозможные растительные корма. В местах высокой численности зверя сильно страдает боровая и водоплавающая дичь. Зато такая всеядность существенно облегчает проблему кормления этих зверей в неволе. И еще одна особенность — способность к жированию осенью. Накопленные запасы дают возможность уже в ноябре впасть в неглубокий сон: при оттепелях он прерывается (Тинаев, 2014).

Енотовидные собаки очень чистоплотны и миролюбивы, у них не бывает драк за корм. Вот у этого зверя одна интересная повадка. Попав в безвыходное положение, он нередко прикидывается мертвым: закрывает глаза, расслабляется, даже затаивает дыхание и, усыпив таким образом бдительность своего врага, пользуется удобным моментом, чтобы незаметно уйти.

Клеточное разведение этих животных в нашей стране началось с 1929 г., когда была создана первая енотоводческая ферма в одном из оленеводческих совхозов. Опыт прошел удачно, и в последующие годы количество звероферм, разводящих енотовидных собак, начало быстро расти. Позднее они были вытеснены более прибыльной для хозяйств лисицей. В настоящее время интерес к этому объекту звероводства вновь повысился. Енотоводческие фермы созданы во многих звероводческих хозяйствах в различных регионах страны.

Содержат енотовидных собак в песцовых шедах. В зимний период им необходимо ставить домики с подстилкой, где они устраивают гнездо и большую часть времени спят. В настоящее время ведутся работы по выведению цветных зверей. В частности, на экспериментальной ферме им. Хельве в Финляндии получен приплод от белых енотовидных собак (Бондаренко, 2005).

Семейство куньих охватывает 70 видов из 26 родов, которые распространены на всех материках, кроме Австралии и Антарктиды, В него, кроме норки, входят соболь, куница, горностай, ласка, выдра и калан, барсук и хорь. Большинство представителей этого семейства имеют стройное вытянутое тело на коротких ногах. У основания хвоста расположены железы с резко пахнущим секретом, использующимся в случае опасности.

Норка американская. Дикая коричневая американская норка является родоначальницей для разведения этого зверька в клетках. Это живой и проворный зверь с молниеносной реакцией. В природе норки селятся по берегам водоемов, рек и ручьев. Они хорошо плавают и ныряют, могут находиться под водой до двух минут. Благодаря наличию в волосяном покрове воздушной прослойки норки не намокают в воде. Животные, несколько поколений которых прожили на фермах, отличаются от своих диких собратьев.

Норки на фермах приспособились к условиям существования без воды для купания. Однако присущую виду злобность они сохранили. Этих зверей нельзя брать в руки без специальных мер предосторожности. Они обычно не привыкают к кличкам, остро реагируют на новые, необычные для них раздражители. Благодаря вытянутому в длину туловищу (длина самцов 35-50 см, самок — 30-45 см от носика до корня хвоста) и большой подвижности спинных позвонков норки могут свободно изгибать тело в разных направлениях и легко проникать даже через небольшое отверстие. Масса их, как правило, варьирует у самцов — от 1,5 до 3 кг, у самок — от 0,9 до 1,5 кг. Встречаются и более крупные звери. Норки, как и другие пушные звери, очень быстро растут. За первые 20 дней жизни масса их увеличивается в 10 раз, к полутора месяцам она достигает 20%, в двухмесячном возрасте — 40, в трехмесячном — 65 и в четырехмесячном — 80% от массы взрослых зверей. Зубы у щенков прорезаются в 16-20-дневном возрасте. Ушные проходы открываются на четвертой неделе жизни. На 30-35-й день они начинают видеть. Первые две декады щенки питаются только молоком матери; в возрасте 20-25 дней они начинают поедать подкормку. Половая зрелость норок наступает в возрасте 9-10 месяцев, продолжительность жизни 7-10 лет. Для племенных целей их используют обычно в течение 2-4 лет. Плодовитость может достигать в отдельных случаях 16-17 щенков, обычно же 4-8 щенков (Тинаев, 2014).

Цветных норок, выращиваемых в клетках, по окраске опушения подразделяют на группы: коричневые, голубые, белые и черные с различными оттенками окрасками (рис. 21). Оттенков окраски норок существует великое множество — около 200, из которых на зверофермах пока используют лишь 30. Звероводы дают им звучные, красивые названия, именуют по окраске волосяного покрова: пастель, паломино, янтарная, серебристо-голубая, стальная, крестовка, орхидпастель, янтарь-сапфировая, или по его структуре: ангорские норки, соболиные норки (по волосяному покрову эти животные напоминают соответственно кроликов и соболей).

Рис. 21. Норка американская, окрасы: А — дикая морфа, Б — черный хрусталь, В –леопард, Г- халцедон (по http://horek.my1.ru)

 

В настоящее время в России разводят темно-коричневых (пастелевых, мойл алеутских и мойл сапфировых) норок. Длина кроющих волос у самцов достигает 4,5 см (в среднем 3,4 см), пуха — 3,0 см (в среднем 2,4 см), у самок соответственно 4,0 см (в среднем 3,2 см) и 2,7 см (в среднем 2,1 см).

Соболь является самым ценным представителем отряда куньих. В естественных условиях соболь обитает в таежных районах Сибири и Дальнего Востока. Масса самцов доходит до 1500 г, самок — до 1110 г. Как и другие представители отряда куньих, соболята рождаются слепыми, с закрытыми слуховыми проходами, без зубов, почти без волосяного покрова. Через 3-4 дня они обрастают темно-серым волосом. Глаза открываются в месячном возрасте, зубы прорезаются раньше — на 20-25-й день. Растут щенки быстро, к месячному возрасту их масса увеличивается в 20 раз. В 30-35-дневном возрасте они начинают поедать подкормку. В природных условиях соболь достигает половой зрелости в возрасте 15-16 месяцев. В неволе регулярное размножение соболей начинается с трехлетнего возраста. Средняя плодовитость зверей, живущих в клетках, — 3-4 щенка. Они нормально размножаются до 12-14 лет и живут 15-18 лет. Если соболенка с раннего возраста часто брать в руки, бережно обращаться с ним и кормить с рук, он становится ручным. Среди диких соболей можно встретить темно-коричневых (Баргузинский кряж), светло-коричневых, бежевых, кремовых, золотистых, голубых, белых и даже пятнистых зверей, причем каждый зверь индивидуален, «сам по себе». Подобрать несколько десятков шкурок, скажем, на манто, — дело непростое, хотя многим хотелось бы иметь изделие из такого прекрасного меха. Встречаются соболя редких окрасок — белые, голубые, пегие. Соболь, разводимый в звероводческих хозяйствах, в результате направленной селекции имеет чаще всего темно-коричневый, почти черный цвет волосяного покрова (рис. 22).

Рис. 22. Окрасы соболя (однотонный и пятнистый) (по https://gold-fox.ru)

 

Подпушь может быть сплошь голубой, коричневой или только с голубым основанием и коричневыми, разных оттенков, верхушками (Тинаев, 2014). Спрос определяет предложение, и перед звероводами всерьез встала задача: создать стада цветных соболей. Для реализации этой программы был объявлен конкурс среди охотников-промысловиков на отлов цветных соболей. Были отловлены зверки редкой окраски (сапфировый) и доставлены в Пушкинский зверосовхоз и звероводческое хозяйство «Вятка». В результате скрещивания золотистого самца, отловленного в Хабаровском крае, с самками клеточных соболей получены звери с волосяным покровом золотистого цвета.

Отряд Грызуны

Отряд Грызуны – один из наиболее обширных отрядов класса Млекопитающие. Из грызунов к объектам традиционного пушного звероводства относится нутрия

Нутрия — травоядный грызун, обитающий в естественных условиях в субтропических странах Южной Америки. У этого животного много названий: болотный бобер, бобровидная крыса, рагондин. На родине в Южной Америке индейцы назвали его «коипу», а нутрией окрестили болотного бобра испанские завоеватели. На родине в Аргентине естественная популяция была подорвана еще в начале XX в., и с 1922 г. там приступили к клеточному разведению этого зверя. Идеальным местом для жизни нутрии оказалась дельта реки Миссисипи на побережье Мексиканского залива (штат Луизиана, США), куда этого зверя завезли в начале века. Уже через 20 лет после заселения, количество добытых в штате нутрий превысило 1 млн. В настоящее время в США 96% поступающих на рынок шкурок нутрий добывается в Луизиане.

В Советский Союз нутрия была завезена в 1929 г. из Аргентины. Вначале их выпустили в реки и озера Средней Азии и Закавказья, где они хорошо акклиматизировались. Но на север зверьки не продвигались, поскольку не могли обитать в замерзающих водоемах. Тогда нутрию стали содержать полувольно: на зиму животных переводили в помещения, а в теплое время года они, уже с приплодом, жили в природных водоемах. Этот метод позволил продвинуть нутриеводство в среднюю полосу страны. Теперь же зверьков содержат в клетках повсеместно. Находясь в природе, нутрии большую часть времени проводят в воде: под водой могут находиться до 5 минут. Тело у них удлиненное, хвост круглый, покрытый чешуйками. На пальцах задних лап имеются плавательные перепонки, их нет только между четвертым и пятым пальцами.

Как у большинства грызунов, резцы у нутрий непрерывно растущие, ярко-оранжевого цвета. Нутрия стачивает их, поедая грубые корма, и, кроме того, постоянно, даже во сне трет верхние резцы об нижние. При плохом кормлении резцы могут обломиться у самых десен, что создает впечатление полного выпадения их. После улучшения кормления они вновь отрастают. Губы у нутрии покрыты коротким волосом и смыкаются под резцами, что позволяет добывать пищу под водой. В природе нутрии живут парами, но могут образовывать большие колонии. Это спокойные животные, быстро приручаются, неприхотливы. Средняя масса взрослой самки 5,5-6 кг, длина тела 50-60 см. Самцы на 10-20% тяжелее самок. Наиболее крупные звери достигают массы 10-13 кг. Продолжительность жизни у нутрий 6-8 лет. Половая зрелость наступает в возрасте 4-6 месяцев, средняя плодовитость — 5-6 щенят, максимальная — 15. Щенки родятся зрячими, хорошо опушенными, полностью развитыми. С первых же дней жизни они плавают и питаются не только молоком матери, но и обычным кормом. Интересно отметить, что нутрята могут сосать молоко, находясь в воде, так как молочная железа у самок находится на боковой поверхности тела, а не на брюшной, как у других животных. Растут нутрята довольно медленно. К месячному возрасту их масса только удваивается или утраивается, а заканчиваемся рост в возрасте 14-18 месяцев (Тинаев, 2014).

Известно около 30 окрасок нутрий, объединенных в 5 групп: коричневые (стандартные), белые, бежевые, золотистые и черные (рис. 23). Мех нутрий ноский, теплый, красивый. Из него шьют воротники, дамские и мужские шапки, манто. Сейчас модно использовать мех с остью, которая придает шкурке блеск и повышает ее носкость. Кроме ценного меха, нутрия дает высококачественное мясо. Разведение нутрий очень популярно у звероводов-любителей. Зверьки легко приживаются в приусадебных хозяйствах. В настоящее время разработана интенсивная технология содержания нутрий в закрытых помещениях с регулируемым микроклиматом (Бондаренко, 2005).

Рис. 23. Нутрия, окрас золотистый и серебристо-белый (по https://gold-fox.ru)

 

Призыв отказаться от норковых ферм

Вы когда-нибудь задумывались, откуда взялся мех в дизайнерской парке этой знаменитости? Скорее всего, это исходило от перепуганной норки в крошечной клетке. Около 85 процентов меха, используемого в пальто, шарфах, накидках и других модных изделиях, получают от животных на зверофермах, в основном из норки. Как и в других промышленных животноводческих хозяйствах, на норковых фермах обычно содержатся тысячи животных, интенсивно содержащихся в длинных рядах соседних бесплодных загонов, размер которых едва достаточен для передвижения животных.Условия не только негуманные, но и создают риск для здоровья человека, способствуя распространению болезней. Тем не менее, не существует никаких федеральных постановлений (и нескольких постановлений штатов), регулирующих разведение норки или других звероферм.

фото Джо-Энн МакАртур/Djurrattsalliansen

В Соединенных Штатах многие виды пушных зверей разводят ради шкуры, включая лисиц, кроликов и шиншилл. Однако норка является наиболее часто выращиваемым пушным зверем и единственным видом, информация о производстве которого общедоступна.По данным Министерства сельского хозяйства США, в 2017 году в стране было 236 норковых хозяйств, на которых было произведено около 3,3 миллиона шкурок на сумму около 120 миллионов долларов. С тех пор отрасль значительно сократилась, заработав всего 59,2 миллиона долларов в 2019 году в результате сокращения потребительского спроса на натуральный мех и обязательства крупных модных брендов, таких как Gucci, Versace и Giorgio Armani, отказаться от меха. Но норковые фермы продолжают работать в ряде штатов, включая (по состоянию на 2017 год) Висконсин (67 таких ферм), Юту (55), Айдахо (23), Орегон (17) и Миннесоту (13).

Норки в дикой природе — замечательные существа. В основном это одиночные полуводные хищники с длинным хвостом, удлиненным телом и короткими ногами. С частично перепончатыми лапами, густым изолирующим подшерстком и любовью к рыбе и ракам они чувствуют себя как дома в воде, как и на суше. Они остаются активными круглый год и могут занимать самые разные места обитания — от густых лесов до открытых лугов и даже полупустынь — пока есть вода. Норки разводят в неволе всего столетие или около того — по сравнению с тысячами лет для настоящих домашних животных.Таким образом, по инстинкту и темпераменту выращенные на ферме норки по-прежнему остаются дикими животными, содержащимися в клетках.

Загоны на норковых фермах обычно изготавливают из проволочной сетки, чтобы большая часть экскрементов животных проваливалась, а не собиралась в клетке. Если загоны сложены друг на друга, что часто бывает, животные внизу могут быть облиты фекалиями и мочой тех, кто находится выше. Все животные живут в зловонии отходов, которые накапливаются на земле внизу. Напряжение и дискомфорт от ежедневного стояния на проволоке могут привести к деформации ног и другим травмам.Тесное соседство и стрессовые условия также могут оказывать серьезное психологическое воздействие, приводя к деструктивному поведению, такому как укусы бара, членовредительство, агрессия, каннибализм и детоубийство. Трудно представить себе более неподходящую и тревожную среду для естественно одинокого, зависимого от воды животного, чем существование в клетке, в тесноте, без воды.

Норку обычно разводят в конце зимы; котята рождаются весной. Зимний мех у котят начинает развиваться в конце лета, а к началу зимы, когда мех полностью развился, операторы убивают их — чаще всего, ломая им шеи, анально убивая электрическим током или отравляя газом.Поскольку это дикий вид, выращиваемый ради меха, норка не защищена Законом о защите животных, Законом о гуманных методах убоя или Законом о защите меха собак и кошек.
Как и люди, норки чрезвычайно уязвимы для вируса SARS-CoV-2, вызывающего COVID-19. В этом году норки на нескольких фермах в США заразились COVID-19 от людей, и многие тысячи умерли от этой болезни. Кроме того, зараженная дикая норка была обнаружена в непосредственной близости от норковой фермы в штате Юта, что вызывает опасения, что сбежавшие выращенные норки могут передать болезнь диким животным.Вспышки COVID-19 также произошли на норковых фермах по всей Европе, где производится большая часть меха в мире. В Дании в ноябре было забито 17 миллионов норок после вспышек на датских зверофермах. Вызывает тревогу тот факт, что исследователи из Дании и Нидерландов сообщили о доказательствах передачи вируса от инфицированных норок обратно людям.

Необходим ряд действий для решения наиболее проблемных аспектов звероводства. Во-первых, деятельность по разведению норок должна быть свернута, а операторы должны получить справедливую компенсацию за закрытие своего бизнеса.Для таких действий есть прецедент: в 2003 году Англия и Уэльс запретили звероводство и заплатили фермерам за убытки. Совсем недавно звероводство было запрещено или постепенно прекращается в нескольких других европейских странах, включая Нидерланды, Ирландию и Норвегию, из-за опасений по поводу благополучия животных, распространения COVID-19 или того и другого. Ближе к дому Калифорния запретила все продажи меха в 2019 году, а законодатели на Гавайях, Род-Айленде, Орегоне, Коннектикуте, Нью-Йорке и Вашингтоне приняли законы, запрещающие продажу или производство меха.

Во-вторых, Министерству сельского хозяйства США следует потребовать от всех звероводческих хозяйств (норковых или иных) предоставлять ежегодные отчеты, включающие информацию о количестве и типах выращенных животных, мерах, принятых для соблюдения руководящих принципов Американской ветеринарной медицинской ассоциации в отношении гуманной эвтаназии, и предпринятых шагах. для предотвращения передачи COVID-19 среди рабочих, содержащихся в неволе животных и диких животных.

В-третьих, Министерству сельского хозяйства США следует регулярно инспектировать эти учреждения, чтобы убедиться, что они принимают необходимые меры предосторожности для здоровья и безопасности и соблюдают правила эвтаназии, а также публиковать как результаты инспекций, так и годовые отчеты операторов.Такие шаги необходимы для обеспечения прозрачности и подотчетности в отрасли, в которой в настоящее время нет федерального надзора, очень мало государственного надзора и очень мало общедоступной информации.

Нельзя плохо обращаться с животными только потому, что они развили шкуру, которую некоторые люди желают использовать в моде. Норки — это дикие существа, предназначенные для бега, плавания, охоты, строительства берлог, выращивания детенышей и естественного взаимодействия с другими представителями своего вида, а не для того, чтобы проводить свою жизнь, страдая в тесной камере.Более того, норковые фермы рискуют стать резервуаром таких болезней, как COVID-19, которые представляют серьезную угрозу для здоровья населения. Как минимум, мы должны постепенно ликвидировать норковые фермы, возложив на все зверофермы ответственность за безопасность населения и благополучие животных, которых они содержат в неволе.
 

Индустрия разведения норок № 1 в Висконсине теперь считается источником риска COVID-19

Время чтения: 12 минут Дикая норка покидает живую ловушку в Онтарио, Канада, 2008 год. Фотография была сделана учеными во время полевого исследования взаимодействий между сбежавшими домашними и дикими американскими норками.Чиновники в Висконсине изо всех сил пытаются защитить как людей, так и норок после вспышек вируса, вызывающего COVID-19, на двух норковых фермах в Висконсине в прошлом году погибло 5500 животных. Courtesy of Larissa Nituch

Первым признаком проблемы было то, что норка перестала есть, сказал Хью Хильдебрандт, один из двух главных ветеринаров по норкам в Висконсине. Затем появились кашель и чихание, вялость и затрудненное дыхание. Хильдебрандт работал с норкой 30 лет. Он написал раздел о норке в Ветеринарном руководстве Merck.Но он никогда не видел ничего подобного.

Осенью у норок в неволе бывает сезон гриппа, как и у людей — собственно, от нас. Но то, что появилось на двух норковых фермах округа Тейлор, штат Висконсин, где в октябре произошли вспышки, не было гриппом, от которого, как правило, заболевают самые слабые животные. При этом выбыли самые сильные норки, половозрелые взрослые самки. В течение нескольких дней он убивал сотни в день и около 5500 человек на двух ранчо. Он отличался цветом шерсти, от светлого до темного: светлошерстная норка, выведенная на ранчо для выявления рецессивных генов, долгое время была более нежной.

Через пять-семь дней владельцы ранчо думали, что большая часть норок умрет, сказал Хильдебрандт. «И они просыпаются на следующее утро, и это просто остановилось. Все начинают есть. Они едят больше, чем когда-либо прежде».

Нетрудно было догадаться о причине. Висконсин был очагом распространения коронавируса с конца лета, и рабочие на норковых ранчо уже дали положительный результат. Ветеринарная диагностическая лаборатория Висконсина в Мэдисоне подтвердила подозрение в течение нескольких дней.Норка почти наверняка заразилась от сельскохозяйственных рабочих, этот скачок получил название «обратный зооноз».

Вспышки пролили свет на отрасль, которая в течение многих лет работала в Висконсине — крупнейшем в стране производителе шкур — настолько незаметно, что даже чиновники, отвечающие за здоровье животных, не знали, где находятся все 19 норковых ферм штата. Эти фермы не регулируются и не лицензируются государством.

Дикая американская норка в радиоошейнике в Онтарио, Канада, 2008 год. Фотография была сделана учеными во время полевого исследования взаимодействия между сбежавшими домашними и дикими американскими норками.Нет никаких доказательств того, что люди были заражены норками в Соединенных Штатах, но ученые опасаются, что норки могут содержать вариант вируса, который вызывает COVID-19 у людей. Предоставлено Ларисой Нитуч

Чиновники быстро наверстали упущенное на фоне опасений, что мутация межвидового вируса может представлять опасность для людей. По сути, государство просто добавило норковых фермеров в категорию жителей, следующих в очереди на вакцинацию, наряду с учителями, воспитателями и работниками продуктовых магазинов.

Висконсин, однако, не рассматривает мораторий в стиле Дании на разведение норок или выбраковку в масштабах всей отрасли, по словам государственного ветеринара Дарлин Конкл.Это крайняя мера. Висконсину еще предстоит обнаружить скачок вируса от норки к человеку. По ее словам, поскольку норки официально не считаются домашним скотом, Висконсин не выплачивает компенсацию фермерам, чьи норки убиты, чтобы предотвратить распространение болезней.

«Это своего рода баланс», — сказал Конкл. «Было бы немаловажным принять подход Дании и сказать, что мы собираемся обезлюдить все норковые фермы. Потому что это ситуация, когда вы отбираете у кого-то средства к существованию. Вы уничтожаете здоровых животных, а также потенциально инфицированных.

Норковые детективы

Первое заражение норок, выращиваемых в США, в штате Юта в августе послужило поводом для проведения национального расследования с участием экспертов по дикой природе и здоровью людей из местных, государственных и федеральных агентств. Их вопросы: как вирус туда попал, куда он пойдет дальше и что он может сделать? В Европе вирус распространялся от фермы к ферме, а также возвращался к людям.

Затем, в середине декабря, у дикой норки, пойманной в ловушку возле норковой фермы в Юте, было подтверждено наличие вируса.

«Насколько нам известно, это первое местное дикое животное на свободном выгуле с подтвержденным диагнозом SARS-CoV-2», — сказали Томас ДеЛиберто и Сьюзен Шрайнер из Службы инспекции животных и растений Министерства сельского хозяйства США. Вскоре после этого еще две норки, сбежавшие с фермы в Орегоне, также дали положительный результат.

Из всех животных, которые были заражены вирусом, вызывающим COVID-19 (гориллы, собаки и кошки, а также некоторые другие млекопитающие), единственным видом, который до сих пор понес масштабные потери, является американская норка, живущая на норковые ранчо по всему миру.

С тех пор, как в апреле на голландском норковом ранчо заболела первая норка, миллионы животных погибли или были забиты почти на 400 ранчо в Дании, Нидерландах, Швеции, Литве, Греции, Италии, Франции, Испании и Канаде. С августа в Соединенных Штатах произошло 16 вспышек на ранчо: 12 в Юте, две в Висконсине, по одной в Орегоне и Мичигане по состоянию на конец января.

Норковая ферма A&M Dittrich в Медфорде, штат Висконсин, входит в число 19 норковых ферм штата Висконсин, которые находятся под пристальным вниманием во время пандемии.Тысячи норок умерли в Висконсине от вируса, вызывающего COVID-19. Нет никаких доказательств того, что норки в Висконсине передали болезнь людям. Google Earth

«Это главный приоритет в диагностических лабораториях человека и ветеринарии», — сказал Кит Поулсен, директор ветеринарной диагностической лаборатории. Он проводил тесты на COVID на норках и людях, выращиваемых на ферме, в дополнение к своим обычным тестам на коровах, курах и других животных, и теперь работает с 5 до 2 часов ночи, чтобы не отставать.

Вспышки на европейских норковых фермах продемонстрировали риски.Если вирусу удастся создать резервуар болезни среди норок, выращиваемых на ферме, или их диких сородичей, это может затруднить борьбу с пандемией, нанести вред дикой природе или даже поставить под угрозу экосистемы. Особенно, если по пути он мутировал во что-то более смертоносное, более заразное или труднодоступное для современной медицины.

Никакая болезнь не является островом

Такие вспышки зоонозов случаются постоянно, и резервуары болезней есть везде. Еноты переносят бешенство; грызуны на американском Западе являются пристанищем для бактерий, вызывающих чуму.Резервуаром туберкулеза для крупного рогатого скота являются люди.

Вирусы приспосабливаются к новым хозяевам путем мутации. Некоторые мутации могут способствовать более быстрому распространению вируса, усугублять тяжесть заболевания, затруднять борьбу организма или снижать эффективность терапевтических средств или вакцин. Это произошло недавно: ожидается, что явно сверхзаразный вариант, впервые обнаруженный в Великобритании, к марту станет доминирующим штаммом в США.

До сих пор не появилось никаких доказательств того, что выращенные на ферме норки заражают людей в Соединенных Штатах, хотя расследование продолжается.В Дании, которая была крупнейшим в мире производителем норки с 17 миллионами голов, пострадали сотни ферм.

Стив Смайс готовит «выставочные образцы» с группой шкурок норки в аукционном доме Saga Furs в Стоутоне, штат Висконсин. Операция была сфотографирована 7 января 2020 года. Steve Apps / Wisconsin State Journal

Там исследователи обнаружили вирус, передающийся от людей в норку и обратно, мутируя на ходу. Некоторые люди получили генетический вариант, получивший название Cluster-5, который выглядел особенно неприятно, потому что шипы вируса изменились таким образом, что лечение моноклональными антителами затруднило распознавание вируса, по крайней мере, в лаборатории.

Правительства Дании и Нидерландов приказали выбраковывать своих норок, опасаясь создания нового резервуара болезни. На этой неделе датчане согласились выплатить фермерам, выращивающим норок, до 3,1 миллиарда долларов.

К середине ноября случаи Кластера-5 перестали появляться и, по предположению ученых, зашли в тупик.

Вариант с норкой оказался не таким плохим, как опасались — но следующий мог быть еще хуже.

Именно поэтому в январе консультативный комитет штата, состоящий из экспертов в области здравоохранения, рекомендовал включить примерно 300 работников норковой фермы в следующую фазу внедрения вакцины.

«Вакцина должна быть приоритетной для этой группы, чтобы снизить риск того, что варианты норок с мутациями шиповидных белков будут передаваться от животных к людям и потенциально снижать эффективность вакцины», — написали они.

Тайны мутаций

При принятии решения о том, насколько волноваться из-за зоонозного вируса, решающую роль играют такие детали, как, какие носители они предпочитают, как долго они существуют или как быстро они могут мутировать.

«Некоторые вирусы практически не меняются, но хозяин может оставаться зараженным десятилетиями.Другие мутируют с бешеной скоростью и изменяются, чтобы опережать наш иммунный ответ», — пишет Хон Ип, вирусолог из Национального центра здоровья дикой природы в Мэдисоне, лаборатории, которая тестирует диких животных, пойманных в ловушку возле норковых ферм.

Ип и другие ученые заранее знали, что норки могут быть восприимчивы к COVID-19, потому что у них есть некоторые сходства иммунного ответа и ключевой рецептор легких с людьми.

«У нас есть довольно обширная инфраструктура, позволяющая делать это очень и очень быстро, — сказал Поульсен.«Мы были на этом сверхвысоком уровне боевой готовности. И они (фермеры, выращивающие норок) видели, как умирают тысячи людей в день».

На этой фотографии 1953 года Ричард и Рут Шеклфорд позируют с призовой белой норкой возле небольшого вольера для животных Университета Висконсин-Мэдисон. Ричард был сотрудником отдела генетики UW-Madison и руководителем Лаборатории исследований пушных зверей. Висконсинское историческое общество

Они также знали, что в Висконсине чертовски много норки. В прошлом году было произведено миллион шкурок, треть производства U.С. всего. По словам Хильдебрандта, за последние несколько лет округ Тейлор произвел больше всего норковых шкурок в Северной Америке.

Команды CDC начали собирать образцы у людей и норок на пострадавших фермах, в то время как Служба дикой природы США отлавливала диких животных поблизости. Две фермы, которые были помещены на карантин, не будут выпущены до тех пор, пока все их тесты не будут отрицательными, «и мы уверены, что не создаем резервуар для диких животных», — сказал Поулсен.

Отслеживание того, кто что дал, займет некоторое время.«Некоторые из них очень и очень ясны, — сказал Поулсен. «Люди заболели от внебольничной инфекции, и они передали ее норке. Но это не все случаи».

Норковые принцессы ушли, а фермы остались

Когда-то в центре Медфорда, штат Висконсин, стоял рекламный щит, провозглашавший его мировой столицей минков. На этом перекрестке сейчас находится Музей округа Тейлор, где по стечению обстоятельств Мэри Шульц из Исторического общества округа Тейлор, давняя жительница этого района, только что закончила курировать выставку о ежегодном фестивале норки в Медфорде, который когда-то проводился здесь.

Шульц описал выставку: маленькое пространство, полное норковых вещей. «Раньше это было большим событием», — сказала она. Недельный фестиваль, впервые проведенный в 1964 году, включал в себя конкурс по выбору принцессы норки мисс Медфорд среди местных старшеклассников.

Медфордский фестиваль норки в Медфорде, штат Висконсин, который начался в 1963 году, способствовал развитию норковой промышленности в этом районе. Мэри Шульц из Исторического общества округа Тейлор говорит, что Медфорд называли «мировой столицей норки», потому что его почтовое отделение обслуживало больше владельцев норковых ранчо, чем любое другое в мире.Предоставлено Историческим обществом округа Тейлор. Медфордский фестиваль норки в Медфорде, штат Висконсин, который начался в 1963 году, способствовал развитию норковой промышленности в этом районе. Он включал в себя конкурс красоты, на котором была коронована норковая принцесса, парад, банкет и многое другое. Эта фотография датирована октябрем 1974 года. Предоставлено Историческим обществом округа Тейлор.

Конкурс включал в себя конкурс купальных костюмов, но, к счастью, без бикини из норки. Многие предметы, которые не пришли бы на ум как нуждающиеся в небольшом количестве меха, были сделаны из меха или покрыты им, включая зубочистки, зубную щетку, мужской галстук и бабочку, запонки и бумажник.«Я не знаю, кто в мире будет носить этот галстук», — сказал Шульц, забавляясь.

Рекламный щит с норками был снят, сказал Шульц, примерно в то время, когда прекратились норковые фестивали, может быть, в 1979 году. Сегодня, даже в Медфорде, норковые ранчо работают тихо, как и со времен кампании против меха в 1980-х годах.

— На шоссе к северо-востоку от нас есть большое норковое ранчо, — сказал Шульц. «Там нет вывески, которая говорит, что это такое, и я даже не знаю, кому это принадлежит».

Невидимая промышленность

На самом деле это было настолько осторожно, что ветеринару штата Конклу пришлось спросить Меховую комиссию США, как добраться до 19 норковых ферм штата.

Норка не считается домашним скотом по закону штата Висконсин. Им не нужна лицензия для работы, и Департамент сельского хозяйства, торговли и защиты прав потребителей не проверяет, не регистрирует и не обследует их.

Газета Marshfield News-Herald опубликовала это объявление Фестиваля норки в Медфорде 1 октября 1968 года. Фестиваль длился неделю и включал в себя конкурс, в ходе которого среди местных старшеклассников выбирали принцессу норки Мисс Медфорд. «Раньше это было большим событием, — говорит Мэри Шульц из Исторического общества округа Тейлор.

Ветеринар штата Юта Дэвид Тейлор сказал, что индустрия норок испытывает «небольшое недоверие из-за того, что они стали мишенями». В 1997 году активисты по защите прав животных освободили 7000 норок с ферм в Айове, Южной Дакоте и Висконсине с целью нанести ущерб меховой промышленности.

«Поэтому они очень, очень закрыты для того, чтобы посторонние люди приходили на их фермы и видели, как они работают», — сказал Тейлор.

По словам Тейлора, благодаря некоторому «творческому финансированию» законодательным собранием штата Юта денег Закона CARES и дипломатии со стороны правительственных чиновников ворота ранчо начали открываться.

«Когда они теряют такой объем своего бизнеса буквально за одну неделю, и они потеряли 50% своих заводчиков и несколько тысяч норок, когда кто-то приходит и просто понимает, что это для них сокрушительно — это было то, что открыло дверь для общения», — сказал он.

Пандемия, возможно, даже укрепила отечественную норковую промышленность, заявил Майкл Уилан, исполнительный директор Fur Commission USA.

«Сейчас среди фермеров есть немного оптимизма, потому что уровни производства во всем мире снизились до гораздо более устойчивого уровня», — сказал Уилан.

Споры об отбраковке

Ветеринарные службы США могут заказывать выбраковку норок, как в Европе. Чиновники Висконсина сделали это для других вспышек, например, на оленеводческих фермах, пораженных хроническим истощением, но никогда для всей отрасли. Для этого потребуется сложный юридический процесс и массовый карантин всех ферм.

Группы по защите прав животных рассматривают вспышки норки как еще одну причину для запрета этой отрасли. Ветеринарно-медицинская ассоциация гуманного общества в своем заявлении назвала разводимую на ферме норку «серьезной угрозой общественному здоровью».

По мнению представителей отрасли, ситуация в Европе существенно отличается. В Дании было гораздо больше норок и больше ферм — к северу от тысячи — в районе, «третью от площади Висконсина», сказал Хильдебрандт, и вокруг было гораздо больше людей.

В отличие от этого, немногочисленные фермы Висконсина в основном расположены в малонаселенных сельских районах.

По всей Европе погибли или были убиты миллионы норок, голландцы ускорили ранее запланированный запрет на звероводство, а Франция объявила о закрытии своих последних четырех ферм.Между тем, Китай, который также является крупнейшим рынком сбыта норкового меха, увидел в европейских выбраковках рыночную возможность и активизировал разведение.

По следу бродячей норки

Насколько размыты границы между норковыми фермами и дикой природой? До пандемии американские норки, сбежавшие или намеренно выпущенные с европейских ферм, считались одними из самых опасных инвазивных видов на континенте. Но в Северной Америке мало что известно о том, как часто убегают выращенные на ферме норки или что они сделали с собой.Это отчасти потому, что американские норки уже живут в дикой природе, отчасти потому, что норковые фермы не строго регулируются, и, прежде всего, потому, что очень мало людей смотрели.

В число немногих входят биолог по болезням диких животных Джефф Боуман и его коллеги из Министерства природных ресурсов Онтарио, которые уже давно изучают распространение и влияние беглецов с ранчо в своей провинции.

Дикие норки маленькие, шоколадно-коричневые, кусачие. Они не бывают сапфирового, голубого ирисового, белого, цвета паломино или любого другого цвета, который напоминает имя знаменитости, как это делают норки, выращенные на ферме.

Черная сбежавшая домашняя норка в Онтарио, Канада, в 2008 году. Фотография была сделана учеными во время полевого исследования взаимодействия между сбежавшей домашней и дикой американской норкой. Предоставлено Ларисой Нитуч

Рядом с ранчо норок Онтарио, 64% пойманных норок были либо сбежавшими, либо дикими гибридами, содержащимися в неволе.

«Наши исследования показали, что существуют потенциальные пути распространения (болезни) от ферм к другим диким животным», — сказал он.

Чиновники Департамента природных ресурсов штата Висконсин не изучали проблему беглецов с норковых ферм, как это сделали канадские исследователи, хотя в настоящее время следователи рассматривают возможность более тщательного наблюдения.

Но Арнольд Грёлер, президент Ассоциации звероловов Висконсина, сказал, что уже много лет ловит странных беглецов с ранчо. В 1970-х годах, по его словам, «нередко можно было поймать норку, у которой были все фазы цвета. Угольно-черные, чисто-белые, некоторые напоминали дойных коров».

Хильдебрандт сказал, что суровая экономика звероводства в основном решила проблему побега. Цена на шкуру, которая всегда колебалась в зависимости от капризов высокой моды, за последние несколько лет даже не покрыла примерно 35 долларов на содержание животного.

Промышленность в Висконсине началась с небольших семейных ферм более века назад, а все оставшиеся до сих пор являются семейными фермами, даже если некоторые из них сейчас принадлежат крупным иностранным компаниям. Но в основном они большие, с очень надежными заборами. Заборы существуют для того, чтобы дикие животные не помогали себе в пищу норкам или не передавали болезни норкам, содержащимся в неволе. Всякий раз, когда Хильдебрандт делает обход ранчо, он проверяет ограждение охраны.

Повышенная возбудимость

По словам Хильдебрандта, из-за того, что норки живут в таких тесноте и очень уязвимы для болезней, владельцы ранчо были осторожны с микробами задолго до того, как разразился COVID-19.Некоторые уже требовали от рабочих принимать душ до и после смены. Также принято оставлять ранчо одежду на ранчо, потому что норки вонючие.

Хильдебрандт сказал, что операции с норками теперь максимально ограничивают их перемещение или обращение с животными. На некоторых ранчо всех прибывающих фотографируют, чтобы помочь в отслеживании контактов. Рабочие и посетители дистанцируются и носят маски, если не носят бумажные костюмы, которые носят медицинские работники. «С норкой они долго не продержатся», — сказал Хильдебрандт.

Центр по контролю и профилактике заболеваний направил в Висконсин выездную группу, которая изучила процедуры безопасности для рабочих и провела национальный вебинар для владельцев норковых ранчо. Правительственные инструкции являются добровольными, за исключением пострадавших ферм, которые были помещены на карантин.

На фермах, находящихся на карантине, контролируется все, что ввозится и вывозится, включая мертвых норок. Ученые все еще оценивают, какой риск представляют тела, сказал Тейлор на декабрьском вебинаре CDC, посвященном обновлениям зоонозных заболеваний. Горячее компостирование может убить болезнетворные микроорганизмы, но это должно быть сделано правильно.

«После того, как мы посетили эти фермы и увидели то, что они считали компостированием, что на самом деле было просто сваленной в кучу норкой, мы приняли решение здесь, в Юте, просто захоронить их на свалках», — сказал он. Чтобы ограничить риск дальнейшего распространения вируса, тела должны быть немедленно захоронены, хищники и падальщики должны быть продезинфицированы.

Шкуры норки ожидают сортировки на складе Saga Furs в Стоутоне, штат Висконсин. Примерно четверть из 2 миллионов шкурок, которые Saga планирует переработать в 2020 году, поступит с ферм в Висконсине, крупнейшем в стране производителе норки.Операция была сфотографирована 7 января 2020 года. Стив Аппс / Wisconsin State Journal

В настоящее время фермеры, выращивающие норок, цепляются за шкуры этого года, пока ученые выясняют, может ли мех распространять вирус, и если да, то как его обеззараживать. (Шкурки, представленные в настоящее время на рынке, сделаны из прошлогодней норки до пандемии.) По словам Кейтлин Коссабум, ветеринара Центра по контролю и профилактике заболеваний США, пока мазки не выявили никакого вируса.

Остается вопрос, сколько норок на ферме бродят в бегах. Даже в последние годы охотник Грелер нашел несколько норок с явной «тяжелой генетикой ранчо», которые, как он подозревает, произошли с нескольких небольших ранчо старой школы, оставшихся в этом районе.

«Многие считают, что если норка сбежит, то в дикой природе она не выживет — они привыкли получать пищу два раза в день; они не умеют охотиться, — сказал Грёлер. «Но интересно, как вещи выживают. Они адаптируются. Если вы голодны, вы едите все, что меньше вас».

Норки лучше переносят пандемии, чем люди?

Грёлер обеспокоен тем, что коронавирус может сделать с тысячами содержащихся в неволе норок. «Он может мутировать из норки, и во что превратится дальше? Какие другие виды животных он затронет в следующий раз? Я думаю, что еще никто не знает.

Животные, которым сейчас больше всего угрожает опасность, — это норки на фермах. Резервуаром болезни для норок являются люди. Хотя, возможно, облегчение еще впереди. По словам Хильдебрандта, в настоящее время три компании работают над вакцинами для норок, которые могут быть готовы к весне. Некоторые норки будут вакцинированы раньше многих из нас.

Есть также основания для надежды в природе вируса и норки. Каким бы заразным он ни был, вирус, похоже, не задерживается надолго вне своих хозяев — в отличие, скажем, от прионов, вызывающих хроническое истощение; они могут сохраняться в почве годами.

Дикие американские норки тоже естественно следуют рекомендациям CDC лучше, чем многие из нас, предпочитая одиночество компании своих сородичей.

Как выразился Грёлер: «Дикие норки очень хорошо дистанцируются от общества».

Версия этой истории впервые появилась в журнале Sierra. Редактор расследований Wisconsin Watch Джим Малевиц внес свой вклад в этот отчет. Wisconsin Watch (wisconsinwatch.org) сотрудничает с WPR, PBS Wisconsin, другими средствами массовой информации и Школой журналистики и массовых коммуникаций Университета Висконсин-Мэдисон.Все работы, созданные, опубликованные, опубликованные или распространенные Wisconsin Watch, не обязательно отражают взгляды или мнения UW-Madison или любого из ее филиалов.

Переиздать эту историю

Публиковать наши статьи бесплатно, в Интернете или в печати, в соответствии с лицензией Creative Commons.

X

Повторно опубликовать эту статью

Прокрутите вниз, чтобы скопировать и вставить код нашей статьи в вашу CMS. Коды изображений, графики и других встраиваемых элементов могут передаваться не совсем так, как они представлены на нашем сайте. Вы можете публиковать наши статьи для бесплатно , используя следующие основные правила.
  • Авторство должно быть указано в следующем формате: «Ди Дж. Холл, Wisconsin Watch»
  • В случае публикации в Интернете необходимо указать ссылки и ссылку на wisconsinwatch.org
  • Если вы поделитесь историей в социальных сетях, пожалуйста, укажите @wisconsinwatch (Twitter, Facebook и Instagram)
  • Не продавайте историю — ее нельзя продавать как отдельный продукт.
  • Не продавайте рекламу против истории. Но вы можете опубликовать его с предварительно проданными объявлениями.
  • Ваш веб-сайт должен содержать заметный способ связаться с вами.
  • Дополнительные элементы, которые входят в нашу историю, должны быть помечены.
  • Пользователи могут переиздавать наши фотографии, иллюстрации, графические и мультимедийные элементы ТОЛЬКО с историями, с которыми они изначально появились. Вы не можете отделять мультимедийные элементы для автономного использования.
  • Если мы отправим вам запрос на изменение или удаление контента Wisconsin Watch с вашего сайта, вы должны согласиться сделать это немедленно.

По вопросам, касающимся правил повторной публикации, обращайтесь к Энди Холлу, исполнительному директору, по адресу [email protected]

.

Клэр ДеРоса, WisconsinWatch.org
30 января 2021 г.

Индустрия разведения норок №1 в Висконсине теперь считается источником риска COVID-19

Клэр ДеРоса, WisconsinWatch.org,
30 января 2021 г.


Дикая норка покидает живую ловушку в Онтарио, Канада, 2008 год. Фотография была сделана учеными во время полевого исследования взаимодействий между сбежавшими домашними и дикими американскими норками. для защиты как людей, так и норок после вспышек вируса, вызывающего COVID-19, на двух норковых фермах в Висконсине в прошлом году погибло 5500 животных.

Первым признаком проблемы было то, что норка перестала есть, — сказал Хью Хильдебрандт, один из двух главных ветеринаров по норкам в Висконсине.Затем появились кашель и чихание, вялость и затрудненное дыхание. Хильдебрандт работал с норкой 30 лет. Он написал раздел о норке в Ветеринарном руководстве Merck. Но он никогда не видел ничего подобного. 

У норок, живущих в неволе, осенью бывает сезон гриппа, как и у людей — на самом деле они заражаются от нас. Но то, что появилось на двух норковых фермах округа Тейлор, штат Висконсин, где в октябре произошли вспышки, не было гриппом, от которого, как правило, заболевают самые слабые животные. При этом выбыли самые сильные норки, половозрелые взрослые самки.В течение нескольких дней он убивал сотни в день и около 5500 человек на двух ранчо. Он отличался цветом шерсти, от светлого до темного: светлошерстная норка, выведенная на ранчо для выявления рецессивных генов, долгое время была более нежной. 

По словам Хильдебрандта, через пять-семь дней владельцы ранчо думали, что большая часть норок умрет. «И они просыпаются на следующее утро, и это просто прекратилось. Все начинают есть. Они едят больше, чем когда-либо раньше».

Нетрудно было догадаться о причине.Висконсин был очагом распространения коронавируса с конца лета, и рабочие на норковых ранчо уже дали положительный результат. Ветеринарная диагностическая лаборатория Висконсина в Мэдисоне подтвердила подозрение в течение нескольких дней. Норка почти наверняка заразилась от сельскохозяйственных рабочих, что называется «обратным зоонозом».

Вспышки пролили свет на отрасль, которая в течение многих лет работала в Висконсине — крупнейшем в стране производителе шкурок — так незаметно, что даже чиновники, отвечающие за ветеринарию, не знали, где находятся все 19 норок штата. фермы были.Эти фермы не регулируются и не лицензируются государством. 

Дикая американская норка носит радиоошейник в Онтарио, Канада в 2008 году. Фотография сделана учеными во время полевого исследования взаимодействий между сбежавшими домашними и дикими американскими норками. Нет никаких доказательств того, что люди были заражены норками в Соединенных Штатах, но ученые опасаются, что норки могут содержать вариант вируса, который вызывает COVID-19 у людей.

Официальные лица быстро пришли в себя на фоне опасений, что мутация межвидового вируса может представлять опасность для человека. По сути, государство просто добавило норковых фермеров в категорию жителей, следующих в очереди на вакцинацию, наряду с учителями, воспитателями и работниками продуктовых магазинов.  

Однако штат Висконсин не рассматривает возможность Мораторий в датском стиле на разведение норок или выбраковка в масштабах всей отрасли, по словам государственного ветеринара Дарлин Конкл.Это крайняя мера. Висконсину еще предстоит обнаружить скачок вируса от норки к человеку. По ее словам, поскольку норки официально не считаются домашним скотом, Висконсин не выплачивает компенсацию фермерам, чьи норки убиты, чтобы предотвратить распространение болезней.

«Это своего рода баланс», – сказал Конкл. «Было бы немаловажным принять подход Дании и сказать, что мы собираемся обезлюдить все норковые фермы. Потому что это ситуация, когда вы отбираете у кого-то средства к существованию. Вы уничтожаете здоровых животных, а также потенциально инфицированных.”

Детективы из норок

Первое заражение норок, выращиваемых в США, в штате Юта в августе послужило поводом для проведения национального расследования с участием экспертов по дикой природе и здоровью человека из местных, государственных и федеральных агентств. Их вопросы: как вирус туда попал, куда он пойдет дальше и что он может сделать? В Европе вирус распространялся от фермы к ферме, а также возвращался к людям. 

Затем, в середине декабря, у дикой норки, пойманной в ловушку возле норковой фермы в Юте, было подтверждено наличие вируса. 

«Насколько нам известно, это первое местное дикое животное, живущее на свободном выгуле, у которого подтвержден диагноз SARS-CoV-2», — сказали Томас ДеЛиберто и Сьюзен Шрайнер из Службы инспекции животных и растений Министерства сельского хозяйства США. Вскоре после этого были протестированы еще две норки — обе сбежавшие с фермы в Орегоне. положительный.

Из всех животных, зараженных вирусом, вызывающим COVID-19 (гориллы, собаки и кошки, а также некоторые другие млекопитающие), единственным видом, понесшим масштабные потери, является американская норка. живут на норковых ранчо по всему миру. 

С тех пор как в апреле на голландском ранчо заболела первая норка, миллионы животных погибли или были забиты почти на 400 ранчо в Дании, Нидерландах, Швеции, Литве, Греции, Италии, Франции, Испании и Канаде. С августа в США зарегистрировано 16 вспышек на ранчо: 12 в Юте, две в Висконсине, по одной в Орегоне и Мичигане по состоянию на конец января.

The A & Норковая ферма M Dittrich в Медфорде, штат Висконсин, входит в число 19 норковых ферм штата Висконсин, которые находятся под пристальным вниманием во время пандемии. Тысячи норок умерли в Висконсине от вируса, вызывающего COVID-19. Нет никаких доказательств того, что норки в Висконсине передают болезнь людям.

«Это высший приоритет в диагностических лабораториях человека и ветеринарных лабораториях, – – сказал Кит Поулсен, директор ветеринарной диагностической лаборатории. –В дополнение к обычным тестам на коровах, курах и других животных компания проводит тесты на COVID на норках и людях, выращиваемых на ферме, и теперь работает с 5:00 до 2:00, чтобы не отставать. 

Вспышки на европейских норковых фермах продемонстрировали риски. Если вирусу удастся создать резервуар болезни среди норок, выращиваемых на ферме, или их диких сородичей, это может затруднить борьбу с пандемией, нанести вред дикой природе или даже поставить под угрозу экосистемы. Особенно, если по пути он мутировал во что-то более смертоносное, более заразное или труднодоступное для современной медицины.

Ни одна болезнь не является островом

Такие вспышки зоонозов случаются постоянно, и резервуары болезней есть везде. Еноты переносят бешенство; грызуны на Западе Америки являются пристанищем для бактерий, вызывающих чуму. Резервуаром туберкулеза для крупного рогатого скота являются люди.

Вирусы адаптируются к новым хозяевам путем мутации. Некоторые мутации могут способствовать более быстрому распространению вируса, усугублять тяжесть заболевания, затруднять борьбу организма или снижать эффективность терапевтических средств или вакцин.Это произошло недавно: по-видимому, сверхзаразный вариант, впервые обнаруженный в Великобритании, к марту станет доминирующим штаммом в США.  

Пока не появилось никаких доказательств того, что выращенные на ферме норки заражают людей в Соединенных Штатах, хотя расследование продолжается. В Дании, крупнейшем в мире производителе норки с поголовьем 17 миллионов голов, пострадали сотни ферм. 

Стив Смайс готовит «выставочные образцы» с группой шкурок норки в аукционном доме Saga Furs в Стоутоне, штат Висконсин. операция сделана 7 января 2020 г.

Там исследователи обнаружили, что вирус передается от людей к норкам и обратно, мутируя по ходу дела. Некоторые люди получили генетический вариант, получивший название Cluster-5, который выглядел особенно неприятно, потому что шипы вируса изменились таким образом, что лечение моноклональными антителами затруднило распознавание вируса, по крайней мере, в лаборатории.

Правительства Дании и Нидерландов заказали выбраковку своей норки, , опасаясь создания новый резервуар для болезни. Датчане на этой неделе согласились выплатить производителям норок до 3,1 миллиарда долларов.  

К середине ноября случаи кластера 5 перестали появляться и, по предположению ученых, зашли в тупик. 

Вариант из норки оказался не таким плохим, как опасались, но следующий мог быть еще хуже.

Вот почему консультативный комитет экспертов в области здравоохранения штата в январе рекомендовал примерно 300 рабочих норковых ферм будут вовлечены в следующий этап внедрения вакцины. 

«Вакцина должна быть приоритетной для этой группы, чтобы снизить риск того, что варианты норок с мутациями шиповидного белка будут передаваться от животных к людям и потенциально снижать эффективность вакцины», — написали они.

Тайны мутаций

При принятии решения о том, насколько волноваться из-за зоонозного вируса, решающую роль играют такие детали, как предпочитаемые носители, как долго они существуют или как быстро они могут мутировать. 

«Некоторые вирусы практически не меняются, но носитель может оставаться зараженным десятилетиями. Другие мутируют с бешеной скоростью и изменяются, чтобы опережать наш иммунный ответ», — пишет Хон Ип, вирусолог из Национального центра здоровья дикой природы в Мэдисоне, лаборатории, которая тестирует диких животных, пойманных в ловушку возле норковых ферм. 

Ип и другие ученые заранее знали, что норки могут быть восприимчивы к COVID-19, потому что у них есть некоторые сходства иммунного ответа и ключевой рецептор легких с людьми. 

«У нас достаточно развитая инфраструктура, чтобы сделать это очень и очень быстро», – сказал Поульсен. «Мы были на этом сверхвысоком уровне боевой готовности. И они (фермеры, выращивающие норок) видели, как умирают тысячи людей в день».

Ричард и Рут Шеклфорд позируют с призовой белой норкой за пределами небольшого вольера для животных Университета Висконсин-Мэдисон на этой фотографии 1953 года. Ричард был сотрудником и менеджером отдела генетики Университета Вашингтона в Мэдисоне. Лаборатории исследований пушных зверей.

Они также знали, что в Висконсине чертовски много норки. В прошлом году он произвел миллион шкурок, треть от общего количества шкурок в США. По словам Хильдебрандта, за последние несколько лет округ Тейлор произвел больше всего норковых шкурок в Северной Америке.

Команды CDC начали собирать образцы у людей и норок на пострадавших фермах, в то время как Служба дикой природы США отлавливала диких животных поблизости. Две фермы, которые были помещены на карантин, не будут освобождены, пока все их тесты не будут отрицательными, «и мы уверены, что не создаем резервуар для диких животных», — сказал Поулсен. 

Отслеживание того, кто что дал, займет некоторое время. «Некоторые из них очень и очень ясны, — сказал Поулсен. «Люди заболели от внебольничной инфекции, и они передали ее норке.Но это не все случаи».

Минк-принцессы ушли, а фермы остались

Когда-то в центре Медфорда, штат Висконсин, стоял рекламный щит, на котором город провозглашался норковой столицей мира. На этом перекрестке сейчас находится Музей округа Тейлор, где по стечению обстоятельств Мэри Шульц из Исторического общества округа Тейлор, давняя жительница этого района, только что закончила курировать выставку о ежегодном фестивале норки в Медфорде, который когда-то проводился здесь.

Шульц описал выставку: небольшое пространство, полное вещей, покрытых норкой. «Раньше это было большим событием», — сказала она. Недельный фестиваль, впервые проведенный в 1964 году, включал в себя конкурс, в ходе которого среди местных старшеклассников выбирали принцессу из норки «Мисс Медфорд». 

<дел> <дел>
Медфордский фестиваль норки в Медфорде, штат Висконсин, который началось в 1963 году, способствовало развитию норковой промышленности в этом районе.Мэри Шульц из Исторического общества округа Тейлор говорит, что Медфорд называли «мировой столицей норки», потому что его почтовое отделение обслуживало больше владельцев норковых ранчо, чем любое другое в мире.

<дел>
Медфордский фестиваль норки в Медфорде, штат Висконсин, который началось в 1963 году, способствовало развитию норковой промышленности в этом районе. Он включал в себя конкурс красоты, на котором была коронована норковая принцесса, парад, банкет и многое другое.Эта фотография датирована октябрем 1974 года.

Конкурс включал в себя конкурс купальников, но, к счастью, без бикини из норки. Многие предметы, которые не пришли бы на ум как нуждающиеся в небольшом количестве меха, были сделаны из меха или покрыты им, включая зубочистки, зубную щетку, мужской галстук и бабочку, запонки и бумажник. «Не знаю, кто в мире стал бы носить такой галстук», — сказал Шульц, забавляясь.

По словам Шульца, рекламный щит с изображением норки упал примерно в 1979 году, когда прекратились фестивали норки.Сегодня даже в Медфорде норковые ранчо работают тихо, как и со времен кампаний против меха в 1980-х годах.

«На шоссе к северо-востоку от нас есть большое норковое ранчо», – сказал Шульц. «Там нет вывески, на которой написано, что это такое, и я даже не знаю, кому это принадлежит».

Невидимая отрасль

На самом деле это было настолько осторожно, что ветеринару штата Конклу пришлось спросить Меховую комиссию США, как связаться с 19 норковыми фермами штата.

В соответствии с законодательством штата Висконсин норки не считаются домашним скотом. Им не нужна лицензия для работы, и Департамент сельского хозяйства, торговли и защиты прав потребителей не проверяет, не регистрирует и не обследует их. 

<дел>
The Marshfield News-Herald опубликовала это объявление для Фестиваль норки в Медфорде 1 октября 1968 года. Фестиваль, который длился неделю, включал в себя театрализованное представление, на котором среди местных старшеклассников выбирали принцессу Мисс Медфорд норки.«Раньше это было большим событием, — говорит Мэри Шульц из Исторического общества округа Тейлор.

Ветеринар штата Юта Дэвид Тейлор сказал, что индустрия норок испытывает «небольшое недоверие из-за того, что они стали мишенями». В 1997 году борцы за права животных освободили 7000 норок с ферм в Айове, Южной Дакоте и Висконсине, чтобы подорвать меховую промышленность.

«Таким образом, они очень, очень закрыты для того, чтобы посторонние люди приходили на их фермы и видели, как они работают», – сказал Тейлор. 

По словам Тейлора, благодаря некоторому «творческому финансированию» законодательным собранием штата Юта денег Закона CARES и дипломатии со стороны правительственных чиновников ворота ранчо начали открываться.

«Когда они теряют такой объем своего бизнеса буквально за одну неделю, и они потеряли 50 % своих заводчиков и несколько тысяч норок, присутствие кого-то, кто придет и просто поймет, что для них это просто разрушит жизнь. — вот что открыло дверь для общения», — сказал он.

Пандемия, возможно, даже укрепила отечественную норковую промышленность, – сказал Майкл Уилан, исполнительный директор Fur Commission USA.

«Сейчас фермеры испытывают некоторый оптимизм, поскольку во всем мире уровень производства снизился до гораздо более устойчивого уровня», – сказал Уилан.

Споры об отбраковке

Ветеринарные службы США могут заказывать выбраковку норок, как и в Европе.Чиновники Висконсина сделали это для других вспышек, например, на оленеводческих фермах, пораженных хроническим истощением, но никогда для всей отрасли. Для этого потребуется сложный юридический процесс и массовый карантин всех ферм.

Группы по защите прав животных рассматривают вспышки норки как еще одну причину для запрета этой отрасли. Ветеринарно-медицинская ассоциация гуманного общества в своем заявлении назвала разводимую на ферме норку «серьезной угрозой для общественного здравоохранения».

По мнению представителей отрасли, ситуация в Европе существенно отличается.В Дании гораздо больше норки и больше ферм — к северу от тысячи — в районе, который, по словам Хильдебрандта, составляет «треть площади Висконсина», а вокруг гораздо больше людей. 

Напротив, несколько ферм Висконсина расположены в основном в малонаселенных сельских районах.

По всей Европе погибли или были убиты миллионы норок, голландцы ускорили ранее запланированный запрет на звероводство, а Франция объявила о закрытии своих последних четырех ферм. Между тем, Китай, который также является крупнейшим рынком сбыта норкового меха, стал свидетелем европейских выбраковок как рыночная возможность и усилили разведение.

По следам бродячей норки

Насколько подвижны границы между норковыми фермами и дикой природой? До пандемии американские норки, сбежавшие или намеренно выпущенные с европейских ферм, считались некоторые из наиболее опасных инвазивных видов на континенте учавствуют в том, как часто избегают или выращивают норок на континенте. то, что они сделали с собой.Это отчасти потому, что американские норки уже живут в дикой природе, отчасти потому, что норковые фермы не строго регулируются, и, прежде всего, потому, что очень мало людей смотрели.

В число немногих входят биолог по болезням диких животных Джефф Боуман и его коллеги из Министерства природных ресурсов Онтарио, которые уже давно изучают распространение и влияние беглецов с ранчо в своей провинции.

Дикие норки маленькие, шоколадно-коричневые и кусачие. Они не бывают сапфирового, голубого ирисового, белого цвета, цвета паломино или любого другого цвета, который напоминает имя ребенка знаменитости, как это бывает с выращенной на ферме норкой. 

Сбежавшая черная домашняя норка в Онтарио, Канада, в 2008 году. Фотография была сделана учеными во время полевого исследования взаимодействия между сбежавшими домашними и дикими американскими норками.

Рядом с норковыми ранчо Онтарио 64 % пойманных норок были либо сбежавшими, либо дикими гибридами, содержащимися в неволе. 

«Наши исследования показали, что существуют потенциальные пути распространения (заболевания) от ферм к другим диким животным», – сказал он. 

Должностные лица Департамента природных ресурсов штата Висконсин не изучали проблему беглецов с норковых ферм, как это сделали канадские исследователи, хотя в настоящее время следователи рассматривают возможность более тщательного наблюдения. 

Но Арнольд Грёлер, президент Ассоциации звероловов Висконсина, сказал, что уже много лет ловит странных беглецов с ранчо. В 1970-х годах, по его словам, «нередко можно было поймать норку, у которой были все фазы цвета. Угольно-черные, чисто-белые, некоторые напоминали дойных коров.” 

Хильдебрандт сказал, что суровые экономические условия звероводства в основном решили проблему побега. Цена на шкуру, которая всегда колебалась в зависимости от капризов высокой моды, за последние несколько лет даже не покрыла примерно 35 долларов США, потраченных на выращивание животного. 

Промышленность в Висконсине началась с небольших семейных ферм более века назад, и все оставшиеся до сих пор являются семейными фермами, даже если некоторые из них сейчас принадлежит крупным иностранным компаниям.Но в основном они большие, с очень надежными заборами. Заборы существуют для того, чтобы дикие животные не помогали себе в пищу норкам или не передавали болезни норкам, содержащимся в неволе. Всякий раз, когда Хильдебрандт делает обход ранчо, он проверяет ограждение охраны.

Болезнь микробов усилилась

Поскольку норки живут в таких тесноте и очень уязвимы для болезней, владельцы ранчо были осторожны с микробами задолго до того, как разразился COVID-19, — сказал Хильдебрандт. Некоторые уже требовали от рабочих принимать душ до и после смены.Также принято оставлять ранчо одежду на ранчо, потому что норки вонючие.

Хильдебрандт сказал, что операции с норками теперь максимально ограничивают их перемещение или обращение с животными. На некоторых ранчо всех прибывающих фотографируют, чтобы помочь в отслеживании контактов. Рабочие и посетители дистанцируются и носят маски, если не носят бумажные костюмы, которые носят медицинские работники. «С норкой они долго не продержатся», — сказал Хильдебрандт. 

Центр по контролю и профилактике заболеваний США (CDC) направил в Висконсин выездную группу, которая изучила правила техники безопасности для рабочих и провела общенациональный вебинар для владельцев норковых ранчо.Правительственные рекомендации являются добровольными, за исключением затронутых ферм, которые были помещены на карантин.

На фермах, находящихся на карантине, все ввозимые и вывозимые товары, в том числе мертвые норки, контролируются. Ученые все еще оценивают, какой риск представляют тела, сказал Тейлор на декабрьском вебинаре CDC, посвященном обновлениям зоонозных заболеваний. Горячее компостирование может убить болезнетворные микроорганизмы, но это нужно делать правильно.

«После того, как мы посетили эти фермы и увидели, что они считают компостированием, а на самом деле это были просто сваленные в кучу норки, мы приняли решение здесь, в Юте, просто захоронить их на свалках», – сказал он.Чтобы ограничить риск дальнейшего распространения вируса, тела необходимо немедленно захоронить, хищников и падальщиков держать подальше, а забитые грузовики продезинфицировать. 

Шкуры норки ожидают сортировки на складе Saga Furs в Стоутоне , Висконсин. Примерно четверть из 2 миллионов шкурок, которые Saga планирует переработать в 2020 году, будет поступать с ферм в Висконсине, крупнейшем в стране производителе норки.Операция была сфотографирована 7 января 2020 г.

В настоящее время фермеры, выращивающие норок, присматривают за шкурами этого года, пока ученые выясняют, может ли мех распространять вирус, и если да, то как обеззараживать его. (В настоящее время все шкуры, представленные на рынке, изготовлены до пандемии, это шкуры прошлогодней норки.) По словам Кейтлин Коссабум, ветеринара Центра по контролю и профилактике заболеваний (CDC), пока мазки не выявили никакого вируса.

Остается вопрос, сколько норок, выращенных на ферме, бродят в бегах. Даже в последние годы охотник Грелер нашел несколько норок с явной «тяжелой генетикой ранчо», которые, как он подозревает, произошли с нескольких небольших ранчо старой школы, оставшихся в этом районе. 

«Многие считают, что если норка сбежит, она не выживет в дикой природе – они привыкли получать пищу два раза в день; они не умеют охотиться, — сказал Грёлер. «Но интересно, как вещи выживают. Они адаптируются. Если вы голодны, вы едите все, что меньше вас».

Норки лучше переносят пандемии, чем люди?

Грелер обеспокоен тем, что коронавирус может сделать с тысячами норок, содержащихся в неволе.«Он может мутировать из норки, и во что превратится дальше? Какие другие виды животных он затронет в следующий раз? Я не думаю, что кто-то еще знает».

Наибольшему риску сейчас подвергаются норки на фермах. Резервуаром болезни для норок являются люди. Хотя, возможно, облегчение еще впереди. По словам Хильдебрандта, в настоящее время три компании работают над вакцинами для норок, которые могут быть готовы к весне. Некоторые норки будут вакцинированы раньше многих из нас. 

Есть также основания для надежды в природе вируса и норки.Каким бы заразным он ни был, вирус, похоже, не задерживается надолго вне своих хозяев — в отличие, скажем, от прионов, вызывающих хроническое истощение; они могут сохраняться в почве годами.

Дикая американская норка тоже, естественно, следует рекомендациям CDC лучше, чем многие из нас, предпочитая одиночество компании своих сородичей.

Как выразился Грёлер: «Дикие норки очень хорошо дистанцируются от общества».

Версия этой истории впервые появилась в журнале Sierra.Редактор расследований Wisconsin Watch Джим Малевиц внес свой вклад в этот отчет. Wisconsin Watch (wisconsinwatch.org) сотрудничает с WPR, PBS Wisconsin, другими СМИ и Школой журналистики и массовых коммуникаций Университета Висконсин-Мэдисон. Все работы, созданные, опубликованные, опубликованные или распространенные Wisconsin Watch, не обязательно отражают взгляды или мнения UW-Madison или любого из ее филиалов.

Этот статья впервые появилась на WisconsinWatch.org и публикуется здесь под лицензией Creative Commons.

1

Чему норки научили нас вспышки COVID-19 о пандемиях

Энн Софи Хаммер искала больных норок.В июне 2020 года правительство Дании наняло ветеринарного патологоанатома из Копенгагенского университета для расследования того, заражают ли фермеры норок новым коронавирусом. Это означало ходить от фермы к ферме, искать животных, которые не ели или кашляли, брать образцы крови и мазки изо рта.

Вирус SARS-CoV-2 быстро распространялся среди фермеров, выращивающих норок, и официальные лица были обеспокоены тем, что он не только заразит около 17 миллионов разводимых в стране норок, но и вернется к людям.Этот скачок уже был задокументирован в Нидерландах.

Задыхаясь, тяжело вздымаясь, некоторые пожилые норки особенно боролись за выживание, как она обнаружила. Когда их иммунная система работала с перегрузкой, их легкие наполнялись жидкостью. Они тонули, говорит она. Когда она поднимала мертвых животных, «у них из носов текла жидкость».

Ее беспокоило еще кое-что. На нескольких фермах многие, казалось бы, здоровые норки дали положительный результат или имели антитела против вируса.То, что инфекции происходили с небольшими признаками болезни или повышенной гибелью норок, затрудняет обнаружение распространения инфекции, написала она в феврале 2021 года в журнале Emerging Infectious Diseases .

Следовательно, норковые фермы могут представлять собой «серьезный, непризнанный животный резервуар» коронавируса, предупредил Хаммер, который проводит исследования от имени датского правительства и меховой промышленности. Неизвестные инфекции у животных, на фермах или в дикой природе могут подорвать наши коллективные усилия по борьбе с пандемией.

«Даже если у вас есть эффективная программа вакцинации и вы ликвидируете [коронавирус] среди людей, что достаточно сложно, если он продолжится в дикой природе, это будет проблемой», — говорит В. Ян Липкин, директор Центра исследований Колумбийского университета. Инфекция и иммунитет. «Мы должны избегать животного резервуара болезни», — говорит он. По его словам, вирус, циркулирующий среди популяции животных, может продолжать развиваться и, возможно, прыгать туда-сюда между людьми и этим видом, потенциально становясь более заразным или смертельным по мере своего размножения.

В Соединенных Штатах более 12 000 из трех миллионов разводимых в стране норок умерли от COVID-19.

П. Дж. Смит, директор по политике в области моды в Humane Society International, является одним из многих защитников животных, которые говорят, что распространенность болезни на норковых фермах подчеркивает, насколько опасна и бесчеловечна эта отрасль. Они говорят, что сейчас самое время закрыть его, потому что поголовье норок на фермах невелико. Норки забивают поздней осенью, когда их шкуры самые толстые и блестящие, и размножение начинается только в марте следующего года.

Но такие группы, как Международная меховая федерация, которая представляет группы по торговле мехом и фермеров, утверждают, что индустрия может сдерживать инфекционные заболевания и что разведение норок является важной частью мировой меховой индустрии с оборотом в 22 миллиарда долларов. «Многие из этих фермеров занимаются этим на протяжении двух, трех, четырех поколений», — говорит Майк Браун, представитель федерации в США. «Это их средства к существованию».

Тем не менее, вспышки коронавируса на норковых фермах выявили проблемы, в том числе неадекватный мониторинг заболеваний, слабые или отсутствующие правила и бессистемную координацию вокруг вируса, который может передаваться между людьми и животными.

По данным Центров по контролю и профилактике заболеваний США (CDC), более половины всех болезней, от которых страдают люди, могут передаваться животными. Они охватывают весь спектр от бешенства, сальмонеллы и вируса Нипах (смертоносный вирус, переносимый летучими мышами, который убивает свиней и людей) до ближневосточного респираторного вируса (MERS) и SARS-CoV-2. Угроза идет и в другую сторону, известную как обратный зооноз. Например, люди могут заразить норку гриппом.

Признавая необходимость принятия более агрессивных мер, на прошлой неделе Европейское агентство по безопасности пищевых продуктов и Европейский центр профилактики и контроля заболеваний рекомендовали такие изменения, как проведение еженедельных обследований норковых ферм на наличие коронавируса, частое тестирование работников фермы и выборочное тестирование как больные, так и внешне здоровые норки.Такие меры предосторожности не являются нормой в Соединенных Штатах, где тестирование обычно не проводится, если только животные явно не больны.

Норки обычно живут скученно в соседних клетках. К январю 2021 года более 400 ферм по всей Европе обнаружили у своих норок коронавирус.

Фотография Мадса Клауса Расмуссена, Getty Images

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Отчаянные меры

Разведение норок для получения шкур широко распространено в Северной Европе, Северной Америке, России и Китае, часто на фермах с тысячами животных, содержащихся в соседних проволочных клетках.В таких тесных помещениях возбудители могут легко перейти от норки к рабочему или наоборот при вдыхании инфекционных капель или прикосновении к зараженным поверхностям.

Действительно, с весны 2020 года коронавирус распространился по более чем 400 фермам в Европе, появившись совсем недавно, в этом месяце, в Польше, ведущем производителе. До этого его обнаружили в Северной Америке, в Канаде, в декабре. Примерно в то же время Нидерланды, еще один крупный завод по разведению норок, закончили умерщвление нескольких миллионов животных, чтобы предотвратить дальнейшие вспышки, и передвинули сроки закрытия отрасли с 2024 на 2021 год.А в конце прошлого года власти Дании приказали убить всех выращиваемых норок после того, как у людей был обнаружен вариант вируса, связанный с норками. Дания и Швеция отменили сезоны размножения 2021 года.

В Соединенных Штатах первая норка с коронавирусом на ферме была выявлена ​​в штате Юта в августе 2020 года, и с тех пор вспышки произошли на 16 норковых фермах, по данным Службы инспекции здоровья животных и растений Министерства сельского хозяйства США (USDA). Майк Браун из Международной меховой федерации говорит, что более 12 000 из примерно трех миллионов выращиваемых в стране норок умерли от COVID-19 до ежегодного забоя их шкурок в декабре.

Спустя полгода после первой вспышки в Америке до сих пор неясно, передали ли норки болезнь людям в США, что было подтверждено в Нидерландах и Дании.

Министерство сельского хозяйства США не рекомендовало выбраковку норок, но выпустило инструкции, призывающие помещать зараженные фермы на карантин, работникам носить защитные маски и оставаться дома, если они больны COVID-19. Тем не менее, в конечном итоге в США правительствам штатов остается возглавить реагирование на вспышки на норковых фермах.

Разрешить начало разведения в США в этом году было бы «шокирующе безрассудно», заявила некоммерческая Коалиция по защите прав животных штата Юта в недавних письмах в CDC и USDA. «Необходимы быстрые действия для эффективной борьбы с пандемией COVID-19, предотвращения гибели людей и распространения болезни среди популяций диких животных», — написали они, призывая к прекращению производства норки.

К декабрю 2020 года более 200 датских норковых ферм, что составляет примерно пятую часть от общего числа в стране, были заражены коронавирусом.

Фотография Карстена Снейбьерга, Bloomberg, Getty Images

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Загадки норок США

Коронавирусные инфекции у норок не ограничиваются фермами. Прошлой осенью исследователи из Юты обнаружили зараженную дикую норку в «непосредственной близости» от фермы, на которой была обнаружена болезнь. Эта новость, которая не была обнародована Министерством сельского хозяйства США до середины декабря, усугубила опасения, что норки вызывают отвращение как у людей, так и у диких животных.Также в декабре биологи, взяв пробы диких животных на зараженных фермах в Орегоне, обнаружили двух норок, которые, как считается, сбежали с соседней фермы и были носителями вируса.

В штате Юта, где произошло 12 из 16 вспышек на норковых фермах, собаки и дикие кошки также дали положительный результат на фермах, что вызывает вопросы о том, как эта дикая норка могла заразиться вирусом. Ветеринар штата Юта Дин Тейлор говорит, что одним из возможных вариантов является дикая кошка. Другая причина заключается в том, что норка заразилась от другой дикой норки, что предполагает, что вирус уже более широко распространен, чем предполагают ученые.Или, возможно, норка попала в норковый сарай на ферме, заразилась там и ушла обратно.

По словам Хаммера, в дикой природе норки ведут одиночный образ жизни, что снижает вероятность распространения болезней среди диких норок. Но то, передается ли коронавирус от норок другим видам диких животных, «также зависит от того, как популяции норок взаимодействуют с другими», — говорит Лейн Уормброд, старший аналитик Центра безопасности здоровья Джона Хопкинса. «Я могу сказать, что вполне правдоподобно, что вирус прыгает между двумя видами млекопитающих, как мы уже видели, это происходит от людей к норкам и обратно.

До сих пор ни у одной небольшой выборки диких животных, отловленных и протестированных на норковых фермах в США (и Европе), за исключением диких норок, не было обнаружено коронавируса.

Но на фермах в США, по словам защитников общественного здравоохранения и защиты дикой природы, наблюдается тревожное отсутствие прозрачности в отношении вспышек коронавируса. Коалиция по защите прав животных штата Юта призвала администрацию Байдена играть более активную роль в отслеживании вспышек, оценке связанных с ними рисков, включая быстрое секвенирование генома вируса на фермах и обнародование результатов.

Секвенирование генома коронавируса у норок и людей, метод, используемый в Нидерландах и Дании для быстрого подтверждения того, что вирус перескакивал между видами, все еще продолжается в США, по данным CDC. В Нидерландах такая работа была проведена в течение нескольких недель после первой вспышки. CDC отклонил несколько запросов на интервью по поводу медленного прогресса.

Уормброд говорит, что многим департаментам здравоохранения не хватает опыта и инструментов для проведения геномного анализа, и они должны передавать работу академическим и национальным лабораториям, что может привести к задержкам.

CDC сообщил National Geographic в своем заявлении, что он работает с Министерством сельского хозяйства США над секвенированием образцов от людей и животных на норковых фермах и прилегающих территориях, чтобы лучше понять пути передачи и идентифицировать генетические варианты вируса. По словам CDC, такая работа требует времени, но «в настоящее время нет никаких доказательств распространения норки от человека в Соединенных Штатах».

В преддверии сезона размножения Висконсин в настоящее время вводит вакцины против коронавируса работникам норковых ферм, причисляя их к основным работникам с более высоким риском и приоритетом, чем многие другие профессии, такие как учителя.

Даже если у вас есть эффективная программа вакцинации и вы уничтожите [коронавирус] среди людей, что достаточно сложно, если он продолжится в дикой природе, это будет проблемой.

ByW. Ян ЛипкинДиректор Центра инфекций и иммунитета Колумбийского университета

Штаты молчали о коронавирусе на норковых фермах. Помимо Юты и Орегона, вспышки были в Мичигане и Висконсине. Департамент сельского хозяйства и развития сельских районов Мичигана отказался предоставить подробности, заявив National Geographic, что эта информация защищена законом штата о конфиденциальности и что фермы не имеют специальной лицензии и не регулируются государством.И официальные лица штата Орегон также отказались предоставить информацию, в том числе об общем местонахождении вспышки, сославшись на медицинскую конфиденциальность.

«Секретность отрасли и тот факт, что регулирующие органы отказываются раскрывать основную информацию, затрудняют понимание того, что они сделали, а что сработало, а что нет», — говорит Лори Энн Берд, директор по гигиене окружающей среды в Аризоне. на базе некоммерческого Центра биологического разнообразия. По ее словам, фермы практически не регулируются, «за исключением некоторых правил, касающихся чистой воды, которые применяются к крупнейшим фермам по выращиванию норок.«Важно знать, как часто норки убегают с ферм из-за потенциальных рисков для населения и диких животных, — говорит она. «Очевидно, что существует огромная потребность в большей прозрачности».

Группа Берда призвала законодателей закрыть норковые фермы в США или, по крайней мере, усилить контроль над ними со стороны регулирующих органов.

Необходимо лучшее обнаружение и тестирование

На датских норковых фермах, которые посетила Хаммер, она сообщила, что обнаружила генетический материал коронавируса в воздухе вокруг норок, на их меху, на мухах и в водосточных желобах.На одной ферме она нашла его на лапке чайки. Но метод тестирования, который она использовала, не может определить, мог ли этот материал вызывать заболевание или был просто вирусным остатком.

Хаммер не думает, что птицы заражаются коронавирусом — доказательств этого нет, — но было бы полезно знать, могут ли птицы переносить вирус с одной норковой фермы на другую, — говорит она. В Дании чайки часто добывали пищу под клетками, а мелкие птицы прокрадывались внутрь и клевали еду, хранящуюся наверху.

Ни одно животное, включая человека, не живет в полной изоляции.«Мы знаем, что нам нужно принимать дополнительные меры предосторожности и более активно следить за взаимодействием животных и людей», — говорит Уормброд. Она советует разработать стандартизированные протоколы мониторинга заболеваний для норковых ферм и лучше интегрировать результаты секвенирования генома COVID-19, взятые у животных и людей, чтобы лучше отслеживать эволюцию болезни и выявлять любые варианты, вызывающие беспокойство. По ее словам, даже бессимптомных животных следует регулярно проверять.

Трейси Макнамара, бывший главный патологоанатом зоопарка Бронкса в Нью-Йорке, говорит, что год назад ученым следовало провести иммунологические исследования образцов в банках крови зоопарков, чтобы определить возможный диапазон видов, предрасположенных к SARS-CoV-2.Она призвала официальных лиц США в то время провести такое тестирование. По ее словам, вооруженные лучшей информацией, чиновники могли бы обнародовать другие политики и меры предосторожности и провести более целенаправленное наблюдение.

Липкин из Колумбийского университета говорит, что имеет смысл проверять имеющиеся в зоопарках образцы крови не только на коронавирус, но и на другие новые болезни. «Многие говорили об [идее Макнамары], но реальных инвестиций в нее никогда не было», — говорит он.

Макнамара, который помог установить в конце 1990-х годов, что вирус Западного Нила распространяется птицами, объясняет это нежелание нежеланием думать о том, что животные в зоопарках подвержены тревожным заболеваниям, от которых страдают люди.Липкин соглашается. Вполне вероятно, говорит он, что «если вы начнете говорить об инфекциях в зоологических коллекциях, люди перестанут ходить в зоопарки».

В Европе проведение массовых убийств норок и уничтожение их тел, как на этой ферме в Греции, иногда представляло огромные логистические проблемы. В Соединенных Штатах, где от COVID-19 умерло более 12 000 животных, не заказывали отбраковку.

Фотография Александроса Аврамидиса, Reuters

Пожалуйста, соблюдайте авторские права.Несанкционированное использование запрещено.

Как забивают норок

Как правило, норок, выращиваемых на фермах, убивают из-за шкурок с помощью угарного газа, выделяемого из коммерчески продаваемых канистр.

Фермеры в США могут обратиться к рекомендациям Американской ветеринарной медицинской ассоциации о том, как гуманно убивать животных, говорит Майк Браун из Международной меховой федерации. В исследовании отравления норок угарным газом, цитируемом в этом документе, говорится, что при правильных условиях газ может остановить дыхание норки за две минуты и вызвать остановку сердца менее чем за 10 минут.(Ветеринарная ассоциация отказалась от комментариев.)

Но в 2016 году по крайней мере две норки на крупной ферме в Висконсине пережили отравление газом. Согласно тайному расследованию, проведенному организацией «Люди за этичное обращение с животными», одному из них потребовалось 20 минут. Следователи обнаружили, что другому, который не умер, фермер сломал шею. Однако местные правоохранительные органы пришли к выводу, что жестокого обращения с животными не было.

«Выращивание норок в грязных условиях, а затем их умерщвление газом, удушением или казнью на электрическом стуле уже само по себе жестоко», — говорит Дельсианна Уиндерс, директор Клиники судебных разбирательств в отношении животных юридической школы Льюиса и Кларка в Портленде, штат Орегон.Но массовые убийства во время пандемии «поднимают эту жестокость на совершенно новый уровень», — говорит она. «Когда в газовые камеры запихивают сразу тысячи норок, вероятность длительных страданий и мучительных смертей возрастает в разы».

Пандемия выявила случаи, когда норку не убивали сразу. На видео, размещенном в социальных сетях в конце прошлого года датским рабочим фермы, видно, как живая норка извивается среди мертвых, пытаясь вдохнуть чистый воздух через отверстие в «убойном ящике» — контейнере, наполненном газом.На других кадрах убийств, связанных с пандемией, в Нидерландах, тайно снятых голландской группой по защите прав животных, видно, как живую норку бросают в мобильные газовые камеры.

Защитники промышленности обвиняют неопытных рабочих и экстремальные обстоятельства пандемии в некоторых неудачных массовых убийствах.

Что ждет нас в будущем?

Несмотря на финансовые потери, вызванные закрытием норковых ферм во время пандемии, и растущие протесты со стороны организаций по защите животных, которые заявляют, что разведение норок негуманно, продажи шкур стремительно растут.

Марк Оатен, генеральный директор лондонской Международной меховой федерации, говорит, что цены на шкуры в начале 2021 года выросли более чем на 40 процентов с сентября 2020 года. Корея. «Мы не ожидаем больших изменений в предстоящем году, — говорит он.

Фермеры, выращивающие норок, и группы меховой промышленности говорят, что они с оптимизмом смотрят в будущее. Хотя крупнейший в мире аукционный дом норки, датский Kopenhagen Fur, объявил о планах закрытия, другие аукционные дома могут заполнить этот пробел, говорит Оатен.И, добавляет он, другие страны, скорее всего, увеличат производство, чтобы компенсировать потери шкур из Нидерландов и Дании.

Будущее индустрии норки будет частично зависеть от Китая, который, по данным Китайской ассоциации кожевенной промышленности, произвел более 11 миллионов шкурок в 2019 году. Представительство Международной меховой федерации в Китае сообщает, что ни на одной китайской норковой ферме пока не было случаев заражения коронавирусом. Однако информации о норковой индустрии в стране мало, в том числе о том, тестируются ли животные на вирус.

Из-за закрытия ферм некоторые датские и голландские фермеры, выращивающие норку, могут принять решение о переносе производства в другие страны ЕС, говорит Мик Мэдсен, руководитель отдела коммуникаций брюссельской промышленной группы Fur Europe. «У меня нет указаний на то, что многие планируют переехать, но некоторые точно будут», — говорит он.

Между тем, несколько исследований направлены на разработку вакцины против коронавируса у норок, что вселяет надежды фермеров. Вирусологи Хельсинкского университета, финансируемого финской меховой промышленностью, тестируют вакцину, которую можно было бы вводить инъекционно или через нос, говорит Юсси Пеура, директор по исследованиям Финской ассоциации звероводов.

Пи Джей Смит из Humane Society International не видит светлого будущего для отрасли. «Из-за пандемии мы ожидаем новых запретов на производство, что снизит предложение, в сочетании с большим количеством запретов на импорт и продажу меха, что снизит спрос». В конце концов, разведение норок станет экономически невыгодным, говорит он.

Еще до пандемии все большее число модных брендов, включая Coach, Ralph Lauren и Burberry, объявили, что больше не будут использовать норку и другие меха животных.А ряд европейских стран, в том числе Великобритания, Словакия, Австрия и Бельгия, запретили производство норки и других пушных зверей.

В сентябре Франция объявила о планах, которые все еще обсуждаются законодателями, по закрытию последних четырех норковых ферм страны. Два месяца спустя норка на одной ферме дала положительный результат на вирус. Чиновники приказали убить все тысячи животных на ферме, чтобы защитить здоровье населения.

Wildlife Watch — это проект журналистских расследований между Национальным географическим обществом и National Geographic Partners, посвященный преступлениям и эксплуатации дикой природы.Узнайте больше  Истории наблюдения за дикой природой здесь и узнайте больше о некоммерческой миссии Национального географического общества по телефону  nationalgeographic.org . Присылайте советы, отзывы и идеи для историй на адрес [email protected]

Внутри меховой промышленности: Фермы-фабрики

Около 85 процентов шкур меховой промышленности получают от животных, живущих в неволе на меховых фермах. 1 На этих фермах могут содержаться тысячи животных, а их методы ведения сельского хозяйства практически одинаковы по всему миру.Как и на других животноводческих фермах с интенсивным содержанием животных, методы, используемые на меховых фабриках, предназначены для максимизации прибыли, всегда за счет животных.

Мучительная и короткая жизнь

Наиболее часто разводимыми пушными животными являются норки, за ними следуют лисы. Шиншилл, рысей и енотовидных собак также выращивают из-за их меха. 2 Разоблачение PETA российских объектов, где животных разводят и забивают для получения меха, выявило одну операцию, когда 700 клеток содержали 2000 животных только в одном сарае.На других объектах рабочие не удосужились убедиться, что животные находятся без сознания, прежде чем отрубить им головы или сломать им шеи. Чтобы узнать больше об этом расследовании, посетите PETA.org.

Пятьдесят процентов норковых ферм находятся в Европе, а остальные разбросаны по всему миру, в Северной Америке и таких странах, как Аргентина, Китай и Россия. 3 На предприятиях по разведению и забою норок на мех рабочие обычно разводят самок норок один раз в год. В каждом помете есть около трех или четырех выживших котят, и их убивают, когда им около 6 месяцев, в зависимости от того, в какой стране они находятся, после первых сильных заморозков.Норки, используемые для разведения, содержатся в течение четырех-пяти лет. 4 Животные, которых держат в невыносимо маленьких клетках, живут в страхе, стрессе, болезнях, паразитах и ​​других физических и психологических трудностях, и все ради ненужной глобальной индустрии, которая ежегодно приносит миллиарды долларов. Чтобы узнать больше о том, что происходит с этими животными, см. это разоблачение PETA норковой фермы в США.

Миллионы кроликов забивают на мясо, особенно в Китае, Италии и Испании. Когда-то считавшаяся просто побочным продуктом этого потребления, индустрия кроличьего меха требует более толстой шкуры более старшего животного (кроликов, выращиваемых на мясо, убивают в возрасте до 12 недель). 5 Организация Объединенных Наций сообщает, что по меньшей мере 1 миллиард кроликов убивают каждый год из-за их меха, который используется в одежде, в качестве приманки при ловле нахлыстом и для отделки ремесленных изделий. 6 Расследование PETA Asia на фермах по производству кроличьего меха и скотобойне в Китае показало, что кроликов заставляли жить в тесных, грязных клетках, прежде чем их, наконец, повесили и освежевали, иногда еще живыми.

Жизнь на «Ранчо»

Чтобы сократить расходы, звероводы сажают животных в маленькие клетки, не позволяя им делать больше нескольких шагов вперед и назад.Эта скученность и замкнутость особенно беспокоят норок — одиночных животных, которые в дикой природе могут занимать до 2500 акров водно-болотных угодий. 7 Страдания и отчаяние жизни в клетке заставляют минок наносить себе увечья — кусать себя за кожу, хвосты и лапы — и бесконечно метаться взад и вперед. Зоологи из Оксфордского университета, изучавшие содержащихся в неволе норок, обнаружили, что, несмотря на то, что поколениями разводили их для получения меха, норки не были одомашнены и сильно страдают в неволе, особенно если им не дают возможности плавать. 8 Лисы, еноты и другие животные страдают так же сильно, и было обнаружено, что они съедают своих товарищей по клетке в ответ на их тесное заключение.

Животных на зверофермах кормят мясными субпродуктами, которые считаются непригодными для употребления в пищу человеком. Вода подается через ниппельную систему, которая зимой часто замерзает или может выйти из строя из-за человеческого фактора.

Яд и боль

Ни один федеральный закон о гуманном забое не защищает животных на меховых фабриках, а методы умерщвления ужасны.Поскольку звероводы заботятся только о сохранении качества меха, они используют методы убоя, которые сохраняют шкуры неповрежденными, но могут привести к сильным страданиям животных. Мелких животных можно запихнуть в ящики и отравить горячим нефильтрованным выхлопом двигателя грузовика. Выхлоп двигателя не всегда смертоносен, и некоторые животные просыпаются, когда с них снимают шкуру. К более крупным животным прикрепляют зажимы или стержни, вставленные в их рты, а стержни вставляют в их анусы, и их мучительно бьет током.Другие животные отравлены стрихнином, который удушает их, парализуя их мышцы болезненными, жесткими судорогами. Газирование, декомпрессионные камеры и переламывание шеи — другие распространенные методы убоя на зверофермах. Чтобы узнать больше о страданиях этих животных перед смертью, посмотрите это расследование PETA на звероферме в Висконсине.

Меховая промышленность отказывается осуждать даже откровенно жестокие методы убийства, такие как казнь на электрическом стуле. По данным Американской ветеринарной медицинской ассоциации, поражение электрическим током вызывает «смерть от фибрилляции сердца, которая вызывает церебральную гипоксию», но предупреждает, что «животные не теряют сознания в течение 10–30 секунд и более после начала фибрилляции сердца.Другими словами, животных заставляют страдать от сердечного приступа, пока они еще в сознании. 9

Вы бы носили свою собаку?

Когда в 2005 году PETA провела тайное расследование торговли мехом собак и кошек, следователи отправились на рынок животных в Южном Китае и обнаружили, что собаки и кошки томятся в крошечных клетках, явно истощенные. Некоторые находились в пути несколько дней, их перевозили в хлипких клетках из проволочной сетки без еды и воды.Животные были настолько плотно забиты в клетки, что не могли двигаться. Из-за перевозки по пересеченной местности в таких плачевных условиях наши следователи видели мертвых кошек на верхушках клеток, умирающих кошек и собак внутри клеток, кошек и собак с открытыми ранами. Некоторые животные были вялыми, а другие дрались друг с другом, сведенные с ума от заключения и пребывания. Все они были в ужасе.

Исследователи сообщили, что в каждый грузовик загружали до 800 животных, причем клетки ставили друг на друга.Клетки с живыми животными были сброшены с крыши грузовиков на землю на 10 футов ниже, раздробив ноги животных внутри них. На многих животных все еще были ошейники — знак того, что когда-то они были чьими-то любимыми компаньонами, их украли, чтобы избить, повесить, обескровить и задушить проволочными петлями, чтобы их мех можно было превратить в пальто, отделку и безделушки.

Исследователи под прикрытием из Swiss Animal Protection/EAST International посетили зверофермы в китайской провинции Хэбэй и обнаружили, что лисы, норки, кролики и другие животные бродят и дрожат в проволочных клетках на открытом воздухе, подвергаясь воздействию всего: от палящего солнца до мороза и вождения автомобиля. дождь.На этих фермах широко распространены болезни и травмы, а животные, страдающие психозом, вызванным тревогой, грызут собственные конечности и неоднократно бросаются на прутья клетки.

Глобализация торговли мехом сделала невозможным определение происхождения меховых изделий. Шкуры проходят через международные аукционные дома, покупаются и распространяются среди производителей по всему миру, а готовые изделия часто экспортируются. Даже если на этикетке меховой одежды написано, что она изготовлена ​​в европейской стране, животные, скорее всего, были выращены и забиты в другом месте — возможно, на китайской звероферме, где нет наказаний за жестокое обращение с животными.

Риски для здоровья и разрушение окружающей среды

Патогены процветают на зверофермах, а также на рынках живых животных, поэтому, когда речь идет о рисках для здоровья населения, эти среды ничем не отличаются. Смертельные болезни могут передаваться людям в местах, где животные содержатся в замкнутом пространстве или убиваются. Столкновение животных вместе в грязных условиях вызвало новую пандемию коронавируса, а также вызвало мутации. По данным Всемирной организации здравоохранения, по состоянию на конец 2020 года «шесть стран, а именно Дания, Нидерланды, Испания, Швеция, Италия и Соединенные Штаты Америки, сообщили о SARS-CoV-2 у норок на фермах.” 10 В Дании были выявлены случаи заболевания людей COVID-19 с вариантами SARS-CoV-2, связанными с выращиваемыми норками, включая десяток случаев с уникальным вариантом. 11 С тех пор Дания объявила о планах убить миллионы норок, которые уже были выращены на ее фермах, в попытке обуздать распространение мутировавшего вируса, который, по словам Метте Фредериксен, может иметь «разрушительные последствия во всем мире». премьер-министр. 12

Вопреки пропаганде меховой индустрии производство меха разрушает окружающую среду.Количество энергии, необходимое для изготовления настоящей шубы из шкур животных, выращенных на ранчо, примерно в 20 раз больше энергии, необходимой для изготовления одежды из искусственного меха. 13 Мех также не поддается биологическому разложению благодаря химической обработке, предотвращающей гниение меха. Процесс использования этих химических веществ также опасен, поскольку может привести к загрязнению воды. Каждая норка, снятая звероводами, производит около 44 фунтов фекалий. 14 Исходя из общего количества снятых шкурок норок в США.с. в 2014 г., что составило 3,76 млн., норковые фермы ежегодно производят десятки тысяч тонн навоза. 15 Одним из результатов является почти 1000 тонн фосфора, который наносит ущерб водным экосистемам. 16

What You Can Do

В Великобритании и Нидерландах запрещены меховые фабрики. 17 В 2011 году в США насчитывалось 268 норковых ферм 18 Министерство сельского хозяйства США больше не сообщает о количестве ферм «для защиты личности отдельных фермеров. 19

Потребители должны знать, что каждая шуба, подкладка или отделка символизируют сильные страдания животных, независимо от того, были ли они пойманы в ловушку, на ферме или даже еще не родились. Эта жестокость прекратится только тогда, когда публика откажется покупать или носить меха.

Не покровительствуйте магазинам, торгующим мехом, и сообщите владельцам магазинов, почему вы не будете покупать в их заведениях. Пишите письма редакторам модных журналов, в которых модели, одетые в меха, появляются на всех их страницах, и объясняйте, как ношение меха поддерживает жестокую индустрию и почему искусственный мех — гораздо более сострадательный вариант.

Ссылки
1 Международная федерация торговли мехом, «Типы дикого меха», последний доступ 8 ноября 2020 г. Август 2016 г.
3 Международная федерация торговли мехом, «Фермерство», последний доступ 8 ноября 2020 г. Комиссия, 13 декабря 2001 г.).
5 Ветеринарно-медицинская ассоциация Луизианы, «Биология кролика», последний доступ 8 ноября 2020 г.
6 Организация Объединенных Наций, Продовольственная и сельскохозяйственная организация, 1997).
7 Комиссия по меху США, «Биология норки», последний доступ 8 ноября 2020 года. 35–36.
9 Американская ветеринарная медицинская ассоциация, «Рекомендации AVMA по эвтаназии», июнь 2007 г.
10 Всемирная организация здравоохранения, Новости о вспышках болезней, 6 ноября 2020 г.
11 Всемирная организация здравоохранения.
12 «Дания хочет убить 15 миллионов норок из-за страха перед COVID», Associated Press, 4 ноября 2020 г.
13 Грегори Х. Смит, «Энергетическое исследование натурального и синтетического меха», Мичиганский университет, сентябрь 1979 г.
14 СЖ Bursian et al ., «Использование фитазы в качестве кормовой добавки для улучшения использования и снижения выделения фосфора норками», 2003 Fur Rancher Blue Book of Fur Farming (East Lansing: Michigan State University Department of Animal Science, 2003).
15 Национальная служба сельскохозяйственной статистики Министерства сельского хозяйства США, «Минк», 24 июля 2015 г.
16 Bursian et al .
17 Европейская комиссия, Научный комитет по здоровью и благополучию животных, «Благополучие животных, содержащихся для производства меха» (Европейская комиссия, 13 декабря 2001 г.).
18 Национальная служба сельскохозяйственной статистики Министерства сельского хозяйства США, «Норка», 6 июля 2012 г.
19 Комиссия по меху США, «U.S. Mink Production, 2004–2018», последний доступ 8 ноября 2020 г.

Оле Норковая Ферма Рекреационный Курорт | Хижины, коттеджи, домики и кемпинги

Уединение так близко домой…

Прекрасные воспоминания ждут вас на курорте Ole Mink Farm Recreation Resort. На протяжении более пятидесяти лет Айронс Семья устраивает отдых для семей и друзей, чтобы оставить воспоминания на всю жизнь. Мы приглашаем вас испытать «уединение так близко к дому» на нашем прекрасном курорте.Предлагая сезонные кемпинги, а также роскошные бревенчатые домики и домики для кемпинга, каждый найдет что-то для себя! На нашем курорте вы можете быть настолько активными или расслабленными, насколько вам нравится!

Расположенный высоко на вершине Катоктинских гор («земля многих оленей») в округе Фредерик, штат Мэриленд, мы находимся в центре города между многими историческими памятниками и местными достопримечательностями. Для тех, кто ищет, чем заняться, просмотрите наш график мероприятий. Есть развлечения для всех семья! Если идет дождь, заходите внутрь, чтобы поиграть в игровой комнате или просмотреть нашу библиотеку кредитов. фильмы, книги и игры.Для любителей активного отдыха насладитесь прогулками по нашим живописным природным тропам или попробуйте высадить рыбку в наш пруд или горный ручей. Костры и S’mores всегда хит! Если ты забудешь что-то дома, загляните в наш походный магазин! Вы даже можете найти сувенир, чтобы забрать домой помни свое пребывание.

Другие удобства включают…

Бассейн
Игровая комната
Детская площадка
Природные тропы
Запланированные мероприятия на выходные
Арендный зал
Точки доступа Wi-Fi
Кабельное телевидение
Современные бани
Магазин и сувенирный магазин

Ищете ли вы спокойный отдых или незабываемую семейную поездку, вы обнаружите, что не хотите уезжать!
Ваши хозяева, семья Айронс

Норковая ферма Оле предлагает вам несколько способов насладиться природой во всем ее умиротворяющем великолепии:
Роскошные бревенчатые домики с одной спальней (некоторые подходят для размещения с домашними животными) Забронируйте сейчас!
Роскошные бревенчатые коттеджи с 2 спальнями (некоторые из них подходят для размещения с домашними животными) Забронируйте сейчас!
Бревенчатые домики с тремя и четырьмя спальнями (идеально подходит для больших семей, скрапбукинга выходных, Деловые встречи и ретриты для руководителей малого бизнеса) Забронируйте сейчас!
Бревенчатые шкафы (Домашние домики для домашних животных) Забронируйте сейчас!
Эксклюзивные сезонные кемпинги (Извините, ночевка в кемпинге на колесах невозможна)
Зал для размышлений (Идеально подходит для деловых встреч, душа, дней рождения и т. д.!)

у.е.S. House принимает радикальный запрет на разведение норок, ссылаясь на

Вашингтон, 4 февраля 2022 г. (GLOBE NEWSWIRE) — Сегодня при голосовании за принятие закона «Америка соревнуется» Палата представителей США включила положение о запрете разведения норок на всей территории Соединенных Штатов, сигнализируя о неодобрении отрасли, которая наносит вред и убивает животных ради их шкур, экспортирует их в Китай для небольшого количества элитных потребителей и представляет угрозу распространения SARS-CoV-2 для людей на родине.

Поправку возглавил У.Представители S. Роза ДеЛауро, штат Коннектикут, Нэнси Мейс, RS.C., и Питер ДеФацио, штат Орегон, при поддержке представителей Джима Купера, штат Теннесси, Энди Левин, штат Мичиган, и Джо Негус, D-Colo. Это продолжение HR 4310, представленное теми же законодателями и двумя десятками других от обеих партий, включая представителей Майка МакКола, R-Texas, Яна Шаковски, D-Ill., Лэнса Гудена, R-Texas и Верна Бьюкенена. , Р-Фла.

«Нет ничего хорошего в том, чтобы держать агрессивных и одиноких диких норок в клетках на промышленных фермах, убивать их для продукта, который никому не нужен, а затем отправлять их экстерьеры потребителям предметов роскоши в Китае», — сказал Уэйн Пейселл, президент Animal Wellness Action и Центр гуманной экономики. «Дело против разведения норок закрыто, когда кто-то понимает, что новый вариант от одной или нескольких из этих промышленных ферм может подорвать нашу экономику и поставить под угрозу миллионы американцев».

Поправка была одобрена как часть более крупного блока поправок, включая отдельную меру по глобальному подавлению рынков живых диких животных из-за рисков инфекционных заболеваний, которые они также представляют.

«Промышленное разведение норки угрожает общественному здоровью, особенно сейчас, когда мы продолжаем бороться с пандемией COVID-19», — сказал представитель ДеЛауро. «Доказательства очевидны: операции с норками могут инкубировать и распространять новые варианты COVID-19 и представлять собой уникальную угрозу распространения пандемии. В то же время, практически не имея внутреннего рынка, норковая промышленность США уже много лет находится в состоянии неуклонного спада. Настало время, чтобы этот закон стал законом, и я призываю всех своих коллег продолжать поддерживать эти двухпартийные усилия».

«Один из многих уроков, которые мы усвоили в начале пандемии COVID-19, — это реальная опасность передачи болезни от животных человеку.На самом деле, если бы COVID-19 мог создать идеальную среду обитания для мутаций и передачи, он был бы очень похож на норковую ферму, где тысячи норок содержатся в маленьких, часто антисанитарных, переполненных клетках в течение нескольких дней», — сказал представитель Мейс. . «Сегодня, благодаря совместной работе по обе стороны прохода, у нас есть шанс положить конец оскорбительной и бесчеловечной практике разведения норок, которая ставит под угрозу здоровье американцев».

Приблизительно 6,1 миллиона норок инфицированы SARS-CoV-2, при этом около 675 000 норок умерли от вируса.Это контрастирует с, возможно, всего несколькими сотнями инфекций COVID-19 среди всех других нечеловеческих животных, содержащихся в неволе, включая больших кошек, домашних собак и кошек, горилл и хорьков.

«Эта замкнутая среда, где норки собираются вместе тысячами, максимально повышает вероятность внутривидовой агрессии, вирусных инфекций и мутаций», — заметил Джим Кин, доктор ветеринарных наук, доктор философии, директор ветеринарного отдела Центра. за гуманную экономику и бывший специалист по инфекционным заболеваниям в Университете США.С. Министерство сельского хозяйства. «Никакое хорошее содержание животных не может предотвратить такого рода агрессию и начало болезни среди этих содержащихся в неволе диких животных с ослабленным иммунитетом».

На фермах норок уже выведено три варианта – в Дании, Франции и США. Как таковые, они являются доказанным источником множества новых вариантов вируса, которые могут поставить под угрозу эффективность вакцины для человека или повысить вирулентность или трансмиссивность человеческого вируса. По данным Всемирной организации здравоохранения, норки являются главным кандидатом на роль «недостающего звена» между летучими мышами, которых большинство ученых считают первоисточником COVID, и людьми.

Министерство сельского хозяйства США сообщило о 2,7 млн ​​шкур, проданных в 2019 г., и 1,4 млн шкур норки, проданных в 2020 г. Согласно обзору Animal Wellness Action, в США действует всего 60 ферм. только товар экспортного рынка, при этом 80 процентов шкурок продаются в Китай.

«Как человек, выросший на норковых фермах и вокруг них, я могу засвидетельствовать крайнюю агрессию, которую эти существа проявляют в своем разочаровании ужасными условиями на бесплодных фабричных фермах», — сказал Скотт Бекстед, директор кампаний Центра Гуманная экономика.

Поправку поддержали Animal Wellness Action, Фонд благополучия животных, Центр гуманной экономики, Центр общественной политики Майкельсона, SPCA International и десятки других организаций, от Общества защиты животных Айдахо до Федерации обществ защиты животных Айовы. в Орегонскую лигу избирателей за охрану природы.

Animal Wellness Action (AWA) — это организация 501(c)(4) из Вашингтона, округ Колумбия, миссией которой является помощь животным путем продвижения правовых норм, запрещающих жестокость.Мы выступаем за дела, которые облегчают страдания домашних животных, сельскохозяйственных животных и диких животных. Мы выступаем за политику, направленную на прекращение собачьих и петушиных боев и других форм злонамеренной жестокости, а также на противодействие промышленному животноводству и другим систематическим формам эксплуатации животных. Чтобы предотвратить жестокость, мы поощряем принятие правильных государственных политик и работаем над их соблюдением. Чтобы принять хорошие законы, мы должны избрать хороших законодателей, и поэтому мы напоминаем избирателям, каких кандидатов волнуют наши проблемы, а каких нет.Мы верим, что помощь животным помогает всем нам.

Фонд здоровья животных (AWF) — это частная благотворительная организация со штаб-квартирой в Лос-Анджелесе, миссия которой — помогать животным, предоставляя ветеринарную помощь всем, у кого есть домашнее животное, независимо от финансовых возможностей. Мы организуем спасательные работы и медицинские услуги для нуждающихся собак и кошек и помогаем бездомным животным найти любящего опекуна. Мы выступаем за то, чтобы ветеринары были на переднем крае движения за защиту животных; поощрение ответственного владения домашними животными; и вакцинация животных против инфекционных заболеваний, таких как чума.Мы также поддерживаем политику, предотвращающую жестокое обращение с животными и облегчающую страдания. Мы верим, что помощь животным помогает всем нам.

Центр гуманной экономики (CHE) – это некоммерческая организация, деятельность которой направлена ​​на оказание влияния на поведение корпораций с целью создания гуманного экономического порядка. Будучи первой организацией в своем роде в движении по защите животных, Центр призывает предприятия соблюдать свои социальные обязательства в культуре, в которой потребители, инвесторы и другие ключевые заинтересованные стороны ненавидят жестокость и деградацию окружающей среды и используют инновации как средство устранения обоих. .

  • Закон о норках как о суперраспространителях
  • Animal Wellness Action Пелоси Фото
 

Covid-19 на норковых фермах — Альянс без меха

Помимо таких стран, как Дания (которая отменила сезон разведения норок в 2021 и 2022 годах), Италия (которая ввела постоянный запрет на звероводство в 2022 году) и Нидерланды (которые сдвинули сроки закрытия отрасли). с 2024 по 2021 год) большинство стран, в которых есть норковые зверофермы, разрешили производителям продолжать интенсивное разведение норок, несмотря на серьезные опасения по поводу риска для здоровья населения.

Как мы видели в таких странах, как Греция, Испания, Литва, Латвия, а также в Италии, где действовал запрет на размножение, вспышки продолжались в зимне-весенний период, между сезоном шкурок и сезоном размножения, когда на фермах присутствовало лишь небольшое количество племенных животных. По мере развития сезона размножения популяция норок на фермах увеличивается примерно в пять раз после рождения детенышей.

Неконтролируемое распространение SARS-CoV-2 на зверофермах в Дании и Нидерландах, подтверждение множественных инфекций на фермах в таких странах, как Швеция, и самые последние вспышки на зверофермах между сезоном шкурок и сезоном размножения, когда только небольшое количество племенных животных присутствует на фермах (в таких странах, как Греция, Испания, Литва и Латвия), что свидетельствует о том, что текущие меры, включая мониторинг и биобезопасность, недостаточны для борьбы с вирусными инфекциями и передачей.

Всемирная организация по охране здоровья животных (МЭБ) призвала все страны «защищать здоровье и благополучие животных и, следовательно, здоровье населения»:

Риск того, что восприимчивые животные, такие как норки, станут резервуаром SARS-CoV-2, вызывает обеспокоенность во всем мире, поскольку это может представлять постоянный риск для здоровья населения и привести к будущим последствиям для людей.

Риск, связанный с распространением инфекции на зверофермах, требует неотложных действий.